В каких государствах нет ювенальной юстиции

В Россию приходит ювенальная юстиция — кошмар Европы
Власть и общество

Уже в ближайшие дни чиновники могут получить неограниченные полномочия на тотальный контроль за жизнью семьи. Кошмар Европы — ювенальная юстиция — приходит в Россию.

Уже 19 июня в Госдуме пройдут первые слушания по законопроекту №42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства». По существу, принятие поправок легализует в России жесткую систему социального патроната со стороны государства, причем чиновники получают практически ничем не ограниченные полномочия по вторжению в семью и принятию решений по воспитанию и содержанию детей.

Формально законопроект предполагает введение новых форм индивидуальной профилактической работы с ребенком и его родителями и вносит ряд изменений в нормы действующего законодательства, касающихся социальной сферы. Однако на деле Россия получит модель фактически ничем не ограниченного вмешательства определенных лиц (даже не государства, а нескольких тысяч обособленных чиновников), уже ставшую настоящим ужасом Скандинавии и некоторых стран Западной Европы. То, о чем Россия знала только по горьким историям Риммы Салонен, Инги Рантала, Валентины Путконен, Натальи Захаровой и других матерей, лишившихся собственных детей по мановению одного-двух чиновников, становится явью и в нашей стране. Так, по крайней мере, считают представители уже развернувшегося в России движения против ювенальной юстиции.

«Не считайте все эти тезисы преувеличением, — сказал сопредседатель Санкт-Петербургского Городского родительского комитета Михаил Богданов. — На самом деле сутью внедрения в России ювенальной юстиции является тотальное вмешательство чиновников в жизнь семьи, развал ее уклада и традиций. Суть ювенальных законов — максимально широкие основания для изъятия ребенка из семьи, причем решение принимает один-единственный чиновник по собственному усмотрению. Подразумевается также запрет на любые воспитательные меры со стороны родителей, поощряется максимальное „стукачество“ ребенка на родителей, причем если ребенку больше 10 лет, то принудительная соцопека устанавливается независимо от желания родителей — достаточно одной жалобы ребенка. Снять такую опеку можно только по суду. Кроме того, вводится презумпция виновности родителей. Если они отказываются впускать соцработника в свою семью, то решение о принудительной опеке также принимается через суд. Но самое опасное — абсолютная неподконтрольность чиновника фактически никому, кроме определенных лиц в правительстве. Нет также никакой ответственности чиновников ювенальной юстиции перед родителями и законом».

По мнению противников ювенальной реформы, идет совершенно очевидная атака на семью, уничтожение каких-либо оставшихся институтов семьи, брака, детства. Внедряется новая система, в чем-то копирующая «западные ценности».

«В целом европейская модель — это угроза существования семьи как ячейки общества, понятий супружества, детства как такового, — считает финский правозащитник, председатель Антифашистского комитета Финляндии, профессор университета Хельсинки Йохан Бекман. — В Финляндии, где очень сильна ювенальная юстиция, изъяты из семей более 17 тысяч детей. Антисемейная, антидетская система внедряется повсеместно. У нас в Финляндии уже фактически запрещены слова „детство“, „муж“, „жена“. Есть безликое — „супруги“. Обосновывается это тем, что понятия „муж“ и „жена“, якобы, ущемляют права в гомосексуальных и лесбийских семьях. Конечно, определенная угроза повторения этого есть и для России. У вас идет модернизация, и это хорошо. Но плохо, что модернизация становится западноизацией, причем в ее худшем варианте».

По мнению российских противников ювенальной системы, нет никаких оснований для внедрения этой отнюдь неоднозначной реформы. Эксперты считают, что действующие российские правовые институты, существующий образ жизни вполне достаточны для того, чтобы защитить детей, не поломав при этом родителей буквально «через колено».

