Я не хочу умирать домашнее насилие

Я не хотела умирать — флешмоб набирает обороты.

Я не хотела умирать — флешмоб набирает обороты. Закон о домашнем насилии — один из самых главных законов, который будет способен защитить жертв от насилия, побоев и страха за свою жизнь и своих детей. В статье описаны истории реальных жертв, трагедии которых можно было бы избежать, если бы закон их защищал.

Как можно поддержать флешмоб?

  • Подписать петицию.
  • Разместить в социальной сети фото с хэштегом #ЯНеХотелаУмирать.
  • Можно сделать репост со страницы блогера.

Реальные жертвы, которым можно было бы помочь.

Маргарита Грачёва

Эта страшная история всколыхнула всю страну. Муж Риты увез свою жену в лес, где отрубил ей обе кисти рук. Он спланировал всё до мелочей: пытал её полтора часа, а после доставил в больницу и сдался полиции. Он заранее купил топор, жгуты и узнал сколько именно жертва может быть в сознании с такими ранами.

Маргарита выжила. Хирургам удалось пришить одну кисть обратно, вторую пришить не удалось. На её месте бионический протез.

Маргарита сообщила мужу о том, что хочет развестись. Сначала он взбесился, но позже остыл. Спокойно съехал с квартиры, помогал с детьми. Спустя время он показал себя. Рита обращалась в полицию после случая, когда муж угрожал ей ножом, но встретила равнодушие. Безнаказанность развязала руки Дмитрию и он спланировал целую расправу. Жертва всё это время жила в страхе за свою жизнь, но это не волновало правоохранительные органы.

Читайте так же:  Уплата алиментов на счет ребенка

Сейчас Маргарита учится жить заново и растить двух сыновей. Она в шутку называет себя «мама трансформер». Если бы мама Риты не добилась огласки случая на всю страну, люди бы не помогли сбором на протез. От государства Рита не получила ничего и до сих пор ожидает свой бесплатный протез.

A post shared by Маргарита Грачева (@margoritka1211) on Jul 22, 2019 at 7:00am PDT

Алёна Верба

Муж Алёны нанес ей 30 ножевых ранений и оставил умирать в одной квартире со спящим ребенком. Он хладнокровно убивал её, после того, как перерезал горло, спокойно ушёл из квартиры.

Беда началась с ревности. Муж приревновал жену к другому. На что она сказала, что не потерпит подобного отношения и подаст на развод. На следующий день муж извинился и повёз её собирать грибы, где напал, угрожая ножом, требовал признаться в измене. Закончилось всё вывихом ноги и порезом бедра.

Жертва обратилась в полицию, где ей порекомендовали не давать делу ход. Всё потому, что её муж боец отряда спецназа «Гром», занимающегося наркоконтролем. Для таких есть особый порядок производства. Ему провели воспитательную беседу и отпустили.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Он угрожал ей связями, обещал отнять сына, если она с ним разведётся. Всё закончилось трагедией. Труп изрезанной матери нашёл сын и позвонил отцу: «Мама порезалась и спит, приезжай, пожалуйста».

Яна Савчук

Была забита ногами до смерти своим сожителем Бочковым. За несколько часов до этого она порвала свои отношения с мужчиной и просила его покинуть квартиру. Она поменяла замок на двери, позже вышла с мастером (что поменял замок) к дому. Когда увидела бывшего сожителя испугалась и села в автомобиль мужчины, что менял замок.

Читайте так же:  Закон о домашнем насилии разрушить семью

Бочков подбежал, вытащил Яну из машины и начал избивать по голове. Эксперты насчитали 19 мощных ударов. Позже, убедившись, что она больше не очнётся, он скрылся.

В этот же день девушка вызывала полицию. Приехавшие на место сотрудницы, в том числе участковый уполномоченный Наталья Башкатова, лишь выслушали девушку, но ссоре не помешали. Успели даже поиздеваться. «Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем. Не переживайте», — сказала Яне Башкатова, которая ранее руководством УМВД признавалась лучшей в профессии. Сейчас Башкатова сама под следствием, ее обвиняют в халатности. Из органов ее уже уволили. А Яну, после ее отъезда, убили…

Оксана Садыкова

За два месяца до смерти, Садыков жестоко избил Оксану и чуть не задушил. Женщина, которая на протяжении многих лет прощавшая побои, ушла от мужа. Так же написала заявление в полицию. На Садыкова завели уголовное дело, но отпустили под подписку о невыезде.

В день трагедии бывший муж напал на Оксану в подъезде, стал избивать. Когда женщина стала кричать, нанёс ей ножевые ранения, попал в аорту. После нападения оставил Оксану истекать кровью. Скорая приехала только спустя два часа. У женщины осталось трое детей.

