Закон о домашнем насилии дзен

Зачем нам нужен закон о домашнем насилии? Речь феминистки

15 декабря в Краснодаре прошло заседание Екатеринодарского дискуссионного клуба, посвященное профилактике семейно-бытового насилия и обсуждению законопроекта о домашнем насилии. Юга.ру публикуют без сокращений речь одной из выступавших — журналистки и феминистки Мадины Амади.

— Я журналистка, феминистка и человек, абсолютно убежденный в необходимости принятия закона о домашнем насилии в его авторской редакции — но ни в коем случае не в редакции Совфеда, предлагающей вместо реальной защиты жертв устроить конкурс соцработников на местах по примирению жертв с насильниками. Вообще мне странно, что необходимость защиты слабых от насилия сильных нужно всерьез кому-то доказывать. Но если нужно, я готова — давайте поговорим, почему брак еще не означает права на секс по первому требованию супруга, побои — это не воспитательный процесс, а «да убоится жена мужа своего» — не руководство к действию и не оправдание насилию.

Зачем же нам так нужен закон о домашнем насилии — при вроде бы уже имеющихся в УК РФ статьях о побоях, изнасиловании и других преступлениях вне территории семьи? Ведь именно этот аргумент чаще всего приводят первым противники принятия закона — в том числе зампред Минюста Михаил Гальперин в ответном письме Европейскому суду по правам человека. В этом позорном письме, отлично иллюстрирующем уровень понимания проблемы нашими чиновниками, господин Гальперин фактически умудрился обвинить российских женщин, отправившихся искать правосудия вне России после того, как государство не смогло защитить их от избиений и издевательств со стороны мужей, в подрыве, я цитирую, «усилий и имеющихся правовых механизмов в этой сфере».

Хочу отметить, что прямо сейчас, в эти минуты, в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и ряде других российских городов началась акция «Мост сестер» в поддержку сестер Хачатурян, которым эти усилия и правовые механизмы не оставили иного выбора, кроме убийства собственного отца, годами насиловавшего и избивавшего девочек там, где они должны были чувствовать себя в безопасности, — в семье.

Говорят адвокат и психолог:

А буквально вчера, накануне нашей с вами встречи, суд Геленджика отклонил апелляцию и отправил на восемь лет в колонию 29-летнюю Кристину Шидукову, в ходе очередной драки убившую своего супруга. Как и в случае с сестрами Хачатурян, следствием было установлено, что Кристина на протяжении многих лет подвергалась побоям и издевательствам со стороны убитого. Но ни в том, ни в другом случае это не было квалифицировано как самооборона.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

У всех на слуху другие громкие дела последних лет: отрубленные руки Маргариты Грачевой, безрезультатно обращавшейся в полицию с заявлением об угрозах со стороны супруга, — участковый перезвонил ей через 12 дней после того, как муж впервые вывез ее в лес, а на вопрос, почему так долго, ответил: «Это Россия».

. Участковый перезвонил ей через 12 дней после того, как муж впервые вывез ее в лес, а на вопрос, почему так долго, ответил: «Это Россия»

Дело Валерии Володиной, которая более трех лет пыталась получить помощь от правоохранительных органов и получала один за другим отказы в возбуждении уголовного дела, в то время как ее бывший сожитель дважды похищал и жестоко избивал ее, в том числе беременную, что привело к выкидышу.

Дело Анастасии Ещенко, убитой и расчлененной профессором Санкт-Петербургского университета Соколовым, которого несколькими годами ранее уже пыталась обвинить в агрессивном поведении другая его студентка — и тоже безрезультатно.

Дело Оксаны Садыковой, многодетной матери, которой супруг перерезал горло на глазах у детей — после того как она подала на развод из-за регулярных побоев, следуя завету комментаторов подобных новостей в Рунете, негодующих, «почему же они не уходят от таких уродов!». Оксана ушла — и была жестоко убита озверевшим от длительной безнаказанности садистом.

Читайте также:

Убить самой и сесть за это — или быть убитой. Вот какой выбор сегодня, в XXI веке, оставляет женщинам российское государство и его «имеющиеся правовые механизмы».

Потому что домашнее насилие — это особый вид преступлений, специфика которого требует отдельного закона: ведь после того, как вас избили на улице, вам не нужно возвращаться в один дом с преступником, не нужно продолжать жить с ним под одной крышей, завтракать с ним за одним столом и ложиться в одну постель.

И я верю, что все мы заслуживаем лучшего выбора. Я могу потратить все время своего выступления на простое перечисление имен жертв домашнего насилия — это будут десятки имен, которые мы знаем, и сотни, тысячи и десятки тысяч дел, имен и трагических судеб, которых не знаем. Их все объединяет общий знаменатель — полное бездействие полиции, отмахивающейся от заявлений о побоях, угрозах и издевательствах внутри семьи.

