Ювенальная юстиция закон о домашнем насилии

Вместо помощи — вторжение в семью. Глава опеки о законе о домашнем насилии


Закон о домашнем насилии проблем не решит, а вмешательств в семью станет больше, заявила эксперт Совета Федерации, начальник управления опеки и попечительства города Липецка Ольга Селезнева 30 октября на слушаниях в Общественной палате, передает ИА Красная Весна.

Селезнева уверена, что последствия закона о профилактике семейно-бытового насилия будут аналогичны последствиям введения в России ювенальной юстиции: вместо помощи — вторжение в семью.

«До 2006–2007 годов об органах опеки мало кто знал. Как только в семейный кодекс ввели статью об отобрании детей, сразу органы опеки стали известны, причем в негативном свете. Это произошло в связи с передачей этим органам несвойственных им ранее функций. Наверное, цель этого была хорошая, но средства и меры никоим образом не способствовали достижению этой цели».

По ее мнению, с момента введения в семейный кодекс статьи об отобрании детей опекой случаев, для устранения которых эта статья вводилась, меньше не стало. А вот случаев незаконного вмешательства в семьи «стало бесконечно больше».

Руководитель опеки убеждена, что аналогичный процесс возникнет и тогда, когда полиция займется исполнением так называемых «охранных ордеров», предусмотренных в законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия.

По мнению эксперта Совфеда, проблема не в отсутствии отдельного закона о домашнем насилии, а в том, что не выполняется действующее законодательство. «У нас есть статьи, например в Законе «О полиции», которые не выполняются. А есть и законы, например 182-й закон (№ 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в РФ» — прим. ИА Красная Весна), который вообще не знают. Этот закон 2016 года, а его не знают даже те субъекты профилактики, которые должны его исполнять. 442-й закон (№ 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» — прим. ИА Красная Весна), в котором всё есть касательно тех же кризисных центров», — отметила Селезнева

Напомним, в действующем законодательстве Российской Федерации есть более 40 статей, которые дифференцированно (по степени причинения вреда здоровью) защищают всех жертв насилия. Законы предусматривают профилактику насильственных преступлений и запрет на совершение определенных действий со стороны виновного в насилии. Российское право не выделяет семейно-бытовое насилие в отдельную группу, поскольку 80% насильственных преступлений совершаются вне семьи, посторонними для жертвы лицами.

http://rvs.su/novosti/2019/vmesto-pomoshchi-vtorzhenie-v-semyu-glava-opeki-o-zakone-o-domashnem-nasilii

Закон о домашнем насилии. В чем обман?

Лоббисты закона о домашнем насилии уже проводят в Госдуме обсуждение права чиновников бесцеремонно вторгаться в семью. Рассмотрение законопроекта против домашнего насилия может начаться в ближайшее время.

Пиарщики закона о домашнем насилии очень не любят дискуссию. Они позорно бегут от нее. Одновременно, имитируя общественную кампанию в блогах и СМИ. Масштаб задействованиях в пропаганде государственных телеканалов, позволяет предположить, что речь идет о навязывании обществу госпрограммы по вмешательству чиновников в дела семьи. Ювенальную юстицию им не удалось ввести напрямую. Теперь они подняли на свои знамена домашнее насилие и пытаются взять реванш.

Мы, в отличие от лоббистов закона о домашнем насилии, дискуссию любим и считаем важным донести до людей все точки зрения. Потому в фильме РВС даем другой стороне высказаться максимально подробно. Виктория Гарсия-Берналь, Алена Попова, Оксана Рушкин и все-все-все.


Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

http://ruskline.ru/video/2019/10/21/zakon_o_domashnem_nasilii_v_chem_obman

CША:закон о домашнем насилии убивает семью (видео)


Стефани с тремя сыновьями

Этот трагический случай, до сих пор не нашедший положительного разрешения, произошел в США.

Причиной похищения троих детей из семьи Петренко стал анонимный звонок в полицию о том, что в семье якобы происходит ссора между мужем и женой в присутствии детей и что у жены травмы. По адресу выехала бригада полицейских, которые, несмотря на то, что убедились, что все в порядке, буквально силой выдрали детей из рук родителей и увезли.

Так работает закон о домашнем насилии, который уже в течение нескольких лет пытаются протащить и в России.

В феврале этого года на дом семьи Петренко из округа Кларк (штат Вашингтон) было совершено страшное нападение, в ходе которого у них отобрали детей. Илья Петренко, отец и муж, заснял нападающих на видео – ими оказались офицеры полиции Ванкувера, сообщает The Free Thought Project .

Согласно Петренко, полиция получила телефонный звонок из Кентукки о происходящей домашней ссоре, и к ним был направлен наряд полиции.

[3]

Звонивший рассказал, что у Стефани были сломаны кисти рук. Во время рейда полицейские убедились, что у неё не было никаких травм ни на руках, ни где-либо ещё. Но это не имело для них значения, им во что бы то ни стало хотелось проникнуть в дом.

В течении часа Илья вежливо просил полицейских удалиться, после чего начал видеосъёмку.

Полиция, вооружённая пистолетами и тазерами, атаковала невинную семью. Всё это время супруги требовали предъявить ордер, но им заявили, что никакой ордер не требуется.

Стефани с младшим сыном

Полицейские настаивали на том, что что-то было не так, и ворвались в дом без судебного ордера под предлогом заботы о безопасности матери и ребёнка. Однако и из видео, и из слов самой Стефани было ясно, что всё было в порядке.

Единственной угрозой для семьи Петренко были сами ванкуверские полицейские.

