Женщины бизнес насилие в семье

Как распознать и предотвратить экономическое насилие в семье?

Небо в клеточке

У большинства из нас понятие “домашнее насилие” ассоциируется исключительно с физическим воздействием. Однако экономический прессинг — требование отчитываться за каждую потраченную копейку, принудительное “домохозяйство” — тоже агрессия, направленная против личности и свободы ее самовыражения. Специалисты, работающие с жертвами семейных тиранов, убеждены, что финансовый ограничитель во взаимоотношениях играет роль спускового крючка: прогрессирующая степень запретов рано или поздно приводит к жажде еще более полного контроля, от которой всего один шаг до побоев и издевательств.

adonaidenver.org

Минчанке Екатерине 43 года. Замужем, растит двоих детей. Трудовой стаж всего пять лет — период после окончания вуза до бракосочетания. По категоричному требованию любимого мужа Екатерина уволилась, хотя у нее были неплохие перспективы карьерного роста: в свои 27 лет она возглавляла небольшой департамент в крупной фирме, часто ездила в загранкомандировки. В ее желании стать домохозяйкой и посвятить все свое время семье не было ничего предосудительного. Но только до тех пор, пока это оставалось ее сознательным выбором.

Но вскоре после того как Екатерина обосновалась в новом статусе домохозяйки, поведение Дениса сильно изменилось: он начал контролировать жену во всем — от покупки ночной сорочки до телефонных разговоров с мамой. На хозяйство выделялась строго определенная сумма. Беременная к тому времени Екатерина нуждалась в дорогих витаминах, однако Денис предпочитал заменять их овощами с грядки, запрещал ей есть мясо — только рыбу и курицу, хотя сам с удовольствием наворачивал блюда из свежей телятины.

Настоящий кошмар для Екатерины как раз и начался после того, как она сообщила Денису о своем желании вернуться на работу. Выяснилось, что вопрос финансов здесь играет последнюю роль: супруг просто рассвирепел из-за того, что покладистая жена решила вдруг жить своим умом. Дальше началась настоящая бытовая трагикомедия: Денис узнавал, в какие компании Екатерина ходит на собеседования, врывался к руководству, рассказывал, что его жена — психически нездоровая женщина, что ее выгнали с прошлой работы за распутное поведение. Дома то угрожал Екатерине разводом, хватался за ремень и стегал перепуганную женщину, то на коленях умолял выбросить из головы “эту безумную идею”, клялся в любви, обещал выделять больше денег на хозяйство. Даже снизошел до того, что позволил жене раз в неделю посещать тренажерный зал.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

— А я вдруг поняла, что больше не могу в этой клетке, мне хочется хоть какой-то независимости, чтобы была возможность самой заплатить за понравившуюся вещь, в конце концов, купить себе красивое платье, туфли на каблуках. Мне ведь все эти годы даже на средства гигиены приходилось выклянчивать деньги. Я мечтала съездить куда-нибудь на отдых — одна или с дочками. Потому что все три раза за 16 лет брака, когда мы выбирались с семьей на море, Денис мне на пляже даже загорать в купальнике не разрешал, я должна была сидеть в тени с детьми в длинной тунике или находиться в комнате, которую мы снимали. Я ни разу не окуналась в воду, только ноги мочила. Фрукты, коктейли — нельзя, дорого. Сувениры маме купить — нельзя, дорого. Все было дорого, все нельзя. Я мечтала пожить в мире, где хоть что-то можно.

Увы, но за прошедшие годы стремлениям Екатерины так и не суждено было сбыться. Трижды она устраивалась на работу — как водится, после скандалов, упреков и угроз Дениса. Но даже не успевала освоиться в новой должности: супруг приезжал к зданию, дежурил под окнами, устраивал перепалки на проходной, требуя, чтобы его пустили к жене, каждые десять минут названивал ей на мобильный телефон под надуманными предлогами. Естественно, начальство предпочитало по истечении испытательного срока избавляться от неудобной сотрудницы и ее взбалмошного мужа. После третьей попытки Екатерина вернулась в дом, в семью. Как и хотел Денис. Воцарился зыбкий мир, который мог быть нарушен в любую минуту: после “предательства” жены, супруг стал вдвойне подозрительным, хотя и несколько более щедрым. А у Екатерины появилась новая фобия — она панически боится, что ухоженный красивый мужчина в самом расцвете сил бросит ее ради молоденькой:

— У меня ведь ничего нет — ни профессионального стажа, ни сбережений. Квартира, в которой мы живем, досталась Денису от покойных родителей, дача и машина оформлены на него. Боюсь, если дело дойдет до развода, я даже не буду иметь права на половину его собственности, он просто скажет, что я ничего не зарабатывала все эти годы. И будет прав.

Примеры, когда вы — жертва финансовой тирании

• Статус в вашей семье решает все. Многие мужчины и женщины при хороших должностях полагают, что их профессиональный статус автоматически определяет их ведущую роль в отношениях. В результате они считают себя вправе единолично принимать решения о расходах и их важности для семьи, вообще не прислушиваясь к мнению партнера.

