Ювенальная юстиция в норвегии барневарн

Семья, Любовь, Отечество

Семья, Любовь,
Отечество
Межрегиональное общественное движение

Ювенальная юстиция

Дата публикации Автор: ondrya

Известный норвежский правозащитник — о произволе «Барневарн»: 10 шокирующих фактов

25 ноября известный правозащитник из Норвегии Мариус Рейкерос дал в Таллине пресс-конференцию и прочёл лекцию. Тема: многочисленные нарушения прав детей и родителей и произвол социальных служб в его стране.

Как сообщила ВaltNews.ee координатор из НКО «Родители Эстонии» Анастасия Рая, лекция норвежского правозащитника произвела неизгладимое впечатление на зрителей: «Я знала все материалы заранее, но слушать было интересно даже мне. Будем распространять запись на русском языке, тогда увидите сами, какие ужасающие вещи творятся». В докладе прозвучало много критической информации о деятельности социальной службы «Барневарн» (Barnevernet) по помощи и поддержке детей и подростков в Норвегии.

Анастасия Рая согласилась по просьбе BaltNews.ee привести самые шокирующие из прозвучавших в докладе фактов, отметив, что каждый из них имеет соответствующую доказательную базу.

1. По решению ООН, у Норвегии — пониженная с А на Б группа по правам человека. Норвегия официально признана неблагонадежной страной в области соблюдения прав человека и прав родителей на воспитание родных детей. Понижение статуса произошло в 2012 году.

2. Дети получают наркотики, в том числе героин, в социальных учреждениях «Барневарн». Наркотики и психотропные средства используют для успокоения детей. Как следствие, половина детей в таких заведениях подсаживается на наркотики и различные медпрепараты. Зафиксирован и случай гибели подростка в заведениях «Барневарн» от передозировки наркотика Гаммагидроксибутират (GHB), так называемого «жидкого экстази».

3. «Барневарн» берёт на работу бывших преступников и людей с психическими заболеваниями. Как следствие, детей бьют и насилуют в социнститутах. Закрывают детей в одиночестве и изолируют от любого общества в виде наказания в течение недель. Смертность «спасённых» (отобранных у родителей) детей превышает в 40 раз обычную детскую смертность в Норвегии. Официальный рапорт признает, что против детей в опеке используется слишком много физической силы и на них оказывается постоянное психологическое давление.

4. Из норвежского законодательства удалён биологический принцип — принцип родства по крови. Теперь при вынесении решений по ребенку имеет значение только та семья и те обстоятельства, которые отвечают абстрактным «интересам ребёнка». Ради такого интереса можно оправдать даже насильственное изъятие ребенка у родителей против его воли. Как следствие, в Норвегии нельзя забрать котёнка у кошки до трехмесячного возраста, зато можно отобрать ребёнка у родителей прямо в роддоме по причинам, научно необоснованным (например, «возможный эмоциональный риск в будущем»).

5. Массовый убийца и террорист Андерс Беринг Брейвик, который убил больше 70 человек, может видеться с семьёй регулярно. А десятки родителей, у кого отняли родных детей, не могут встречаться с детьми годами, их отдают в приемные семьи и даже меняют имена.

6. О жуткой практике социальных служб «Барневарн» знают не понаслышке десятки стран, чьи граждане пострадали от действий социальных работников. У родителей, живущих в стране на временной основе, отнимают детей навсегда, а затем депортируют родителей под любым предлогом. Если речь идет о детях, отобранных из семей иностранцев, то в новых приемных семьях и в центрах помощи им разрешают говорить только по-норвежски. Официальные извинения перед своими народами за произвол собственных социальных служб а ля Норвегии уже высказали премьер-министр Австралии и финский министр здравоохранения. Из-за решений «Барневарна» у Норвегии испорчены международные отношения с Бразилией, Чехией и Швецией и другими странами. Но никаких изменений не происходит.

7. Государственная система Норвегии поощряет произвол чиновников «Барневарн», а у родителей нет практически никаких прав по защите от действий таких чиновников. Нужные для «Барневарн» решения по детям выносят детские психологи, которые могут потерять работу, если напишут рапорты, не подходящие социальным службам. При этом Норвегия выделяет десятки миллионов норвежских крон на внедрение и пропаганду своей ювенальной системы в странах Восточной Европы, в первую очередь, в Прибалтике. Эстония спонсируется Норвегией в унификации собственного законодательства с норвежским в опросах социальной опеки над детьми и подростками.

8. Из проживавших в Норвегии 1 459 029 детей (в возрасте от 0 до 22 лет, так как помощь оказывается до 23 лет) под наблюдением «Барневарн» в течение года находились 53 150 детей и подростков. В том числе 38, изъятых из эстонских семей.

9. «Барневарн» является вершиной пирамиды по зарабатыванию денег на изъятых детях и подростках. В 2015 году семь основных компаний, работающих по усыновлению детей, заработали 65 миллионов евро. Компании, занимающиеся опекой детей, являются акционерными обществами и выведены на Лондонскую фондовую биржу с целью получения прибыли.