Во время штурма дома на Стефани напали. Волнующий момент, когда ребёнка вырвали из её рук, был заснят на видео. Семья Петренко стала беспомощными жертвами десятков вооружённых агентов – которые якобы пришли, чтобы оказать им помощь.

[1]

Во время схватки полицейские разделили семейную пару, а поскольку Стефани сопротивлялась попыткам отобрать у неё 11-месячного ребёнка, на неё набросились толпой. Хотя на видео не видно, что происходит за стеной, звук записан ясно и чётко.

Слышны звуки борьбы, когда Стефани оказывает сопротивление напавшим. Потом она замолкает. Когда мы вновь слышим её голос, она говорит полицейским: “Вы чуть не убили меня”, описывая то, как они придушили её до потери сознания.

Читайте так же:  Место проживания ребенка после развода родителей

Согласно Илье, Стефани душили до тех пор, пока она не потеряла сознание, а когда она пришла в себя, напавший на неё офицер делал фотоснимки и сговаривался с остальными полицейскими, чтобы представить дело так, будто травмы нанёс Илья. Тем не менее, на видео, снятом до штурма, ясно видно, что на шее и руках Стефани нет синяков или иных следов.

“Малачи, Эзра и Мозес были похищены из их собственного дома. Это было сделано под маской законности, но в нарушение судебных норм: не было ни чрезвычайных обстоятельств, ни решения суда об опеке, ни ордера на обыск. Я и мой муж Илья отчаянно пытаемся вернуть детей. Прошу вас, помогите моим малышам”, – написала мать детей.

После происшедшего Илья и Стефани были арестованы, и несмотря на то, что для присмотра за детьми приехала тётя, полицейские настояли на том, чтобы поместить их под опеку Службы охраны детей (CPS).

Месяцы спустя Илья и Стефани продолжают бороться за то, чтобы им вернули детей.

“Мой четырёхлетний мальчик часто плачет, он скучает по маме и хочет вернуться домой. Малачи говорит, что “полицейские забрали маму, а потом забрали меня”. Раньше мальчики никогда не покидали маму, и они серьёзно травмированы этой ужасной трагедией. Мой годовалый малыш каждый раз плачет, пока не заснёт, а я никогда не позволяла своим детям “выплакиваться”, – говорится в специальной странице, созданной на сайте GoFundMe.

По словам Ильи, офицеры ванкуверского отделения полиции конфисковали его телефон и удалили все свидетельства шокирующего злоупотребления властью, включая реплики о том, что им не нужен ордер, чтобы силой войти в дом. К счастью, они не подозревали, что видео было скопировано на облачный сервис iCloud.

“Мы нуждаемся в пожертвованиях на оплату услуг адвокатов и консультантов. С их помощью мы надеемся вернуть домой трёх моих мальчиков, которым 4, 3 и 1 год”, – говорят родители. – Это моя мольба, мой крик о помощи. Я скромный человек, мне нравится помогать людям по мере своих сил, и я не люблю просить о чём-то других. Но обстоятельства, при которых у меня отобрали сыновей, ужасны, и они не останутся незамеченными. Я очень беспокоюсь о них, у мальчиков есть право быть с родителями, и никто не смеет нарушать наши родительские права”, – просит сочувствующих пострадавший родитель.

http://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/csha_zakon_o_domashnem_nasilii_ubivaet_semyu_video/

ЗАКОН О БЫТОВОМ НАСИЛИИ – СКРЫТАЯ ФОРМА ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ!

Интервью с Ириной Яковлевной Медведевой, вице-президентом и соучредителем Межрегионального Фонда социально-психологической помощи семье и ребенку, сопредседателем Международного общества артпедагогов и арттерапевтов.

❓ Ирина Яковлевна, в ближайшее время Государственная Дума должна вынести на рассмотрение законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия». Как вам кажется, почему он вызвал такую яростную полемику в нашем обществе?

👩‍🎓Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия почему-то проталкивается на этот раз очень интенсивно. Даже не интенсивно, а скорее – агрессивно.

Дело в том, что подобные законопроекты более 40 раз не проходили. И потому, что на них отрицательно реагировало общество, и потому что эксперты их останавливали. Но посмотрите, какое поразительное упорство!

Остается думать, и отнюдь не без оснований, что в принятии этого закона заинтересованы наши «партнеры». И получается, что так называемые слуги народа и в Государственной Думе, и в Совете Федерации, подчиняются отнюдь не своему конституционному хозяину, то есть народу России, а хозяину реальному – Соединенным Штатам.

❓Значит, создателям и защитникам данного законопроекта выгодно его лоббировать?

👩‍🎓Вполне возможно, что они получат за это какие-то бонусы от своих зарубежных благодетелей: вид на жительство, гражданство, рабочие места, гонорары. Причем награды, по-видимому, столь соблазнительны, что лоббисты законопроекта потеряли не только совесть, но и примитивное чувство самосохранения. Казалось бы, они должны быть заинтересованы в том, чтобы, когда придет пора, их снова избрали? Тогда, как можно идти против воли 150 общественных организаций, которые подписали письмо против законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия»?

❓Возможно ли этот законопроект вынести на рассмотрение народного референдума?

👩‍🎓Теоретически возможно. Но референдум – дорогое мероприятие. Да и зачем нужен референдум? Эксперты очень солидных организаций высказались против этого вредоносного законопроекта.

❓А чем же он так вредоносен?

❓Эта практика пришла к нам из-за рубежа, ее хотят нам навязать. Но политика нашей страны, казалось бы, направлена на улучшение демографической ситуации. Где же логика? Мы должны противиться навязыванию России антидемографических законов!