[1]

• Муж-“кормилец” не дает вам развиваться. Наиболее характерный пример из жизни — история нашей героини. Кто за девушку платит, тот ее и танцует — таков девиз мужчин, которые держат жен пусть и в золотых, но клетках. Обязанности супруги — ведение домашнего хозяйства, воспитание детей. При этом муж контролирует ее расходы, походы, разговоры, не дает ей возможности самостоятельно зарабатывать.

[3]

• Все дорогостоящие покупки один из членов семьи оформляет на себя. На языке юристов это называется “препятствием приобретения экономических активов”. Наиболее часто такие примеры происходят в незарегистрированных браках. В случае прекращения отношений один из недавних партнеров остается ни с чем.

• От вас требуют отчета за все траты. Проще говоря, вы даже кофе в бистро выпить не можете, потому что ваш партнер (или партнерша) против “неоправданных расходов”. С развитием мобильных технологий стало проще контролировать оплату приобретений: по смс приходят сведения о снятии сумм с карточки, есть названия магазинов и торговых центров, где были сделаны покупки. Из откровений на форуме жертв семейного насилия: “В первом браке я прожила пять лет, и все эти пять лет муж требовал, чтобы в конце дня я приносила ему скрепленные степлером чеки. Я садилась возле него, он подробно изучал каждый чек, задавал вопросы, поругивал меня за то, что много трачу. Все это напоминало школьные времена: ты с тоской ждешь, когда родители перед сном изучат твой дневник и пошпыняют за двойки. Я была на 13 лет моложе мужа, мне сначала казалось, что он такой правильный, он учит меня экономить. Но в итоге все свелось к тому, что за купленные колготки или туалетную воду я могла получить пощечину или удар кулаком в живот, меня могли закрыть в комнате, отобрать мобильный телефон, не давать есть в течение нескольких дней. Это называлось “наказание транжиры”.

Читайте так же:  Доверенность от родителя на представление интересов ребенка

МНЕНИЕ, Татьяна Ушакевич, психолог

— Существует несколько видов домашнего насилия — физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. И каждый из этих видов тесно взаимосвязан с остальными. Это как мозаика, которая для полноты картины требует добавления все новых и новых фигурок. Женщина, испытывающая финансовое насилие, неизбежно подвергается и негативному психологическому воздействию. А жажда полного контроля над жертвой в подавляющем большинстве случаев заканчивается побоями. Проблема в том, что жертва часто не осознает своего статуса в отношениях. Насилие циклично: за вспышкой ярости следует бурное примирение, а затем — затишье, когда, с точки зрения агрессора, партнер “ведет себя правильно” и не провоцирует на конфликт. Прозрение наступает, когда физические расправы становятся все более частыми, а затем и вовсе регулярными. Чтобы этого не произошло, уже на начальном этапе взаимоотношений, если вы видите, что вас притесняют, контролируют, нужно менять модель поведения и отстаивать свои права. Для этого необходимо обратиться к психологам и вдвоем (это важно!) пройти курс коррекционной программы.

Правительство просят принять экстренные меры для защиты пострадавших от агрессии в условиях карантина

Девять российских общественных организаций, работающих с жертвами домашнего насилия, просят правительство РФ и глав регионов принять срочные меры для обеспечения защиты и помощи пострадавшим в условиях карантина. Эксперты отмечают, что режим самоизоляции «запер миллионы семей на одной территории в режиме 24/7», и прогнозируют в России всплеск домашнего насилия, аналогичный уже зафиксированному в Китае и ряде европейских стран. Для оказания помощи в новых условиях необходимы не использовавшиеся ранее срочные меры.

В обращении указывается, что на проблему всплеска насилия в условиях карантина обратила внимание спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович. «Меры по защите пострадавших должны оставаться доступными или специально создаваться во время кризиса,— заявила госпожа Симонович.— Они включают доступ к охранным ордерам, убежищам и горячим линиям. Органы полиции должны повысить свои усилия, незамедлительно реагируя (на обращения)». О росте уровня домашнего насилия в условиях замкнутого пространства заявила в конце марта и генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич, сославшись на отчеты стран—членов СЕ. 27 марта министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер подвел итоги первого месяца изоляции: число случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% по стране, на 36% — в Париже.

Как заявила создатель британского проекта Counting Dead Women Ингала Смит, в стране за последние две недели дома были убиты восемь женщин, расследуются еще четыре убийства, причинами которых также могло быть домашнее насилие. Ранее статистика не превышала два смертельных случая в неделю. Запущенная правительством Испании горячая линия для жертв домашнего насилия также отмечает рост числа обращений на 12,5% в последние две недели, на Кипре зафиксирован рост в 30%.

Проблема роста домашнего насилия в условиях карантина и самоизоляции стала очевидна еще на пике эпидемии в Китае: в Хубэе число случаев домашнего насилия увеличилось в три раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а число обращений на горячую линию для жертв семейного насилия китайского центра Yuanzheng Family and Community Development and Service Centre во время карантина удвоилось.

«Специалисты неоднократно обращали внимание на отсутствие в России эффективных мер по защите пострадавших от насилия в семье,— говорится в обращении российских общественников в правительство и властям регионов.— К аналогичному выводу приходили Европейский суд по правам человека и Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин». Авторы напомнили, что отделения полиции приостановили личный прием граждан: теперь за помощью можно обратиться только почтой, по телефону или через электронную почту.