Это происходит, во-первых, потому, что полицейские тоже люди, живущие в общем культурном поле нашей страны, где на генном уровне закодированы людоедские принципы вроде «бьет — значит любит», «бей бабу молотом, будет баба золотом» и «не выноси сор из избы». А во-вторых, и в-главных, потому, что наше государство, вместо того чтобы просвещать и воспитывать свой народ, выбирает потакать его самым темным инстинктам. Выбирает не вести общество к цивилизации и гуманизму, а подыгрывать его слабостям, невежеству и жестокости — возводя архаичное, варварское отношение к женщинам как собственности, как к существам второго сорта, которых можно воспитывать кулаками, в ранг семейных ценностей и традиций, за которые якобы нужно держаться в противовес общемировому «заговору» толерантности и гендерного равноправия.

Мне сложно представить, чтобы в любой из стран, которые мы называем цивилизованными, политик первого ранга мог всерьез утверждать, будто побои в семье — это семейное дело, в которое обществу вмешиваться негоже. А у нас подобная риторика повсеместна — и в 2017 году привела к декриминализации домашнего насилия, что уже признано ошибкой даже такой провластной структурой, как Генеральная прокуратура России.

. Наше государство, вместо того, чтобы просвещать и воспитывать свой народ, выбирает потакать его самым темным инстинктам

В 2015 году, по данным Росстата, число женщин, пострадавших от насилия в семье, составляло 36,4 тыс. человек. В 2016 — 49 тыс. Это ужасающие цифры официальной статистики — а как люди, выросшие в России, мы понимаем, что цифры любой нашей статистики можно смело умножать в несколько раз: вы же не принимаете за чистую воду 6% инфляции?

Читайте так же:  Когда прекращаются алименты на детей

Не принимайте и 16 тыс. женщин, пострадавших от домашнего насилия в 2018 году — реальная цифра гораздо больше. Более того, есть все основания полагать, что и сама декриминализация домашнего насилия была проведена именно для того, чтобы обращения женщин в полицию больше не портили официальные показатели, ведь в 2019 году правительству РФ предстоит отчитываться в ООН по выполнению конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Изящный и невероятно циничный ход вполне в духе нашего государства — чтобы снизить статистику определенного вида преступлений, просто перестать считать их преступлениями.

Однако я отказываюсь примиряться с таким положением вещей — и настаиваю на необходимости реальной работы по снижению количества преступлений в российских семьях.

Да, больше всего этот закон нужен женщинам — ведь в большинстве случаев именно женщины являются жертвами домашнего насилия. Но законопроект в авторской редакции (рабочей группы М.Давтян, А.Поповой) способен защитить всех — женщин, мужчин, стариков, детей. Этот закон впервые в российской юридической практике дает определение всем видам домашнего насилия — настолько полные и точные, что не оставляет места манипуляциям:

  • нет, по нему нельзя будет отбирать детей у родителей, не купивших своему чаду телефон;
  • нет, по нему нельзя будет отобрать единственное жилье у мужа, чья коварная жена сама наставила себе синяков в надежде разжиться хатой;
  • нет, по нему нельзя будет посадить несчастного, который отказался купить шубу теще.

Но и жену, которая «выносит мозг» бедному супругу требованиями мыть за собой посуду и опускать стульчак унитаза, что у нас в народе приравнивается к психологическому насилию, за это тоже привлечь будет нельзя. Законопроект не предполагает такого рода вольных трактовок.
Этот закон не посягает на семейные ценности — конечно, если вашими семейными ценностями не является воображаемое право бить своих домашних, воспитывать кулаками детей и насиловать жен. Этот закон призван:

а) дать полиции основания вмешаться ДО того, как случится убийство, а не «будет труп — приедем опишем»,
б) принудительно учить агрессора управлять своим гневом на специальных курсах, как это уже делается в 146 странах мира, и везде дает отличные результаты,
в) наказывать по всей строгости тех, кто продолжает считать себя вправе издеваться над близкими, — и разумеется, только после того, как вина агрессора доказана в суде.

Все остальное, что вы слышали или думаете, что знаете про этот закон, — либо намеренная ложь и манипуляция, либо невежество.

Убийства женщин должны прекратиться — и нашему государству придется принять для этого гораздо больше усилий, чем просто перестать считать домашнее насилие уголовным преступлением.

Придется всерьез заняться этой проблемой — переобучать полицию и судей работе в этой сфере, научить их работать с охранными ордерами, предотвращая трагедии; придется выделить средства на строительство и содержание государственных шелтеров, приютов для женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия, — вместо того чтобы причислять к иностранным агентам те считанные единицы таких мест, которые работают сегодня на пожертвования и деньги частных лиц.

Нам не нужны отписки, нам нужна реальная защита права каждого человека на безопасность в собственной семье. Нам нужен закон против домашнего насилия!