👩‍🎓Нам говорят о демографической катастрофе, о том, что мы должны всеми силами способствовать повышению рождаемости, а при этом делают все, чтобы не заключались браки, в результате которых и появляются дети. Законопроект именно таков: людям, как я уже сказала, ни жениться, ни детей иметь не захочется. Да! Любой человек – свекровь, теща, дедушка, бабушка, сосед, прохожий могут обвинить вас в насилии по отношению к жене, к мужу, к ребенку.

❓Есть ли сегодня статистика насилия в семье?

👩‍🎓Как раз на днях я общалась с юристом-криминалистом, кандидатом юридических наук, очень компетентным человеком. Елена Михайловна Тимошина изучила западный опыт. Интересно, что количество семейно-бытового насилия в тех странах, в которых уже приняты подобные законы, к примеру, в Германии, после принятия закона… повысилось!

Что касается нашей ситуации. От всего числа женщин, живущих в России, настоящему насилию, за которое дают срок, подверглись за 2018 год как вы думаете, сколько? 0, 0003 %, три десятитысячных процента! И нам рассказывают, что у нас огромное количество насильников и насильниц в семье?!

Если уж говорить правду, то мужчин, которые пострадали от семейно-бытового насилия, в два раза больше. Но лоббисты закона проливают крокодиловы слезы о бедных- несчастных женщинах, которые буквально погибают от чудовищного (хотя и без физических последствий) насилия в семье.

❓Вообще-то в Госдуме несколько фракций, которые продвигают этот законопроект. Есть и организации, которые «за». Кто еще этим конкретно занимается?

👩‍🎓Одна из активисток Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС) провела исследования на эту тему. Оказалось, что таких лоббистов на всю страну всего-то около 10 человек.

Но Оксана Пушкина – флагман, поскольку она законопроект подает и защищает. Даже в беседах с противниками она заявляла, что все будет принято. Откуда такая уверенность, если более 40 раз удавалось остановить принятие подобных законов? Значит, у нее есть высокая «крыша»? Тогда кто ее «крышует»? Кто эти люди, которые настолько ненавидят свою страну, что хотят опустошить ее территорию? И кому они потом хотят отдать эту территорию? У них нет ни совести, ни чести! Лицемерно кричат на всех углах, что у нас демографическая катастрофа, и одновременно делают все, чтобы эту катастрофу усугубить!

❓Можно еще вопрос? Меня повергло в шок само название законопроекта. Смутило слово «профилактика»: «О профилактике семейно-бытового насилия».

👩‍🎓Вы совершенно правильно ставите вопрос. Профилактика – это когда еще ничего нет. Следовательно, надо прийти в семью заранее, ДО того, как что-то произошло. Выходит, закон дает право вторгнуться в любую семью? То есть, твой дом – уже не твоя крепость, не твоя частная территория, не территория личной свободы? Теоретически, если задача – профилактика, надо установить слежку за каждой семьей. Значит, у людей уже не будет места, где они чувствуют себя защищенными, где они хозяева. Это грубейшее нарушение прав человека!

Читайте так же:  Алименты на ребенка в процентах от дохода

❓Есть профилактика болезней. В медицине принимаются профилактические меры, профилактический осмотр. Какие действия предполагаются в целях профилактики семейно- бытового насилия?

👩‍🎓Нормальные меры профилактики, о которых никто из этих лоббистов не заикается, очень просты. Надо просто вернуть законы о принудительном лечении алкоголизма и наркомании, а также о принудительном лечении душевнобольных.

В перестройку эти законы были отменены. Многие душевнобольные снялись с учета, перестали лечиться и стали невыносимыми для своей семьи, даже если они просто кричат, скандалят, дают бредовые наставления и т.п., т.е. всячески портят жизнь своим домашним. То же самое можно сказать о пьяницах и наркоманах, ведь наркомания более чем за 30 лет разрушения стала уже социальным явлением, а не просто отдельными редкими, частными случаями, как это было при советской власти. Принудительное лечение тех, кто является главными «насильниками» в семьях – вот честная профилактика. Не лезть в любую семью и за любую ерунду кого-то из членов семьи сажать, а в обязательном порядке лечить душевнобольных, которые в любой момент могут стать опасными, в обязательном порядке лечить алкоголиков и наркоманов.

И надо, конечно же, вводить нравственную цензуру в средствах массовой информации Но об этом даже заикаться нельзя, это запрещенная тема, вам сразу скажут, что вы ратуете за возвращение диктатуры, ГУЛАГа, и прочих ужасов. А ведь интернет в том виде, в котором он сегодня существует на территории России, сводит с ума и взрослых, и детей. Для детей и подростков интернет стал смертельно опасным не только в переносном, но и в прямом смысле слова, появились «группы смерти». Разработаны интернет-технологии, которые приводят наших детей на крыши…

Что еще должно случиться, чтобы власть вздрогнула, наконец, и не принимала разрушительные законы, а принимала бы законы, которые укрепляют нравственное и психическое здоровье членов семьи, всего нашего общества?!

❓Давайте попробуем сделать предварительный вывод нашей беседы. Категорически неприемлем для нашей страны этот законопроект?

[2]

👩‍🎓Абсолютно неприемлем, поскольку очень вредоносен. В сталинское время были в ходу определенные ярлыки, один из них–«враг народа», «враги народа». К сожалению, именно этот ярлык приходит на ум, когда видишь людей, которые, как я уже говорила, должны были бы служить своему народу, а они стали лакеями американских хозяев.