«В период, когда работа полиции направлена в первую очередь на контроль за соблюдением карантина, контроль за бытовой преступностью и правонарушителями будет ослаблен,— полагают правозащитники.— В ситуации кризиса особое значение приобретает скорейшее принятие экстренных мер, которые позволят остановить насилие, переселить пострадавших в безопасное место и обеспечить их доступ к качественной юридической и психологической помощи».

В частности, представителей властей просят обеспечить «достаточное число мест в убежищах или организациях, временно используемых в качестве убежища»: «Например, в некоторых странах в качестве места для временного пребывания людей на карантине используются отели и гостиницы. В России представители гостиничного бизнеса уже сообщали о готовности участвовать в реализации временных мер».

Правозащитники отмечают, что в большинстве российских городов «убежища для пострадавших от насилия либо не созданы вообще, либо в них нет достаточного количества мест для размещения всех, кому требуется помощь»: «Часто для принятия в убежище необходимо наличие регистрации в городе или регионе и медицинских документов».

Сотрудникам полиции предлагается разъяснить «их обязанности незамедлительно реагировать на сообщения о насилии в семье и обеспечивать безопасность пострадавших» (регистрировать и тщательно проверять все случаи, объяснять пострадавшим возможности получения помощи и обеспечивать их безопасность), а также не привлекать к ответственности пострадавших от домашнего насилия, нарушивших карантин и режим самоизоляции.

Почему Россия не видит пыток в домашнем насилии

В документе также говорится о необходимости создать координационный центр быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, с которыми жертва находится в совместной изоляции. Центр должен, в частности, оказывать пострадавшим содействие в получении медицинской, психологической и правовой помощи, а также решать вопросы с обеспечением безопасности тех, кто заявил о насилии.

Обращение подписали: Консорциум женских неправительственных объединений, проект «Зона права», центр «Насилию.нет», центр «Сестры», Центр против насилия в отношении женщин «АННА», проект «Правовая инициатива», женский кризисный центр «Китеж», Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», а также региональная общественная организация «Кризисный центр для женщин».

Россию снова ставят перед убийственными аргументами

Директор подмосковного кризисного центра для женщин «Китеж» Алена Садикова рассказала “Ъ”, что на период карантина центр не может предоставлять жилье новым жертвам домашнего насилия: сейчас в нем живут три женщины, еще две — в съемной квартире, предоставляемой центром. При этом, по словам госпожи Садиковой, в последние две недели на 10–15% увеличилось количество звонков от жертв семейного насилия и на 40% — от женщин, оказавшихся в трудном материальном положении и лишившихся жилья: «Их через мессенджеры и по телефону консультируют юристы и психологи, и пока это большее, что мы можем для них сделать». Она отметила, что «проблема усугубляется тем, что жертва домашнего насилия не может рассчитывать на помощь соседей, которые раньше могли приютить у себя пострадавших, а теперь и сами опасаются контактировать с другими людьми»: «Самоизоляция и карантин — новая для нас реальность: мы не сталкивались с ситуацией, когда миллионы семей оказываются буквально заперты друг с другом на одной территории в режиме 24/7. Раздражение нарастает, и агрессия может проявляться даже в тех семьях, в которых прежде насилия не было».

Читайте так же:  Сколько осталось материнского капитала

Режим самоизоляции лишил помощи и мужчин, которые пострадали от насилия или являются его источниками в семьях. Директор санкт-петербургского кризисного центра для мужчин «Двоеточие» Ирина Чей рассказала “Ъ”, что с введением карантина обращения в центр почти прекратились. Госпожа Чей связывает это с затруднениями просить помощи в присутствии близких: «Мужчины в подавляющем большинстве случаев не говорят партнершам, близким о том, что они к нам обратились. Походы к психологу обычно скрываются. Режим самоизоляции лишает возможности обратиться за помощью».

Валерия Мишина, Мария Литвинова, Яна Рождественская

Женская борьба. Как защитить себя от домашнего насилия

Домашнее насилие — одно из самых часто встречаемых в мире нарушений прав человека. Только по официальной статистике МВД в России, до 40% всех тяжких насильственных преступлений происходит в семье. С этой проблемой столкнулась и я сама. Поэтому для меня было важно раскрыть эту тему в своем клипе, где рассказываются истории пяти женщин, пострадавших от рук мужчин. Пережить такое непросто, но возможно.

Я выросла в семье, где царила любовь. Для меня были чужды агрессия и злость. Мои родители с трепетом и нежностью относились друг к другу. Такой тип отношений я надеялась выстроить и в своей семье. Но моя супружеская жизнь складывалась иначе. О причине развода со вторым супругом мне до сих пор неприятно вспоминать. Первый раз он поднял на меня руку, когда я была на шестом месяце беременности. Толкнул меня на кровать со всей силы, я ударилась головой об стену. Разводиться не стала, напротив, пыталась оправдать его действие, ссылаясь на его неудачный рабочий день. Когда родился сын, мы переехали в США. Я надеялась, переезд пойдет нам на пользу, но стало только хуже.