10. За все годы существования «Барневарн» ни один чиновник не понёс ответственности за смерть ребёнка. В настоящий момент Европейский Суд по правам человека начал расследование сразу 9 случаев в системе защиты детей Норвегии. Этого добивались много лет норвежские правозащитники, а сбор информации длился пять лет.

Барневарн в Норвегии – это государственный фашизм в чистом виде и геноцид белого населения

Причины, по которым «детское гестапо» конфискует детей в Северной Европе

Автор – Владимир Маслов

Детские «гестапо» свирепствуют во многих странах «старой» Европы, но подразделение в Норвегии, Барневарн, самое неадекватное. Весной 2012 года норвежский профессор лингвистики Бергенского университета Марианна Хасле Сканланд (Marianne Haslev Skånland), начала собирать наиболее абсурдные причины обоснования конфискации детей в Северной Европе (Норвегия, Швеция, Финляндии, Дания) на данный момент в списке 71 пункт. Информированность учёного обеспечивается неоднократным участием в судебных заседаниях в качестве эксперта. Отмечается, что такие бредни принимаются судьями в качестве аргумента и/или содержатся в отчётах «психологов» и других сотрудников служб по «защите» детей. Среди них:

1. Ребёнок стал привязан к новой семье, при этом его собственное мнение не учитывается. Детям нужна стабильность, а не перемещение от семьи к семье (прим. аргументы в делах по возвращению).
2. Безработный отец не способен обеспечивать семью.
3. Психолог зафиксировал, что мать не может приготовить омлет по вкусу ребёнка, нарезает хлеб слишком толстыми кусочками.
4. Маленький ребёнок проявляет интерес к незнакомцам и улыбается им, а значит, он не привязан к матери.

Читайте так же:  Основные направления защиты прав детей

Это «благополучная» северная Европа? Нет. Это государственный фашизм в чистом виде.

Как уже отмечалось, в Норвегии при выборе опекунов приоритет отдаётся содомитам. Примечательно, что на нарушения в новой семье закрывают глаза, это вполне объяснимо, ведь в противном случае Барневарн вынуждена будет показывать свою неэффективность и коррупцию. Обширные гематомы, педофилия, педерастические оргии и прочие издевательства не являются поводом для внимания к «усыновлённым». Так, Сканланд приводит факт об одном из усыновителей, которого две приёмные девочки обвинили в половом насилии над ними, но сообщения были проигнорированы, и Барневарн отдаёт ему под опеку мальчика. Позже отчима посадили за распространение детской порнографии.

По результатам доносов и расследований, ежегодно из семей граждан Норвегии и иностранцев изымается около 2 тыс. детей – это официальные данные, эксперты называют гораздо большие цифры. Для сравнения, каждый год в Норвегии рождается 50-60 тыс. малышей. Подробнее о Барневарн позже.

«Увидела детей через две недели. Одна из дочерей меня спросила: «Мама, за что ты нас продала?» Потому что, когда такое случается с детьми, у них срабатывает чувство вины, и ребенок не думает, что мама или папа сделали что-то не так, а думает, что это он виноват в том, что произошло. Детей отдали в три разные семьи. Амира попала к гомосексулистам, которые посреди ночи абсолютно голыми танцевали, пили и так далее. На наших встречах она перед расставанием всегда клала мою руку себе на грудь и говорила: «Мама, чувствуешь как сильно бьется мое сердце от ужаса, что надо туда возвращаться?»» – рассказала норвежка Моники Петров, у которой отобрали пять детей за якобы отсутствие материальных возможностей.

«Вначале у нас получили безграничную поддержку представители ЛГБТ-сообщества. Теперь при помощи Barnevernet мы создаем рай и для педофилов. Нигде не отдают так много детей чужим людям, как у нас. Все знают, что часть детей не свели счеты с жизнью, а погибли во время оргий. Только в наших СМИ про это писать не принято. Но тот факт, что мы занимаем ведущие позиции в мире по количеству BDSM-клубов (Bondage, Domination, Sadism & Masochism – связывание, господство, садизм и мазохизм), это подтверждает. Создали мы и рабство. Ни для кого не секрет, что дети, попавшие в мусульманские семьи, становятся там под страхом смерти фактически рабами. И при этом мы тратим огромные деньги и утверждаем, что все это ради счастья детей», – норвежский политолог Мортен Якобсен.

Отбирают ли детей в России? Да, порядка 3 тыс. каждый год, четверть из них органы опеки возвращают обратно в семью. Получается, что число изъятых детей в Норвегии и России примерно одинаково, но вот население стран несравнимо – 5,5 млн и 147 млн. Член Совета Федерации Елена Мизулина отмечает: в России на всех уровнях власти существует очень слаженное ювенальное лобби, это было сделано через маленькие поправки в законы, про которые даже не подумаешь, что это имеет отношение к ювеналке. По её мнению, права кровных родителей ущемляются в пользу замещающих и приёмных семей.