❓Вывод – влияние Запада?

👩‍🎓Запад, как любой враг, добивается опустошения территории. Добиться этого военным путем, как в Ливии или Сирии, они не могут, поскольку у нас есть ядерное оружие. Надо действовать по-другому: кого-то посадить на наркотическую иглу, кого-то на иглу алкоголическую, кого-то на иглу разврата (разврат нередко приводит к дурным болезням, а они, в свою очередь, могут привести к бесплодию), кого-то на интернет-иглу, игроманию, чтобы реальная жизнь, в том числе брак, семья, дети потеряли бы для виртуально-зависимого смысл. А самое главное – всех подсадить на иглу комфорта. Чтобы бдительность людей окончательно усыпить. Чтобы им было так уютно, так классно… Бродить по супермаркетам, сидеть у телевизора и смотреть всякую дрянь, потягивая пиво из банки… Оглупить людей, примитивизировать, превратить в двуногих рептилий, чтобы они стали не жизнеспособны, чтобы они уже не понимали, что их уничтожают.

Вы знаете, я сейчас вспомнила кое-что из психиатрии, одно интересное сравнение. Бывает, люди зимой идут по тайге и заблуждаются, долго ищут, но так и не могут найти дорогу. Обессиленные, они ложатся в сугроб и засыпают. И вот, если через какое-то время их находят, и они еще живы, можно наблюдать патологический эффект, который в психиатрии называется «холодовой идиотизм»: спящих очень трудно разбудить, они не хотят просыпаться. Этот смертельный сон сладок!

А тут не холодовой идиотизм, а идиотизм комфорта, наркоз, наркотик комфорта. На этой игле сидят все, даже люди неимущие. К их услугам тоже разнообразная дешевая еда, всякие фикс-прайсы, секонд-хэнды, скидки выходного дня, «акции» и прочие развлечения – короче говоря, созданы все условия для расчеловечивания.

Ведь человек, который перестает выполнять задание небесного Творца, он не жизнеспособен – он вымирает. Вот этого наши враги и добиваются. Но добиваются при нашей поддержке или, в лучшем случае, при нашем бездействии, тогда как необходимо наше активное, энергичное сопротивление. На то и враги, чтоб ему противостоять, чтоб с ним сражаться.

❓Как в данной ситуации мы можем оказать сопротивление, чтобы было действенно?

‍ Да кто как может! Писать. Стучать во все двери. Не быть безучастными и равнодушными. Требовать суверенитета России, то есть изменения колониальных статей в Конституции РФ.

http://narasputye.ru/archives/6467

Родительские организации сорвали блицкриг лоббистов антисемейного закона о домашнем насилии

В понедельник, 21 октября, в Госдуме было жарко. Лоббисты антисемейного законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия» решили воспользоваться парламентскими слушаниями, организованными комитетом Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, чтобы показать масштабный спектакль, имитирующий общественную поддержку своих планов. Примечательно, что лоббисты до сих пор не удосужились опубликовать рабочую версию своего законопроекта (хотя текст законопроекта «удивительным образом» уже попал в руки журналистов РБК), не определились с самим понятием насилия (в розданной участникам слушаний справке речь шла не только о физическом насилии или угрозе его причинения, но и о «психологическом» и «экономическом» насилии). Слушаниям предшествовала массированная артподготовка в СМИ и в соцсетях с бесчисленным передергиванием и подтасовкой фактов. Однако фокус не удался: в Госдуму прорвались несколько десятков активистов родительских организаций, которые испортили либералам сценарий, наглядно показав депутатам реальное отношение народа к этой инициативе западных ЛГБТ– и феминистских фондов, а равно и к самим лоббистам.

Видео (кликните для воспроизведения).

Подготовка к слушаниям началась задолго до самого мероприятия. Едва узнав о предстоящем событии, ряд общественных организаций направили заявки на участие и получили весьма двусмысленные ответы из аппарата комитета, из которых можно было сделать вывод о том, что противникам законопроекта могут не дать слова в связи с нехваткой времени (либеральные лоббисты нередко прибегают к такому приему). Чтобы не допустить такого развития событий, активисты родительских организаций, в частности, сторонники Общественного уполномоченного по защите семьи, завалили комитет требованиями дать слово эксперту ОУЗС к.ю.н. Анне Швабауэр, так что организаторы обвинили родителей чуть ли не в телефонном терроризме.

В сам день слушаний вокруг Думы провели не менее десятка одиночных пикетов возмущенных граждан, причем против «профилактики насилия» вышли женщины – те самые «потенциальные жертвы», которых Пушкина сотоварищи обещались защитить. Им должно быть интересно узнать мнение московских мам, в том числе многодетных.

«Принятие этого закона позволит вмешиваться в семью, причем не только правоохранительным органам, но и любым сторонним организациям. Жестокое отношение к женам или мужьям в семьях регламентирует Уголовный кодекс. В него никакие поправки так и не будут внесены. Все, что связано с охранным ордером, – это просто возможность одной стороне задавить другую. Все, что относится к сложностям совместной жизни, которые люди должны преодолевать вместе, – все это в итоге сводится к судебной тяжбе с членом семьи. Таким образом семьи будут разрушаться, а дети просто-напросто отдаваться в платные, «замещающие» сообщества «профессиональных родителей»», – рассказала корреспонденту «Катюши» молодая мама Карина Силакова.

Читайте так же:  Алименты если ребенок учится в техникуме

У второго входа в парламент, куда обычно подъезжают депутаты, участников парламентских слушаний встречала глава Национального комитета экологической безопасности Любовь Лоскутова.