Я пела в одном из местных ресторанов Нью-Йорка. Однажды к мужу приехали гости с родины, он привел их в тот самый ресторан и попросил меня присоединиться к ним за столом. Хозяин заведения не приветствовал посиделки сотрудников ресторана с гостями. Я сказала об этом ему и вернулась к работе. Домой мы возвращались вместе, всю дорогу шли молча. Практически дошли, как вдруг, совершенно неожиданно муж ударил меня кулаком в челюсть. Удар свалил меня с ног — я упала в изгородь, а он стал пинать меня ногами.

Сразу после инцидента я отправилась в ближайший госпиталь — была сломана челюсть, и я элементарно не могла закрыть рот. Пробыла там больше четырех часов, после чего меня отпустили домой с кучей снимков и папок с заключениями врача. На выходе меня ждал муж. Он упал на колени, стал вымаливать прощение. На этот раз оправданиям не было места. Я ушла от него.

Заявить на него в полицию я не могла, на тот момент мы пребывали в Штатах всего четыре месяца и были в самом начале процесса легализации. Вообще в США брак в паспорте никак не фиксируется. На руки выдается сертификат о замужестве, и на этом все. Спустя какое-то время узнала, что бывший супруг погиб в автокатастрофе. Знаете, я не перестала бояться бывшего мужа даже после его смерти. Ушло немало времени на восстановление, не обошлось без помощи специалиста и лекарственных средств, но в итоге я смогла пережить это и наладила свою жизнь. Прийти в себя помогли дети, ради них мы должны быть сильными.

Женщины, которые попали в такую ситуацию, не должны бояться говорить об этом и просить помощи.

Чем больше мы будем поднимать этот вопрос в обществе, тем меньше подобные инциденты будут встречаться. Проблема наших женщин заключается в том, что часто они не знают, что понимать под домашним насилием. То место, которое принято считать самым безопасным, оказывается для многих ловушкой, откуда выбраться непросто. Поэтому наша общая задача научиться не давать себя в обиду, для этого нам нужно знать, в какие службы обращаться за помощью, как себя вести и что делать.

Читайте также

Подкаст «Книжная ссылка» #1. Отец с топором против семьи на самоизоляции: как пишут о домашнем насилии в книгах

Думаю, что временными убежищами могли бы служить пустующие сейчас отели. Но для начала необходимо обратить внимание сотрудников полиции, что такие вызовы — это реально серьезные вызовы, и на них надо немедленно выезжать. Не просить жертву саму прийти к участковому и оставить заявление. Это в данной ситуации просто невозможно.

Когда ждать всплеска эпизодов домашнего насилия?

— Сложно сказать, это вопрос скорее к психологам, чем к юристам. На новогодних каникулах обычно все усугубляется к концу праздников. Я думаю, к третьей неделе карантина мы получим рост.

— А какой можете дать совет тем, кто опасается за себя, применимо к этим уникальным обстоятельствам?

— Если уже есть ситуация домашнего насилия, и вы понимаете, что она обостряется, в первую очередь надо собрать «чемоданчик безопасности», как мы его называем. Положите в него вещи первой необходимости, обязательно — документы: паспорт, полис медицинского страхования, и если вы забираете детей, то и их документы.

россиян

считают, что н асилие в семье — это стыдно:
если женщина стала жертвой насилия,
значит, с ней что-то не так

Чаще такого мнения придерживаются мужчины (39 %), чем женщины (21 %). В целом нормально относятся к домашнему насилию именно мужчины, а также люди старшего поколения и респонденты с низким уровнем образования.

Каждый четвертый россиянин полагает, что в дела семьи не нужно вмешиваться. Чуть больше респондентов (27 %) согласны, что домашнее насилие — это особое преступление, которое должно расследоваться с послаблениями.

директор социально-экономических исследований НАФИ

«В 2018 году в России от домашнего насилия пострадали 33 235 человек, 71 % которых составили женщины. В результате реальное число жертв неизвестно, а наше исследование дает основания полагать, что оно очень велико, потому что каждый четвертый считает это нормальным.

Российская инфраструктура социальной защиты, не отвечающая потребностям пострадавших, а также отсутствие широкого общественного обсуждения создают почву для усугубления проблемы».

Если вы стали жертвой домашнего насилия во время карантина или узнали о насилии у соседей или знакомых, прочитайте нашу инструкцию. Специально для The Village проект «Правовая инициатива» объяснил, как правильно обратиться за помощью, зафиксировать телесные повреждения и что делать, если вы не готовы вызывать полицию или жаловаться на домашнее насилие прямо сейчас.

«Весь день пьет и бьет»

Самоизоляция — идеальная среда для домашнего насилия. Что делать?

Maurizio Gambarini / TASS

[2]

  • Девять российских общественных организаций, работающих с жертвами домашнего насилия, обратились к правительству и главам регионов с просьбой принять срочные меры для обеспечения защиты и помощи пострадавшим в условиях карантина. По их прогнозам, Россия не избежит всплеска домашнего насилия в условиях самоизоляции. Нужны немедленно срочные меры по усилению помощи и организации ее доступности.

    Читайте так же:  Если ребенок инвалид какие алименты платить

    Об обострении проблемы уже сообщала спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович. О росте уровня домашнего насилия в условиях замкнутого пространства заявила в конце марта и генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич.

