Закон о домашнем насилии в европе

Новости

Как наказывают за домашнее насилие в странах мира и в России

Каждый год в мире от домашнего насилия страдают миллионы человек. Больше всего бьют и унижают женщин, просто потому, что они – женщины.

Социальная кампания против насилия: «Почему так сложно увидеть синее и черное?»

Россия: «Меня не посадят»

23-летнюю Карину Фильчак из Калининграда избил муж, калининградский водочный король Олег Фильчак. Девушка сделала пост в фейсбуке, чтобы вызвать огласку и супруг перестал ее преследовать, а также обратилась в правоохранительные органы. В возбуждении уголовного дела Карине отказали, хотя доказательства были, что называется, налицо. Фотографии красавицы, где она с огромными синяками и ссадинами, до сих пор гуляют по сети.

В России сложилась уникальная ситуация с наказанием семейных насильников. В начале 2017 года в стране заработал закон о декриминализации семейных побоев, который вкратце можно обрисовать так: ударил первый раз – не считается. Раньше за побои можно было сесть, теперь это административное преступление, максимальное наказание за которое – три месяца ареста. Но обычно насильников просто штрафуют.

– В большинстве случаев судьи назначают штраф, – говорит Анна Ривина, директор Центра «Насилию.нет». – Закон направлен не на наказание преступников и защиту интересов потерпевших, а на пополнение бюджета. В большинстве случаев этот штраф в 5 тысяч рублей выплачивают сами женщины из семейного бюджета, и для многих это немаленькие деньги.

По словам правозащитника, если раньше «кухонные боксеры» знали, что могут загреметь в тюрьму, теперь они в лицо говорят своим жертвам: «Меня не посадят» – и без оглядки распускают руки. Что же делать? Ривина считает, что законодательство конечно же нужно менять. Ответственность за домашнее насилие должна быть с первого случая рукоприкладства, и не иначе. Но и этого мало: стране необходим закон о семейном насилии – такие есть во многих развитых странах.

США: закон о насилии против женщин

В одном из эпизодов фильма «Как избежать наказания за убийство» рассказывается история женщины, которую каждый день методично избивал муж – не фингалы ставил, а бросал о стены – и которая однажды не выдержала и убила его молотком, оторвавшись по полной. Убийца долгое время не выходила по УДО, она не вызывала симпатий и не хотела каяться в содеянном. Но комиссия дала ей досрочное освобождение, когда она по совету героя в деталях описала им свою историю и заявила: она бы сделала все то же самое снова и снова, чтобы освободиться от боли.

В США тема семейного насилия очень актуальна, и это отражается в сериалах – зеркале американского общества. Каждый год от семейного насилия там погибают порядка тысячи трехсот женщин и два миллиона получают тяжелые травмы. Насилие над супругами в США запрещено законодательно с 1920 года. А в 1994 году в Штатах вышел закон о насилии против женщин (VAWA). Он расценивает любое домашнее насилие как уголовное преступление независимо от родственных отношений и независимо от иммиграционного статуса жертвы и насильника.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Как домашнее насилие трактуются не только изнасилование и побои, но и насмешки, унижение, использование привилегированного положения, контроль за общением, деньгами, попытки забрать документы, отказ заполнять иммиграционные формы, запрет работать, учить английский язык. Наказание зависит от степени тяжести преступления, от того, в каком штате оно произошло. Насильнику грозит лишение свободы от нескольких месяцев до 3–5 лет. Ему выписывают запретительный ордер и запрещаются любые контакты с жертвой. Если человек нарушает правила, его арестовывают.

В 2015 году 57-летнего Гарри Бредера из Флориды, осужденного за домашнее насилие, упекли в тюрьму за то, что он направил экс-супруге запрос на добавление в друзья в социальной сети.

Жертвы семейного насилия могут рассчитывать на помощь. В США существуют десятки приютов и центров психологической помощи, где жертвы насилия могут жить несколько месяцев. Им выдают продовольственные талоны. Помогают начать новую жизнь – получить образование, устроиться на работу. Многочисленные программы финансируются государством, но в основном частными спонсорами.

Франция: поднял руку – вали из дома

Во Франции в правоохранительные органы с жалобами на семейное насилие обращаются до 50 тысяч француженок в год. Закон на их стороне. Он один из самых суровых в ЕС. Насильник может получить до 3 лет лишения свободы и штраф 45 тысяч евро (!) – и не только за ссадины и синяки, которые остаются после ударов. Под понятие «семейное насилие» подпадают издевательства, нанесение вреда психике. Само по себе домашнее насилие уже является отягчающим обстоятельством. А тем, кто стал свидетелем семейного насилия над детьми, но не сообщил в полицию, светит до двух лет тюрьмы. За словесные оскорбления родственников во Франции пока не сажают: закон разработан, но не принят.

Если наши женщины, которых избивают дома, вынуждены бежать куда глаза глядят – приютов немного, и они только в больших городах, – то во Франции все ровно наоборот. В 2004 году в Гражданском кодексе появилась статья о немедленном отлучении от дома насильника.