Детская полиция Норвегии

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Ювенальная юстиция Норвегии — самая прибыльная индустрия

Норвежские правозащитники предоставили организации «Русские матери» уникальный документ — расходную ведомость одной приемной норвежской семьи, в которую в 2008 сотрудники «Барневарн» (организация по ювенальной юстиции Норвегии) поместили 4 российских детей, изъятых у чеченских родителей, проживающих на территории Норвегии.

В документе указывается сумма финансовых поступлений за 2009, 2010 и 2011 годы, предназначавшихся якобы на содержание четверых российских детей, информирует пресс-служба МОД «Русские матери».

Речь идет об одной чеченской семье, которая приехала в Норвегию из России в 2006 году. «Барневарн» изъяла у этой российской семьи четверых детей и поместила их в приемную семью (фустерфамилию) в г.Ларвик. Эта приемная норвежская семья немедленно после поступления «на баланс» российских детей стала получать астрономические поощрительные выплаты от государства Норвегия.

В 2009 году выплаты составили 2073000 крон, в 2010 году — 2087000 крон, а в 2011 году — 2412000 крон. В пересчете на рубли эти суммы увеличиваются примерно в 5 раз: приемная норвежская семья получила из бюджета в 2009 году – 10 миллионов 365 тысяч рублей, 2010 году – 10 миллионов 435 тысяч рублей, а в 2011 году – 12 миллионов 60 тысяч рублей.

В интернете доступна полная экономическая ведомость из этой приемной норвежской семьи, которая говорит о подлинности указанных цифр вливаний из государственного бюджета в приемные семьи за российских детей.

Указанная чеченская семья, помимо четырех изъятых «Барневарн» детей, имеет еще двоих детей, с которыми мать и отец проживают в настоящее время в государственном лагере для беженцев.

Перераспределение гигантских сумм бюджетных ассигнований возможно только при изъятии детей у кровных родителей и принудительной миграции «российских сирот» по приемным норвежским семьям. Суммы вливаний в приемные семьи распределяет всесильная и никому неподконтрольная детская полиция, ювенальный орган Норвегии, отвечающий якобы за защиту детей, — «Барневарн».

Точное число российских детей, в настоящее время находящихся в индустрии отчуждения от кровных родителей, развернутой «Барневарн», неизвестно. В организацию «Русские матери» обратились 13 российских семей, у которых «Барневарн» изъяла 17 детей.

Русские матери всерьез опасаются, что закон «О соцпатронате», лоббируемый норвежской и финской соцпатронатной системой, скрывает в себе общеевропейскую коррупцию.

Ювенальная юстиция в норвегии барневарн

Госкомстат Норвегии обнародовал на своем официальном сайте информацию о том, что государство ежегодно выделяет на содеражание карателей из Барневарн 8,8 миллиардов крон (44 миллиарда рублей или около 1 миллиарда евро). Деньги идут прежде всего на поощрение насильственного разделения семей эмигрантов и отчуждение родителей от родных чад, информирует пресс-служба МОД «Русские матери».

1/5 всех детей в Норвегии в настоящее время находится под юрисдикцией государства — то есть это клиенты Барневарн, ювенальные клиенты. Они разделены с биологическими родителями и проживают в ювенальных учреждениях. Одни называют их приемными семьями и детдомами, другие — ювенальными тюрьмами семейного типа. Норвежская ювенальная полиция Барневарн гордится тем, что изымает у хороших родителей в Норвегии 1,5 ребенка в час.

Читайте так же:  Скабеева подала на развод

Норвегия: С органами опеки говорить можно. только матом

У здания норвежского генконсульства в Санкт-Петербурге, расположенного по адресу: Лиговский проспект 13-15, 23 января 2016 года, с 13 до 15 часов пройдет митинг протеста против легализованного в Норвегии киднеппинга. В легализованном пикете примут участие многие организации, в частности, «Русские матери», АРКС, «Народный собор», НОД и другие. В минувший понедельник евродепутат от Чехии Томаш Здеховски представил в комиссии по петициям европарламента доклад о мировой акции родителей, направленной против узаконенного изъятия детей от родителей в Норвегии.

Норвежский абсурд

Чтобы можно ответить людям, которые утверждают, что мать слишком маленького роста и, когда дочь будет подростком, то не сможет с этим смириться. И что сказать на замечание клинического идиота: «Ребенок поворачивает лицо в неправильную сторону (именно так!), когда отец моет его».

Грешно сквернословить в святую неделю, но только русским матом можно сопроводить подобные сентенции. Тут дело даже не в том, что есть «неправильная сторона». А если таковая и имеется, то такой стороной — точнее страной — является Норвегия, где весь этот бред принимается судами по лишению родительских прав.

Профессор Бергенского университета в Норвегии Мариана Хаслев Сканленд изучила различные случаи изъятия детей из семей и составила список аргументов, которые использовали работники социальной службы Barnevernet («Барневарн») и другие специалисты, как причину по которой детей надо было забрать от родителей и поместить в фостерные семьи (от английского глагола foster — воспитывать, растить чужого ребенка в патронажной семье).