«Фактически этот законопроект скопирован со Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием – прим. ред.). После его принятия ЛГБТ войдет в нашу страну на законных основаниях – будет развязана война полов, война между мужчиной и женщиной внутри семьи. Закон явно работает на разрушение семьи и государственности – охранный ордер выписывается при одном только подозрении на возможность применения насилия в семье. Выдача охранных предписаний создаст благоприятные условия для шантажа родителей третьими лицами, родственниками… И – самое важное – потом уже нельзя будет примириться даже по инициативе пострадавшего! Принятие этого закона нельзя допустить, это инструмент навязывания совершенно чуждых нашей стране западных «ценностей»», – поделилась мнением Любовь Лоскутова.

Слушания в Малом зале собрали более сотни участников. Судя по всему, феминистки рассчитывали, что им удастся показать спектакль с промывкой мозгов собравшихся ужасными сценами и рассказами о пытках, избиениях и мучениях семье. Модератор дискуссии во вступительном слове заявила: «Насилие есть в нашей традиции», – дав понять, что итогом прений должно стать «конкретное законодательное воплощение». Собравшимся показали один за другим несколько пропагандистских видеороликов с агитацией за криминализацию семьи от таких маститых «экспертов», как открытый гомосек Антон Красовский и русофоб Николай Сванидзе, а также с фотографиями избитых женщина от авторов феминистского проекта «Я не хотела умирать» – очевидно, для закрепления в сознании зрителей страха и ужаса семейной жизни.

Но затем слово взял лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который, пусть и в своей манере «и нашим, и вашим», напомнил собравшимся, что неплохо бы заняться причинами семейных конфликтов, в частности, лечением алкоголизма и пересмотром политики СМИ. «Ну давайте на всю страну озвучим, в каких семьях было насилие в последнее время. Половина из них распадется», – отметил Жириновский.

Затем начали выступать одна за другой лоббисты криминализации семьи – соавторы данного законопроекта. Белоленточница, активистка Болотной площади в 2011-2013 гг., основательница фонда «Насилию.нет» Анна Ривина (идейная последовательница Марии Писклаковой-Паркер – главы центра «Анна», признанного Минюстом иностранным агентом еще три года назад; подробнее о деятельности этой структуры – например, здесь ), проходившая стажировку в лагере для «демократических революционеров» в Прибалтике, соавтор законопроекта о профилактике сембытнасилия Мари Давтян, заявившая, что «у полицейских просто нет механизма, чтобы помочь жертвам насилия» (о 20 статьях в УК, в частности, ст. 117 «Истязания», и составах КоАП лоббисты разрушения семьи обычно «забывают» – другое дело, что прокуратуру и полицию нужно принуждать выполнять свою работу – об этом говорили и оппоненты законопроекта, а именно представитель Мосгордумы Людмила Тропина), вышеназванная Алена Попова, представительница президентского совета по правам человека Шульман, чиновник-лоббист ювенальной юстиции из Минтруда Алексей Вовченко и др.

Откровенных лоббистов иногда разбавляли руководители кризисных центров для женщин из различных регионов, которые в силу специфики своей работы продолжали сгущать краски, а также представитель МВД Станислав Колесник, который подтвердил, что 90% криминала в семье связан с употреблением алкоголя, но при этом заявил, что у полицейских в арсенале сейчас нет никаких профилактических мер к ранее не судимым дебоширам, кроме профбеседы (правда, недавно был принят закон, дающий полиции право выдавать предостережения).

Подобные выступления продолжались более двух часов из трех, отведенных на слушания, и в зале начал нарастать гул недовольных представителей родительского большинства, многие из которых приехали из других регионов. По факту, за первые два с половиной часа слушаний слово дали только двум явным противникам законопроекта – представителю Общественной палаты Элине Жгутовой и депутату Мосгордумы Людмиле Тропиной.

И тут для лоббистов дискриминации мужчин и криминализации семьи наступила черная полоса. Представлявший Координационный совет патриотических сил Санкт-Петербурга Андрей Цыганов вызвал бурю эмоций, рассказав о силах, ратующих за законопроект:

«Недавно «Новая газета» опубликовала список из 70 организаций, которые поддерживают этот законопроект, а патриотические издания представили обращения от 180 организаций, которые выступают против него. С нашей стороны речь идет о родительских, патриотических организациях, о многодетных семьях. Наши оппоненты – это НКО, получающие западные гранты, и структуры, защищающие права гомосексуалистов. Это очень характерно. Этот законопроект, который продвигается уже более 15 лет, действительно инициирован международными фондами, продвигающими педерастию.

В частности, в деле «Володина против России», которое рассматривалось ЕСПЧ, основным консультантом был западный фонд «Равноправие», который реализует многочисленные ЛГБТ-проекты, а среди поддержавших инициативу по криминализации семейно-бытового насилия у нас числятся Российская ЛГБТ-сеть, Ресурсный ЛГБТ-центр Екатеринбурга, ЛГБТ-фестиваль «Бок о бок» и так далее. Даже аудитория радио «Эхо Москвы», когда там проводилось обсуждение данной темы, высказалась против законопроекта, даже эти радиослушатели прекрасно понимают, что речь в нем идет о создании возможности для уничтожения семьи.