Строг закон к семейным насильникам и в Англии, где под ним подразумевается и ограничение доступа к банковским счетам, контроль аккаунтов в соцсетях, любая слежка… Схлопотать можно до пяти лет. В Чехии жертв домашнего насилия не спрашивают, согласны ли они с возбуждением уголовного дела на обидчика: поднял руку – в суд и в тюрьму. В Германии развита социальная помощь и много так называемых женских домов, где жертвы могут получить временный кров, им помогут оформить пособие, найти работу… В законах страны нет такого состава преступления, как семейное насилие. Обидчики проходят по другим статьям, но шансов, что такое дело замнут, нет.

Италия: русская женщина из Казахстана выиграла дело против главы одного из городов Италии

В октябре прошлого года в соцсетях была создана группа «Италия. Наши женщины в беде», а месяц назад возникла ассоциация «Миа вита.ру», которая помогает русскоязычным женщинам в любых сложных ситуациях. Одна из администраторов группы помощи и основательниц «Миа вита.ру» Наталья Исаева на своем горьком опыте знает, что такое насилие. Правда, в ее случае речь идет об издевательстве не физическом, а моральном – так называемом сталкинге – преследовании жертвы с целью запугать.

Наталья родом из Павлодара в Казахстане. 17 лет назад она приехала в Италию и спустя время вышла замуж, но отношения с мужем не сложились и они развелись. Однажды на танцах она познакомилась с импозантным синьором Симоне Маджоре и у них завязался роман. Симоне знали все – 20 лет он возглавлял мэрию городка Оссимо в регионе Ломбардия на севере Италии, создал несколько ассоциаций и был лидером одной из политических партий. К тому же у Симоне был свой строительный бизнес.

Женщина не подозревала, что мужчина, который вечером признавался ей в любви, угощал ужином в ресторане, под покровом ночи будет пробираться в капюшоне к ее машине и писать на ней: «Путана». И вообще устроит настоящую травлю. Ей пробивали колеса на машине, расклеивали по городу листовки, где были ее фото и бранные слова. По каждому факту порчи имущества Наталья писала заявление в полицию, всего их было принято 33 за шесть лет. У нее начались приступы паники и нервные срывы, ей пришлось обратиться к медикам, принимать успокоительные средства. Как только женщина находила себе новую работу, тут же ее работодателю приходило письмо, «раскрывающее глаза» на их сотрудницу – например что Наташа уводит из семей мужей.

Читайте так же:  Опека устанавливается над детьми не достигшими возраста

Этот кошмар продолжался в течение шести лет. Разоблачить мстителя помогла почтовая полиция. Специалисты выяснили, что электронные адреса, с которых рассылались угрозы и оскорбления, были зарегистрированы с компьютера, который находится в мэрии Оссимо, у Симоне Маджоре! Кто бы мог подумать, что такими гнусными проделками занимается первое лицо города!

Для Натальи это стало шоком. Она даже не подозревала своего любимого, каждый раз она звонила ему в слезах, рассказывала, что колеса снова проколоты, и он тут же «приходил на помощь».

– Он не хотел, чтобы я работала, имела доход и была независима от него материально, хотел иметь полную власть надо мной, – считает женщина.

Наташа не побоялась подать на Маджоре в суд. И выиграла его. Экспертизы доказали, что Симоне причастен ко всем эпизодам, по поводу которых Наталья подавала заявления в полицию.

Симоне Маджоре признали виновным, присудили два года и шесть месяцев условного наказания, выплату в размере десяти тысяч евро. Мэра-анонимщика отправили под домашний арест, конфисковали три ружья и пистолет, которые он хранил дома, запретили пожизненно приближаться к Наталье на расстояние менее 600 метров. Впереди – гражданский процесс, на котором Наталья Исаева намерена потребовать с Симоне Маджоре компенсацию морального вреда и материального ущерба.

Комментарий: Когда убьют, тогда и закон о домашнем насилии в России примут

Когда мы все друг друга поубиваем в самоизоляции, тогда проблема решится сама собой, иронизирует Иван Преображенский по поводу решения отложить принятие закона о профилактике бытового насилия.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко сообщила, что парламентарии вернутся к работе над законом о противодействии бытовому насилию после того, как будет побежден коронавирус. Сейчас им, очевидно, не до этого, они заняты более важными проблемами, например, изменением даты окончания Второй мировой войны. А, кроме того, сенаторы, по словам Матвиенко, «собирают и анализируют» информацию из регионов о росте числа случаев бытового, домашнего насилия в условиях самоизоляции. К концу российского карантина, надо думать, у них наберется достаточно информации, чтобы, наконец, принять закон, который уже не спасет тех детей, женщин и мужчин, которые самоизоляцию просто не переживут. И вовсе не из-за коронавируса.

Самоизоляция укрепит семью?

Власти склонны в удобных для них ситуациях выдавать желаемое за действительное. В просторных квартирах и домах российского правящего класса обитатели могут, наверное, годами не встречаться — места там хватает. Не говоря уже о том, что «элитные» мужья и жены часто живут порознь, а браки их — династические или деловые союзы. Но даже в этих кругах нет-нет, да и вспыхнет скандал. То про актера Марата Башарова пишут, что он избивает свою жену, то дочь обвинит друга президента Путина, ректора питерского Горного университета Владимира Литвиненко, что он выкрал внучку, а ее саму выжил из страны.