Эти причины были записаны как во внутренних документах «Барневарн», так и в тех документах, которые предоставлялись в суд. Наиболее распространенный аргумент звучит так: «Ребенок привык к фостерным родителям» (несмотря на то, что сам ребенок опровергает это) и «Ребенок должен иметь стабильность, а не перемещаться из семьи в семью» (несмотря на то, что сами сотрудники «Барневарн» многократно перемещали ребенка).

Нижеследующие аргументы напоминают рубрику «Нарочно не придумаешь» из советского сатирического журнала «Крокодил», с той существенной разницей, что в СССР были отдельные головотяпы, бездари и тупицы, а в современной Норвегии это — тенденция. В скобках дается комментарий к аргументам.

1) У отца нет работы — он не может поддерживать семью.

2) Отец болен и мать не может найти хорошо оплачиваемую работу, поэтому семья не может покупать игрушки и оплачивать школьный и внешкольный досуг детей. (А детский дом получает много тысяч крон ежемесячно для каждого ребенка, т. е. на поддержку семьи денег нет, а на детский дом есть).

3) Чистая одежда не сложена идеально в шкафу.

4) Психолог зарегистрировала, что мать не смогла сделать такой омлет, который бы она нашла удовлетворительным, и резала слишком толстые куски хлеба.

5) Ребенок с удовольствием смотрит на незнакомцев и улыбается им. Значит, он не привязан к матери.

6) Ребенок поворачивает лицо в неправильную сторону, когда отец моет его. (Таким образом соцработники объясняют, что ребенок не любит отца, хотя в действительности возможно ребенку не нравится, когда мыло попадает в глаза. А что значит «правильная» или «не правильная» сторона? Левый или правый уклонист, что ли?).

7) Мать использует слишком много моющего средства во время уборки. (Это докладная социального помощника, который был направлен для «помощи» в семью)

8) Отец слишком активен, мать слишком пассивна. (Само по себе наблюдение за семьей социальными работниками, естественно, заставляет нервничать родителей).

9) У отца травмирована нога, из-за этого он не может стоять на лестнице и не может помыть верхнюю часть оконных рам.

10) В доме нет внутреннего туалета. (Интересно, как целые поколения выросли с нужником на улице?).

11) Мать просит бабушку отвезти детей к врачу и на медицинские процедуры, вместо того, чтобы сделать это самой. Свои интересы мать ставит выше интересов ребенка. (Мать в это время повышала свою профессиональную квалификацию).

12) Сын прогуливает школу.

13) Родители попросили социальные службы помочь, потому что их ребенок не запоминал то, чему его учили в школе. (Многие случаи возникали после того, как родители обращались за помощью к работникам социальных служб).

14) Мать слишком маленького роста и, когда дочь будет подростком, она не сможет принять это.

15) Бабушке 54 года — слишком старая, 28-летняя сестра матери — слишком молодая. (Мать ребенка умерла, и семья хотела взять опеку над ним).

Видео (кликните для воспроизведения).

16) Посещая детей, бабушка хотела обнять внуков, но работникам соцслужб не позволили бабушке обнять их, потому что это может создать нежелательную привязанность. (Без комментариев).

17) На вопрос судьи, хочет ли девочка вернуться домой, она ответила утвердительно, но этого хотят все фостерные дети. (Из решения суда: тот факт, что все/многие фостерные дети хотят вернуться домой, говорит о том, что это не может быть причиной для их возвращения в семью).

18) Мать страдает от депрессии, поэтому достаточно, чтобы она имела одного ребенка. (У матери были близнецы, но соцслужбы забрали одного).

19) У матери проблемы с позвоночником. (Второго ребенка соцслужбы забрали).

20) Мать — инвалид, поэтому она не может долго играть с детьми в песке и кататься с ними зимой на лыжах.

21) Мать злоупотребляет лекарствами. (Все медикаменты прописаны врачом).

22) Родители хотят оставить ребенка у себя и не хотят отдавать его в приемную семью. (Это означает, что они не хотят сотрудничать с «Барневарн» в интересах ребенка).

Удивительно, что к таким доводам прислушиваются. Возникает вопрос как об умственном развитии норвежских судей, так и об их моральном уродстве. Но еще удивительнее — хотя куда уж больше! — адвокаты в Норвегии. Назначенный государством защитник, кстати, это было сделано вопреки желанию девочки, выразился так: «Девочка говорит, что она хочет вернуться домой. Конечно, социальные службы должны позволить ей жить в приемной семье».

Ни Кафка, ни Оруэлл, ни Гюго с его компрачикосами до такого не додумались. Норвежским чиновникам там близко, пусть утрутся Нобелевской премией по литературе. Если без шуток, то у нас на глазах осуществляется уродливый, жестокий и тупой бизнес на детях.

