В каких странах действует ювенальная юстиция

Ювенальная юстиция в Швейцарии

Статья просмотрена: 1871 раз

Библиографическое описание:

Добрынина, О. А. Ювенальная юстиция в Швейцарии / О. А. Добрынина. — Текст : непосредственный, электронный // Молодой ученый. — 2012. — № 4 (39). — С. 278-281. — URL: https://moluch.ru/archive/39/4572/ (дата обращения: 18.04.2020).

Ювенальная юстиция – это правосудие по делам несовершеннолетних, включающее в себя особый порядок судопроизводства, отдельную систему судов, а также совокупность идей, концепций социальной защиты и реабилитации несовершеннолетних правонарушителей[1. с.845].

В наши дни отношение к этому правовому институту неоднозначное. С одной стороны, к малолетним преступникам как к особой группе граждан и подход нужен особенный. Дети больше подвержены влиянию, более доверчивы и порой не понимают, что совершают преступление. Долг государства – защитить их и помочь исправиться. Но с другой стороны, из-за того, что зло причинил ребенок, оно не становится автоматически меньше. Многие специально пользуются своим юным возрастом, и предоставляемыми в связи с этим поблажками, чтобы совершать преступления, при этом не нести серьезной ответственности. В этом случае защита нужна уже не детям, а то детей!

В этой статье я предлагаю Вам познакомиться с тем, как ювенальная юстиция организована в Швейцарии.

Если говорить о подходах, то швейцарцы занимают умеренную позицию: они не уделяют такого большого внимания к чисто процессуальным вопросам, как это происходит, например, во Франции, главное – личность преступника. В Швейцарии существует система социальных работников, психологов и других специалистов по работе с несовершеннолетними. В то же время, система швейцарской ювенальной юстиции строится на учете интересов не только ребенка, но и потерпевших.

Система судов для несовершеннолетних появилась в Швейцарии довольно давно. Изначально, развитие этой системы шло в разных частях страны по-разному: в кантонах французской Швейцарии была создана автономная ювенальная юстиция, в «немецкой» – функции судов по делам несовершеннолетних выполняли опекунские суды, в Женеве создавались специализированных составы судей. [2.]

В настоящее время существует единая для всех кантонов система. Она, прежде всего, основывается на положениях Конвенции ООН о правах ребенка. Швейцария подписала эту Конвенцию в 1997 году, но с некоторыми ограничениями. Согласившись с запретом на применение высшей меры наказания в отношении детей, пыток, издевательств, унизительных действий, она не приняла, в частности, статью 40 и некоторые другие. Что касается внутреннего швейцарского законодательства, то его можно поделить на общегосударственное и кантональное. Основополагающие принципы и документы, например УК, относятся к компетенции конфедерации, а все, что касается процедуры, мер пресечения, мер наказания – к компетенции кантонов. Иными словами, система нормативно-правовых актов, регулирующих ювенальную юстицию, в Швейцарии выглядит следующим образом: во главе – Уголовный Кодекс 1937 года, а наряду с ним существуют 27 процессуальных Кодексов, которые регулируют свои вопросы в каждом отдельном кантоне.

Сейчас уголовной ответственности подлежат лица, достигшие 10 лет (ранее минимальный возраст субъекта преступления был 7 лет, практика показала, что ранее 10 лет случаи правонарушений, а тем более преступлений крайне редки). Ювенальные суды рассматривают преступления, совершенные человеком до наступления 20-и летнего возраста. То есть, на скамье подсудимых может оказаться и 21-летний, если он нарушил закон, скажем, в 18- 20 лет или ранее.

Каждое, совершенное подростком, преступление должно быть исследовано в особом порядке.

После совершения преступления в судьбу ребенка вмешивается один из следующих органов: ювенальный судья, административные органы или учреждения частной сферы.

Рассмотрим вышесказанное более подробно. Суд является основным органом, рассматривающим дела малолетних преступников. Для того, чтобы начать судебное разбирательство, преподаватель, воспитатель, прокурор или любое другое лицо, должны сообщить судье о факте нарушения закона несовершеннолетним. Судья рассматривает это сообщение и, в зависимости от его серьезности, принимает решение, в соответствии с которым, несовершеннолетний должен предстать перед ним немедленно (у ребенка нет права прийти в другой день или опоздать) или в течение определенного срока (м.б. неделя, месяц и т.д.). Для судьи крайне важно рассмотреть доводы потерпевших, мнение сотрудников опеки и других лиц, которые могут дать характеристику ребенка, а также объяснение самого «виновника торжества». Если преступление или правонарушение действительно имеет место быть, то судья возбуждает следствие и уведомляет об этом прокуратуру, органы опеки и другие государственные органы.

Судьи тесно взаимодействуют с административными органами и учреждениями частной сферы. Если судья считает, что причина совершенного преступления или правонарушения находится в обстановке в семье, отношениях с родителями или климатом в семье, он может принять решение воспитательного характера. [3. с. 67]Такое решение приводится в исполнение административными органами (в каждом кантоне собственный орган, общешвейцарского не существует), которые имеют в своем штате социальных работников и наделены определенными полномочиями. Кроме социальных работников с несовершеннолетним работают психологи, психиатры, они должны представлять судье доклады об изменениях (или их отсутствии) в поведении ребенка. Судья устанавливает определенную периодичность таких докладов, но законом установлен минимум – не реже 1 раза в год. После того, как специалисты соберут всю необходимую информацию, они формируют досье несовершеннолетнего и передают его судье. На этом этап следствия заканчивается, и начинается судебное разбирательство.