Но такие реалии жизни со всеми ее поворотами, видимо, возможны только у «аристократов духа», управляющих Россией. Рядовым гражданам власти предписывают жить в пасторальной миниатюре. Запертые друг с другом в принудительной самоизоляции пастухи и пастушки должны еще крепче полюбить друг друга и своих детей, даром, что все они звереют от сидения в четырех стенах.

Но к чему тогда рекомендации психологов, как не убить друг друга во время самоизоляции? О каком росте числа разводов в странах, которые раньше России вступили на путь карантина, вы говорите? Нет, российские власти ничего такого не слышали. «Не думаю, что будет какой-то всплеск насилия домашнего, ведь семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период», — чеканит в ходе видеоконференции Валентина Матвиенко, даже не краснея. Возможно, она и сама верит в то, что говорит. И тогда это свидетельство не бессовестности, а полной неадекватности российских властей в целом и спикера Совета Федерации в частности.

Насильник на карантине

В реальности режим самоизоляции не может не спровоцировать рост домашнего насилия. Это очевидно даже без актуальной статистики. И тому множество причин.

Первая и главная — вынужденная самоизоляция в одной маленькой квартире взрослых, а иногда и детей. Квартирный вопрос москвичей, да и не только их, испортил. В малогабаритных «однушках» и «двушках» в спальных районах, чтобы поработать на удаленке, родителям приходится запираться в ванной, а детей в той же Москве нельзя даже отправить погулять. Плюс у них тоже постоянные «онлайны» со школой. Все это не может не провоцировать семейные конфликты.

Еще одна очевидная причина — алкоголь. Рост продаж спиртного, по данным аналитиков «Сбербанка», составил более 30% с начала карантина. А где водка — там часто и насилие. Пьет и бьет — классическое и не только российское сочетание.

Самоизоляция также полностью сняла с потенциальных домашних насильников риск разоблачения. Полиция занята ловлей пенсионеров без QR-кода в столице или охраной «границ» от москвичей во многих других регионах. Школьные учителя и воспитатели детсадов могут присылать ученикам задания онлайн, но в лицо их, как правило, больше не видят. Там, где еще недавно фингал под глазом мог стать поводом для разговора хотя бы со школьным психологом, сейчас его никто не заметит. Ребенок ведь не выходит даже на детскую площадку.

Наконец, жертве насилия — с учетом ограничения свободы передвижения во многих российских регионах, особенно в Москве и Подмосковье — теперь даже и сбежать некуда. Без QR-кода далеко не уйдешь. Первый же патруль поймает, оштрафует и доставит по месту жительства. Такой причины, как поездка в убежище для жертв домашнего насилия, в перечне, составленном властями, нет.

Закон о домашнем насилии необходим

Российским властям неважно, что 28% граждан знают о случаях насилия против женщин в семье и 61% считает это серьезной проблемой, а 70% уверены, что принятие такого закона необходимо.

Но у Совета Федерации, президента Путина, которому, похоже, вообще не очень нравится сама идея такого закона, и Госдумы, к сожалению, свои приоритеты. Их волнует парад, карантин, экономический кризис и помощь бизнесу, цены на нефть и число умерших от коронавируса. Ну, а пострадавших и погибших в результате домашнего насилия будут считать уже после выхода из режима самоизоляции.

Автор: Иван Преображенский — кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

*После публикации текста были исправлены первоначально приведенные цифры.

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

Спорт и арт-сообщество

О сексуальных домогательствах заявили и спортменки. Так, известная американская баскетболистка Брианна Стюарт объявила, что в возрасте 9 лет подвергалась домогательствам со стороны своего родственника. А сотни художников и представителей арт-сообщества подписали письмо о сексуальных домогательствах в своей среде. «Больше молчать мы не намерены», — заявили они.

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

Франция

Во Франции можно встретить самые строгие законы в помощь жертвам домашнего насилия в Европе. Здесь закон всегда является на стороне пострадавших. Так, сразу после обращения жертвы в полицию, обвиняемому будет запрещено приближаться к ней и ее дому. Если вина правонарушителя будет доказана, его ждет до трех лет тюремного заключения и штраф. А для того, чтобы максимально оградить детей от ужасов домашнего террора был введен закон о наказании людей, которые стали немыми свидетелями насилия над ребенком и не сообщили об этом в полицию. Их ожидает до двух лет лишения свободы.

Читайте так же:  Дарение между супругами совместно нажитого имущества

США

Физический и психологический террор в рамках дома составляет серьезную проблему в США, по официальным данным около 2 млн американок являются жертвами домашнего насилия. Как и у соседей на севере, в США не существует объединяющего федерального закона о домашнем насилии, выбор наказания остается за каждом из штатов. В среднем гражданина США, прибегшего к такому насилию, может ожидать до пяти лет лишения свободы. Вдобавок к этому, жертва насилия (в независимости от штата) имеет право получить запретительный ордер против виновника.

Насилие над беженцами

3 ноября Организация Объединенных Наций (ООН) сообщила о 31 обвинении в сексуальном насилии в адрес ее сотрудников. Речь идет о насилии над беженцами во время миротворческих миссий. 14 случаев уже стали предметом расследований.