Четверть россиян считают домашнее насилие «семейным делом»

Четверть российских граждан высказались о максимальной терпимости к домашнему насилию, посчитав его внутрисемейным делом. Эксперты рассказали о причинах семейных конфликтов в условиях изоляции на фоне пандемии коронавируса, сообщают «Известия».

Согласно итогам опроса аналитического центра НАФИ, наибольшую терпимость к домашнему насилию в своих оценках проявляют мужчины, люди старшего поколения и респонденты с низким уровнем образования.

Каждый третий и каждая пятая из опрошенных граждан считают бытовые семейные конфликты их личным делом, не требующим вмешательства посторонних. 27% респондентов согласны с утверждением, что семейные конфликты должны расследоваться с послаблениями.

По словам экспертов, лояльное отношение некоторых мужчин к этой проблеме обусловлено тем, что они не умеют выстраивать отношения без морального и физического давления в условиях равного заработка и равных прав с женщинами.

«О насилии в семье говорить не принято и даже стыдно, и это свойственно не только России. Изоляция в замкнутом пространстве приводит к повышению агрессии, прежде всего в отношении женщин и детей. И если у женщин есть правовые рычаги, которыми они могут воспользоваться, чтобы защитить себя, то у детей таких рычагов нет», — рассказала директор направления социально-экономических исследований НАФИ Елена Никишова.

Исследователи отметили, что в условиях карантина многие жертвы домашнего насилия не могут получить психологическую помощь, а консультация в режиме онлайн не является эффективной.

Отмечается, что расследование подобных дел со стороны правоохранительных органов осложняется невозможностью физической защиты и отсутствием очевидцев преступления ввиду отсутствия эффективных правовых мер в рамках изоляции на фоне пандемии.

Наказание за домашнее насилие зависит от степени тяжести причиненных телесных повреждений. За побои положен штраф или арест до 15 суток, а за истязание предусматривается наказание в виде лишения свободы от трех до семи лет. При нанесении тяжкого вреда с применением оружия, нарушителю может грозить до десяти лет тюремного срока.

Материал подготовил Филипп Кочетков

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите — будет интересно

Закон о домашнем насилии.

В прессе очень часто в последнее время начал мелькать законопроект о домашнем насилии. Хотелось его немного обсудить.

Мотивы у создателей это проекта благие, но как мы знаем благими намерениями проложена дорога в ад. В любом случае, я не стараюсь выразить лично свое мнение, а просто рассмотреть его с разных сторон.

Немного статистики. Законопроект о домашнем насилии поддерживали 90% россиян, после общественных слушаний в Госдуме сторонниками проекта себя называют 69% опрошенных. Это очень серьезные цифры.

«Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия — плод коллективного труда. Первая версия документа появилась еще в 2016 году, но тогда он был отклонен в первом чтении и отправлен на доработку. Интенсивная подготовка к новому внесению законопроекта в парламент началась в 2019 году.

Ею были заняты сразу три рабочих группы — в Совфеде, Госдуме и Совете по правам человека при президенте. Кто из депутатов и сенаторов (кроме Оксаны Пушкиной) станет формальным автором, неизвестно — в опубликованном тексте фамилии не указаны. Рабочую группу в верхней палате парламента возглавила сенатор Галина Карелова. В думскую группу, помимо Пушкиной, вошли депутаты Татьяна Касаева и Валентина Кулиева, а также судьи Конституционного суда, представители Следственного комитета и правозащитники. Среди привлеченных экспертов-общественников — глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян и соосновательница сети взаимопомощи для женщин «Проект W» Алена Попова.»

Читайте так же:  Процедура признания отцовства в загсе

Некоторые вырезки из законопроекта:
«Судебным защитным предписанием на нарушителя могут быть возложены следующие обязанности: покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации»
«Судебным защитным предписанием нарушителю может быть запрещено. предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, если это лицо (лица) находится (находятся) в месте, неизвестном нарушителю»
Добавлю плюсом, есть часть статей, которые предполагают переведение части нарушений в УК.

Проект довольно жесткий и может иметь серьезные последствия.

Да, бытовое насилие — это плохо. Когда муж или жена избивают( или другие формы насилия) друг друга или своих детей ужасно. Но это регулируется другими законами. То что полиция не реагирует на бытовые конфликты -это вопросы к полиции. Помимо членов семьи мы еще являемся субъектами, которые попадают под действие основных законов на территории государства. Вопрос, почему они не работают или плохо работают. Может просто незнание законов. Чем отличается насилие внутри семьи от тех же действий с незнакомыми людьми на улице?

То что бытовые проблемы будут, это всегда известно. Люди притираются к друг другу. И чем отличается вынос мозга от толчка?? И то и то насилие.

С каждым годом семьи становятся все больше и больше шаткими. С каждым годом появляется все больше и больше нюансов при создании законного брака.