Если же противоправное поведение ребенка вызвано его наркотической, токсической, алкогольной или иной зависимостью, судья обращается в учреждения частной сферы. Это специальные учреждения, в которых подсудимому будет оказана как психологическая и психиатрическая, так и медицинская помощь. После прохождения несовершеннолетним курса лечения, в ходе разбирательства, судья принимает решение: вернуть ребенка в семью или применить к нему определенные меры воздействия.

После проведения следствия, судья приглашает обвиняемого, его родителей или опекунов и потерпевшего. [3. с. 69]В присутствии всех этих лиц он объявляет приговор и дает по нему разъяснения.

В основном, швейцарские ювенальные судьи стараются завершить дело примирением сторон. Это возможно при наличии трех условий: признания вины, небольшой тяжести правонарушения и обоюдного согласия сторон на примирение. Данная процедура завершается подписанием специального соглашения, в котором предусматривается все от возмещения ущерба, до того, кто возьмет на себя судебные издержки.

Если же по характеру правонарушения или другим причинам примирение невозможно, то применяются меры наказания.

Во-первых, к несовершеннолетнему обязательно прикрепляют социального работника, который может осуществлять наблюдение или оказывать семье помощь в воспитании ребенка.

Наблюдение применяется, когда правонарушение не является серьезным. Они, как правило, вызваны недостатками воспитательного характера. Прикрепленный к семье соцработник периодически приходит и проверяет, как строятся взаимоотношения членов семьи, указывает на ошибки и помогает их исправить. Судья, кроме регулярных отчетов социальному работнику, может обязать родителей пройти курс бесед с психологом. Данный метод воздействия считается наиболее предпочтительным т.к. ребенок остается в семье и не лишается свободы, а кроме того, родители начинают более ответственно относиться к своим обязанностям по воспитанию.

Читайте так же:  Письмо против закона о домашнем насилии

Возможны случаи, когда простого посещения не достаточно, например, родители не уделяют должного внимания воспитанию ребенка и осознают это, но никаким образом не желают это исправить. Тогда, социальный служащий или воспитатель ведет более интенсивную работу непосредственно с ребенком. В этом и состоит главное отличие данной меры от предыдущей: при наблюдении основной упор делается на родителей, а они уже корректируют поведение детей, при оказании помощи в воспитании, поведение ребенка должно меняться под влиянием специалиста. Хотя, нельзя сказать, что в первом случае со стороны государства ребенку не уделяется внимание, а во втором – совсем не проводится работа с родителями. Объект и там, и там – несовершеннолетний, совершивший правонарушение и его семья (именно вместе). Важно в каждом конкретном случае выбрать подходящую меру воздействия, где-то родители могут исправить сложившуюся ситуацию, где-то – эту задачу выполняет соцработник.

Если данные меры по какой-то причине не имеют успеха или ведутся неэффективно, судья может принять решение об изъятии ребенка из семьи. Он помещается в приемную семью или, как в большинстве случаев, в специальное учреждение. Например, это могут быть:

    Учреждения школьного типа

    Специальные центры профессиональной подготовки (для лиц, старше 16)

    Учреждения отдельной направленности (лечение наркомании, токсикомании и т.д.)

    При медицинских учреждениях существуют отделения для подростков с психическими расстройствами [3. с. 71]Если состояние позволяет, то в отношении них проводятся и меры воспитательного характера. Чаше всего такой мерой становятся привлечение к общественно-полезным работам в той же больнице.

    Во-вторых, несовершеннолетнего могут обязать пройти курс лечения, при этом, согласие родителей не имеет значения. Подросток или проходит его амбулаторно, или помешается в одно из указанных выше лечебных учреждений. В дополнение к данной мере, могут применяться наблюдение и содействие в воспитании.

    В-третьих, практически всегда, виновный должен загладить материальный вред, причиненный преступлением. Это происходит путем уплаты штрафа (из собственного дохода ребенка вычитается определенная сумма) или выполнением работ в пользу потерпевшего.

    Помимо всего выше сказанного, суд может наложить запрет на посещение определенных мест, например, клубы, другие увеселительные заведения или места, нахождение в которых будет способствовать развитию у ребенка криминальных черт. За соблюдением этого правила строго следят специальные органы и полиция.

    И, наконец, последняя и самая суровая мера – лишение свободы. Она применяется крайне редко (и то, при ее назначении 8 из 10 случаев – условно), в исключительных случаях. Основанием ее назначения является совершение наиболее тяжких преступлений: убийство, изнасилование и вооруженное ограбление. Максимальный срок для несовершеннолетних преступников – 1 год, досрочное освобождение возможно через ½ назначенного срока.

    Тюрем для несовершеннолетних, в нашем понимании, и швейцарцев нет, у них существуют, так называемые «воспитательные дома». Там могут содержаться лица до 25 лет, но все же, отдельно от тех, кому еще нет 18. Швейцария не признает полной изоляции детей-преступников от семьи. Во многих тюрьмах непосредственное заключение длится всего 14 дней: раз в две недели их отпускают на выходные, причем ездят туда без всякого сопровождения. Однако такое позволено далеко не всем. За время заключения они занимаются по общеобразовательной программе и осваивают одну из предлагаемых специальностей, зарабатывают деньги. Часть отдается на руки, а часть кладется на специальный счет в банке.

    Несмотря на такие «мягкие» условия, побеги случаются очень редко [5.]

    Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / А. Я. Сухарев. – М.: ИНФРА-М, 2009. – 858с.