    Первые же статистические отчеты выглядят крайне пессимистично. Во Франции за первый месяц изоляции число случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% , в Британии число звонков на общенациональную горячую линию выросло на 65% за неделю, Испанская горячая линия отметила рост числа обращений на 12,5% в последние две недели, на Кипре зафиксирован рост в 30%.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    В Китае число случаев домашнего насилия увеличилось в три раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

    В России пока одна кровавая драма. На подмосковной даче мужчина убил свою бывшую жену, а позже покончил с собой.

    Мари Давтян, один из авторов законопроекта о домашнем насилии рассказала «Новой», почему проблема будет только усугубляться.

    — Можно ли уже сейчас, после первой недели карантина, говорить о росте домашнего насилия?

    — Заявки в фонды, помогающие жертвам насилия, поступают, но прошло еще немного времени для статистических выводов. Но мы уверены, что количество обращений будет расти. На практике мы сталкиваемся с похожими ситуациями во время новогодних каникул и майских праздников, во время которых люди долго находятся вместе. Тоже растет число случаев, правда, к нам они доходят чуть позже.

    В стрессовой ситуации люди не всегда осознают, что помощь нужна срочно. А в условиях самоизоляции, когда агрессор постоянно дома, даже позвонить бывает сложно.

    — Во время карантина семьи, запертые в квартирах, фактически круглосуточно находятся вместе. Потенциальная жертва все время перед глазами. Для агрессора эта ситуация становится провокационной?

    — Это скорее не провокация, а возможность применять насилие постоянно. Если в обычных условиях человек может отвлечься, пойти на работу, то здесь он остается один на один с жертвой, делать особо нечего, и он начинает отрабатывать свою модель поведения. И, конечно, алкоголь играет свою роль. Алкоголь сам по себе не является причиной домашнего насилия, но он является ужесточающим фактором. И это уже звучит в обращениях женщин: «Весь день сидит дома: пьет и бьет».

    — Может ли усилить напряженность тот факт, что масса людей из малого бизнеса фактически лишилась работы и попала в жесткий кризис?

    — Конечно. Это непонятная для всех ситуация, денег нет, перспектив тоже. Это все добавляет напряжения в семье. А тут еще и самоизоляция. Все усугубляется в разы.

    Вы рассчитываете, что ваше обращение к правительству поможет решить проблему?

    Видео (кликните для воспроизведения).

    — Мы надеемся на отклик. В этих условиях мы можем оказывать помощь лишь дистанционно, но это не тот объем, который сейчас необходим. А вопрос надо решать уже сегодня. Мы находимся в патовой ситуации: с одной стороны, у нас закрыты суды и полиция занимается всем, чем угодно, только не этим, с другой — мы до сих пор не понимаем, в каких регионах можно выходить из дома, в каких нет.

    Непонятно, может ли жертва насилия покинуть свое жилье или нет, хотя в ситуации угрозы жизни и здоровью, на мой взгляд, очевидно, что может. И, конечно, государство должно принять меры.

    Кризисные центры тоже находятся в сложной ситуации — они не имеют права принимать пострадавших в условиях всеобщего карантина, у них нет медицинских компонентов, чтобы обеспечить карантинный режим, а рисковать теми, кто там уже живет, тоже нельзя.

    Что делать, если столкнулись с домашним насилием?

    «Если вам были нанесены побои, то в первую очередь стоит обратиться в медицинское учреждение и зафиксировать все следы. Если есть такая возможность, то желательно обращаться в травмпункт по месту жительства. Потерпевшей будет выдана справка с описанием всех повреждений. Старайтесь максимально подробно рассказать врачу о всех болезненных ощущениях и травмах (даже если их не видно), чтобы все они были зафиксированы. Сотрудники травмпункта обязаны в этот же день уведомить дежурную часть по территории полиции об обращении. Если у вас нет возможности обратиться в травмпункт, можно вызвать скорую помощь», — комментирует Анна Ривина, кандидат юридических наук, создатель и руководитель проекта «Насилию.нет».

    Сразу после обращения в медицинское учреждение Ривина рекомендует написать заявление в полицию. Сделать это можно в любом отделении полиции, где ваше заявление должны зарегистрировать в книге учета происшествий и преступлений. После регистрации заявления вам обязаны выдать небольшой талон (КУСП), объясняет она. Заявление пишется в произвольной форме, в нем необходимо изложить события произошедшего, указать дату и время, место события, а также участников и свидетелей случившегося.

    «Если вам необходимо экстренное вмешательство полиции, если вы боитесь за свою жизнь, здоровье и безопасность, то необходимо незамедлительно обратиться по телефону 02 или 112. Прибывшие сотрудники полиции должны вас опросить, по итогам чего вам предстоит составить заявление. Если есть основания считать, что произошло правонарушение или преступление, полиция может доставить подозреваемого в отделение», — рассказывает Ривина. По ее словам, после вызова сотрудники полиции обязаны зарегистрировать заявление и присвоить ему определенный номер (обязательно через сутки позвоните в соответствующий отдел полиции и узнайте присвоенный номер заявления, вам обязаны его сообщить).

    «Если оказалось, что обращение не зарегистрировано, то лучше проехать еще раз в отдел и еще раз подать это заявление, — советует Ривина. — К сожалению, сотрудники полиции далеко не всегда выполняют свои профессиональные обязанности соответствующим образом. Именно по этой причине важно знать свои права и настойчиво требовать их соблюдения».