Есть жизненная мудрость. В создании таких проектов должны учавствовать люди, которые знают, как сохранить семью. Как мужчины, так и женщины. А не озлобленные люди, которые хотят сорвать злость.
Неужели история нас ничему не учит? Любой важный проект, должен нести баланс.

Кому и зачем на самом деле нужен закон о домашнем насилии?

На первый взгляд кажется, что наше правительство в очередной раз сошло с ума.

То они декриминализируют насилие в семье, то наоборот, активно вводят закон о домашнем насилии. Да еще с такими формулировками, что у нормальных людей волосы на голове шевелиться начинаются. От бреда.

Они там что? Все дружно сошли с ума? Или не понимают, что в обществе итак в последние годы возросло противостояние полов? Зачем им нужно еще больше людей накручивать? Дел мало?

Но как в хорошем детективе, всегда надо искать, а кому выгодно то?

Возьмем среднестатистического мужчину средних лет. С не самым плохим образованием и работой. И спросим у него: «Уважаемый, а как живешь то? Какие у тебя проблемы?».

Фигово живу, ответит уважаемый. Ибо да, я работаю. Но на мою зарплату семью не прокормить. Просто даже не прокормить часто. Я могу обеспечить себя. Даже могу позволить себе пару бутылок пива на выходных. Это есть. Но больше я на свою зарплату не могу себе позволить.

Это раньше, несколько лет назад, я мог женщин по ресторанам водить. А мог, если женщины надоедят, так и в боулинг с друзьями. На рыбалку. На новенькой машине. Взятой пусть и в кредит, но я мог себе позволить этот кредит. А если моя дама сердца бы забеременела, я мог позволить себе, чтобы она рожала. И прокормить их, пока она не работала. Не так, чтобы совсем шикарно, но мог позволить. И не считать каждую копейку до зарплаты.

Я мог себе позволить развестись с женой. Если все надоест. Ибо алименты не оставляли меня без штанов. И дети мои, оставшись с женой бывшей, при этом не сидели бы голодные и раздетые.

А какие у меня были женщины! Нет, не в возрасте дело. Возраст остался прежним. Просто раньше женщины были все красивые, ухоженные. Маникюр, прическа, стильная одежда. И не смотрели в ресторане жадно в мой кошелек, заплачу или нет. Им было плевать. Могли и сами заплатить. И вообще не париться на тему, кто кому чего должен. Душевные были.

А сейчас – это же не женщины. Это просто ужас какой-то. Обгрызенный неаккуратный маникюр, старая прическа, а сама из себя строит королеву. Хотелки у нее странные. Да замороченная постоянно. Истеричка чокнутая. С синяками под глазами от вечной озабоченности.

Сейчас я вообще не могу себе позволить женщину. Потому что и нормальных душевных нет. Одни меркантильные сучки. Да и денег у меня, если честно, маловато. Я все ближе к нищебродам.

Кто в этом виноват, как думаете?

Конечно, виноваты женщины. Плохие, меркантильные избалованные женщины. Которые слишком много хотят. И именно поэтому среднестатистический мужчина все меньше может позволить себе такую роскошь, как жену.

Дожили. Жена – это роскошь. Семья – это роскошь.

А может, виноваты те, по чьей вине у мужчины нет нормальной зарплаты, нет стабильности в работе, нет возможностей?

Неее, ну что вы уважаемый. Это все женщины, точно. Фемки, проклятые. Вот, мы, правительство, заботимся о тебе, мужчина. Даже закон ввели о декриминализации насилия. Можешь эту самую жену поколачивать. Чтобы место свое знала. Только будь счастлив, дорогой.

[2]

А вот женщина. Тоже, вроде и образование, и работа и все. Только смотрит женщина и недоумевает. А что случилось то? Где жизнь ее? Нормальная жизнь, блин. Где мой маникюр раз в месяц в салоне? Где моя парикмахерская с зеркалами и приятными запахами? Депиляция? Да в конце концов, где мои итальянские сапоги зимние? Которые я покупала по скидкам, разыскивая, где дешевле. Не надо мне говорить, что я корыстна. Я не понимаю, почему этого всего больше нет.

Когда стало меньше денег – ок, я ужалась. Я стала ходить на маникюр к надомницам, туда же за другими процедурами. А одежду и обувь покупать на алиэкспресс или же в совместных закупках. Но я не могу без маникюра. И голой я ходить не могу. В конце концов, что случилось, что теперь я опять вспоминаю, как пользоваться бритвой, как самой красить дома волосы и как делать маникюр. И я штопаю колготки! Это как вообще? Вы серьезно?

Раньше хоть мужчины могли помочь. Пожалуешься, что тебе денег не хватает, и поможет. С маникюром, с парикмахерской, с сапогами. А можно даже было и не жаловаться. Сами видели, сами давали. Не жалко им было. И баловали еще. А теперь либо уныло жмут плечами, либо вообще объявляют меня меркантильной.