«Если изначально цели социального патроната вроде бы благие — защитить ребенка от насилия, от физических и психологических травм, то очевидно, что в первую очередь внимание будет уделено не тем, кто реально нуждается в защите, а тем, кто на виду. „Под раздачу“ попадут не родители-алкоголики, наркоманы, садисты. Ювеналы придут к обычным, нормальным родителям — таким, как мы с вами. Кроме того, инициаторы нововведений так и не могут предоставить внятных доказательств того, что без ювенальной юстиции у нас все так плохо, что без нее мы не проживем. Пока у них в качестве доказательств и аргументов — одни лишь невразумительные эмоции. При этом ювенальные технологии совершенно однозначно просматриваются как законодательно утвержденные процессы управления семьей», — считает противники ювенальной юстиции.

Защитники традиционных семейных ценностей уже предоставили массу исследований, доказывающих, что обращать внимание нужно не на семьи, где родители «насильствуют» над ребенком, засаживая их за уроки или не давая лишнюю шоколадку, а совсем иными методами.

«Реальные проблемы семьи сегодня — это разводы родителей, тотальная нехватка денег. Между тем на ювеналов каждый регион будет получать порядка 8 млн. рублей. Как будут поделены эти деньги — остается только предполагать. Не лучше ли их отдать на реальную помощь малоимущим? — считает Михаил Богданов. — Кроме того, велика коррупционная составляющая. Чиновники будут заинтересованы найти побольше „неблагополучных“ семей, как будут отбираться сами чиновники — тоже неясно. Очевидно, что любой родитель при столь жесткой системе будет готов на все, лишь быть не отдать своего ребенка. Для изъятых детей потребуются новые детдома, новый персонал и новые деньги… Это ужасный замкнутый круг».

Йохан Бекман, в чьей родной стране ювенальные изыски достигли небывалого масштаба, говорит, что изначально в ювенальном законодательстве были рациональные зерна, только в результате получилось, что на практике они не выполняются.

«В Финляндии очень строгий ювенальный закон, но частные фирмы, владеющие детскими домами, приютами, этот закон не соблюдают, — говорит Бекман. — Частным приютам нужны деньги и дети, деньги идут за детьми. Бизнес заинтересован в наполняемости, а, поскольку ювеналы ни перед кем не отчитываются, все и происходит».

Аналогичные проблемы уже испытывает Норвегия, Франция, отчасти Швеция. Там внешне благополучных детей изымают без закона и следствия, а настоящие дети маргиналов жгут машины и громят полицейские участки, потому что им, как «детям», все можно.

Между тем Йохан Бекман надеется, что в России будет не все так катастрофично. «Я не думаю, что Россия примет финскую или французскую модели, — считает правозащитник. — В России все-таки сильны семейные и национальные ценности, в России прислушиваются к мнению различных религиозных конфессий, которые всегда настаивают именно на традиционных семейных ценностях. Следует также иметь в виду, что законопроект может противоречить вашей конституции, в которой оговорены права и защиты со стороны государства матери и ребенка. Так что такой уж западноизации не будет, но проблему надо очень много обсуждать. И, я считаю, что ответственность России в этом вопросе намного больше, чем у любых других стран. Это даже больше, чем просто защита прав своих граждан. К России прислушиваются, она имеет очень большое влияние на весь мир. То есть буквально: Россия должна защитить всех детей планеты».

Читайте так же:  Менять водительское удостоверение при смене фамилии

При этом любопытно, что у законопроектов нет (по крайней мере, пока их установить не удалось) реальных, конкретных авторов, поставивших свои закорючки под документами. Остается только догадываться, что движет этим лобби и какие интересы оно преследует.

Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

Вы также можете:

  • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
  • Добавить статью в заметки на:

Ювенальная юстиция в России уже внедрена на практике, хотя окончательно не узаконена

Методы власти на рынке детей в РФ: фальсификация, доносы, ложь, беззаконие, насилие

Предлагаем ознакомиться с выдержкой из 300-страничного аналитического доклада РВС (Родительского Всероссийского Сопротивления). К сожалению, антиювенальные заявления высших руководящих лиц РФ доходят не до всех чиновников в регионах и городах.