    Если вам кажется, что в вашей семейной жизни есть насилие, вы боитесь своего партнера и опасаетесь за свое психологическое или физическое здоровье, то вам стоит:

    — позвонить на Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию: 8 800 7000 600;

    — найти на карте все кризисные центры в России, выбрать ближайший к вам, и обратиться туда за помощью;

    — если у вас сложная ситуация, в которой необходима помощь профильного адвоката, вам стоит связаться с Центром защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских неправительственных объединений.

    Сколько россиян считают, что в домашнем насилии виновата женщина

    Во время вынужденной самоизоляции по всему миру участились случаи домашнего насилия. В России официальной статистики нет, однако кризисные центры рассказали, что количество обращений за последнее время увеличилось. На фоне такой негативной тенденции аналитики из НАФИ решили выяснить, как россияне относятся к домашнему насилию.

    Читайте так же:  Сроки раздела имущества между бывшими супругами

    Виновата жертва

    Как рассказала Оксана Пушкина, зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, с начала введения всеобщей самоизоляции начали поступать жалобы на издевательства над детьми и пожилыми людьми. Однако главными жертвами бытового насилия остаются женщины — именно их зачастую и винят в побоях.

    Читайте также

    «Я тебя и убью». Как в России смягчают наказания за убийства детей, а виновных нередко отпускают: исследование «Новой»

    Не забудьте, лекарства, медицинские рецепты на препараты, которые вы должны постоянно принимать. И эта сумка должна лежать в укромном месте, чтобы при необходимости можно было ее взять и немедленно уйти. Времени на сборы в критических ситуациях не бывает, иногда приходится буквально бежать из дома.

    Еще важно знать, что медицинскую помощь женщина всегда может получить в травмпункте. Если женщина боится вызывать полицию или у нее нет возможности, то в травмпункте, кроме того что она получит помощь, в ее карту впишут причины повреждений.

    Когда травмы имеют криминальный характер, медики обязаны сообщать в полицию. По крайней мере, это обращение поможет зафиксировать факт избиения. Постарайтесь заранее договориться с друзьями или родственниками, что можете в случае необходимости приехать к ним. Посмотрите заранее, в каком режиме в вашем регионе работают кризисные центры. В некоторых они продолжают принимать.

    Бесплатная помощь в условиях карантина и всегда:

    Консорциум женских неправительственных объединений http://wcons.net/uridicheskayapomochs/ (форма онлайн-обращения за юридической помощью)

    Зона права +7 917 897-60-55 (обращение за юридической помощью в Whatsapp, Telegram)

    Центр «Насилию.нет» +7 495 916-30-00, [email protected]

    Центр «Сестры» — кризисная почта — [email protected] — психологическая помощь, поддержка и предоставление информации пережившим сексуализированное насилие.

    Центр против насилия в отношении женщин «АННА» (anna-center.ru; 8 800-7000-600 — Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, бесплатно с городских и мобильных телефонов)

    Проект «Правовая инициатива», +7 499 678-21-37, +7 981 713-20-83 (смс и звонки)

    Женский кризисный центр «Китеж» +7 916 920-10-30 (Whatsapp)

    Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», tineodna.ru, [email protected]

    РОО ИНГО «Кризисный центр для женщин» в Санкт-Петербурге: 8 812 327-30-00, онлайн-приемная: https://crisiscenter.ru/, обращения в мессенджерах всех соцсетей, юридический чат в Whatsapp: 8 921 303-08-20

    Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

    Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

    Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

    Вернулась к родителям без зубов и инвалидом: истории уфимок, переживших домашнее насилие

    Статистика неумолима – случаи насилия в семье давно стали обыденной реальностью. Криминальные сводки регулярно пестрят новостями о женщинах, избитых (нередко искалеченных или вовсе убитых) собственными мужьями. Недавно « КП » уже публиковала статью о бытовом насилии, с советами и комментариями психолога и юриста, а также контактами кризисных центров в Башкирии. Сегодня мы хотим поведать две жизненные истории, похожие по своей сути, только вот исход этих историй, увы, разный. Все имена и конкретные реалии, по понятным причинам, будут изменены.

    НЕ ТЕРПЕТЬ ПОБОИ – РАЗВОД

    Анатолий и Екатерина Ф. поженились в 2012 году. За плечами у 45-летнего Анатолия уже числились парочка неудачных браков, со скандальным разводом и двумя несовершеннолетними детьми в качестве бонуса. Екатерина не раз пыталась выяснить, в чем же причина такой ненависти бывших жен к ее благоверному, но муж отшучивался: «Одна скандалистка, другая психопатка – ну как с такими жить?»

    Кате на момент замужества едва исполнилось 25, и будущая семейная жизнь рисовалась ей исключительно в розовых тонах: полная гармония и взаимопонимание в отношениях. Наспех пройденные курсы «Идеальной жены» в интернете придавали уверенности: ссорам не бывать!