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

Кевин Спейси

Следующим резонансным шагом стали обвинения в домогательствах в адрес знаменитого актера Кевина Спейси. Первым стал коллега Спейси Энтони Рэпп. По его словам, в 1986 году, когда Рэппу было 14 лет, «Спейси улегся на него во время вечеринки». Позднее Спейси обвинили в домогательствах еще несколько мужчин. В результате актер был навсегда отстранен от съемок известного сериала «Карточный домик».

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

Канада

Канада является одной из стран с самой жесткой политикой по борьбе с домашним насилием под названием «Ноль толерантности». Хотя в стране не существует единого закона о насилии, каждый регион делает все возможное, чтобы ни один случай не был оставлен без внимания. В Виннипеге даже существует специальный суд, его дела касаются именно семейного насилия. Ранее в этом году канадские законодатели еще более ужесточили закон в защиту жертв. Теперь, если обвинения о насилии повторились, арестованного агрессора заточат на длительный срок, без возможности выйти под залог.

Парламент и Минобороны Великобритании

3 ноября членства в Консервативной партии Великобритании временно лишен депутат британского парламента Чарли Эльфике из-за «серьезных обвинений», подробности которых пока неизвестны. А 1 ноября из-за публикаций в СМИ о возможных сексуальных домогательствах 15-летней давности ушел в отставку британский министр обороны Майкл Фэллон.

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

Швеция

В Скандинавии отношение законодателей к домашнему насилию являются очень строгим. Так, в Швеции психологический и физический домашний террор считается уголовным преступлением. В независимости от пола, житель Швеции, прибегающий к терроризированию своих близких, может ожидать приличный штраф или лишение свободы. Также по всей стране есть множество так называемых кризис-центров, в которые жертвы могут обратиться за помощью и ночлегом.

Дан Балан страстно прижал Кароль к стене, еле сдержавшись от поцелуя: «свадьба — давно пройденный этап»

«Трепещите, волчицы»: Олег Винник показал, с кем проводит карантинные будни — красивая пара

Остался у разбитого корыта: муж покойной Жанны Фриске Дмитрий Шепелев окончательно загубил карьеру – в Сеть просочились новые тревожные слухи

Тина Кароль после свадьбы с Даном Баланом встретилась с его мамой: сильно нервничала (ФОТО)

Напомним, домашнее насилие попадает под особую категорию и требует особых подходов, так как в 85% случаев происходят между интимными партнерами, которые имеют эмоциональную связь. Большинство жертв боится и терпит. Чтобы не терпели – год назад приняли закон о предотвращении домашнего насилия и создали специальные мобильные бригады. Что делать и куда обращаться, если есть место домашнему насилию, читай в материале.

Больше интересных материалов — читай на clutch.ua.

Материал подготовила Валентина Шаповалова

[2]

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

Видео (кликните для воспроизведения).

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Депутатам на заметку: как работает закон о домашнем насилии в США

Бразилия

Будучи первой женщиной-президентом в истории страны, Дилма Русеф, отнеслась очень серьезно к делу о насилии женской части бразильского населения. Она сделала упор на ужесточение наказания за домашнее насилие по всей стране. Так, на сегодняшний день мужчина, поднявший руку на женщину в своей семье, может получить до 5 лет тюремного заключения и до 30 лет, если жертва умрет после побоев.

А что в России?

История с Харви Вайнштейном затронула и Россию. Так, российская телеведущая Екатерина Мцитуридзе рассказала, что Вайнштейн однажды обманом заманил ее в свой номер и начал домогаться ее. Ей удалось убежать. В целом акция #MeToo не очень заинтересовала пользователей рунета, некоторые даже высмеяли ее. Однако в прошлом году в России и на Украине получил распространение схожий хэштег #ЯнеБоюсьСказать

Читайте так же:  Как подают заявление на алименты жене

«No» домашнему насилию: самые жесткие законы мира

Харви Вайнштейн

Предпосылкой для появления #MeToo стал секс-скандал вокруг известного голливудского продюсера Харви Вайнштейна. В домогательствах его обвинили такие актрисы как Анджелина Джоли, Гвинет Пэлтроу, Роуз Макгоуэн и другие. Вайнштейн навсегда исключен из Гильдии продюсеров Америки. А полиция намерена арестовать его по обвинению в совершенном изнасиловании.

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

Не редкость в Голливуде

Последовавшие после случаев с Вайнштейном и Спейси обвинения известных актеров показывают, что домогательства — не редкое явление в Голливуде. Так, несколько женщин обвинили таких актеров как Дастина Хоффмана и Бена Аффлека. А актер и режиссер Алек Болдуин признался, что раньше «относился к женщинам крайне сексистски».

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

Насилие в Европарламенте

Акция #MeToo получила массовую популярность и в Европе. И в результате выяснилось, что без сексуальных домогательств не обходится и в сердце европейской демократии — официальном Брюсселе. Об этом заявили несколько женщин-депутатов Европарламента. Под подозрением в сексуальном насилии находятся два немецких депутата.