    Пиджаков А. Ю. Исторические корни ювенальной юстиции // Вопросы ювенальной юстиции. – 2006. – №1. – С. 2-4.

    Рива П. Профилактика преступности несовершеннолетних (опыт Швейцарии) // Материалы международного научно-практического семинара «Правосудие в отношении несовершеннолетних: зарубежный и российский опыт» / Под ред. Е.Л. Вороновой. – Ростов-на-Дону: Экспертное бюро, 2002. – 66 – 74 с.

    Рива П. Презентация системы ювенальной юстиции в Швейцарии. Законодательная база осуществления ювенальной юстиции. // Материалы международного научно-практического семинара «Правосудие в отношении несовершеннолетних: зарубежный и российский опыт» / Под ред. Е.Л. Вороновой. – Ростов-на-Дону: Экспертное бюро, 2002. – 32 – 57 с.

    «Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

    Выступление Ирины Бергсет на секции Рождественских чтений, посвященной ювенальной юстиции

    В минувшую субботу, 26 января, в Новом гуманитарном корпусе МГУ на Ломоносовском проспекте в рамках Рождественский чтений состоялась, ставшая уже традиционной секция по ювенальной юстиции «Новые угрозы семье и детству. Противодействие этим угрозам в России и за рубежом». Руководили работой секции – директор Общественного института демографической безопасности И.Я.Медведева и член правления Российского детского фонда Т.Л.Шишова. Курировал секцию – протоиерей Максим Обухов, руководитель Православного медико-психологического центра «Жизнь».

    Предлагаем вниманию наших читателей выступление кандидата филологических наук Ирины Михайловны Бергсет «Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

    .

    Сегодня мы наблюдаем закат захватнической ювенальной политики Европы, за которым следует только полное умирание или вырождение наций и народностей, населяющих эту часть суши планеты Земля.

    Все последние 30 лет политика насильственного захвата детей в странах ЕС проводилась исключительно под грифом «секретно», то есть фактически в атмосфере строжайшей гостайны. Родительское сообщество безропотно и молчаливо принимало все атаки ювенальных карательных отрядов, созданных и действующих практически в каждой стране Европы. После изымания родных детей госсистема предлагала семье только две альтернативы. Первое: родить себе новых детей. Или Второе: наслаждаться жизнью без детей. Практически никто из экспроприированных детей не мог и не может вернуться в родную семью, потому что все госсистемы, включая судебную, законодательную и исполнительные власти, работают на разрушение семьи и «естественной», «натуральной» связи ребенка и родителей.

    Постепенно недовольство родителей государственными методами разрушения семьи нарастало. И в 2012 году несогласие родителей с повсеместно в Европе узаконенной политикой госкиднеппинга, наконец, превысило критическую массу и переросло в социальный протест.

    Как явление «родительский протест против антисемейной политики ЕС и ООН, направленной на отчуждение детей от биородителей», достиг своего пика именно в 2012 году. Родители взломали табу «сверхсекретности» детского вопроса и выплеснули свои трагедии в СМИ Великобритании, Германии, Франции, Норвегии, Швеции, Финляндии, Индии, России, Шри-Ланки и других стран мира. Попав на страницы мировой прессы, родительский протест зафиксировал кризис ювенальной системы Европы и продемонстрировал, что ювенальные технологии требуют или немедленной отмены, или кардинального реформирования.

    Всплеск родительского недовольства в связи с массовыми и повсеместными насильственными изъятиями детей из кровных семей госструктурами разных стран волной прошел с севера на юг Европы. В международное движение «Русские матери» в 2012 году обратились более сотни российских семей, пострадавших от принудительного разлучения с родными российскими детьми в 28-ми странах мира. Россияне били в колокола беды из Норвегии, Англии, Финляндии, Швеции, Дании, Бельгии, Франции, Германии, с Кипра, из Новой Каледонии, Мальты, Израиля, Турции, Египта, Канады, США, Австралии, Новой Зеландии, Греции и других стран.

    Читайте так же:  Свидетельство о рождении ребенка в сша

    В 2012 году осмелевшие или доведенные до отчаяния родители в разных концах Европы и мира вышли на демонстрации, митинги, пикеты, уличные шествия и даже объявили голодовки, требуя вернуть украденных и конфискованных госслужбами родных детей. Протесты против ювенальных карателей из норвежской «Барневарн» прошли у посольств Норвегии в Шри-Ланке, в Индии, в Сомали, в России и на площадях Осло в самой Норвегии. Против ювенального ГЕСТАПО Германии «югендамдт» выступили родители как в самой Германии, так и в России. Против ювенального фашизма финской «Ластенсуелу» поднялись родители не только в стране Суоми, но и у нас в России. А против самой секретной, старейшей и самой кровожадной ювенальной спецслужбы мира — английской — прошли демонстрации протеста в Индии, в Сербии и на Трафальгарской площади в самой Великобритании.

    Кроме публичных акций протеста родительское сообщество осуществило в 2012 году стихийную попытку создать своего рода «освободительное родительское движение» с декларацией требований и намерений. В частности, была составлена петиция в ООН с требованием признать политику насильственного разделения детей и биологических родителей — преступлением против детства. Подписи под этой петицией были собраны в 199 странах мира, в том числе и в России. Сама петиция была передана в приемную штаб-квартиры ООН в Женеве. Согласно появившейся после этого в СМИ информации, генеральный секретарь ООН ответил родителям, что специальная комиссия будет рассматривать этот вопрос на заседании в декабре 2012 — феврале 2013 года.