    Первый тревожный звоночек прозвенел уже через 3 месяца после свадьбы. Однажды вечером, после бурных возлияний в честь выходных, любящий супруг устроил скандал буквально на ровном месте. То, что жена находилась в положении, смутьяна не остановило. Тогда дело ограничилось парой оплеух, приправленных громкой нецензурной бранью. Проплакав всю ночь и посоветовавшись с мамой, Катя решила мужа простить – ну, с кем не бывает. День выдался трудный, на работе проблемы – в следующий раз сама буду умнее.

    После рождения ребенка Толик будто с цепи сорвался – постоянно кричал, что ребенок много плачет и мешает ему спать. К жене список претензий был внушительнее: располнела, дома беспорядок, на плите горячий ужин не стоит… Катерина оправдывалась, мол, некогда, с грудным ребенком на руках не похозяйничаешь, но муж не унимался.

    Екатерина Ф. Фото из личного архива

    СТОЯЛА С РЕБЕНКОМ В РУКАХ, А МУЖ БИЛ МЕНЯ КУЛАКОМ В ЛИЦО

    — В тот злополучный вечер Толя отправился к другу на день рождения. У Стасюшки зубки резались, все время плакала – и я попросила мужа прийти пораньше, помочь с ребенком. Но в обещанные 9 часов он так и не объявился, а на звонки не отвечал, — вспоминает Екатерина. – Явился он домой уже ночью, пьяный и злой. Я всего лишь спросила, почему так поздно, как он начал кричать матом, что ему все надоело, и он не обязан отчитываться…

    От громких криков проснулась и расплакалась малышка. Катя взяла ее на руки, пытаясь успокоить, как вдруг к ней подошел разъяренный супруг.

    — Я даже не успела ничего понять, как мне прилетел удар кулаком в лицо. Хотела инстинктивно прикрыться, но на руках был ребенок. А Толя, будто обезумевший, продолжал меня избивать. Я хотела закричать, позвать на помощь соседей – но он заткнул мне рот и стал душить, — с ужасом вспоминает Екатерина.

    Чудом вывернувшись из цепкой хватки супруга, девушка босиком и с плачущим ребенком выбежала из квартиры и бросилась за помощью к соседям.

    — Мне повезло, соседи проснулись от наших криков, и дверь открыли сразу же. Немного успокоившись, я вызвала такси и поехала к родителям. Те, конечно, хотели сразу обратиться в полицию, но я отговорила. Во-первых, не люблю выносить семейные разборки на всеобщее обсуждение, а во-вторых, его же все равно отпустили бы – и тогда бы мне пришел конец…

    «НИ ИЗВИНЕНИЙ, НИ СЛОВ РАСКАЯНИЯ»

    Наутро Анатолий, как ни в чем не бывало, уже интересовался у жены по телефону, когда та соизволит вернуться домой и приготовить ему обед. Извинений и раскаяния Екатерина также не дождалась. Возвращаться к тирану она отказалась наотрез.

    — Мне, кстати, свекровь потом звонила, — вспоминает девушка. – Мол, не серчай уж на Толеньку, ну, выпил мужик, побуянил немного – с кем не бывает. Да и вообще, сама виновата – могла бы промолчать и не перечить мужу. Муж – всегда прав, а дело умной жены потакать ему во всем.

    В разговоре и выяснилось, что предыдущие жены не просто так сбегали от «образцового» супруга. Регулярные побои и скандалы им просто не оставляли выбора. Правда, сам Анатолий так ничего и не понял, а потому считал виноватыми всех, кроме себя самого. Екатерина оказалась не исключением, и вскоре подала на развод. С бывшим мужем они видятся и общаются теперь крайне редко и только из-за дочери. А недавно Анатолий снова женился – долгим ли окажется его новый брак, покажет время.

    Читайте так же:  Семейный кодекс развод без детей

    «БОГ ТЕРПЕЛ И НАМ ВЕЛЕЛ»

    Диана и Алексей Б. познакомились в интернете. Она – милая семейная девочка из семьи педагогов. Он – брутальный красавец из далекого Волгограда . Разные города и внушительная разница в возрасте в 15 лет не отпугнули Диану, и она, собрав наспех чемодан, уже через 2 недели ехала на поезде к своему избраннику.

    — Алексей был такой внимательный, обходительный. Мы могли ночи напролет беседовать о любимой музыке или кино, а какие красивые стихи он мне каждый день присылал, — вспоминает Диана. – Поэтому, когда Алексей предложил мне выйти за него замуж, я, не раздумывая, согласилась.

    Родители были в шоке от новоиспеченного зятя, а потому ехать в Волгоград на свадьбу наотрез отказались. Правда, уже через полгода молодые сами вернулись обратно в Уфу . Как выяснилось, в Волгограде у Алексея нет ни собственного жилья, ни работы. Зато имелась нехилая задолженность по алиментам двум сыновьям от предыдущего брака. О которых, естественно, муженек решил умолчать.

    Диана. Фото из личного архива

    — Родители нам выделили небольшую отдельную комнату в общежитии, купили необходимую мебель и технику, регулярно помогали деньгами и продуктами, – рассказывает Диана. – Алеша устроился на производство шофером, и вроде зажили спокойно, по-семейному. Правда, выпивать стал часто. Жаловался, что город ему наш не нравится, комнатушка тесная, да и вообще – любимой дочурке родители могли бы квартирку и освободить, а сами переехать в общежитие.