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

О насилии рассказывают миллионы людей со всего мира

Акция #MeToo («Я тоже»), запущенная в октябре известной голливудской актрисой Алиссой Милано, приобретает все больший размах. Милано предложила жертвам насилия рассказать о пережитом, чтобы таким образом бороться с сексуальными домогательствами. Миллионы пользователей Facebook и Twitter рассказали свои истории, в том числе и публичные персоны. Как появилась эта акция и кого еще обвинили в насилии?

#MeToo: жертвы сексуального насилия обвиняют

Человека, уличённого в домашнем насилии, в Америке судят даже в том случае, если его жертва забрала своё заявление из полиции.

«Новые Известия» уже не раз обращались к теме домашнего насилия, закон о котором необходим стране уже много лет, и то, что даже не предлагается к рассмотрению «безумным принтером» Госдумы выглядит какой-то первобытной, даже звериной дикостью. Как и само домашнее насилие. Много, почти каждый день, пишет с примерами из российской жизни и из законодательств других стран, пишет о его необходимости общественный деятель Алена Попова, говорят и пишут гражданские активисты, адвокаты, обычные граждане, однако депутаты хранят бесчеловечное молчание.

Сделаем еще одну попытку и опубликуем пост психолог Оксаны Лексель, живущей в американском Чикаго, которая профессионально описала ситуацию с домашним насилием в США, тайно и завистливо подражать нравам которой так любят в России:

«Если жертва насилия (а в 97% случаев это- женщины) обращается в полицию, полиция прибывает на дом в течение нескольких минут. Никаких там «да сами разбирайтесь», «милые бранятся — только тешатся». Полиция специально обучена динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и относится к подобным звонкам очень серьёзно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического абьюза: синяки, кровоподтёки и т.п. Квартиру — на предмет разрушений, проломленных кулаком стен и т. п. Если находит, абьюзера арестовывают и помещают на 24 часа в тюремную камеру. За эти 24 часа происходит слушание в суде в присутствии судьи. Даже если жертва забрала заявление — абьюзера продолжает судить штат. Эта поправка вышла к закону, учитывая, что многие жертвы насилия по самым разным причинам забирают заявление обратно.

Обычно на первый раз абьюзер получает предупреждение и обязан пройти 26 сессий терапии: один час по разу в неделю, то есть это продолжается в течение полугода. За терапию он платит из своего кармана.

В каждом штате есть свои вариации, но у нас в Иллинойсе именно так. Согласно иллинойскому протоколу исполнения закона о домашнем насилии.

Терапевт каждый месяц пишет отчёт по «успехам» абьюзера для суда. Потому что через 26 недель суд рассматривает, что делать с абьюзером дальше. Если упёрся рогом и настаивает, что «это она меня довела» — иди в тюрьму. Если осознал: иди на волю, но попадёшься второй раз — иди в тюрьму.

Терапия абьюзеров обычно проходит в групповом сеттинге, в группе не больше 12 человек. Формат: не наказывающий, а обучающий, дискуссионный и ни разу не унижающий или высмеивающий.

К абьюзерам относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнёрам, ставшими жертвами их насилия. Специально обученные сертифицированные терапевты моделируют для них эффективное поведение в ситуациях конфликта. Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой и психологическое насилие, учат новым способам разрешения конфликтов.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего терапевт нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооружённый до зубов отряд полиции. И участники терапии об этом знают. Так же они знают и видят направленные на них видеокамеры.

Такую работу обычно проводят только аккредитованные судом агентства, у которых есть всё необходимое оборудование для безопасности терапевтов и самих участников групп.

Я предвижу белые пальто с комментариями: «ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за быдло замуж выходят».

Как терапевт, который провёл несколько лет в комнате с сигнализацией, поспешу сказать: я имела честь познакомиться там с людьми, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго: врачами, юристами, риэлторами и другими «интеллигентными» профессиями. У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснётся, если она «хоть одному человеку расскажет, что он её систематически избивает» — конец цитаты. Муж её был очень уважаемым врачом. Жена и не заявляла на него: заявил гинеколог жены, когда она пришла к нему на приём и он увидел следы насилия на теле. Врач тут же позвонил в полицию, конечно, потому что в Америке представители профессий врача, психолога и учителя являются mandated reporter: они обязаны сообщать властям о признаках любого абьюза. Это часть их договора со штатом, который выдаёт лицензию на практику.

Огромное количество насильников были эмигранты, выходцы из других стран, в которых не было подобных законов и отсюда — чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши, Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины — высшее образование, почти у всех — безупречная репутация на работе. Я уверена, что про отца сестёр Хачатурян тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то один полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался мне, что самые «огнеупоротые» насильники — это русскоязычные выходцы из бывшего Союза.

— Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе: фак ю, и фак твою страну. Кто вы мне такие, чтобы диктовать, что мне делать в моём собственном доме! — рассказывал полицейский.

Кроме обязательного курса терапии, насильникам запрещено жить в своём доме, пока не закончится срок наказания. Если жертва оформляет «order of protection», в котором прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или имейлы от своего абьюзера, не хочет, чтобы он подходил к ней на расстояние 20 метров, значит он обязан выполнять любые условия, прописанные в «order of protection». Все аресты, защитные ордера, обвинения заносятся в «criminal record» офендера (криминальное досье), а это влияет на нахождение работы, на получение гражданства, карьеру и т.д.