    Таким образом, в 2012 году родительское сообщество планеты впервые преодолело страх и барьер «секретности» и выступило в странах Европы против государственно-узаконенного киднеппинга в защиту естественного права детей жить и воспитываться в кровной семье с родными родителями.

    Несмотря на многочисленные вспышки народного протеста, следует признать, что в Европе родительство ослаблено и крайне раздроблено. Кроме того, согласно опубликованной в 2012 году статистике, 1/3 всего населения Европы бесплодна. Ситуация в Европе усугубляется еще и тем, что почти 40 % европейцев имеет психиатрические диагнозы, сидит на антидепрессантах, то есть фактически нездорово. На таком фоне активизация родительского сообщества в России, вставшего на защиту традиционных ценностей и традиционной семьи может стать «спасательным кругом» для Европы, где семья убивается агонизирующей ювенальной госдиктатурой.

    Прогрессивная роль России в этом случае связана с тем, что с вступлением в европейское сообщество Россия может и должна стать мотиватором преобразований, стимулятором реформ как внутристранового детского законодательства, так и общеевропейских конвенций и международных соглашений, на словах призванных защищать права детей, а на деле превращающих современного европейского ребенка в раба ювенальной карательной госмашины.

    Корни проювенальных технологий уходят прямиком в фашисткою Германию. Адольф Гитлер открыл первые детские приюты в Финляндии, Швеции, Норвегии и других странах для целенаправленной смены национального кода у детей, экспроприированных у родителей. Гитлеровские технологии прижились и мимикрировали сегодня в ювенальные системы спасения детей всей Европы и мира от биологических родителей.

    Пик ювенальных изобретений приходится на 1980 год, когда, по сути, было узаконено «неокрепостничество» или «крепостное право с детским лицом». В соответствии с Гаагской конвенцией о международных похищениях детей от 1980 года, дети всех стран одномоментно «отчуждались» от родных родителей и приписывались или прикреплялись к той земле или стране, где они физически находились на момент изъятия. С этого времени в Европе родительские права «де-юре» разделились надвое: «право родить» и «право воспитывать», которое иначе стали называть родительским правом опеки над ребенком. Государство в одночасье экспроприировало «право опеки» над всеми детьми, которые в буквальном смысле на момент создания этого документа «стояли» на территории конкретной страны. А родителям государство выдавало с этих пор временное право заботиться о родном ребенке до первой провинности перед госсистемой.

    Дальше – больше госправ и меньше прав родителей и детей. За 30 лет все Европейские страны перешли от судебно-санкционированных краж детей у биологических родителей к открытому немотивированному захвату детей без суда и следствия, то есть к массовым «чрезвычайным» экспроприациям здорового потомства у родителей в пользу государства. В Норвегии, которая лидирует в мире по жестскости ювенальных технологий, каждый год увеличивается государственная квота на немотивированный или «чрезвычайный» госзахват здоровых детей. За последние 15 лет этот «госплан на сверхбыстрый захват детей» в Норвегии скакнул от 500 детей в год до 4000 детей в год, которых госчиновники могут изымать у родителей без судебного или иного решения, то есть «внезапно» и без предупреждения. Государство теперь зачастую не обязано информировать родителей о причинах изъятия их потомства в сам момент конфискации. Просто в ваш дом днем или ночью постучат полицейские и под дулом пистолетов уведут ваших детей в неизвестном направлении. Строжайшая конфиденциальность не позволит вам вслух назвать подобные действия властей ни «государственно-санкционированным террором семьи», ни откровенным «госкиднеппингом» вашего потомства.

    Почти каждая европейская страна имеет на сегодняшний день подобные законодательно разрешенные «внезапные» нападения на семью. Причем сроки предъявления письменного государственного уведомления родителя о причинах экспроприации вашего потомства варьируются в разных странах от 7 дней до 14 дней и больше ПОСЛЕ факта госкиднеппинга вашего ребенка. Родитель абсолютно лишен презумпции невиновности в ювенальной системе Запада, поэтому он всегда «виновен» только уж потому, что родил детей.

    Все изъятые в чрезвычайных случаях дети помещаются на секретный для биородителя адрес. При этом государство всегда имеет безоговорочное право сменить экспроприированному из семьи ребенку не только адрес, но даже имя и гражданство. Известны случаи, когда эти «оказёненные» дети полностью исчезали из поля зрения не только родителей и родственников, но и из числа живых.

    Государственные ювенальные системы стран Европы постепенно объединились в одно целое, а потом срослись с общемировой ювенальной сетью и превратились в транснациональный рынок детей. Так что под маской лжесекретности дел об изъятии детей из кровных семей скрывается, по сути, новый вид организованной преступности, контролирующей мировую торговлю детьми и всемирный киндертрафик.

    В связи с вышеизложенным перед научным, культурным, политическим, экономическим и родительским сообществом России стоит сегодня выбор: или деградация до уровня госкиднеппинга Европы, или же навязывание Европе прогрессивного пути по пересмотру устаревших деструктивных международных конвенций о детях и полный отказ от ювенальных карательных технологий.

    Подводя итог, можно заметить, что Европа сегодня агонизирует в своей захватнической политике по разлучению детей с их биологическими родителями из традиционных семей. Мы наблюдаем процесс полного аморального разложения в Европе, в то время как в России нарастают прогрессивные тенденции, базирующиеся на укреплении естественной, «натуральной» или традиционной семьи и приоритете традиционных ценностей «натуралов».