Поэтому остановить в нашей стране эту ползучую заразу, ювенальную юстицию, возможно лишь силами самих родителей. В том числе, обращаясь в РВС с целью использования накопленного организацией практического опыта борьбы с беззаконием на российском РЫНКЕ ДЕТЕЙ.

[1]

Если же кому-то проблема покажется надуманной, то таким людям невредно ознакомиться со статистикой и масштабами изъятия детей из немецких семей в Германии. Соотнеся население РФ и ФРГ, т.е. увеличить число изъятых немецких детей в 1,75 раза, пропорционально численности населения двух стран.

Это то ближайшее будущее, которое в случае пассивности родителей ожидает их детей и внуков. Немецкая ужасающая статистика помещена в конце публикации.

1. С 2013 по 2016 г. Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» удалось помочь в борьбе с незаконными действиями должностных лиц более чем 150 семьям.

2. Наибольшая заинтересованность зафиксирована в незаконном изъятии из семьи детей в возрасте от 0 до 3 лет.

3. Топ-10 регионов по числу обращений в РВС (в порядке убывания): Москва, Московская область, Новосибирская область, Санкт-Петербург, Пермский край, Волгоградская область, Татарстан, Челябинская область, Ростовская область, Нижегородская область.

4. В 60% случаев при незаконном изъятии детей не выдается никаких документов.

5. 3/4 изъятий детей у опекунов включают нарушения прав на родственную опеку.

6. 44% обратившихся в РВС по поводу незаконного изъятия или угроз изъятия детей проживают в городах-миллионниках либо в центрах регионов России.

7. Четыре года работы РВС показали, что ювенальные технологии уже внедрены в России, хотя окончательно не узаконены.

[2]

8. Ювенальными технологиями охвачены практически все регионы страны.

Типичные ошибки и нарушения участников межведомственного взаимодействия в работе с российскими семьями

Причины злоупотребления участников межведомственного взаимодействия (предположения, основанные на практике)

Среди причин злоупотреблений правоприменителей, являющихся системными, а не случайными, эксперты РВС называют следующие.

1. Созданный в России «рынок» детей и высокий спрос на детей, который порождает корыстную заинтересованность в «передаче детей в семью» или в постановке семьи на обслуживание;

2. Заинтересованность в наполнении организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (различных НКО: реабилитационных центров, Центров содействия устройству детей и др.), имеющих подушевое финансирование;

3. Непродуманные показатели работы соц. служб:

– заинтересованность (доплата) в объеме выявления неблагополучия приводят к излишнему рвению;

– объединение противоположных функций в единое ведомство приводят к конфликту интересов.

4. Незнание законов:

а) подмена законов сложившимися обычаями;

б) неразличение видов неблагополучия и их правовых режимов:

– «ненадлежащее выполнение обязанностей»;

– «социально опасное положение»;

– «непосредственная угроза жизни и здоровью» при игнорировании слова «непосредственная»;

в) игнорирование родительского права (ст. 63, ст. 68 СК РФ) в пользу перестраховки.

5. Профессиональная деформация – неправильные психологические установки в отношении к семьям:

– установка на защиту детей вместо защиты семьи в целом;

– установка, что нужно найти ребенку родителей «получше».

6. Новые технологии социальной работы, созданные на гранты ювенальных фондов, не соответствующие законодательству.

Эти технологии аморальны и приносят страдания людям.

Виды злоупотреблений

1. Процесс выявления семейного неблагополучия

Сотрудники опеки чаще всего (по неграмотности или не считая нужным соблюдать закон) не различают виды неблагополучия и виды его выявления – выявление социально опасного положения (ст. 13 ФЗ-120) и выявление детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 121 ч. 1 СК РФ). В силу этого органы опеки участвуют в первом виде выявления, который не входит в их полномочия.

2. Процесс захвата детей

А. Органами полиции по ФЗ-120:

1) Сотрудники ПДН забирают с улицы не только безнадзорных (ст. 1 ФЗ-120 «контроль за поведением которого отсутствует», «вследствие ненадлежащего исполнения обязанностей»).