Сёстры Хачатурян

Пожалуй, самое громкое дело последних лет. Крестина, Ангелина и Мария убили своего отца, который насиловал их физически и психологически, избивал и унижал. Им грозит от 8 до 20 лет тюрьмы. Адвокаты просят отпустить сестёр, так как они жертвы насилия и больше не могли выносить издевательства над ними. Им пришлось убить отца, потому что у него были связи в прокуратуре и заявление в полицию ничего бы не решило.

Это только малая доля трагедий, которые произошли в России.

Хэштег #ЯНеХотелаУмирать в Instagram на сегодняшний день набрал больше 9 тыс публикаций.

Об участниках

«Решила заняться этим флешмобом, потому что после огласки дела сестер Хачатурян появилась вероятность, что закон о домашнем насилии рассмотрят осенью. Мы попытались дать этому максимальную огласку и увеличить шансы принятия».

Читайте так же:  Похищение ребенка статья уголовного кодекса

«Меня задевает эта тема до глубины души. Мне жаль тех, кто погиб, кто совершил убийство защищаясь, кто страдал, испытывая боль и бессилие. Детей, которые это наблюдали и которым тоже досталось. В моей семье тоже были подобные эпизоды.

[1]

Я бы хотела повлиять на ситуацию, а не только на продажи новых платьев и омолаживающих масок».

«Нас ужасает статистика актов домашнего насилия и табуированность темы. Часто пострадавшие сталкиваются с бездействием полиции. А также с обвинением в провокации, доведении партнера до агрессии, с уничижительными высказываниями вроде: “Значит, тебя все устраивает, не устраивало бы — ушла бы”. Все это говорится без учета морального и материального положения конкретной потерпевшей и оказывает на нее сильное давление.

Наша цель — раскрытие темы на широкую аудиторию, привлечение внимания к проблеме домашнего насилия и создание резонанса вокруг деятельности правозащитниц, работающих над законом о противодействии домашнему насилию».

Видео (кликните для воспроизведения).

О законе

«Пять лет назад молодой человек моей беременной подруги избил ее ногами в живот. После того случая, когда я стояла рядом с этим уродом, обещала ему, что не позволю ему никогда применять насилие, я подала документы в МГЮА, четыре года отучилась на уголовном праве и стала соавтором законопроекта по защите жертв насилия. До этого у меня было образование — журфак МГУ.

За закон мы бьемся уже более пяти лет. Еще с предыдущего состава Госдумы. Закон написан, за последние 10 лет было 40 его вариантов. Но ни один не вынесен на пленарные заседания в Государственную Думу, а два с половиной года назад Госдума еще и декриминализировала насилие в семье. Теперь побои — правонарушение, а не преступление.

Для насильников это сигнал от государства: бейте, спокойно платите штраф из семейного бюджета, потом ждите год, чтобы не было повторных побоев, и бейте снова.

И все это время мы бегаем за депутатами, убеждаем их вынести закон хотя бы на чтения. У нас есть папочка, ее узнают по надписи «Домашнее насилие — это преступление, а не традиция». Если бы действовал закон и государство защищало не насильников, а жертв, не было бы отрубленных рук Риты Грачевой. Трупов Алены Вербы, Яны Савчук, Оксаны Садыковой. Не было бы дела сестер Хачатурян, а Валерии Володиной не пришлось бы дойти до ЕСПЧ, чтобы наше государство заметило, что ее насильник может ее убить.

Закон вводит три новации:

1. Определение домашнего насилия и его видов. Это важно и для квалификации деяний, и для статистики — сейчас у всех она «кривая», в нее попадают и убийства, и тяжкий вред, и побои.

2. Введение охранных ордеров — предписаний, которые выдает суд или полиция. Это запрет на насилие, на угрозы, на преследования, на приближение, на угрозы близким жертвы. Посещение специальных психологических программ по работе с гневом.

Охранный ордер может быть выдан домашнему насильнику любого пола, возраста, вероисповедания, достатка, статуса. Он может быть обжалован насильником, если насильник считает, что это оговор, либо отменен жертвой.

3. Перевод всех дел о насилии в сферу частно-публичного и публичного обвинения. То есть жертву защищает государство. Я объясню: повторные побои до сих пор остались в Уголовном кодексе РФ. Жертве надо самой собрать доказательства, идти в суд, нанять адвоката, а насильнику за наши с вами налоги адвоката бесплатно выдает государство. Как такое может быть?!»

Читайте также

«Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

В 2017 году побои в семье вывели из-под уголовной ответственности. Если такой поступок человек совершил впервые, то это классифицируется как административное правонарушение. После принятия поправок, согласно опросу Росстата, количество жалоб на насилие в семье выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял восемь тысяч звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

Согласно совместному исследованию «Новой газеты» и «Медиазоны», в России четыре из пяти женщин (79%), осужденных в 2016–2018 годах за умышленное убийство (ч. 1 ст. 105 УК), в действительности защищались от домашнего насилия.

Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

Почему у сестер Хачатурян не было выбора и как можно помочь жертвам домашнего насилия

Для начала нужно уяснить: если жертва не уходит, значит она действительно в тяжелой ситуации.

В социальных сетях в последние недели активно обсуждается дело сестер Хачатурян: три юные девушки убили отца, который годами издевался над их матерью, после выгнал ее из дома и начал издеваться уже над ними. Теперь их ожидает суровый приговор, который, надеемся, будет пересмотрен. При этом в комментариях под постами, связанными с этой историей, люди пишут несусветный бред вроде: «во всем виновата их мать — бросила детей» (муж избивал ее годами, а после приставил пистолет к голове и выгнал на улицу), «почему они терпели», «можно же было просто сбежать, а не убивать». Это классическая позиция обвинения жертвы: она же видела, за кого замуж выходила; зачем терпела — могла ведь просто уйти; раз терпела, значит ей нравилось. Мы решили доступно объяснить, почему жертва не виновата и почему зачастую она вообще никак и никуда не может уйти. А также, что делать, если вы знаете о домашнем насилии, но не понимаете, как помочь.

Почему жертва насилия никуда не уходит

В первую очередь важно понимать, что насилие бывает разным:

Начинаться все может с критики в адрес партнера, постоянных замечаний и грубостей, затем перейти в первую пощечину и закончиться серьезным избиением.

«Когда побои происходят в первый раз, пострадавшая испытывает шок, удивление, недоумение, даже может быть гнев. Появляется желание уйти. А потом приходит понимание, как это сложно сделать: нужно начать новую жизнь, найти квартиру, может быть, работу, кому-то рассказать о случившемся, например, своим родителям или родителям партнера. Трудности удваиваются, если не утраиваются, когда дело касается беременной женщины или женщины с маленьким ребенком», — говорит кандидат психологических наук, соучредительница кризисного центра «ИНГО» Наталия Ходырева.

Появляется желание уйти. А потом приходит понимание, как это сложно сделать.

Оставаясь в отношениях с субъектом насилия, пострадавшая начинает приспосабливаться, надеясь на лучшее. Особенно, если речь идет о любовных или хороших сексуальных отношениях. По словам Ходыревой, недавние исследования в России показали, что эмоциональное насилие женщина может терпеть до 6 лет — адаптироваться к нему, объяснять поведение субъекта насилия различными ситуативными факторами. Например, тем, что у мужчины тяжелая жизнь, безработица или, наоборот, проблемы на работе, поэтому он «срывается». С продолжительным физическим насилием ситуация сложнее. В этом случае возникает сложный, глубинный процесс — так называемая нормализация насилия.

«Жертва усваивает и принимает те аргументы, которые она слышит от субъекта насилия. Например, мужчина может говорить женщине, что она плохо себя ведет или не выполняет свои социальные роли — хозяйки, матери, любовницы. Затем субъект насилия навязывает жертве ту модель феминности, которую считает необходимым. Он также может убедить женщину, что она никому не нужна, что она страшная, старая, у нее дети, внуки. Это тоже имеет значение», — добавила эксперт.

Иногда человек просто боится уйти, продолжила клинический психолог, директор Центра системной семейной терапии Инна Хамитова. Жертва могла предпринимать какие-то действия, но за сопротивление получила еще большее наказание от насильника. Помимо этого, добавляет психолог, люди, подвергающиеся домашнему насилию, часто сталкиваются с непониманием и даже обвинениями от внешнего мира.

«Я думаю, что люди, обвиняющие жертву, сами сталкиваются с бессилием внутри себя. Видя насилие, они понимают, что ничего не могут сделать. Для многих ощущение бессилия настолько невыносимо, что они переворачивают эту реакцию в обвинение», — объяснила психолог.

Толчком для ухода жертвы от насильника обычно становятся три фактора, отметила Наталия Ходырева. Первое — это хорошая внешняя поддержка в виде убежища, помощи родителей или друзей, возможности снять отдельное жилье, второе — реальная угроза для ребенка и третье — серьезные физические повреждения. Так или иначе, жертвы насилия часто сильно недооценивают реальную угрозу быть убитыми.

Как помочь психологически

Общение друзей, коллег или родных с жертвой насилия, по сути, должно представлять собой полноценную терапию, отмечает Инна Хамитова. Совершенно бесполезно грубо влезать в ситуацию и пытаться поставить насильника на место, говорит она. Это только ухудшит положение жертвы, и она вновь будет наказана, потому что реакция защитника будет воспринята как бунт самой жертвы. Первый этап, с которого нужно начать, это восстановление самооценки человека.

«Идентичность жертвы не ограничивается только тем, что она жертва. Этот человек может быть добрым, прекрасным, интересным, обладать какими-то навыками. Поэтому и начинать нужно с поддержки. Показывать собеседнику его прекрасные стороны, восхищаться им, напоминать об особенностях», — сказала Хамитова.