Читайте так же:  Недвижимость в ипотеке при разводе

«Такая всемирная акция проходит впервые, но российские СМИ об этом не пишут, — сокрушается в интервью Правде.Ру координатор Международного движения «Русские матери» Ирина Бергсет. — На улицу выйдут люди в более чем 30 странах на всех континентах. Даже Африка к нам подключается. Люди выходят на пикеты против таких технологий разрушения семей. Претензии к стране, где происходит экспериментальное внедрение этих технологий, — к Норвегии. Первое требование к Норвегии — верни украденных детей! Второе — Норвегия, стоп кинденеппинг! Под киднеппингом подразумевается беспричинное изъятие детей, потому что неправильно приготовленный омлет — это просто абсурд!»

Ювенальная юстиция

Правда.Ру неоднократно обращалась к теме ювенальной юстиции. Вот и накануне субботнего пикета у стен генконсульства Норвегии в Питере мы поговорили с Ириной Бергсет, которая рассказала о вопиющем случае, произошедшем в Норвегии в канун прошлогоднего Рождества. Девочка из семьи румынских эмигрантов, в которой пятеро ребятишек, спела в школе рождественскую песенку. Школьницу прямо из школы отдали в приемную семью.

Родителям объяснили, что пение рождественских песен «называется идеологической обработкой христианством в Норвегии». В чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят. Бедолаги-родители извинились: раз в школе нельзя, мы будем молиться дома. Соцработники им тотчас объявили, что и в четырех стенах тоже нельзя молиться по-христиански и… забрали других четверых детей. А родителям для встреч с кровными детьми дают всего два свидания два раза в году по 15 минут.

«Это полная клиника, — так прокомментировала жуткую ситуацию в Норвегии замначальника отдела по выработке государственной политики в сфере демографической политики и вопросов гендерного равенства Департамента демографической политики и социальной защиты населения министерства труда и социальной защиты РФ Татьяна Мельникова. — У нас такого быть не может. В РФ работа по изъятию детей регулируется законом об органах опеки и попечительства.

В нашем Семейном кодексе прописаны случаи, когда вмешивается опека и попечительство. Только тогда, когда ребенку грозит реальная опасность, и никакая ювенальная юстиция при этом не присутствует. Что такое ювенальная юстиция в понимании федеральных органов? Это отправление правосудия в отношении несовершеннолетних правонарушителей. И все».

Как далее пояснила Татьяна Мельникова, в соответствии с международной конвенцией о правах ребенка требуется, чтобы правосудие в отношении правонарушителя-ребенка отправлялось не в обычных судах для взрослых, а в ювенальных — то есть созданных специально для детей.

«При этом должны присутствовать педагоги, родители или опекуны, а также судьи, которые получили специальную подготовку в области детской психологии и педагогики и т. д. Чтобы не относились к ребенку, как взрослому. Их задача выявить мотивы правонарушения и максимально смягчить наказание», — подчеркнула Татьяна Мельникова.

Кроме того, заместитель начальника отдела по выработке государственной политики призвала граждан России поменьше поглядывать в сторону Европы и внимательнее читать законы собственной страны. Нас не может не радовать семейно-ориентированный подход российского государства, но необходимо поддержать тех родителей, которые стали жертвами изуверской политики Норвегии.

Осло научит Мурманск детей любить

Норвегия, которая и так тесно сотрудничает с приграничной Мурманской областью, решила поучить регион защите детей в духе ювенальной юстиции. Однако, памятуя о действиях норвежских соцслужб, об их Барневарне и европейских делах о педофилии в семьях, есть большие сомнения в том, что Норвегия может научить Мурманскую область чему-то хорошему.

Вспоминается, как во время существования советского журнала «Семья и школа» шутливо-иронически говорили: «Чему нас учит семья и школа?» Похоже, что в нынешней ситуации уже не до шуток. Во всяком случае, эксперт Всероссийского фонда образования Олег Сергеев в беседе с корреспондентом Pravda.Ru посетовал не только на отсутствие воспитания детей в семьях и школах, но и на то, что в России стоит заново воссоздавать развалившуюся систему образования подрастающего поколения.

«У нас была в Союзе развернута сеть институтов — и в минпросе, и Госкомвузе. В НИИ высшего образования, например, был сектор экономики и психологии. И была мощная психологическая школа и в минпросе. Теперь этого нет. Воспитание, как говорится, на голом месте сейчас», — с горечью отметил Олег Сергеев.

Неужели нельзя обойтись без зарубежного опыта? Тем более, что в последнее время мы все чаще слышим, как из русских семей — особенно в скандинавских странах — органы опеки насильно изымают детей. О «ювенальном терроре», ювенальной юстиции нам постоянно напоминают СМИ, а на днях уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов передал в Следственный комитет России информацию о том, что за три последних года в Норвегии из семей были изъяты 55 детей, в Финляндии — 74 ребенка.

Координатор движения «Русские матери» Ирина Бергсет в интервью Pravda.Ru подтвердила факт неправомочных действий со стороны Barnevarne — системы защиты детей в Норвегии, и ювенальной юстиции Европы в целом.