На сегодняшний момент российское законодательство содержит огромное количество возможностей для противодействия всем тем ужасам, о которых здесь говорилось. Этот законопроект – настоящее окно Овертона. Даже в розданных нам справках звучат такие слова, как «экономическое насилие», «психологическое насилие». Кто-нибудь знает, что это такое? Это абсолютно произвольное, расширительное толкование. Согласно планам лоббистов, о насилии может заявить любой человек, а не только пострадавший, причем сделать это он может в течение двух лет. Вы понимаете, какой ящик Пандоры открывается и какую Россию хотят построить нам вот эти товарищи, лоббирующие данный законопроект? Мы, представители многодетных семей и патриотических кругов, категорически против принятия данного закона»,

– заявил эксперт под аплодисменты зала и недовольные реплики модераторов, призывающих уважать все мнения.

Одним из самых содержательных, хотя и незаслуженно коротких, выступлений стал доклад представителя ОУЗС Анны Швабаэур:

Если сейчас не учитывать все уже прописанные в УК и КоАП меры ответственности за побои, угрозы, издевательства и т.д., то получится, что под определение о семейно-бытовом насилии попадет все, что кому-то не нравится».

Далее модераторы начали выпускать на трибуну представителей родительских организаций: АРКС, «Сорок сороков», «Родительский отпор» и др. – которые называли законопроект не просто антидемографической мерой, а элементом геноцида, справедливо говоря, что принятие законопроекта приведет к тому, что люди просто перестанут создавать семьи. В выступлениях прозвучали требования снять данный законопроект с рассмотрения и вместо этого заставить полицию работать (в частности, с помощью прокуратуры и частных определений судов), вернуться к практике принудительного лечения алкоголизма и психических расстройств, не говоря уж о пересмотре информационной политики с помощью нравственной цензуры.

Лоббисты законопроекта так и не смогли вернуть себе инициативу. Их домашняя заготовка в виде странного вида девицы – помощницы Алены Поповой, обожающей публиковать свои лесбийские фото и заявившей, что она не собирается рожать детей, пока не принят закон о профилактике семейно-бытового насилия, – вызвал откровенный смех в зале.

Читайте так же:  Как поменять снилс после смены фамилии

В итоге финал слушаний получился совсем не таким, каким он виделся агрессивным феминисткам. Автор законопроекта Оксана Пушкина не смогла скрыть своего разочарования от того, что «первый блин был комом», и расстройства от того, что ее, по сути, признали агентом Госдепа, манипулятивно заявив, что ее закон нужен, чтобы не ратифицировать Стамбульскую конвенцию (на самом деле, это примерно одно и то же). А председатель комитета по семье Тамара Плетнева слегка ободрила собравшихся, заявив, что материалы слушаний будут изучаться на заседании комитета: «Мы будем думать. И никто не говорит, что закон должен быть таким, с охранными ордерами». Представители родительских организаций будут добиваться включения наших представителей в состав рабочей группы и дальнейшего блокирования данного законопроекта.

http://xn—-ctbbwlldibd3aei7k.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%BE%D1%80%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%B3-%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B1%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BE-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%BC-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8/

Остановим антисемейный закон о «домашнем насилии»!

Более 180 общественных объединений и организаций выступили с открытым письмом против принятия закона, основанного на радикальной идеологии феминизма и ведущего к разрушению семьи. Остановим его вместе с ними!

Подпишите обращение в поддержку открытого письма!(https://citizengo.org/ru/fm/174541-ostanovim-antisemeynyy-zakon-o-domashnem-nasilii)

Более 180 просемейных организаций подписали открытое письмо к Президенту с просьбой не допускать принятия закона о профилактике семейно-бытового (домашнего) насилия. Поводом послужили действия лоббистов радикальной антисемейной идеологии феминизма и т.н. «гендерной идеологии», продвигающих закон, который якобы решит проблему насилия в российских семьях.

Печальный опыт и реалии стран, в которых подобные законопроекты были приняты, говорят о той опасности, которую он несет в себе для наших семей.

Мы видим, как на Россию оказывается беспрецедентное давление со стороны радикальных идеологических групп, добивающихся принятия этого закона!

Мы ответственно заявляем: законопроект, который нам навязывают, является инструментом коренного и насильственного изменения самих основ российского общества, уничтожения наших традиционных семейных и нравственных ценностей.

Призываем вас поддержать просемейные организации и подписать обращение с просьбой не допускать принятия деструктивного закона о профилактике домашнего насилия, который, в действительности, правильно было бы назвать «законом о насилии над семьей»!

Борьба с домашним насилием – это только благовидный лозунг, которым прикрываются структуры, стремящиеся изменить (и меняющие!) уклады традиционного общества во всем мире!

К примеру, среди более 70 «правозащитных» организаций, недавно выступивших в поддержку принятия этого антисемейного закона, нет ни одной организации, деятельно поддерживающей традиционные семейные и нравственные ценности.

Зато среди них мы видим целый ряд организаций, отстаивающих интересы гомосексуалистов и лесбиянок (“Российская ЛГБТ-сеть”, Ресурсный центр для ЛГБТ, Правозащитный ЛГБТ-кинофестиваль “Бок о Бок”), а также радикальных феминистских структур (Просветительский проект “Школа феминизма”, Инициативная группа “Феминистки поясняют”, Инициативная группа “Феминитив”, Феминистская инициативная группа ”Костер”, Инициативная группа “Либеральный феминизм в Уфе” и др.) и организаций, официально признанных иностранными агентами (например, Общероссийское общественное движение «За права человека», Кризисный центр для женщин «Анна»).

Также примечательно, что во многих странах мира лоббированием законов о профилактике семейного насилия и Стамбульской конвенции занимаются структуры, представляющие интересы Института «Открытое общество» (Фонд Сороса).