Иногда очевидно, что сотрудники неправильно понимают, что значит «безнадзорный». Например, распространено объяснение «находился без законного представителя» (в том числе под это определение подпадают гуляющие на улице дети или даже подростки по дороге из театра).

2) Забирают из дома, когда безнадзорность ни при чем, то есть в присутствии членов семьи, при отсутствии доказательств ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей, нередко фальсифицируя документы:

а) по признакам социально опасного положения, хотя это только основание для индивидуально-профилактической работы, а не для отобрания детей;

б) по субъективному ощущению неблагополучия, когда нет даже признаков социально опасного положения: например, если в доме беспорядок, родители выпившие, и т.п., то есть когда нет оснований говорить о непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка;

в) по основаниям, отсутствующим в законодательстве, но взятым из методичек, несущих собственную, не узаконенную идеологию (и это нарушает требование ст. 8 ФЗ-120 о необходимости соблюдения Конвенции о правах ребенка; служащие отделов ПДН словно не знают, что согласно ст. 21 ч. 1 п. 1 неисполнение родителями обязанностей требует от сотрудников проведения с ними профилактической работы, а не изъятия детей);

г) проникают в дом, не глядя на несогласие жильцов, без должных оснований, без судебного постановления, в нарушение ст. 165 ч. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ со взломом дверей (в таких случаях усматриваются признаки преступления, предусмотренного частью 3 ст. 139 Уголовного кодекса РФ – «Нарушение неприкосновенности жилища, совершенные лицом с использованием своего служебного положения»; однако уголовные дела следственными органами не возбуждаются);

Читайте так же:  Судебная практика смена фамилии ребенку

д) с применением физической силы к родственникам и опекунам;

ж) без разъяснения законным представителям несовершеннолетних их прав, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях РФ;

з) с применением психологического воздействия на родителей – вторжение в квартиру с автоматчиками, удержание на руках вытащенного из постели ребенка до тех пор, пока родитель не подпишет требуемые документы.

Б. Опекой по ст. 77 Семейного кодекса РФ:

1) забирают не по постановлению главы администрации;

2) не оставляют Акта изъятия;

3) причина отобрания – не «непосредственная угроза», а просто неблагополучие, которое должно влечь или социальную помощь, или рассмотрение в КДНиЗП по ст. 5.35 КоАП РФ;

4) неправильно оформляют документы при проведении плановых и внеплановых осмотров мест проживания несовершеннолетних;

5) нередко фальсифицируют документы, отражая в актах обстоятельства, не соответствующие действительности, применяя оценочные определения, не регламентированные законами и подзаконными актами, такие как: «кошмарное состояние жилого помещения», «ужасная грязь в квартире, беспорядок», без расшифровки отмеченного, при этом «антисанитария» не подтверждается заключениями «санэпиднадзора» и чаще всего означает отсутствие ремонта в жилом помещении;

6) расширительно толкуют понятие «угроза жизни и здоровью» несовершеннолетнего», позволяющее изымать детей по надуманным основаниям.

3. Заключение детей в медицинское учреждение

1) Согласно ст. 18 ФЗ-120, больницы должны принимать заблудившихся, подкинутых, оставшихся без попечения. На практике же больницы принимают всех, кого привезет полиция, даже если за ними идет плачущая мать, то есть в ситуации, когда статус «оставшийся без попечения» ребенку еще не мог быть присвоен.

2) Как правило, это инфекционная больница, в которой запрещают посещения, ссылаясь на режим, не разрешают родителям и законным представителям оставаться в медицинском учреждении вместе с несовершеннолетними, нуждающимися в постоянном уходе, вопреки ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

3) Администрация медицинских организаций не отдает детей родителям по их требованию даже по окончании «лечения» или в случае отсутствия необходимости в стационарном лечении (ст. 63, 68 СК РФ), отсылая в опеку.

Видео (кликните для воспроизведения).