#ЯНеХотелаУмирать. Истории женщин о насилии в семье, которые они боялись рассказывать

О реакции аудитории

«Фотографии с гримом во многих вызвали отклик. Они наглядно показали, как на уже счастливых лицах могут выглядеть последствия домашнего насилия. Я выложила снимок, где прикрываюсь ребенком, пока по моему лбу стекает кровь. Прямо сейчас какая-то мать может обнимать своего ребенка, не имея другой возможности защитить его и себя, пока сама страдает от домашнего насилия. Многие прочувствовали мое настроение на фото, за что я очень благодарна этим эмпатичным людям».

«Есть те, кто пережил, но оправдывает это. Есть страшные комментарии от женщин: “да они сами во всем виноваты”, “надо было думать, за кого выходишь замуж”, “да, конечно, их бьют, потому что они сами из себя ничего не представляют, зависят полностью от мужика, он может дать, что хочет”.

Если вступать в полемику, начинаешь понимать: люди не разбираются в теме, не читали дел о том, как жертв преследовали и как им отказывали в помощи. Говорят, не зная, как происходит на практике. И бывает страшно читать комментарии от мужчин, мол, “бабы раскудахтались”. Непонятно, откуда такая агрессия».

«Некоторые возмущались: как мы можем рассуждать на тему домашнего насилия, если не сталкивались с ним. По такой логике говорить могут только жертвы — это отвратительная позиция. На наш взгляд, должны говорить все, потому что все хотят быть в безопасности».

О роли блогеров

Видео (кликните для воспроизведения).

«Люди не смотрят телевизор, не читают рекламу на баннерах, не слушают радио — они листают инстаграм, фейсбук, вконтакте, смотрят сторис. И блогеры — люди, которым доверяют и чьему примеру следуют».

«Блогеры изменили мое мнение об “Инстаграме”, где мы начали флешмоб. Они доказали: мы — сила, когда вместе. Мы можем многое, когда вместе. Мы на многое влияем, когда мы сила, потому что мы вместе».

Почему в России до сих пор нет закона защищающего жертв насилия?

Его не считают достойным внимания. Закон принят в 146 странах мира, но не в России. Активисты бьются за принятие закона уже 5 лет. Закон написан, за 10 лет было 40 вариантов, но ни один не вынесли на пленарные заседания в Государственную Думу. Больше двух лет назад Госдума ещё и перевела побои в простое правонарушение, а не преступление.

Для насильников — это зелёный свет, потому что сколько угодно можно измываться над жертвой, а в наказание просто заплатить штраф.

Что думают о защите женщин чиновники

О законопроекте стали много говорить на федеральном уровне. Глава Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов сказал, что «закон, действительно, очень нужен, потому что сейчас насилие все больше уходит с улиц, а вот домашняя преступность по-прежнему остается сильной».

На пленарном заседании Совета Федерации 23 июля спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко заявила, что сенаторы изучат возможность усиления законодательства по борьбе с домашним насилием и подготовят свои предложения.

— Честно говоря, мы убедились в том, что реальной аналитики положения дел у нас нет, поэтому мы шарахаемся от одной цифры к другой. Общественные организации дают одну статистику, у правоохранительных органов вообще нет такой статистики или она очень слабая. Давайте со всем этим разберемся и сделаем хорошее нужное дело по защите женщин от семейного бытового насилия, — сказала Матвиенко.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова 24 июля выступала перед участниками молодежного форума «Территория смыслов». Отвечая на вопросы волонтеров, она попросила их сообщать ей о фактах домашнего насилия и призвала создавать центры для помощи его жертвам.

Софья Шиманская: Недоступность бесплатных абортов приведет к трагическим последствиям для женщин и детей

Общественная активистка из Сыктывкара рассказала на баркемпе о неэффективности запретительных мер

Одно из самых резонансных уголовных дел о домашнем насилии в России — дело сестер Хачатурян. Сестры Мария, Ангелина и Крестина Хачатурян обвиняются в убийстве их отца Михаила Хачатуряна. Их задержали 28 июля 2018 года, на следующий день после убийства. Девушки признали свою вину, но в ходе следствия рассказали, что отец много лет издевался над ними, в том числе совершал сексуальное насилие. Защита настаивает, что сестры находились в безвыходной ситуации и совершили преступление в целях самообороны. Сейчас сестры Хачатурян находятся под стражей и ждут суда.

[3]

За время расследования в поддержку сестер Хачатурян в разных городах страны проходили пикеты, онлайн-петицию на имя главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина с требованием прекратить уголовное дело подписали более 300 тыс. человек.

«Я не хотела умирать»: жертвы домашнего насилия делятся своими историями в Сети

Как организовывался флешмоб?