    Читайте так же:  Бланк замена паспорта при смене фамилии

    Нельзя копировать наихудшие достижения Европы, каковым является сегодня ювенальная юстиция. Ювенальные карательные технологии — это уродливый рудимент и наихудшее изобретение Европы, способное уничтожить сегодня не только саму Европу, но и все человечество.

    Ювенальная юстиция в России уже внедрена на практике, хотя окончательно не узаконена

    Методы власти на рынке детей в РФ: фальсификация, доносы, ложь, беззаконие, насилие

    Предлагаем ознакомиться с выдержкой из 300-страничного аналитического доклада РВС (Родительского Всероссийского Сопротивления). К сожалению, антиювенальные заявления высших руководящих лиц РФ доходят не до всех чиновников в регионах и городах.

    Поэтому остановить в нашей стране эту ползучую заразу, ювенальную юстицию, возможно лишь силами самих родителей. В том числе, обращаясь в РВС с целью использования накопленного организацией практического опыта борьбы с беззаконием на российском РЫНКЕ ДЕТЕЙ.

    Если же кому-то проблема покажется надуманной, то таким людям невредно ознакомиться со статистикой и масштабами изъятия детей из немецких семей в Германии. Соотнеся население РФ и ФРГ, т.е. увеличить число изъятых немецких детей в 1,75 раза, пропорционально численности населения двух стран.

    Это то ближайшее будущее, которое в случае пассивности родителей ожидает их детей и внуков. Немецкая ужасающая статистика помещена в конце публикации.

    1. С 2013 по 2016 г. Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» удалось помочь в борьбе с незаконными действиями должностных лиц более чем 150 семьям.

    2. Наибольшая заинтересованность зафиксирована в незаконном изъятии из семьи детей в возрасте от 0 до 3 лет.

    3. Топ-10 регионов по числу обращений в РВС (в порядке убывания): Москва, Московская область, Новосибирская область, Санкт-Петербург, Пермский край, Волгоградская область, Татарстан, Челябинская область, Ростовская область, Нижегородская область.

    4. В 60% случаев при незаконном изъятии детей не выдается никаких документов.

    5. 3/4 изъятий детей у опекунов включают нарушения прав на родственную опеку.

    6. 44% обратившихся в РВС по поводу незаконного изъятия или угроз изъятия детей проживают в городах-миллионниках либо в центрах регионов России.

    7. Четыре года работы РВС показали, что ювенальные технологии уже внедрены в России, хотя окончательно не узаконены.

    8. Ювенальными технологиями охвачены практически все регионы страны.

    Типичные ошибки и нарушения участников межведомственного взаимодействия в работе с российскими семьями

    Причины злоупотребления участников межведомственного взаимодействия (предположения, основанные на практике)

    Среди причин злоупотреблений правоприменителей, являющихся системными, а не случайными, эксперты РВС называют следующие.

    1. Созданный в России «рынок» детей и высокий спрос на детей, который порождает корыстную заинтересованность в «передаче детей в семью» или в постановке семьи на обслуживание;

    2. Заинтересованность в наполнении организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (различных НКО: реабилитационных центров, Центров содействия устройству детей и др.), имеющих подушевое финансирование;

    3. Непродуманные показатели работы соц. служб:

    – заинтересованность (доплата) в объеме выявления неблагополучия приводят к излишнему рвению;

    – объединение противоположных функций в единое ведомство приводят к конфликту интересов.

    4. Незнание законов:

    а) подмена законов сложившимися обычаями;

    б) неразличение видов неблагополучия и их правовых режимов:

    – «ненадлежащее выполнение обязанностей»;

    – «социально опасное положение»;

    – «непосредственная угроза жизни и здоровью» при игнорировании слова «непосредственная»;

    в) игнорирование родительского права (ст. 63, ст. 68 СК РФ) в пользу перестраховки.

    5. Профессиональная деформация – неправильные психологические установки в отношении к семьям:

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    – установка на защиту детей вместо защиты семьи в целом;

    – установка, что нужно найти ребенку родителей «получше».

    6. Новые технологии социальной работы, созданные на гранты ювенальных фондов, не соответствующие законодательству.

    Эти технологии аморальны и приносят страдания людям.

    Виды злоупотреблений

    1. Процесс выявления семейного неблагополучия

    Сотрудники опеки чаще всего (по неграмотности или не считая нужным соблюдать закон) не различают виды неблагополучия и виды его выявления – выявление социально опасного положения (ст. 13 ФЗ-120) и выявление детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 121 ч. 1 СК РФ). В силу этого органы опеки участвуют в первом виде выявления, который не входит в их полномочия.

    2. Процесс захвата детей

    А. Органами полиции по ФЗ-120:

    1) Сотрудники ПДН забирают с улицы не только безнадзорных (ст. 1 ФЗ-120 «контроль за поведением которого отсутствует», «вследствие ненадлежащего исполнения обязанностей»).

    Иногда очевидно, что сотрудники неправильно понимают, что значит «безнадзорный». Например, распространено объяснение «находился без законного представителя» (в том числе под это определение подпадают гуляющие на улице дети или даже подростки по дороге из театра).