«Барневарн — это частная корпорация, владелец которой американский медконцерн банков Америки, — констатирует Ирина Бергсет. — Вот кто заключает договор с властями Мурманской и Архангельской областей о детях. Барневарн — это частная система, ничего государственного там нет. Единственное, что они откачивают деньги из госбюджета Норвегии, также они хотят откачивать деньги из государственного бюджета Мурманской области».

Противоположной точки зрения на ювенальную юстицию придерживается другой собеседник Pravda.Ru — профессор, социолог, политолог, бизнес-консультант и специалист по международной регионалистике по проблематике «Европейский Союз и Российская Федерация» Олег Андреев. Этот эксперт считает, что «норвежские специалисты, школы и университеты действительно предлагают поучительные материалы», а «норвежские недостатки не проявят себя в России. Тем более никто не даст им проявиться в Мурманской области, хотя бы потому, что в России другая система семейного законодательства».

«В вопросах киднеппинга преувеличивают все одинаково: и мамы, и соцслужбы. Практика того, что дети чаще всего изымаются из смешанных семей в пользу национальной принадлежности государства, распространена и в Финляндии, и в Швеции. Детей могут бить и обижать везде. Это международная проблема», — философски заметил Олег Андреев.

Если оба наших консультанта-мужчин промолчали, то женщина-эксперт обратила внимание на такой неожиданный аспект, как «истребление традиционной семьи» в некоторых европейских странах. А детишки из Мурманской области послужат лишь расхожим товаром.

Процитируем Ирину Бергсет: «Вся Мурманская область живет за счет того, что их прикармливает Норвегия. То они рыбу у них покупали, теперь они детей им передают. Сотрудничество приграничных областей с Архангельской и Мурманской областями, с Барневарн — это последние 30 лет, с 1990-го года, чтобы вы не строили иллюзий. Дети из детских домов проводят меньшую часть года в приграничных российских детдомах. Мне лично попадался документ, когда по обмену 3,5 тысячи детей из северных районов Российской Федерации проводят, скажем так, свое житье-бытье в норвежских приемных семьях, где в принципе процветает педофилия, насколько мы знаем».

Читайте так же:  Развод если есть дом и дети

По мнению Ирины Бергсет, «проникновение на наш рынок» частных (координатор движения «Русские матери» подчеркивает, именно частных иностранных) структур, вроде того же пресловутого Барневарна — «очень опасно».

«И это через разные НКО и через якобы святую идею защиты наших детей от плохих родителей, плохих детских домов. На самом деле — это более глобальный и более разрушительный для России, очень опасный проект», — подчеркивает Ирина Бергсет, говоря о ювенальной юстиции.

3ruble

СВОБОДНОЕ СООБЩЕСТВО

ТЕМА — ВСЁ И ОБО ВСЁМ

Орган ювенальной юстиции — Barnevernet, творит в стране страшные вещи.
Статистика свидетельствует —
150 детей и больше тысячи родителей между 1990 и 2002 годом свели счёты с жизнью из-за barnevernet.

Для такой маленькой страны как Норвегия цифры очень большие.

Организация эта совершенно бесконтрольная. Сама издает себе законы и права. Надстроена “над полицией”.
Обжаловать действия этой организации негде, у них нет даже централизованной администрации.
Достаточным основанием к заведению дел против семьи у них являются простые анонимки.
Все бы еще ничего, если бы после проведения полного обследования обстоятельств дел семьи, подозреваемой в неблагополучии, и неподтверждения надуманных обвинений на основании таких анонимок дела закрывались.

Тем не менее, на практике ни одно однажды открытое дело против ребенка не закрывается до его совершеннолетия,
даже несмотря на возникающее противоречие с красиво составленым законом Barnevernslov.
Закрываются лишь расследования дел.
Зачастую родителям не дают право даже знать, на основании чего дела держатся открытыми.

1. скончалась мать одноклассника моего ребенка, не пережившая того, что Barnevernet лишила ее родительских прав
(в течение полугода после случившегося).
2. Дело на моего ребенка было открыто даже не на основании какого-нибудь, упаси Бог, насилия или другого неблагополучия в семье: достаточно было обвинений якобы в частом посещении
нашего дома “люксус билями и люксус мотоциклами”, в частом отсутствии дома и замкнутости по отношению к соседям.
И также дело не закроют до его совершеннолетия, даже несмотря на то, что в том числе из школы получены
САМЫЕ лестные отзывы, ребенок за 4 года с нуля прошел экстерном 6 норвежских классов,
посещает все возможные спортивные/музыкальные секции, всегда ухожен, накормлен и доброжелателен.

[3]

При таких обстоятельствах с заведенными делами в школы этой организацией отдаются
распоряжения следить за детьми, на которых заведено дело…
На сегодняшний день моему ребенку с учителями очень повезло. Но с переходом в новую школу не знаем, к чему и готовиться. Наверное, не надо объяснять, как это неприятно и чревато при возможной недобросовестности/недоброжелательности учителей.