Александра Митрошина объединила 12 блогеров общей идеей — добиться принятия закона о профилактике домашнего насилия и защиты от него уже имеющихся жертв. Блогеры приняли участие в фотосессии, где были загримированы под жертв побоев. Был придуман говорящий о себе хэштег — #ЯНеХотелаУмирать.

#ЯНеХотелаУмирать — несёт в себе двойную суть. Он говорит о жертве, которая хотела жить, но умерла от руки тирана, и о жертве, которой пришлось убить тирана, потому что закон её не защитил.

НовостиПоявился флешмоб #ЯНеХотелаУмирать против домашнего насилия

Его цель — предать проблему огласке

Правозащитница и активистка Алёна Попова запустила флешмоб #ЯНеХотелаУмирать в поддержку закона о домашнем насилии. Она отметила, что эта инициатива спасает жизни более чем в 146 странах мира и его необходимо принять в России.

«Хештег #ЯНеХотелаУмирать появился не просто так — он посвящён одновременно женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнёра в рамках самообороны от домашнего насилия, то есть в трактовке: „Я не хотела умирать, поэтому оборонялась от агрессора“. Если бы закон был, он защитил бы таких женщин ещё до смерти партнёра и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты», — объяснила она.

Принять участие во флешмобе можно в любой из социальных сетей, участников также просят подписать петицию, которая поможет привлечь внимание к проблеме домашнего насилия и внести законопроект в Госдуму уже осенью этого года.

В России 16 млн жертв домашнего насилия. В России защищается насильник, а не жертва. Жертве говорят: «будет.

«Я не хочу умирать»: в Москве проходят массовые пикеты против домашнего насилия

  • В Москве на площади Яузские ворота начались массовые пикеты в поддержку закона о домашнем насилии. На акцию вышли больше сотни человек, большинство из них — женщины.

    Люди стоят с плакатами, кричат лозунги и высказываются по поводу проблемы домашнего насилия. Полиция никак не мешает собравшимся. Правозащитница Алена Попова, входящая в рабочую группу по законопроекту о борьбе с домашним насилием, вышла на пикеты с текстом документа. «Обещаю вам, мы сделаем все, чтобы закон был идеальным. Пусть будет закон!» — скандирует она.

    Фото: Лилит Саркисян/ «Новая газета»

    В Москве на площади Яузские ворота начались массовые пикеты в поддержку закона о домашнем насилии. Участники скандируют «Свободу сестрам Хачатурян», «Бьет — значит сядет», «Кризисные центры в каждый район!». Все желающие могут высказаться. На видео выступает девушка Ада. pic.twitter.com/8To7WDPrF4

    Алена Попова @alenapopova, одна из главных активисток, выступающих в поддержку законопроекта о домашнем насилии, вышла на пикеты с текстом закона. Она скандирует: «Обещаю вам, мы сделаем все, чтобы закон был идеальным. Пусть будет закон!»#законодомашнемнасилии pic.twitter.com/eGo2CSHK2b

    Авторы нового законопроекта о домашнем насилии, среди которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, предлагают ввести систему охранных ордеров и помощи пострадавшим, а также закрепить в законодательстве понятия профилактики семейно-бытового насилия и описать его виды. На прошлой неделе они сообщили, что получают угрозы в социальных сетях и на электронные почты.

    Истории

    Постов о насилии в семье в соцсетях уже сотни. Их пишут женщины всех возрастов и социального положения. Многие женщины-блогеры, а также бизнес-организации (фитнес-студии, школы женского здоровья, салоны красоты) публикуют посты в поддержку жертв избиений и требуют принять закон о профилактике домашнего насилия. «Сколько еще девушек должно погибнуть, чтобы это прекратилось?» — спрашивает участница флешмоба в Twitter.

    «7×7» приводит несколько таких историй.

    Анна, Киров

    — Мой бывший муж душил меня 5 июля 2019 года. Дети были неподалеку. Он предложил на выходные уехать за город, якобы отдохнуть и провести время с детьми. Я не знаю, зачем я туда поехала, но я поехала. И это было ошибкой. Там, в загородном доме его родителей, он сначала унижал меня, а потом повалил на дорожку и душил. Он больше меня и сильнее во много раз, сопротивляться было бесполезно. Я кричала, пока могла. Он сдавил мне горло, я не могла дышать. Я подумала, что сейчас он меня убьет, воплотит в жизнь свои угрозы. Я представила, что дети останутся без мамы. Мне было очень больно и очень страшно. Затем он меня все-таки отпустил. Вышвырнул в кусты мой телефон. Повторюсь, мы были за городом.
    Вызвать полицию я смогла только на следующий день 6 июля. Я написала заявление: «прошу привлечь к ответственности». Сейчас на дворе 23 июля. Полиция не сделала ничего. Он каждый день, каждый божий день он унижает меня при детях.