    2) Забирают из дома, когда безнадзорность ни при чем, то есть в присутствии членов семьи, при отсутствии доказательств ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей, нередко фальсифицируя документы:

    а) по признакам социально опасного положения, хотя это только основание для индивидуально-профилактической работы, а не для отобрания детей;

    б) по субъективному ощущению неблагополучия, когда нет даже признаков социально опасного положения: например, если в доме беспорядок, родители выпившие, и т.п., то есть когда нет оснований говорить о непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка;

    в) по основаниям, отсутствующим в законодательстве, но взятым из методичек, несущих собственную, не узаконенную идеологию (и это нарушает требование ст. 8 ФЗ-120 о необходимости соблюдения Конвенции о правах ребенка; служащие отделов ПДН словно не знают, что согласно ст. 21 ч. 1 п. 1 неисполнение родителями обязанностей требует от сотрудников проведения с ними профилактической работы, а не изъятия детей);

    г) проникают в дом, не глядя на несогласие жильцов, без должных оснований, без судебного постановления, в нарушение ст. 165 ч. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ со взломом дверей (в таких случаях усматриваются признаки преступления, предусмотренного частью 3 ст. 139 Уголовного кодекса РФ – «Нарушение неприкосновенности жилища, совершенные лицом с использованием своего служебного положения»; однако уголовные дела следственными органами не возбуждаются);

    д) с применением физической силы к родственникам и опекунам;

    ж) без разъяснения законным представителям несовершеннолетних их прав, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях РФ;

    з) с применением психологического воздействия на родителей – вторжение в квартиру с автоматчиками, удержание на руках вытащенного из постели ребенка до тех пор, пока родитель не подпишет требуемые документы.

    Б. Опекой по ст. 77 Семейного кодекса РФ:

    1) забирают не по постановлению главы администрации;

    2) не оставляют Акта изъятия;

    3) причина отобрания – не «непосредственная угроза», а просто неблагополучие, которое должно влечь или социальную помощь, или рассмотрение в КДНиЗП по ст. 5.35 КоАП РФ;

    4) неправильно оформляют документы при проведении плановых и внеплановых осмотров мест проживания несовершеннолетних;

    5) нередко фальсифицируют документы, отражая в актах обстоятельства, не соответствующие действительности, применяя оценочные определения, не регламентированные законами и подзаконными актами, такие как: «кошмарное состояние жилого помещения», «ужасная грязь в квартире, беспорядок», без расшифровки отмеченного, при этом «антисанитария» не подтверждается заключениями «санэпиднадзора» и чаще всего означает отсутствие ремонта в жилом помещении;

    Читайте так же:  Усыновление детей хмао

    6) расширительно толкуют понятие «угроза жизни и здоровью» несовершеннолетнего», позволяющее изымать детей по надуманным основаниям.

    3. Заключение детей в медицинское учреждение

    1) Согласно ст. 18 ФЗ-120, больницы должны принимать заблудившихся, подкинутых, оставшихся без попечения. На практике же больницы принимают всех, кого привезет полиция, даже если за ними идет плачущая мать, то есть в ситуации, когда статус «оставшийся без попечения» ребенку еще не мог быть присвоен.

    2) Как правило, это инфекционная больница, в которой запрещают посещения, ссылаясь на режим, не разрешают родителям и законным представителям оставаться в медицинском учреждении вместе с несовершеннолетними, нуждающимися в постоянном уходе, вопреки ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

    3) Администрация медицинских организаций не отдает детей родителям по их требованию даже по окончании «лечения» или в случае отсутствия необходимости в стационарном лечении (ст. 63, 68 СК РФ), отсылая в опеку.

    4. Непередача детей под предварительную опеку родственникам

    При изъятии детей обычно даже не рассматривается вопрос о целесообразности временного назначения опекуна или попечителя (тем более из числа родственников) вместо помещения ребенка в организацию для детей-сирот (ст. 12 ФЗ-48 «Об опеке и попечительстве»).

    5. Невозвращение опекой детей родителям по их требованию (ст. 63, 68 СК РФ)

    1) После отобрания ребенка статьи 63 и 68 Семейного кодекса РФ на практике не работают.

    [2]

    Органы опеки родителям выдвигают незаконные требования: собрать документы для возврата детей – «справки о благополучии», то есть об условиях проживания и уровне достатка, прописке, «белой» зарплате и пр. На основании справок сама опека дает или не дает заключение о целесообразности соблюдения закона.

    2) В случае подачи опекой заявления в суд на лишение родительских прав отказываются вернуть детей родителям до суда, хотя фактически родители являются законными представителями своих детей, не лишенными по решению суда родительских прав.

    6. Отсутствие реабилитационной работы с семьей

    Для лишения прав, согласно постановлению Верховного суда РФ от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», необходимо, чтобы были исчерпаны все меры для реабилитации семьи.

    Чаще всего опека никаких мер не предпринимает или формально направляет родителей в какую-нибудь НКО для проведения с ними непонятно какой работы.

    7. Поспешное присвоение статуса «оставшийся без попечения»

    [3]

    1) Устройство ребенка в приемную семью происходит без вынесения постановления органа опеки о признании ребенка оставшимся без попечения и до лишения родителей родительских прав.

    2) При присвоении статуса оперируют тем, что мать ребенка «не забрала из учреждения», тогда как закон требует, чтобы она «отказалась забрать из учреждения». При этом мать бывает вполне доступна и даже хочет вернуть ребенка себе.

    Фактически эта процедура является внесудебным лишением родительских прав, так как ею опека присваивает себе право устраивать ребенка по своему усмотрению.

    8. Передача под опеку (в т.ч. в приемную семью) ребенка, чьи родители не лишены прав

    1) передаются дети, чьи родители не лишены судом родительских прав и хотят воспитывать ребенка;

    2) не отрабатываются родственные связи;

    3) не отрабатывается приоритет усыновления перед опекой (ст. 124 ч. 1 СК РФ).