Закон о домашнем насилии- это комплексный подход к проблеме домашнего насилия. В нём участвуют полиция, система судов, психологи, социальные работники, сотрудники приютов для жертв насилия и т.д. Все эти люди проходят специальные тренинги и специально обучаются, чтобы знать, как себя вести в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

Читайте так же:  Бесплатная юридическая консультация по семейным делам

После введения закона в 80-е годы в США количество погибших женщин от рук своих мужей и бойфрендов сократилось с 10 тысяч до 1.5 тысяч в год ( на 300 млн. населения). Для сравнения в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тысяч женщин в год (на 140 млн. населения).

Сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и доводила дело до убийства своего абьюзера. Защита в таких делах часто использует как раз закон о домашнем насилии. Если жертва докажет, что над ней систематически свершалось насилие, которое довело её до убийства, таких подсудимых полностью оправдывают.

Судьба сестёр Хачатурян- это результат именно того, что в стране отсутствует закон о домашнем насилии. Я прожила 30 лет в Украине и вот уже 22 года живу в США. Я вижу большую разницу в том, как защищена женщина в Штатах и как беззащитна она в странах бывшего Союза в контексте домашнего насилия. В Америке у сестёр Хачатурян было бы намного больше вариантов выбора. У меня нет в этом никаких сомнений.

P.S..

[3]

Закон о домашнем насилии симметричен. Женщина-абьюзер несёт ту же ответственность, что и мужчина. Мужчина тоже может стать жертвой насилия, хотя по статистике количество женщин — жертв is significantly higher (значительно выше).

P.P.S.

В перепостах очень много эмоциональной реакции: «чтоб они сдохли, чтоб у этих ублюдков/уродов руки-ноги отсохли» и т. д. У меня к таким эмоциональным авторам один вопрос: чем вы отличаетесь от абьюзеров/офендеров? Своим неумением контролировать эмоции вы ничем не отличаетесь от тех, кого вы осуждаете. Обзывание партнёра нехорошими словами- это эмоциональное насилие, дамы и господа!» You have to practice what you preach, как говорят у нас в терапии (Ты должен поступать так, как проповедуешь). »

А вот для сравнения фрагмент поста о том, как «борются» с домашним насилием в России известного адвоката Алексея Федярова:

«. Как же наказывают семейных садистов? Это штраф от пяти тысяч до тридцати тысяч рублей, либо административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок от шестидесяти до ста двадцати часов. Чаще всего наказывают штрафами. Которые, конечно же, сами садисты или приставы забирают из скудного семейного бюджета.

Для примера, штрафы за высказывание в интернет неуважения к власти варьируются в зависимости от повторности правонарушения от 30 до 300 тысяч рублей (части 3-5 статьи 20.1 КоАП). И административный арест, конечно. О многом говорит: верхняя планка штрафа за избиение женщины мужем — это нижняя планка штрафа за оскорбление представителя власти.

Типичная систематически избиваемая женщина в России обращается в полицию от безысходности. Только когда совсем уже невмоготу. Мужика увозят тогда ненадолго, а что с ним делать полицейским? Оформили и отправили. Вытрезвителей нет. Держать таких в ОВД — помещений не напасешься. И даже если ночь продержат, он придет домой на следующий день. Злой и уверенный в аргументах — чего добилась, тварь? Давай денег, штраф платить.

Государство разрешило садистам быть дома страшными, страшно бить жену, порождать мрак, в котором растут дети. Кем станет мальчик, который видит, что папе можно бить маму, его, сестру и ничего за это не будет? Кем вырастет девочка, которая знает — мужское насилие ненаказуемо и сопротивляться ему бессмысленно? Какими духовными скрепами, домостроем, традициями, религиозными соображениями можно оправдать домашний садизм?

А теперь наберите в том же поисковике: «318 УК РФ». И попереживайте за здоровых мужиков — полицейских и нацгвардейцев. Тут к погону потянулись, там толкнули (не ударили) в грудь — и приговоры. И сроки.

В этом все о нашей стране: женщину — мать, жену, дочь можно пытать, это недорого, в крайнем случае штраф заплатишь небольшой. А вот полицейского и вертухая не тронь — святое. Да и от самого садиста руки прочь, это — домострой и скрепа.

Конечно же, я за комплексный закон о семейном насилии. Я вообще за семью, где все равны, где всем спокойно за себя. И я за изучение опыта США и Европы без оговорок о нашем особом пути. Страшные это оговорки. Дошли уже, некуда дальше. »

Иностранные заказчики закона о насилии над семьей вышли из тени и бомбардируют Совет Федерации

Битва лоббистов и противников модульного западного закона «о профилактике семейно-бытового насилия», являющемся антиконституционным по своей сути и развязывающем властям и НКО всех мастей руки на «профилактическое вмешательство» в любую семью, выходит на финишную прямую. На этом этапе в ней ожидаемо начинают проявлять себя большие игроки – представители тех самых сил, которые устроили феминистко-гендерную катавасию по всей планете с единственной целью – уничтожить традиционную семью как союз мужчины и женщины, скрепленный узами брака. На прошлой неделе на этой ниве проявила себя международная правозащитная организация Human Rights Watch (далее HRW)– печально знаменитая структура либерал-глобалистов, которую очень интересует соблюдение «прав геев» в Чечне и по всей России, в 90-е интересовали права террористов в том же регионе, а еще ранее – права диссидентов-предателей Родины (организация была создана в 1978 году как оружие в холодной войне Запада против СССР).