Пропаганда принятия такого закона в России основана на недобросовестных манипуляциях, введении в заблуждение общественности и представителей власти в отношении статистических данных и норм права. Лоббисты заявляют, что действующее законодательство якобы не защищает жертв «семейного насилия». Это прямая ложь! При этом предложения самих правоохранительных органов лоббисты игнорируют. Необходимо совершенствовать работу правоохранительных органов, а не подменять решение проблем неадекватным законотворчеством!

Лоббисты заявляют о необходимости принятия закона, ссылаясь также на якобы невероятно высокие цифры «семейного насилия» в России. В частности, распространяется ложь о «14 тысячах ежегодно убиваемых мужьями жен» и совершении «80% преступлений против детей в семье».

При этом по данным Главного информационно аналитического центра МВД (ГИАЦ МВД) от рук мужей вовсе не гибнет 14 тысяч женщин в год. Например, по данным за 2018 г. в результате семейно-бытового насилия (а это действия не только мужей, но и любых родственников или соседей) погибло 253 женщины. В отношении детей в семье совершается вовсе не 80%, а 17,5% преступлений, а доля родительских среди них еще меньше — 11,5% (данные на 2018 г.).

Нетрудно доказать, что ложью являются и другие утверждения лоббистов, которые заявляют, что в России 40% тяжких преступлений совершаются в семье, а от семейного насилия в год страдает 16 миллионов женщин.

Ложь используется при лоббировании законопроекта по очень простой причине: зная правду, его не поддержит ни один здравомыслящий человек и ни один неангажированный чиновник.

Нашему обществу не нужен законопроект, который продвигают с помощью лжи и манипуляций!

Присоединяйтесь к открытому письму просемейных организаций и поддержите требования:

  • Не допускать принятия закона о профилактике семейно-бытового(домашнего) насилия.
  • Исключить возможность ратификации Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием), а также принятия любых иных законов, нормативных правовых актов и программ, связанных с феминизмом, гендерной идеологией и другими радикальными антисемейными идеологиями и структурами.
  • Исключить возможность какого-либо влияния феминизма, гендерной идеологии и иных радикальных антисемейных идеологий на принятие государственных решений в сфере семейной, социальной и культурной политики и в области образования.

С полным текстом открытого письма вы можете ознакомиться здесь(https://drive.google.com/file/d/1UWcmQ_RAFYHeLwvPvpgw7EsV7bW23CZN/view).

Мы доставим ваши подписи в приемную Президента РФ и другим адресатам.

Когда Вы подписываете обращение, электронные письма с его текстом направляются нашей информационной системой общего пользования в Совет Федерации, Государственную Думу РФ и Совет по правам человека при Президенте РФ.

http://russkievesti.ru/novosti/yuvenalnaya-yusticziya/ostanovim-antisemejnyij-zakon-o-domashnem-nasilii.html

Законом о семейном насилии может быть вымощена дорога в ад

Горячее желание помочь людям и обуздать зло никак не гарантирует, что в результате вы не наломаете дров. Для законодательной деятельности нужен холодный расчет последствий – а не взвинченный пафос.

Споры вокруг закона о семейном насилии, который Дума собирается принимать в этом декабре, выявили странное и удивительное явление. Однако, прежде чем перейти к его описанию, я должен заметить, что не высказываюсь здесь ни за, ни против самого закона. Я понимаю, что существуют преступления, совершаемые внутри семьи, и с ними следует бороться. Борьба с преступностью – это очень серьезная профессиональная работа, которая требует квалификации в области юриспруденции и криминологии – то есть науки, исследующей причины преступности и методы борьбы с ней. Я понимаю, что не являюсь специалистом в этих областях. Меня тревожит ослабление презумпции невиновности и расширение возможностей для вмешательства в семью по самым неопределенным показаниям. Но пока я воздерживаюсь от категорических суждений о самой практике «охранных ордеров».

Что у меня, однако, вызывает однозначные возражения – это когда криминология заменяется идеологией, а аргументация – эмоциональным давлением. Нам рассказывают о душераздирающих случаях с одним психопатом, который отрубил жене руки, или с другим, который издевался над дочерями, рассказывают о 14 000 женщинах, убиваемых в год мужьями – цифра, легко проверяемая ложность которой не мешает ей кочевать из статьи в статью и из передачи в передачу – и требуют принять срочные меры, обвиняя тех, кто высказывает сомнения, в том, что они поддерживают преступления против женщин. Этому эмоциональному напору трудно не уступить – но так не должны приниматься решения, которые отразятся на судьбах множества людей.

Читайте так же:  Представитель взыскание алиментов

Более того, как бы ни был важен сам предмет дискуссии, не менее важно, какие методы обсуждения и какие стратегии принятия решений при этом входят в ткань нашей общественной жизни. Именно от них зависит, как мы будем принимать решения в следующий раз.

Принимать их просто потому, что сетевая общественность давит на вас с требованием определиться: так вы подлец и за насильников или приличный человек и за жертв? – было бы ошибкой.

Мерзавец, который поднял руку на женщину – особенно, на женщину, которая ранее доверилась его обещаниям любви и заботы и от него зависит – не вызывает ни малейших симпатий. Пусть этот негодяй, предатель и клятвопреступник понесет кару, которой заслуживает. Но презумпция невиновности и все сложные процедуры, которыми обставлено правосудие, существуют не в интересах мерзавцев. Они существуют в интересах невинных людей, на которых может пасть – или быть намеренно брошено – ложное обвинение.

Как и мерзавцев наказать, и не дать уничтожить невинных людей – это сложная задача, над которой тысячелетиями бьются лучшие юридические умы человечества.