Читайте так же:  План работы по защите прав детей

Но у меня же все было это! Еще несколько лет назад. И я даже сама платить за себя могла. А теперь за меня даже мужчина заплатить не в состоянии. Видимо, перевелись настоящие мужчины на свете. Всем только кукол подавай или домашних слуг.

«Тихо, тихо, милая», говорит правительство. Мы тебя в обиду не дадим. Действительно, чего-то распоясались совсем мужчины. Даже вон поколачивать некоторые собрались. Вот тебе закон о домашнем насилии. Пусть знают, эти непарнокопытные, как женщин обижать.

— Постойте ка – возмутились мужчины – вы же нам обещали! Ах эти хитрые гадины! И тут выкрутились. Ату их! Они голову заморочили даже правительству, эти феминистки жадные!

[3]

— Это ты с этими гадами договаривался? – возмутились женщины – Да они же никчемыши. Нытики! Маменькины сынки! Импотенты проклятые!

А правительство смотрит и ручки потирает. «Вот и отличненько. Пока эти дураки друг на друга обижаются, они на нас не смотрят. И не полезут на баррикады с воплями, что мол отдайте нам наши жизни. Отдайте нам наши отношения, нашу любовь, возможность строить семьи и планировать свою жизнь. Отдайте нам наши зарплаты и нормальный уровень жизни. А то если полезут – беда будет».

На этом можно было бы и закончить, но хочется пару слов сказать о том, зачем же нужна такая защита. Понятно, что есть огромная куча заинтересованных лиц, которые обрадовались бы цветным революциям в России. Но делать такую интересную защиту государственности только ради того, чтобы еще пару лет продержаться у власти – глупо. Потому что это именно на пару лет. Дольше войной полов не продержаться. При сохраняющейся тенденции ухудшения качества жизни россиян, это все равно приведет к взрыву. Пусть чуть позже, зато более страшному. А бежать нашему правительству нынешнему уже некуда. Большинство путей отрезано.

Видео (кликните для воспроизведения).

Смысл есть только тогда, когда надо немного продержаться. Пока закончатся реформирование и страна перейдет на качественно другой уровень. Вот тогда – да. Правда, выводить из войны полов людей будет тяжело. Достаточно жесткими методами, вроде экономических репрессий для холостых и бездетных. Но при желании реформации и переформатирования страны это реально.

И не надо думать, что я наивная оптимистка. Для нас выход из войны полов будет штукой жесткой. И не слишком приятной. Правда, он даст шанс на более качественное будущее для наших детей. Пока же по всему миру идет признание, что новое поколение при современных тенденциях будет жить хуже предыдущих.

О том, как выглядит реформирование страны без революции – в следующий раз.

Домашнее насилие в семье: закон в России, статистика, помощь, права

Что такое домашнее насилие

Домашние насилие называют по-разному – домашнее, семейное, партнерское. Но у всех этих словосочетаний одно значение – насилие происходит между людьми, которые находятся в личных отношениях. В основном это супруги, партнеры или бывшие супруги.

Важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие, регулярно повторяющееся.

Конфликт переходит в понятие «домашние насилие», когда он происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. По мнению психологов, оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Закон о домашнем насилии в России

К сожалению, на данный момент специального закона о семейном насилии в России нет. Мужчины, взятые под стражу за избиение жены, обычно проходят по нескольким статьям УК РФ: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») 116 («Побои») и 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 105 «Убийство». Ни в одной из статей нет такого пункта – как преступление, совершенное в отношении супруги/партнерши.

Как комментирует правозащитница, руководитель проекта «Насилию нет» Анна Ривина, дела, возбужденные по уголовной статье «легкий вред здоровью» и «побои», — это дела частного обвинения.

— После таких заявлений мужчину чаще всего отправляют под подписку о невыезде, статья-то не тяжелая. И он продолжает жить со своей жертвой в одних и тех же стенах. Давит. Требует, чтобы та забрала заявление, — отмечает специалист.

Проблема зачастую еще в том, что пострадавшие часто не заинтересованы в возбуждении дела против своего партнера. Женщинам все еще кажется, что «нельзя выносить сор из избы», «семью можно сохранить» и «сами разберемся», «это больше не повторится».

— Часто жертва домашнего насилия недооценивает уровень опасности. И даже если ее, например, регулярно бьют, не всегда осознает себя жертвой — это осознание серьезно бьёт по самоценности и идентичности. Осознавать это стыдно и неприятно. Обычно психика к этому не готова, и она пытается скомпенсироваться, оправдывая насильника и приписывая себе агрессивное и провоцирующее поведение. Я часто слышу от клиенток, переживших насилие: «Это я его довела», «Это я его спровоцировала», но, разобравшись, мы приходим к выводу, что это защитный механизм и в реальности всё было не так, — говорит практикующий психолог Елена Садыкова.