В конце 2018 года HRW выпустила доклад с наводящим ужас заголовком «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит», в котором на фоне сомнительно трактуемой статистики (частные интернет-опросы российских женщин в регионах и доклад Минздрава и Росстата совместно с Фондом народонаселения ООН) нагнеталась истерия в стиле «каждая пятая женщина в России когда-либо страдала от насилия в семье». «Катюша» подробно анализировала это «исследование» «экспертов» HRW, которые уже тогда четко определили свою задачу: «российский парламент ДОЛЖЕН (кому? очевидно, непосредственно HRW) принять отдельное федеральное законодательство о домашнем насилии и ввести за него уголовное наказание в порядке публичного обвинения» – чтобы государство и третьи лица (в т.ч. – фемо-гомо-НКО) могли возбуждать антисемейные дела даже без участия мнимой «жертвы».

Аналогичные цели преследовал экс-генсек Совета Европы Турбьёрн Ягланд, который в 2017 г. начал брызгать слюной непосредственно перед решающим голосованием за отмену печально известного «закона о шлепках».

«Я призываю вас сделать все, что в ваших силах, чтобы упрочить право российских семей жить без насилия и запугивания. Россия обязана соблюдать Европейскую социальную хартию, в которой содержится требование к Сторонам обеспечить защиту детей от насилия. Россия среди четырех государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию (Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье). Данная конвенция устанавливает уголовную ответственность за все акты физического, сексуального или психологического насилия в семье и между бывшими или нынешними супругами и партнерами», – возмущался Ягланд два года назад.

Тогда родительская и патриотическая общественность с боем смогла отстоять семью – уже вступивший в силу «закон о шлепках» был отменен самим депутатом-лоббистом Павлом Крашенинниковым, вместе со спикером Госдумы Вячеславом Володиным получившим нагоняй от Президента под давлением общества. Заметим, тогда в медийном поле общественникам противостояли все те же знакомые лица, двигающие сегодня тему сембытнасилия. «Правозащитники» из HRW и не думали скрывать западных агентов влияния в РФ – в своем докладе они активно благодарили их за пропагандистскую («просветительскую») деятельность по популяризации темы домашнего насилия.

И что же мы видим сегодня? Все те же активистки Болотной, представители «белоленточной контрацептивной оппозиции», юристы признанных инагентами центра «Анна», Консорциума женских неправительственных объединений Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина, примкнувшие к ним депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина и т.п. деятели радостно анонсируют открытое письмо Human Rights Watch на имя спикера СФ Валентины Матвиенко.

Читайте так же:  Детские пособия неработающей матери одиночке

Симптоматично, что о международных обязательствах России напоминает дамочка, которая любила дружить вот с этими персонажами, отметившимися крайней степенью либертарианства и русофобии и уже покинувшими пределы нашей страны. Удивительно, что лоббистская деятельность госпожи Поповой до сих пор не получила должную оценку органов госбезопасности, и она преспокойно получает высокую трибуну на слушаниях по закону о СБН в Госдуме и других органах власти.

Но вернемся к письму «уважаемых» левозащитников. HRW, как и «наши» гендерные феминистки, оказались крайне недовольны редакцией законопроекта, выложенной на сайте Совета Федерации и настоятельно рекомендовали Матвиенко сотоварищи привести его текст в полное соответствие со… кто бы сомневался, – Стамбульской конвенцией по борьбе с насилием в отношении женщин, со ссылками на российские обязательства в ратифицированных РФ международных договорах.

«Нам известны многочисленные аргументы официальных лиц, которыми они обосновывают свои возражения против выделения домашнего насилия в отдельный уголовный состав или признания его отягчающим обстоятельством. В частности, утверждается, что такой отдельный состав преступления будет дублировать существующие уголовные и административные составы. Выше уже отмечалось, что при этом не учитываются ключевые аспекты домашнего насилия, усугубляющие тяжесть и общественную опасность правонарушения по сравнению с отдельным физическим посягательством.

Следует включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие. В статье 3 Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) предлагается следующая формулировка: все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, которые происходят в кругу семьи или в быту или между бывшими или нынешними супругами или партнерами, независимо от того, проживает или не проживает лицо, их совершающее, в том же месте, что и жертва. Настоятельно рекомендуем использовать в проекте закона именно это определение.

Восстановить уголовную ответственность за первые побои в отношении близких лиц и перевести все связанные с домашним насилием правонарушения в категорию дел частно-публичного или публичного обвинения. Как отмечалось выше, используемая в делах о побоях и причинении легкого вреда здоровью процедура уголовного преследования в порядке частного обвинения является неэффективной и несправедливой, поскольку бремя доказывания в полном объеме возлагается на пострадавшую сторону, которая самостоятельно должна поддерживать обвинение. Выше уже отмечалось, что этой же позиции придерживаются один из ключевых договорных органов ООН и Европейский суд по правам человека.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки.