И вот этот эмоциональный напор – «кто не с нами — тот за насильников» – решению этой задачи совсем не помогает. Возможно, он помогает решению каких-то других задач – но не этой.

Дело не в том, что сторонники нового закона хотят зла. Очевидно, нет – они верят, что делают важное и доброе дело. Дело в том, что они видят только одну сторону медали. Точно так же люди, которые наделяли опеку полномочиями изымать детей из семей, видимо, хотели как лучше. У них перед глазами стояли жуткие и возмутительные случаи издевательств над беззащитными детьми, которые не могли не вызывать горячего желания сделать все возможное, чтобы такое не повторилось.

Но в результате детей стали изымать из семей, где с ними ничего худого не происходило – а просто семья была бедной, или имела плохое жилье, или конфликтовала с местными властями, или дети, в пылу ссоры, оклеветали родителей – а потом машина закрутилась.

Так источником зла и беды для детей становилась сама опека, которая разрушала семью, отторгала детей от родителей и помещала их в детский дом (тоже не всегда идеально безопасное место). Причем, как правило, даже не по личной злобе сотрудников опеки (хотя тут, как и везде, могут быть и злоупотребления) – а по инструкции, составители которой, впрочем, тоже зла не хотели – а просто не могли всего предусмотреть.

На сильные побочные эффекты любого закона, который дает полномочия властям вмешиваться в семью, стоит обращать внимание заранее. У нас уже сложилось абсурдное положение дел, когда, с одной стороны, государство, в виду демографического кризиса, старается поощрять рождаемость, с другой – кошмарит многодетные семьи, ясно давая понять, что наличие детей – это опасная уязвимость, а многодетность – особенно.

Желание создать дополнительные механизмы (к уже существующим) для защиты женщин в семьях понятно – но что если, согласно новому закону, мужчина будет поставлен перед фактом, что по простому устному заявлению жены его могут выгнать из его собственного дома?

Тогда уже не только дети, а брак как таковой будет уязвимостью, которой станет благоразумнее избегать. Приведет это, впрочем, не к росту целибата – а к росту случаев незарегистрированных связей, в которых женщина вообще не будет иметь никакой юридической защиты.

Дорога в ад вымощена благими намерениями – как говорят англичане, или, как выразил ту же мысль Черномырдин, хотели как лучше, а вышло – как всегда.

Странное же явление, которое в эти дни можно наблюдать в сетях, состоит в том, что одни и те же люди с одним и тем же напором продвигают два несовместимых между собой набора представлений и требований.

Стоит заглянуть в Фейсбук, как на вас обрушивается, сбивая с ног, волна сообщений о том, что полиция у нас состоит из негодяев и садистов, суды штампуют неправосудные приговоры, сажают невинных и выгораживают злодеев. А всякий, кто сомневается в этом – подлый и низкий пособник насильников.

Но тут же – из тех же источников – на читателя обрушивается другая волна, которая, как отбойным молотком, вбивает в голову, что мужья и отцы в нашей стране – негодяи и садисты, для обуздания которых нужно принимать срочные и решительные меры. А всякий, кто высказывает сомнения – опять-таки, подлый и низкий пособник насильников.

Но ведь это неизбежно означает, что вы требуете дать больше полномочий тем самым людям, которых только что объявили преступной бандой. Как это совместить? Каким образом полиция и суды, которые вы только что заклеймили, как насквозь коррумпированные и бесчеловечные, делаются прекрасными людьми, совершенно заслуживающими доверия, как только им надо выдать дополнительные полномочия для борьбы с семейным насилием?

Едва ли можно сказать, что люди преднамеренно лгут в каком-то из двух случаев – скорее всего, они вполне себе верят и когда объявляют силовиков кончеными злодеями, и когда требуют расширения их полномочий. В обоих случаях они пламенно искренни. Просто у них как-то отключена способность заметить очевидное противоречие в их мировоззрении и требованиях.

Люди ухватываются за яркие эмоциональные маркеры, которые позволяют им пережить чувство единства и сопричастности. «Мы юные и смелые, требуем защитить беззащитных». Но это, увы, совсем не подходящий способ принимать серьезные решения. Серьезные решения требуют длинных, сложносоставных – и часто невеселых мыслей. Большинство сотрудников полиции и судов – честные люди. Но и среди них бывают преступники, и расширять полномочия, которыми могут злоупотребить, надо с осторожностью. Хуже того, лично благонамеренные люди, выполняя инструкции других благонамеренных людей, могут принести много зла.

Горячее желание помочь людям и обуздать зло никак не гарантирует, что в результате вы не наломаете дров. Для законодательной деятельности нужен холодный расчет последствий — а не взвинченный пафос.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://ruskline.ru/opp/2019/10/29/zakonom_o_semeinom_nasilii_mozhet_byt_vymowena_doroga_v_ad

Литература


  1. Пикуров, Н. И. Комментарий к судебной практике квалификации преступлений на примере норм с бланкетными диспозициями / Н.И. Пикуров. — М.: Юрайт, 2014. — 496 c.

  2. Торвальд, Ю. Век криминалистики; М.: Прогресс, 2011. — 325 c.

  3. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2012. — 240 c.
  4. Краткий юридический справочник для профактива. — М.: Профиздат, 2012. — 432 c.
  5. Картрайт, Г. Обвиняется в убийстве. История судебных процессов над Калленом Дэвисом / Г. Картрайт. — М.: Прогресс, 2017. — 384 c.
Ювенальная юстиция закон о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here