    Людмила Власенко, Уфа

    — Когда я была первый раз замужем, еще в студенчестве свадьбу сыграли, с первых же дней в браке что-то пошло не так. Он был страшно ревнив, придирался ко всему, его раздражало все, он орал на меня, унижал, много чего было. Через несколько месяцев это случилось в первый раз — он поднял на меня руку и ударил по лицу. Я простила. Я приняла решение, что все, буду уходить, однозначно. Еще около шести месяцев я решалась на этот разговор. Сказала… и, слава богу, выжила… Такого страха я не испытывала никогда, я думала, меня просто убьют. Лицо, голова в крови, синяках, ссадинах, ушибы. Еле сбежала. Я вот что хочу сказать: да, мне повезло, да, хватило смелости уйти, но ведь огромное количество женщин живут, и терпят это насилие в семье, и погибают, оставляя своих деток сиротами.

    Татьяна Боровкова, Кемеровская область

    — Историй очень много, и часто они заканчиваются трагически. Я сама очень долго жила в страхе, боясь пикнуть, иначе получала шквал побоев, всем, что попадало под руку. Мне повезло, я смогла вырваться из этого ада. А вот моей знакомой нет. Писала кучу заявлений, и толку никакого. Итог: 27 ножевых ранений и двое детей — сироты.

    Дарья, Москва

    — Я знаю о домашнем насилии не понаслышке. Меня бил муж, а потом просил прощения и говорил, что любит. Помню, как замазывала синяки тональным кремом, чтобы поехать к маме в гости. «Упала, ударилась» — стандартная отговорка. Даже когда я ушла от мужа и жила у родителей, избиения не прекратились. Я писала заявление, снимала побои. Полиция должна была отправить меня на судмедэкспертизу (тогда я не знала об этом), но они не сделали ничего. Сотрудник полиции позвонил мне почти спустя год, чтобы узнать как у меня дела. Муж остался безнаказанным. А если бы был суд, ему выписали бы штраф 5000 рублей. И все.

    Ольга Шестакова, Тюмень

    — Настоящие синяки выглядят иначе. Глаз опухает и заплывает. Переносица становится шире в два раза. Синяк имеет несколько цветов от желтого до темно-фиолетового. В детстве отчим бил маму, бабушку и меня. Бил по ушам, голове, у меня выступали «подводки» на глазах. В свой день рождения я поехала писать заявление на него. Суд и штраф 5000₽ государству (из нашего семейного бюджета), он продолжил жить с нами. Я ушла из дома в 15. Пять лет назад в ночь с 15 на 16 июля — это была третья годовщина свадьбы плюс я получила диплом о высшем образовании — меня избил бывший муж. С двух часов ночи до семи утра он не давал мне спать и все это время бил, кулаками, ногами, предметами. Он схватил меня за волосы на улице и тащил до квартиры, под окнами у меня выпал телефон и слетела обувь. Я орала всю ночь: «Помогите, он меня убьет! Хватит!», но никто из соседей даже не вызвал милицию.

    «Стоит начать с того, что она никому ничего не должна». Как победить стереотипы о женщинах в России

    Есть ли шанс избавиться от сексизма и насилия в России — отвечают участники Общероссийского гражданского форума

    От жертвы домашнего насилия до обвиняемой в нанесении тяжелых ран — лишь одно заявление в полицию. Кто быстрее его напишет, тот и окажется в более выгодной позиции. Так считает Виктория Школьникова из Челябинска. Она едва не погибла в очередной ссоре с мужем, закончившейся избиением. Пытаясь себя защитить, Школьникова схватила нож. Все произошло на глазах у маленького сына.

    Теперь Школьникова не жертва, а подозреваемая в нанесении тяжких телесных повреждений. Бывший муж отказался идти на мировую и заявил, что это было нападение, а не самооборона. Вике грозит до 10 лет колонии.

    Виктория Школьникова: «В этот момент он на меня еще с одним ударом пошел. Конечно, я жалею, наверное, мне стоило это вытерпеть, я вытерпела несколько раз, и стоило еще раз вытерпеть Конечно, он очень сильно пострадал, и у него такое тяжелое повреждение».

    Вика сама вызвала скорую бывшему мужу. Пока она верит, что бывший муж ее простит, как прощала его она сама, забирая из полиции свои заявления о побоях. Она думала о сыне, который любит маму и папу одинаково.

    Виктория признается, что ей пришлось согласиться на особый порядок рассмотрения дела. Она надеялась, что так сможет рассчитывать на смягчение наказания.

    Светлана Костенко сбежала от мужа после его жестокой выходки. Попытка поспорить с ним привела к удару в челюсть. Годовалый ребенок видел, как отец с кулаками бросился на маму. Муж распускал руки и раньше, Светлана терпела — ей было стыдно выносить ссор из избы. Светлана прощала ради ребенка. С появлением малыша скандалы в семье участились.