Создается впечатление, что дети на территории Норвегии принадлежат не родителям, а именно этой организации!
Это они единолично решают, что именно вашему ребенку хорошо, а что есть плохо.
Это они решают, имеете ли вы право быть родителями ребенка или вашим детям будет лучше с новыми родителями.
Ваше согласие или несогласие при решении этого вопроса не играет никакой роли!
А при том в организации этой зачастую работают люди, не только не имеющие мало-мальского образования,
но и своих собственных детей!
Большой ошибкой будет думать, что основания к открытому делу дают в той или иной мере сами родители.
Вдумайтесь: дела открываются на основании простых анонимок откровенных недоброжелателей.
А не закрываются НИКОГДА — вплоть до достижения ребенком совершеннолетия.
Неподтверждение надуманных обвинений основанием к закрытию дела на практике НЕ ЯВЛЯЮТСЯ.
Источник

Письмо украинки, проживающей в Норвегии, о Barnevernet.
Как рассказывает наша бывшая соотечественница, очень удивляет то, что в Норвегии
детей с ранних лет учат жаловаться друг на друга в различные инстанции.
Например, сидят на уроке два лучших друга, один из них списывает.
Второй подходит к учителю и говорит, что его сосед списывает.
А потом они, как ни в чем не бывало, вместе идут пить кофе на перемене.

Признайтесь, это выглядит дико! Но, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Но если есть стукачество, то есть и организация, в которую можно прийти и настучать.
В Норвегии — это barnevernet, своего рода общество по защите детей, которое активно использует в своей работе наводки от анонимов.

[1]

Barnevernet — структура, которая должна помогать родителям, нуждающимся в совете.
Но не всегда ведь такая помощь необходима. По словам нашей читательницы, от постоянного внимания сотрудников этой организации приходится отмахиваться, как от назойливой мухи.
Поводом к разбирательству может послужить уставший вид мамы,
грустный взгляд малыша или неполная семья.
При таком подходе многих родителей в нашей стране можно было бы лишить ребенка — немалое количество украинцев смотрит на жизнь без особого энтузиазма.

Еще, скажем, негодование у норвежцев вызывает посильная помощь подрастающего поколения по дому:
«Как, это же эксплуатация детей!»
Можно «пострадать» из-за конфет.
Как рассказала Лариса, их в Норвегии принято давать только в выходные. Соседи, школа, детский садик могут подать жалобу в организацию на то,
что родители портят сыну или дочери здоровье и зубы
.

В Норвегии большинство родителей своих детей не лечат от простуды, машут рукой, мол, само пройдет. И если вы вызываете скорую помощь ребенку с высокой температурой, то на вас посмотрят косо.

Плохо дело, если сотрудники barnevernet вами заинтересовались. Лариса пишет, что эта организация имеет широкие полномочия и может забрать детей из «проблемных» семей и передать их в приемные.

Вот зажрались, подумаете вы! И, может быть, будете правы.
Как-то у нас не принято обращать внимание на уставший вид родителей.
Тут бы хватило сил украинским инстанциям справиться с семьями алкоголиков и наркоманов и забрать у них детей.

Несходство культур — причина конфликта?

Как считает наша читательница, государственная политика в Норвегии направлена на то,
чтобы сделать людей одинаковыми.

Читайте так же:  Смена фамилии через год после замужества

Относительно детей это значит, что всем маленьким норвежцам положено ходить в детский садик с одного года.
Они должны быть социально адаптированными (т. е. не застенчивыми) и хорошо (по соответствующим правилам) воспитаны.
А если ребенок стеснительный или гиперактивный, т. е. отличается от других,
он попадает под пристальное внимание сотрудников детской организации.

В случае с Ларисой причиной для разбирательств послужила разница в культурах разных стран.
Женщина просто не улыбалась так много, как норвежцы, и это было замечено.
И об этом непременно доложили куда надо.

«Я ходила в открытый детский садик (учреждение, куда мамы ходят с детьми, и каждая мать смотрит за своим ребенком сама) с сыном и была беременна»,— рассказывает свою историю молодая женщина.

В один прекрасный день родительницу уведомили, что ее семьей заинтересовалась контролирующая организация. Причина: уставший вид Ларисы и то, что ее сын Мартин не смотрит в глаза взрослым, когда с ним разговаривают.
С этого дня за жизнью их семьи, можно сказать, началась слежка.

Логика, согласно которой служащие ведут наблюдение за детьми, такова: легче формировать маленького ребенка, чем подростка, который уже испорчен. Но что значит «испорченный ребенок»? Где критерии, по которым определяют, какой ребенок хороший, а какой плохой?

Пришлось Ларисе и ее мужу-норвежцу приглашать адвоката, который посоветовал послушаться и спокойно принимать любую «помощь» от barnevernet. Такое смирение оценили по достоинству и отстали.

[2]

Еще одна переселенка, Оксана, познала радости общения с контролирующими организациями.
Норвежка невзлюбила ее в детском садике и настучала куда надо, что ее сын плохо воспитан.
Узнав о том, что ей грозят разбирательства, Оксана быстро собрала вещи и уехала.