    А однажды, поссорившись с тестем, Алексей заявил – будем жить самостоятельно, пусть твои родные сюда не приходят больше. Правда, совершенно не гнушался деньгами и продуктами, которые сердобольные родители продолжали передавать дочке.

    А вскоре за Дианой стали замечать неладное: то синяк на пол-лица появится, то рука забинтованная, то на связь не выходит неделями. Дочь оправдывалась, мол, упала или собака соседская укусила. Мужа она упорно оправдывала – все хорошо в семье, не беспокойтесь.

    «КОГДА МУЖ ПОНЯЛ, ЧТО СДЕЛАЛ ИЗ МЕНЯ ИНВАЛИДА, ПОПРОСТУ СБЕЖАЛ»

    Через 3 месяца заплаканная Диана появилась на пороге отчего дома. С вещами и в ужасающем состоянии. Передние зубы полностью отсутствовали, девушка очень сильно похудела и осунулась, а когда разделась, родители с ужасом заметили многочисленные свежие и уже начинающие заживать синяки и кровоподтеки. На правом глазу появилось странное пятно, напоминающее старческое бельмо.

    — Да, Алексей меня бил. Часто, почти каждый день. Но я молчала, стесняясь рассказать о своих проблемах, да и родители меня предупреждали. Как говорится, Бог терпел и нам велел, — вздыхает Диана. – Только однажды, когда я потеряла сознание на долгое время, муж понял, что, скорее всего, переборщил, и я попросту могу умереть. Он не придумал ничего другого, как собрать свои вещи и быстренько съехать, предварительно уведомив меня о том, что подает на развод. Наверное, я благодарна ему за этот первый шаг. Сама бы точно на него не отважилась – все-таки люблю его, не смотря ни на что.

    И снова до полиции дело не дошло. Девушка строго-настрого запретила родителям даже думать об этом. А стоило бы – многочисленные сотрясения головного мозга, сильно упавшее зрение (врачи и вовсе прогнозируют возможную слепоту), выбитые зубы, физическое и моральное истощение… Слепая любовь или банальный страх? Что же остановило не только Диану, но и миллионы женщин, молчащих о своей беде?

    МАЗОХИЗМ – ЭТО БОЛЕЗНЬ

    Про семейное насилие было написано и сказано много раз. Но очень редко кто задумывается о том, что у всего есть свои предпосылки. Что абьюз (оскорбительное и насильственное поведение) не случается вот так – внезапно. Редакция КП обратилась к доктору медицинских наук, психологу и психоаналитику Марату Нуртдинову с вопросом: почему женщина молча терпит насилие в своей семье.

    — Женщина, которую бьет муж – обыденная история не только в России , но в Европе и США . Традиции патриархального воспитания с его «Домостроем» не изжиты до сих пор. Именно поэтому, когда муж избивает жену, она терпит, в надежде сохранить семью, не понимая, какую на самом деле наносит психологическую травму своим детям. А самое ужасное, что даже если развод случается (а это крайне редкий случай), они снова находят себе такого же мужа — садиста. Я не зря упомянул о детях. В моей практике очень распространены случаи, когда отец избивает мать на глазах у дочери: у девочки закладывается жизненная установка, что это естественно, и в будущем она находит себе мужа-тирана.

    Но почему же женщины считают себя виноватыми в бесчинствах супруга? Все просто, мазохизм – это диагноз, это болезнь. Стоически перенося все страдания, женщина чувствует себя святой. Насилие воспринимается как любовь, а это уже бессознательная установка из детства.

    Болезненная привязанность, которая часто маскируется под отговорку «мне некуда идти», — это тоже мазохизм. Именно боязнь одиночества, а не другие причины, страшнее боли, причиняемой мужем. «Пусть бьет – значит любит. Пусть бьет – зато я не одинока, не брошена» — вот о чем думает женщина, не обращающаяся за помощью.

    Кризисный центр – выход из ситуации?

    Видео (кликните для воспроизведения).

    — Кризисные центры, это, безусловно, необходимая вещь в нынешних реалиях, — подтверждает психоаналитик. — Там окажут и психологическую, и юридическую поддержку. Беда в том, что женщины редко обращаются за помощью – ведь они изначально считают себя плохими, ужасными, отвратительными. С другой стороны, они считают себя настолько самостоятельными и мужественными, что способны вынести такого дьявола, как их муж. И все им должны, ведь они спасают мир.

    Источники

    Литература


    1. Кабинет информатики. Методическое пособие / И.В. Роберт и др. — М.: Бином. Лаборатория знаний, 2016. — 126 c.

    2. Краев, Н. А. Комментарий к Федеральному закону «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (постатейный) / Н.А. Краев, А.Н. Борисов. — М.: Деловой двор, 2015. — 160 c.

    3. Речи советских адвокатов. — М.: Юридическая литература, 2014. — 172 c.
    4. Жанна, Владимировна Уманская История и методология науки. Учебник для бакалавриата и магистратуры / Жанна Владимировна Уманская. — М.: Юрайт, 2016. — 653 c.
    5. Бурлаков, С. А. Крупные сделки юридических лиц. Правовое регулирование / С.А. Бурлаков. — М.: Инфотропик Медиа, 2013. — 224 c.
    Женщины бизнес насилие в семье
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here