Если взять 115 и 116 статьи, то они относятся к делам частного обвинения. В этом случае жертва должна снять побои, найти свидетелей, а потом выступить в качестве обвинения. Это тормозит женщин, и они отказываются от возбуждения дела.

29 ноября 2019 года был опубликован законопроект подготовленный сенаторами и депутатами. Законопроект «О внесении изменений в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подготовлен в одном пакете с проектами федеральных законов «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» и «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части профилактики семейно-бытового насилия».

Закон о домашнем насилии дзен

79% россиян выступили за закон, который бы защищал женщин от домашнего насилия. Об этом пишет «Коммерсант» со ссылкой на опрос «Левада-центра».

Против высказались 16% опрошенных. Противники закона говорят, что не надо «лезть в семью» (14%). Еще 11% уверены, что жертвы «сами виноваты».

14% россиян опасаются, что «женщины будут злоупотреблять законом». 18% убеждены, что проблемы домашнего насилия не существует. 15% опрошенных считают, что необходимые законы уже есть.

61% респондентов назвали домашнее насилие серьезной проблемой, 31% опрошенных считают ее преувеличенной.

В прошлогоднем декабрьском опросе ВЦИОМа за закон о домашнем насилии выступили 70% россиян.

Читайте так же:  Похищение ребенка из роддома

В ноябре 2019 года Совет Федерации опубликовал для обсуждения законопроект о домашнем насилии. Незадолго до этого в Москве проходили акции как в поддержку этого закона, так и против него.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Закон о домашнем насилии: ключевые понятия

Виды домашнего насилия

Физическое насилие

Физическое насилие — это прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда, страха, боли, травм, других физических страданий или телесных повреждений. Иными словами – это контроль над жертвой, оно же рукоприкладство.

Этот вид считается самым распространенным в семьях – по статистике каждую третью женщину бьет супруг или партнер. К этому виду относятся не только побои, но и удушение, причинение боли в виде ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства, а также уклонение от оказания первой медицинской помощи, депривация сна, принудительное употребление наркотиков или алкоголя. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву определяется как косвенная форма физического насилия.

Самым смертоносным форм физического насилие признано удушение. В основном это скрытая проблема, потому что отсутствуют внешние травмы. Многие штаты США даже приняли конкретные законы против удушения.

Сексуальное насилие

К сексуальному насилию относят тот момент, когда партнер принуждает свою «жертву» к сексу и иным видам сексуальных действий посредством силы, шантажа или угроз. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания. В семьях, где есть сексуальное насилие – женщина «дает», а мужчина – «берет». Принуждение к сексу под видом супружеского долга – тоже сексуальное насилие, так как никакого супружеского долга не существует. Секс в здоровых отношениях всегда происходит по обоюдному, выраженному обоими людьми, согласию, приносит удовольствие, наслаждение и радость от близости с партнером.

Самой жестокой формой сексуального насилия считается изнасилование. К последствиям относятся нежелательная беременность, заболевания, передающиеся половым путем, и психологическая травмы. У женщин, которые пережили изнасилование, в будущем возникают проблемы в постели с новым, адекватным партнером.

Согласно статистическим данным, лишь 10-12% жертв сексуального насилия в России обращаются в полицию. Об этом умалчивается, не приятно и стыдно говорить, тем более, если изнасилование произошло дома партнером.

К формам сексуального насилия относятся также демонстрация гениталий, демонстрация порнографии, сексуальный контакт, физический контакт с гениталиями, рассматривание гениталий без физического контакта, использование партнера для производства порнографии.

Психологическое насилие

Психологическое насилие – это угрозы, шантаж, манипулирование и оскорбления. Этот вид насилия происходит в основном с участием детей. Изверг использует их как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет ему подчиняться.

Психологическое насилие трудно диагностировать и практически невозможно доказать в суде. Признаки психологического воздействия редко видны, а последствия при этом могут быть чрезвычайно тяжелыми. Поначалу это обидные замечания (которые часто называют критикой), едкие шутки особенно и часто публичные, любые действия и высказывания, либо наоборот бездействие унижающее достоинство жертвы.

Если партнер запрещает встречаться с друзьями, родственниками, посещать какие-то места, работать или учиться – это тоже психологическое насилие и, значит, вы живете с абьюзером.

Тот, кто занимается психологическим насилием, часто манипулирует, угрожает, внушает чувства вины. Б

Сюда же относятся унижения и принижение значимости, обесценивание достижений партнера.

Подобная форма общения распространена не только среди супругов и партнеров, но и между родителями и детьми. Почти во всех случаях это приводит жертву к серьезным психологическим и эмоциональным проблемам, и без помощи психолога нельзя обойтись.

Экономическое насилие

Экономическое – тот случай, когда один партнер лишает другого финансовой свободы. Начинается все просто – один из партнеров/супругов полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений.