    9. Выходы «на адрес» по доносам

    Родители обвиняются в уголовном преступлении (жестоком обращении) не в уголовно-процессуальном порядке, а на основе методичек, несущих неузаконенную в РФ идеологию и терминологию («эмоциональное насилие», «психологическое насилие»).

    10. Со стороны сотрудников детских учреждений системы профилактики безнадзорности правонарушений и преступлений, таких как детские дома и приюты, отмечены следующие нарушения:

    1) запрещение свиданий с родителями, не лишенными родительских прав, другими близкими родственниками;

    2) помещение анкеты ребенка, родители которого не лишены родительских прав, в федеральную базу со статусом «возможно усыновление»;

    3) оформление документов для иностранного усыновления при наличии кровных родственников, проживающих на территории Российской Федерации;

    4) удержание подростков в стенах приютов, несмотря на их желание покинуть приют и вернуться в семью;

    5) отсутствие своевременных проверок семей опекунов.

    11. Со стороны опекунов (не из числа родственников) установлено злоупотребление своими правами:

    1) использование детского труда;

    2) вовлечение в преступную деятельность.

    График изъятия детей из немецких семей Германии. Взят из того же доклада РВС.

    Изъятие детей из семьи: презентация итогового доклада

    Зарубки на память: Ювенальщики

    Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

    Ювенальная юстиция: понятие, принципы, система

    Содержание:

    В некоторых международных государствах, в том числе и в России, понятие ювенальная юстиция отсутствует, как независимый субъект правосудия. В России одной из сложных проблем в государственной ювенальной политике является деятельность по осуществлению нового специального судебно-правового комплекса защиты прав детей и подростков.

    Принципы ювенальной юстиции не имеют четкого понимания среди ученых и практиков. А также о необходимости внедрения их в Россию. Среди разнообразия мнений о сути ювенальной юстиции, можно выделить два типа, которые дают определение понятия.

    Ювенальная юстиция – это специализированная судебно-правовая система защиты прав несовершеннолетних. Это общее понятия во всем мире. Э. Б. Мельникова, является российским профессором, анализирующая данную область. По ее мнению, к ювенальной юстиции необходимо относить специализированные судебные органы. Но в некоторых своих трудах она не исключает усовершенствование ювенальной юстиции административных органов, семейных судов взамен ювенальным судам.

    Таким образом, можно сделать вывод, что согласно мировым общепринятым стандартам и правилам национальных законодательств главным звеном является суд по делам несовершеннолетних, он включает в себя перечень органов, не только в виде специализированных судебных органов, но и в виде судебных присутствий или коллегий в рамках судов общей юрисдикции. Также некоторые ученые разделяют данное мнение.

    Ювенальная юстиция в России

    Данная правовая категория в России не является полностью дееспособной подсистемой общепринятого правосудия. На данный момент самая важная проблема в делах государственной политики Российской Федерации представляет собой создание и дальнейшее развитие ювенальной юстиции и судов по защите прав недееспособных и частично дееспособных граждан РФ.

    Единственного точного мнения о понятии «ювенальная юстиция» и ее сущности нет. Существует только два представления, которые могут пояснить суть понятия.

    Термин «ювенальная юстиция» ассоциируется с судом по делам несовершеннолетних, то есть понятие юстиции определяется как правосудие. Э. Б. Мельникова, один из главных российских специалистов в области юстиции связывает с ней прежде всего специальные судебные органы, но отмечает, что в совершенствование ювенальной юстиции входят административные органы, семейные и альтернативные ювенальные суды.

    Читайте так же:  Раздел имущества субсидия

    Таким образом, службы социальной помощи несовершеннолетним, по международным стандартам и нормам национальных законодательств ведут деятельность в области помощи суду для несовершеннолетних, практически исполняющие правосудие по распоряжению суда.

    По мнению других российских ученых, система ювенальной юстиции требует расширения дополнительными органами: комиссии по делам несовершеннолетних и по защите их прав.

    Другие российские ученые, используя иной подход, рекомендуют добавить в комплекс ювенальной юстиции более разнообразные виды органов:

    • гарантированные права детей и подростков;
    • борьба с подростковыми правонарушениями;
    • комиссии по делам несовершеннолетних и по защите их прав;
    • ювенальные органы следствия и дознания;
    • специализированные органы и учреждения, в которые включаются полномочия по решению задач, связанные с молодежной политикой;
    • органы опеки и попечительства;
    • воспитательные колонии и иные учреждения долговременной изоляции детей и подростков, нарушивших закон.

    Таким образом, два подхода некоторым образом способствуют к дополнению и развитию основных принципов и задач ювенальной юстиции.

    Согласно определению Л. Ю. Карнозовой, ювенальная юстиция – это воспитательно-юридическая, государственно-общественная система, объединяющая деятельность разного рода специалистов, которые предполагают сотрудничество суда и правоохранительных органов с воспитательными структурами, главная цель которых поиск решения проблем ребенка, попавшего в трудные обстоятельства.

    А. В. Комарницкий полагает, что ювенальная юстиция расшифровывается как система правовых, медико-социальных, психолого-педагогических, и реабилитационных учреждений. Также ювенальная юстиция расшифровывается как процедуры и программы для максимальной защиты прав, свобод и законных интересов детей и подростков, а также лиц, которые наделены ответственностью за их воспитание, которая осуществляется комплексом государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций.