    Светлана Костенко: «Тема интима меня на время перестала интересовать вовсе. Врач сказала, что это нормально, потому что я кормлю ребенка, мне это не нужно сейчас. Я слышала, что я поломанная — ну на фига мне это надо, это реально разговоры незрелого мальчика».

    Муж — бывший стриптизер, бывший сотрудник кальянной, а в статусе безработного ему, кажется, было комфортнее всего. Он хотел, чтобы деньги зарабатывала жена, а он бы в это время писал мрачные картины.

    Против супруга Светланы возбудили уголовное дело. Это стоило ей здоровья. Она не может есть твердую пищу, ей сложно говорить: у нее на зубах шинирование. Но молчать нельзя. Ни себя, ни своего сына она больше не даст в обиду.

    Таких историй много. Насколько — можно судить в Интернете по хештегу #янехотелаумирать. Синяки на фотографиях ненастоящие — грим, — а вот истории в постах реальные — о Маргарите Грачёвой, которой муж отрубил кисти рук, об Оксане Садыковой, которую убил муж, обо всех, кто до сих пор молчит и терпит.

    Я Не Хотела Умирать: о флешмобе из первых уст

    В Сети набирает обороты флешмоб в поддержку закона о домашнем насилии, запущенный активисткой Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Выяснили о нем и первых результатах у организаторов проекта.

    Соавторами выступили 12 человек, в том числе блогеры с аудиторией до 2 млн человек. Они выложили в инстаграм фотографии с макияжем, имитирующим синяки, ссадины и кровь и выведенным на теле хештегом #ЯНеХотелаУмирать.

    [2]

    Девушки требуют принятия закона о домашнем насилии, который есть уже в 146 странах мира. В качестве аргументов — истории о пострадавших от рук партнеров девушках и устрашающие цифры:

    1. В России 16 млн жертв домашнего насилия (Росстат);
    2. 80% женщин, обвиненных в убийстве, сидят за самооборону при домашнем насилии (медиаисследование команды Егора Сковороды, 2016–2018). Из них — 2488 дел по статье 105 УК РФ «Убийство».

    За несколько дней флешмоба в инстаграме по хештегу #ЯНеХотелаУмирать выложено более 6000 фотографий с личными историями девушек и призывом поддержать законопроект.

    Как помочь инициативе?

    1. Подписать петицию. И попросить об этом своих друзей. Ее уже подписали более 470 000 человек, цель — миллион.
    2. Рассказать об инициативе и законопроекте в социальных сетях. Можно перепостить фото блогеров или сделать свое с хештегом #ЯНеХотелаУмирать на теле или на табличке.

    Что даст закон о домашнем насилии?

    • Определение домашнего насилия и его видов. Это важно для квалификации деяний и статистики. Сейчас всё смазано и нет чётких понятий. Туда определяют и убийство, и тяжкий вред здоровью и побои.
    • Введение охранных ордеров — это свод предписаний, который выдаётся судом или полицией. Это запрет на угрозы, насилие, преследование, приближение, на угрозы близким жертвы. Обязывает абьюзеров посещать психологические программы по управлению гневом.
    • Перевод всех дел о насилии в сферу частно-публичного и публичного обвинения. Другими словами, жертву защищает государство. Это просто нонсенс: «Повторные побои до сих пор остались в Уголовном кодексе РФ. Жертве надо самой собрать доказательства, идти в суд, нанять адвоката, а насильнику за наши с вами налоги адвоката бесплатно выдает государство. Как такое может быть?!»

    Как в России пытались защитить женщин от насилия

    Участники флешмоба добиваются рассмотрения в Госдуме проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия». Помимо Алены Поповой над ним работали адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин.

    Проект закона в парламент в 2016 году внесли депутат Салия Мурзабаева и сенатор Антон Беляков.

    В нем есть три главные новации:

    • определение понятия домашнего насилия и его видов — экономическое, психологическое, сексуальное.
    • полицейские и судебные охранные ордера — защитные предписания, которые выносят полиция или суд для того, чтобы обвиненный в насилии не мог приближаться к жертве.
    • заявить о домашнем насилии может не только жертва, но и свидетели или другие лица.

    Законопроект вернули инициаторам из-за того, что к нему не прилагалось заключения правительства России (этого требует Конституция). С тех пор он «лежит» в архиве.

    — Хештэг #ЯНеХотелаУмирать появился не просто так: он посвящен одновременно женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия. То есть в трактовке: «я не хотела умирать, поэтому оборонялась от агрессора». Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты, — считает Алена Попова.

    Она и ее единомышленники хотят собрать более 1 млн подписей под петицией с требованием принять законопроект против домашнего насилия. В этом случае шанс его рассмотрения Госдумой в первом чтении уже осенью 2019 года повышается. На момент старта флешмоба (19 июля) под петицией подписались 470 тыс. человек. К 24 июля подписей более 600 тыс.