У другой «пострадавшей» случился выкидыш после того, как ей сообщили, что хотят забрать
ее очень стеснительную дочь.

В газете для русскоговорящих жителей Норвегии «Русский бульвар» был опубликован материал о Елене Зайцевой (имя изменено) под заголовком «Своих детей я не отдам никому».
История Елены такова: по решению организации barnevernet двое ее детей были помещены в детский дом.

Родителям предъявлены обвинения по следующим пунктам: 9-летняя Катя смертельно боится,
что мама отправит ее жить в Россию; мать не понимает потребностей детей;
неправильно ухаживает за ними (одевает не по погоде и плохо кормит);
заставляет учить алфавит с трех лет, лишая их тем самым детства;
заставляет старших детей много работать по дому,
ухаживать за младшими, что не оставляет им времени на выполнение домашних заданий.
Обвинения подкреплены письменными заявлениями классных руководителей и еще одного свидетеля, пожелавшего остаться неизвестным.
Есть в деле и свидетельства учителя русского языка. Пострадавшая мать считает, что дело против нее и детей сфабриковано от первого до последнего слова.
«Это плата за мою принципиальность и излишнее беспокойство о детях. К сожалению, использование в работе детской организации анонимных заявителей позволяет превращать действительно важную и нужную организацию в орудие для сведения личных счетов»,— считает Елена.

По ее словам, даже если родители не алкоголики и не наркоманы,
а всего-навсего, например, ограничены в средствах или имеют недоброжелателей, то малейший повод:
неявка с ребенком к врачу, опоздание в школу, забытый дома бутерброд — могут явиться основанием,
чтобы лишить их родительских прав.

«Особенно сложно приходится иммигрантам. Игра слов при переводе, различие традиций и подходов в воспитании детей, изначальное недоверие к родителям, неискушенность в бюрократическом ведении дел — все это играет против мам и пап»,— с грустью говорит Елена.
Суд претензии, предъявленные Зайцевой, отклонил. Дело, растянутое на 80 страниц, лопнуло, как мыльный пузырь.

А вот еще один случай. На сайте для русскоговорящих норвежцев одна бывшая гражданка Восточной Европы рассказала, как соседка пожаловалась в контролирующую организацию — якобы семилетнюю девочку используют как домработницу. Приходила эта дамочка в гости, пила чай, мило улыбалась и щебетала о том о сем.
Но при этом не забывала сканировать все и всех на предмет нарушений. И в результате настрочила жалобу.
Пришлось нанимать адвоката и рассказывать работникам детской организации, что девочка из двухнациональной семьи,
в которой, по согласованию родителей, воспитание ведется по русским традициям.
В соответствии с которыми ребенок с 7 лет посильно работает в доме!

Подскажите, где тут можно настучать?

После того, как какой-то аноним в письме или устно обратится с жалобой на соседа,
сотрудники общества защиты детей вызывают родителей на встречу.
«Нарушители» должны бросить все и явиться незамедлительно. А если они этого не сделают,
их забирает полиция из дома или с рабочих мест.

Представляете себе картину: понуро, через весь офис ковыляет человек, который вчера чересчур эмоционально «воспитывал» ребенка! Вообще, это уже начинает нравиться.
Вот бы у нас немножко такого внимания. Хотя бы в профилактических дозах…

Далее, после встречи и ваших горячих уверений, что все хорошо, о вас начинают наводить справки. Попросту говоря, заводят на родителей дело: опрашивают соседей, учителей, врачей, смотрят за детьми в школе или детском саду.
ретивые сотрудники приходят домой и наблюдают, что происходит в семье.
Они могут сидеть, сколько им угодно, и вы не имеете права им ничего сказать.

Видео (кликните для воспроизведения).

Если мамы и папы попали в зону внимания barnevernet, то церемониться с ними не будут.
Работникам детской организации не обязательно предупреждать о приходе.
Надсмотрщики могут неожиданно постучать в дверь, а не пустить их означает оказать сопротивление властям.
Это будет рассматриваться как еще один повод, чтобы забрать ребенка из семьи.
Источник

Источники

Литература


  1. Михайловская, Н.Г. Искусство судебного оратора / Н.Г. Михайловская, В.В. Одинцов. — М.: Юридическая литература, 2016. — 176 c.

  2. Экзамен на звание адвоката. Учебно-практическое пособие. В 2 томах (комплект). — М.: Юрайт, 2014. — 184 c.

  3. Коряковцев, В.В. Суд присяжных в России: история и современность.-Спб.:Алеф-Пресс,2015. / В.В. Коряковцев. — Москва: СИНТЕГ, 2015. — 341 c.
  4. Ильин, В. А. История и методология физики. Учебник / В.А. Ильин, В.В. Кудрявцев. — М.: Юрайт, 2014. — 580 c.
  5. Исследования по истории и теории развития авиационной и ракетно-космической науки и техники: моногр. . — М.: Наука, 2011. — 264 c.
Ювенальная юстиция в норвегии барневарн
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here