    Иными словами, ювенальная юстиция – это правосудие в отношении правонарушителей, не достигших совершеннолетия. Правосудие объединяет в себе:

    • суд;
    • исполнительную власть и субъекты России;
    • органы и учреждения профилактики безнадзорности и правонарушений детей и подростков;
    • общественные правозащитные организации.

    Данный вид правосудия отличается тем, что ребенок рассматривается не как объект репрессий, а как субъект реабилитации, так как специфика преступности детей зависит от их показателей социального и психологического развития, таких как:

    • физическая и психическая незрелость;
    • недостаточный уровень социализации;
    • подверженность влиянию со стороны взрослых и неформальных лидеров среди подростков.

    Опираясь на вышеизложенное, получается, что ребенок, в отличие от взрослых, не полностью дееспособен, ограничен в свободе передвижения, в распоряжении своим имуществом.

    Сущность, специфику и назначение ювенальной юстиции определяется возрастными и психологическими особенностями детей и подростков. Ввиду этих особенностей, ребенок особенно нуждается в юридической и психологической помощи в ходе развития судебного процесса.

    Специфика возрастов детей и подростков (развитие как физиологическое, так и психологическое, влияние внешней среды) определяет воспитательный, а не карательный характер ювенального правосудия. Данная специфика порождает потребность усовершенствования:

    • формирование эффективного порядка сотрудничества данных органов и служб с судами, которые рассматривают дела о правовых нарушениях;
    • межведомственного управления органов и служб профилактики безнадзорности и правонарушения детей и подростков, а также гарантированная защита их прав;
    • определения комплексных мер правосудия в отношении лиц, не достигших совершеннолетия согласно общепринятых принципам и порядкам международного права.

    Мировое понимание

    Мировое объединение, обеспечивающее внимание правам несовершеннолетних, опирается на потребность осуществления более глубокой деятельности, благоприятно влияющей развитию личности и предотвращению нарушения закона. В соответствии с вышесказанным ООН приняли четыре документа, которые прямым образом связаны с предотвращением нарушения закона лиц, не достигших совершеннолетия и обучения специалистов для работы с такими документами, как:

    • минимальные стандартные нормы, которые относятся к отправлению правосудия в отношении детей и подростков (Пекинские правила, 1985 год);
    • руководящие принципы для предотвращения правовых нарушений среди детей и подростков;
    • нормы и законы, относящиеся к защите детей и подростков, которые отбывают наказания в специальных учреждениях (1990 год);
    • конвенция о правах ребенка.

    В статьях 37 и 40 Конвенции о правах ребенка установлен целый комплекс материально-юридических и процессуальных гарантий соблюдения прав человека по отношению к детям и подросткам, который привлекается к уголовной ответственности.

    Статья 37 указывает, что государства-участники гарантируют:

    • к детям и подросткам не применяются в качестве наказания пытки, смертная казнь и пожизненное тюремное заключение;
    • дети и подростки не были лишены свободы в преступном или халатном порядке. Задержание, арест и заключение под стражу производится согласно закону, и реализуются как крайняя мера;
    • каждый ребенок, заключенный под стражу имеет право на юридическую и иную помощь, а также право оспаривать закономерность лишения его свободы перед судом или другими компетентными органами, и право на незамедлительное принятие ими решения в отношении каждой процессуальной операции;
    • каждый ребенок и подросток, заключенный под стражу пользовался человеческим отношением и уважением достоинства его личности, учитывая возрастные потребности. Каждый ребенок и подросток должен быть изолирован от взрослых, с сохранением права на переписку и общение с семьей на свиданиях, однако, здесь существуют исключения в случае интересов ребенка.

    В пункте 1 статьи 40 установлено: «Государства-участники признают права ребенка и подростка на достойное обращение по отношению к нему, развивая в нем уважение к свободам и правам человека, учитывая стремления к сотрудничеству и возраст правонарушителя, обвиняемого или виновного».

    Во 2 пункте Конвенции указано, что государства-участники должны гарантировать:

    В пункте 3 статьи 40 Конвенции указано, что государства-участники должны добиваться реализации законов, процедур, учреждений и органов, которые гарантировали бы принятия мер без применения судебного разбирательства, соблюдая при этом права человека и его гарантий по отношению к детям, нарушившим закон;

    В соответствии с пунктом 4 статьи 40 Конвенции государства-участники должны принимать во внимание потребность таких мероприятий, как:

    • уход;
    • надзор;
    • программы обучения;
    • назначение испытательного срока;
    • консультативные услуги;
    • положение об опеке и попечительстве;
    • воспитание.

    Данные мероприятия и иные способы ухода должны применяться по отношению к ребенку в соизмерении с положением и характером преступления.

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Особым образом отмечено, что в Конвенции предусмотрены комплексные подходы к решению вопросов о защите прав и интересов детей, направленные на повышение уровня жизни и благосостояния.

    Источники

    Литература


    1. Глинка-Янчевский, С.К. Во имя идеи; СПб.; Типография Э. Арнгольда, Литейный проспект,№59, 2011. — 196 c.

    2. Могилевский, С.Д. Общества с ограниченной ответственностью / С.Д. Могилевский. — М.: Дело; Издание 3-е, доп., 2013. — 528 c.

    3. Поручительство. Комментарии, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2015. — 517 c.
    4. Поляков М. П., Федулов А. В. Правоохранительные органы; Юрайт, Юрайт — Москва, 2010. — 176 c.
    5. Микешина, Людмила Диалог когнитивных практик. Из истории эпистемологии и философии науки / Людмила Микешина. — М.: Российская политическая энциклопедия, 2010. — 576 c.
    В каких странах действует ювенальная юстиция
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here