    Без хейтспича, буллинга, харассмента и оскорблений: феминистка Лёля Нордик рассказала об активизме и борьбе с несправедливостью

    Каждую пятую россиянку хотя бы раз ударили

    Один из организаторов флешмоба и соавтор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия Алена Попова на своей странице в Facebook приводит данные Росстата: за последний год в России насчитали примерно 16 млн жертв домашнего насилия. 38% женщин в России за всю свою жизнь подвергались вербальному насилию, а каждую пятую — хотя бы раз ударили или избили.

    В 2019 году «Новая газета» провела хакатон (форум, на котором специалисты из разных областей решают какую-либо проблему сообща) о проблемах дискриминации. Журналист «Медиазоны» Егор Сковорода и его коллеги провели исследование о том, как связаны совершаемые женщинами убийства с домашним насилием. Они проанализировали 2,5 тыс. приговоров об убийствах, которые совершали женщины с 2016 по 2018 годы. В 80% случаев осужденные женщины подвергались домашнему насилию. Другое исследование показало, что в 83% дел осужденные за превышение самообороны женщины защищались от своих партнеров. В 38% обвинительных приговоров упоминалось, что сожитель избивал женщину ранее.

    Судья Европейского суда по правам человека от России Дмитрий Дедов в июле 2019 года сообщил, что от россиянок в ЕСПЧ поступило около сотни жалоб на домашнее насилие. О первом решении Страсбургского суда о домашнем насилии в России стало известно 9 июля. ЕСПЧ присудил покинувшей страну жительнице Ульяновска Валерии Володиной компенсацию в 20 тыс. евро за то, что полиция не защитила ее от агрессивного партнера.

    Как россиянки годами терпят избиения и почему закон им не помогает — в обзоре «7×7»

    Женщины в России публикуют в соцсетях истории том, как их избивают в семье. Они выкладывают фотографии с синяками, кровоподтеками и нарисованным на теле хештегом #ЯНеХотелаУмирать. О чем они рассказывают своим подписчикам, зачем нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия и как на флешмоб реагируют власти – в обзоре «7×7».

    О флешмобе

    «Саша Митрошина спросила (а она огромная молодец и очень неравнодушная камрада), что могут сделать блогеры, чтобы победить зло. Чтобы был закон о профилактике насилия, а у жертв — защита. И Саша сделала все: позвала очень крутых блогеров с миллионами и сотнями тысяч подписчиков. Мы все приняли участие в фотосессии, которую тоже придумала она, выбрали хештег #янехотелаумирать — зеркало того, что в делах о домашнем насилии в огромном проценте случаев действительно либо тиран убивает или добивает жертву, либо жертве приходится самообороняться и причинить смерть тирану.

    “Я не хотела умирать” — это еще и важная мысль, объясняющая, что у жертв часто нет иного выхода, потому что закон их не защищает».

    «Саша собрала аудиторию, которая может быть неравнодушна, и позвала нас на съемку в Москву. Кто-то приехал специально из других городов — к примеру, из Краснодара или Санкт-Петербурга».

    О результатах флешмоба

    «За несколько дней мы увидели просто нереальный отклик. Сотни и тысячи участниц и участников акции, масса поддержки, споры, негатив, позитив и главное!

    Главное — я была в Думе. И там депутат Оксана Пушкина — человек, который уже два года тоже бьется за нас, — провела заседание рабочей группы по нашему закону.

    Я была готова в очередной раз спорить, что-то доказывать. Но почти все депутаты пришли к выводу, что закон нужен. И как можно быстрее».

    «Мы собрали дополнительно около 100 000 подписей под петицией, женщины делятся своим опытом. Некоторые впервые рассказали о том, в каком аду им приходилось жить. О проблеме домашнего насилия заговорили СМИ. Мы действительно создали резонанс, расширили информационное поле и обратили внимание на значимость закона».

    «Мы получили много поддержки, репостов, в том числе и от других блогеров, — формируется волна, резонанс. Это хорошо, это часть пути. Главное — чтобы все не замялось и привело к нужному результату».

    Источники

    Литература


    1. Ларин, А.М. Я — следователь; М.: Юридическая литература, 2011. — 192 c.

    2. Грудцына Л. Ю. Адвокатура, нотариат и другие институты гражданского общества в России; Деловой двор — М., 2012. — 352 c.

    3. Муранов, А. И. Российское регулирование отношений с иностранными элементами. Некоторые аспекты правового статуса и деятельности иностранных адвокатов / А.И. Муранов. — М.: Городец, 2014. — 144 c.
    4. Бегичев, А. В. Обеспечение доказательств нотариусами. Теория и практика / А.В. Бегичев. — М.: Логос, 2014. — 396 c.
    5. Хаин, В. Е. История и методология геологических наук / В.Е. Хаин, А.Г. Рябухин, А.А. Наймарк. — М.: Academia, 2017. — 416 c.
    Я не хочу умирать домашнее насилие
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here