В дальнейшем это контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству. Зачастую к этому виду насилия относят даже запрет на получение образования и/или трудоустройство, и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки. Если мужчина дает деньги только на определенные товары или покупает их сам, не пускает на работу или учебу – это тоже насилие.

Когда один из партнеров сам отказывается работать – это тоже форма экономического насилия. В таком случае он заставляет другого работать за двоих или мешает его работе из-за собственных комплексов.

На сайте Совета Федерации опубликовали резонансный законопроект «О профилактике насилия». На общественное обсуждение инициативы отводится две недели. НТВ изучил ключевые понятия документа.

Это уже вторая попытка провести законопроект о борьбе с домашним насилием. Три года она назад она провалилась, и теперь это новый, принципиально другой вариант.

Законопроект разъясняет понятие насилие». Оно включает три пункта:
— рукоприкладство
— психологические издевательства и преследование
— имущественные и экономические потери

Заявление в полицию может написать как сам пострадавший, так и его родственники, соседи, коллеги по работе, которым стало известно об этом. Законопроект здесь не ограничивает никого.

Если факты подтвердятся, есть несколько вариантов действий госорганов.

Первая стадия — полицейское защитное предписание. Оно может включать один или несколько пунктов: простое официальное предупреждение, запрет на контакт агрессора с пострадавшим, в том числе по телефону и через Интернет. Также могут запретить любые попытки узнать место пребывания жертвы. Еще один инструмент — профилактический контроль и надзор.

Если и это не помогает, то предусмотрен второй вариант — судебное защитное предписание. Оно может включать в себя все предыдущие пункты, а также добавляются еще два: нарушителю могут назначить обязательные сеансы психотерапии и предписать принудительно покинуть общее с жертвой место жительства.

Последний пункт — слабое место в законопроекте, потому что, с точки зрения права, иногда принудительно выселить просто невозможно. И здесь, видимо, будут еще обсуждения.

Если на все эти предписания нарушитель не реагирует, ему придется за это заплатить. За невыполнение условий полицейского ордера предусмотрен штраф до 3000 рублей. За нарушение судебного защитного предписания — либо штраф в 5000 рублей, либо арест до 15 суток, либо обязательные работы.

На общественную дискуссию вокруг документа отвели две недели. Предложения и замечания можно оставлять прямо на сайте Совета Федерации.

Бьет — не значит любит: как защитить жертв домашнего насилия

В Госдуме пообещали к 1 декабря закончить работу над законопроектом о домашнем насилии. Там уже появилось абсолютно новое для нашей страны юридическое понятие — «преследование». Остановит ли новый закон супругов-тиранов и как сегодня защищают жертв домашнего насилия?

Читайте так же:  Примеры смены фамилии

Совфед отложил работу над законом о домашнем насилии из-за коронавируса

17 апреля. ПРАВМИР. Сенаторы продолжат работу над законопроектом о противодействии бытовому насилию после окончания пандемии коронавируса. Как сообщил Интерфакс, об этом заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

По ее мнению, в нынешней ситуации не будет какого-то всплеска домашнего насилия, ведь семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период.

Матвиенко заявила, что сенаторы и эксперты собирают и анализируют информацию по этому вопросу из регионов. Сообщения о росте случаев бытового насилия из-за самоизоляции нуждаются в проверке, считает она.

Ранее учредитель и директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина заявила, что количество обращений по поводу домашнего насилия в их центр выросло с начала режима самоизоляции. Официальных данных на этот счет нет. Ривина отметила, что все страны фиксируют рост семейного насилия, но в России нет механизмов подсчета.

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывают в России уже более пяти лет. В конце 2019 года появилась его предварительная версия, которую раскритиковали как сторонники, так и противники принятия такого закона.

О пандемии коронавируса в телеграм-канале «Правмира» @pravmirru: каждое утро — актуальная и достоверная информация из СМИ и блогов. Подписывайтесь!

Законопроект о домашнем насилии вынесут на открытое обсуждение 29 ноября

Резонансный законопроект о насилии будет опубликован завтра на сайте Совета Федерации.

Как сообщила Валентина Матвиенко после заседания Совета при президенте по реализации политики в сфере защиты семьи и детей, все, кто заинтересованы в доработке документа, смогут участвовать в его общественном обсуждении.

Валентина Матвиенко: «Пройдет диалог с рядом общественных организаций, которые против этого закона. Мы хотим услышать мнение нашей патриархии, других наших традиционных конфессий. Это тоже очень важно. Поэтому мы в течение двух недель еще дополнительно в очередной раз проведем дискуссию. Это не закрытый документ, в обществе должен быть консенсус».

На Совете поднимали и другие вопросы. Так, Матвиенко выступила с предложением дополнительно выделить из бюджета 100 млрд рублей на оснащение школ современным охранным оборудованием.