Россия является участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая обязывает государство обеспечивать защиту от бесчеловечного обращения и посягательств на неприкосновенность личности и на семью, а также доступ к эффективным средствам правовой защиты».

Перчинки этой истории добавляет тот факт, что в 2010 году фонд сатаниста-мультимиллиардера Джорджа Сороса «Открытое общество» ( признан нежелательным в РФ в 2015 году и, как и другие структуры Сороса, официально свернувшие деятельность в нашей стране) выделил HRW грант в 100 млн. долларов на «расширение глобального присутствия» – это самое большое одномоментное вливание средств в истории НКО. Ранее Сорос, назвавший HRW «одной из самых эффективных организаций», входил в ее Наблюдательный совет – вместе с проживавшей тогда в США Марией Писклаковой-Паркер, основательницей печально известного инагента «центр Анна», до сих пор бомбардирующего российские и западные СМИ и депутатов лживой статистикой, в частности мифом о 14 тыс. женщинах, якобы убиваемых ежегодно в российских семьях. Таким образом, главный престарелый спонсор «оранжевых революций» и ярый противник традиционных ценностей продолжает всеми силами и средствами работать над ослаблением суверенитета России. Напомним, в начале 2017 года авторитетное либеральное издание Bloomberg прямо назвало отмену «закона о шлепках» в РФ «отказом Путина от Запада и его ценностей», а также «шагом на пути к идеологическому суверенитету» нашей страны.

Параллельно с этой «бомбой Сороса», запущенной в Совет Федерации, фемоюристы с опорой на своего агента Пушкину в Госдуме уже начали активно вносить правки в законопроект – в частности, отыграв назад совершенно нелепую, поставившую в тупик абсолютно всех формулировку о том, что «семейно-бытовым насилием являются действия, не входящие в состав нарушений и преступлений КоАП и УК». Как сообщает РБК, в новой версии документа охранные ордера и досудебная защита будет распространяться не только на «жертву» домашнего насилия, но и на ее иждивенцев – т.е. на несовершеннолетних детей, если их мать, к примеру, будет признана жертвой. Также Пушкина сотоварищи намерены включить в состав УК новую статью «преследование», согласно которой ищущий примирения супруг будет наказан за «навязчивые переговоры» с «жертвой» либо ее знакомыми в интернете или по телефону.

[1]

Охранное предписание, по мнению лоббисток законопроекта, должен запрещать «насильнику» приближаться к «жертве» ближе, чем на 50 метров, а за повторное нарушение предписания «насильник» будет наказан годом лишения свободы. При этом авторы поправок, словно издеваясь, решили отказаться от денежных штрафов, ибо они, дескать, «ударят по благополучию семьи». А заключение супруга в тюрьму на год, по их мнению, надо полагать, никак не нарушит семейное благополучие. Аналогичный законопроект, четко воплощающий в жизнь все требования к России со стороны HRW и «уважаемых гендерных партнеров», над которым ни один десяток лет трудится юрист-спутница иноагентов Мари Давтян, выложен на сайте фемосообщества «Ты не одна». Очевидно, подобный вариант и будет взят прозападным антисемейным лобби за образец.

Видео (кликните для воспроизведения).

Во всей этой истории пока остается невыясненным лишь один вопрос – каким же образом госпожа Матвиенко, Совет Федерации в целом и другие госорганы отреагируют на откровенное иностранное вмешательство в суверенные дела России? Валентина Ивановна летом с.г. успела отметиться заявлением о необходимости «изменения патриархального менталитета» россиян, что по сути ничем не отличается от слов Оксаны Пушкиной: «Этот закон (о профилактике СБН – ред.) – из серии борьбы с ментальностью». Матвиенко же в 2012 году буквально за один день подписала у Владимира Путина списанную с европейских методичек «Национальную стратегию действий в интересах детей», которая фактически легализовала в России ювенальную юстицию. Сегодня у нее есть прекрасный шанс исправить эти свои «заслуги» перед Отечеством. Если Матвиенко все-таки решит продолжить игру в ворота защитников традиционных ценностей, когда все маски уже сброшены – что ж, родительская и православно-патриотическая общественность не прекратит борьбу за суверенитет страны и неприкосновенность института семьи

Источники

Литература


  1. Соколова Э. Д. Правовое регулирование финансовой деятельности государства и муниципальных образований; Юриспруденция — Москва, 2009. — 264 c.

  2. Павлов, Н. Е. Долг свидетеля / Н.Е. Павлов. — М.: Советская Россия, 2016. — 144 c.

  3. Зашляпин, Л. А. Основы теории эффективной адвокатской деятельности. Прелиминарный аспект / Л.А. Зашляпин. — М.: Издательство Уральского Университета, 2015. — 568 c.
  4. CD-ROM. Лекции для студентов. Юридические науки. Диск 1. — Москва: Высшая школа, 2016. — 251 c.
  5. Смоленский, М. Б. Теория государства и права для студентов вузов / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2014. — 256 c.
Закон о домашнем насилии в европе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here