Напомним, работу над законопроектом о домашнем насилии в Госдуме обещали закончить к 1 декабря.

В документе уже появилось понятие «преследование». То есть тиран не сможет приблизиться к своей жертве. Расстояние, на котором они смогут находиться друг от друга, будет регулироваться законом. Подобная практика существует в ряде стран.

Депутаты предлагают ввести защитные предписания, за нарушение которых будет грозить административная и уголовная ответственность. Также появятся профилактические меры, которые сейчас отсутствуют в законах.

Бьет — не значит любит: как защитить жертв домашнего насилия

В Госдуме пообещали к 1 декабря закончить работу над законопроектом о домашнем насилии. Там уже появилось абсолютно новое для нашей страны юридическое понятие — «преследование». Остановит ли новый закон супругов-тиранов и как сегодня защищают жертв домашнего насилия?

Закон о домашнем насилии – необходимость или прямой путь к однополым бракам

Свои комментарии для Радио «Комсомольская правда» по поводу законопроекта о домашнем насилии дали координатор православного движения и адвокат Оксаны Пушкиной.

Не утихают споры вокруг законопроекта о профилактике домашнего насилия, одним из авторов которого является Оксана Пушкина. Также по этому поводу высказался и координатор православного движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин. Он заявил, что против насилия в любом его проявлении. Но ему не нравится сам законопроект, потому что в случае его принятия россиян могут ожидать серьезные проблемы. Корни предлагаемого законопроекта уходят в Стамбульскую конвенцию, которая, на самом деле, говорит не о домашнем насилии, а о гендерном равноправии. По словам Кормухина, в нашем обществе не совсем правильно понимают, что такое гендерное равноправие. Это равноправие не между мужчиной и женщиной, а между всеми социальными полами. Их признано в мире 58. А значит, подписав этот законопроект, Россия обязана будет признать равенство всех 58 полов.

Вслед за этим, скорее всего, будет отменен закон против пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. И, как следствие, будут разрешены гей-парады и однополые браки. В то время как брак – это союз мужчины и женщины для деторождения. Кроме того, Андрей Кормухин считает, что для прекращения насилия нужно бороться с причиной, а не со следствиями. А выделяя домашнее насилие в отдельную категорию, государство вмешивается в семью. И, как следствие, семья получит себе надзирателя.

С этой позицией категорически не согласна Екатерина Тягай, адвокат Оксаны Пушкиной. Для начала правозащитница выразила свое сожаление по поводу того, что вот таких пассионарных лидеров, как Андрей Кормухин, слушает очень много неподготовленных людей. Тех, кто не разбирается в юриспруденции и, в частности, в семейном праве. Также Екатерина говорит о том, что существуют люди, которые поднимают очень болезненную для нашего общества тему домашнего насилия. Ведь существует статистика домашнего насилия, просто чудовищные цифры, которые не опровергает никто. В том числе и сам Андрей Кормухин.

[1]

Попытка истолковать желание защитить жертв домашнего насилия принятием данного законопроекта как влияние иностранных государств или нечто подобное говорит о страхе. О страхе перед тем, например, что поговорка «Бьет — значит любит» потеряет свою актуальность в нашем обществе. Также адвокат рассказала о том, что жертвы домашнего насилия чаще всего не могут уйти от тиранов. Потому что им страшно, им некуда идти, они боятся лишиться детей и т.д.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кроме того, Екатерина Тягай объяснила, что в случае принятия законопроекта никто не сможет, к примеру, лишить мужчину его имущества или выгнать из его же квартиры. Законопроект направлен совсем на другое. Он должен будет способствовать разрешению конфликта и сохранению семьи. К примеру, с помощью психологической поддержки. Если же сохранить семью невозможно, то будет решаться вопрос о разводе и т.д. Имущественные же споры в данном случае регулирует совсем другой законопроект.

Источники

Литература


  1. ЛазаревВ.В. История политических и правовых учений: Уч. /В.В.Лазарев-3изд.-М.:Юр.Норма,НИЦ ИНФРА-М,2016-800с.(п) / ЛазаревВ.В.. — Москва: СИНТЕГ, 2016. — 645 c.

  2. Малько, А.В. Теория государства и права. Гриф УМО МО РФ / А.В. Малько. — М.: Норма, 2015. — 203 c.

  3. Еникеев, М.И. Основы общей и юридической психологии / М.И. Еникеев. — М.: ЮРИСТЪ, 1996. — 631 c.
  4. Жинкин, С.А. Теория государства и права. Конспект лекций / С.А. Жинкин. — М.: Феникс, 2017. — 602 c.
  5. Краев, Н. А. Комментарий к Федеральному закону «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (постатейный) / Н.А. Краев, А.Н. Борисов. — М.: Деловой двор, 2015. — 160 c.
Закон о домашнем насилии дзен
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here