4. Непередача детей под предварительную опеку родственникам

При изъятии детей обычно даже не рассматривается вопрос о целесообразности временного назначения опекуна или попечителя (тем более из числа родственников) вместо помещения ребенка в организацию для детей-сирот (ст. 12 ФЗ-48 «Об опеке и попечительстве»).

5. Невозвращение опекой детей родителям по их требованию (ст. 63, 68 СК РФ)

1) После отобрания ребенка статьи 63 и 68 Семейного кодекса РФ на практике не работают.

Органы опеки родителям выдвигают незаконные требования: собрать документы для возврата детей – «справки о благополучии», то есть об условиях проживания и уровне достатка, прописке, «белой» зарплате и пр. На основании справок сама опека дает или не дает заключение о целесообразности соблюдения закона.

2) В случае подачи опекой заявления в суд на лишение родительских прав отказываются вернуть детей родителям до суда, хотя фактически родители являются законными представителями своих детей, не лишенными по решению суда родительских прав.

6. Отсутствие реабилитационной работы с семьей

Для лишения прав, согласно постановлению Верховного суда РФ от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», необходимо, чтобы были исчерпаны все меры для реабилитации семьи.

Чаще всего опека никаких мер не предпринимает или формально направляет родителей в какую-нибудь НКО для проведения с ними непонятно какой работы.

7. Поспешное присвоение статуса «оставшийся без попечения»

1) Устройство ребенка в приемную семью происходит без вынесения постановления органа опеки о признании ребенка оставшимся без попечения и до лишения родителей родительских прав.

2) При присвоении статуса оперируют тем, что мать ребенка «не забрала из учреждения», тогда как закон требует, чтобы она «отказалась забрать из учреждения». При этом мать бывает вполне доступна и даже хочет вернуть ребенка себе.

Фактически эта процедура является внесудебным лишением родительских прав, так как ею опека присваивает себе право устраивать ребенка по своему усмотрению.

8. Передача под опеку (в т.ч. в приемную семью) ребенка, чьи родители не лишены прав

1) передаются дети, чьи родители не лишены судом родительских прав и хотят воспитывать ребенка;

2) не отрабатываются родственные связи;

3) не отрабатывается приоритет усыновления перед опекой (ст. 124 ч. 1 СК РФ).

9. Выходы «на адрес» по доносам

Родители обвиняются в уголовном преступлении (жестоком обращении) не в уголовно-процессуальном порядке, а на основе методичек, несущих неузаконенную в РФ идеологию и терминологию («эмоциональное насилие», «психологическое насилие»).

10. Со стороны сотрудников детских учреждений системы профилактики безнадзорности правонарушений и преступлений, таких как детские дома и приюты, отмечены следующие нарушения:

1) запрещение свиданий с родителями, не лишенными родительских прав, другими близкими родственниками;

2) помещение анкеты ребенка, родители которого не лишены родительских прав, в федеральную базу со статусом «возможно усыновление»;

3) оформление документов для иностранного усыновления при наличии кровных родственников, проживающих на территории Российской Федерации;

4) удержание подростков в стенах приютов, несмотря на их желание покинуть приют и вернуться в семью;

5) отсутствие своевременных проверок семей опекунов.

11. Со стороны опекунов (не из числа родственников) установлено злоупотребление своими правами:

1) использование детского труда;

2) вовлечение в преступную деятельность.

График изъятия детей из немецких семей Германии. Взят из того же доклада РВС.

Изъятие детей из семьи: презентация итогового доклада

Зарубки на память: Ювенальщики

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

В каких государствах нет ювенальной юстиции

Перефразируя известную пословицу о политике, можно сказать: «Если ты не занимаешься ювенальной юстицией — ювенальная юстиция займется тобой». Однажды к нам за помощью обратилась семейная пара из Гамбурга, Татьяна и Михаил — наши соотечественники, когда-то уехавшие за блеском «забугорного» счастья на «свободный Запад», но, к счастью для себя, сохранившие при этом российское гражданство. Построив в Германии свой индивидуальный материальный оазис, они не обрели-таки вожделенного счастья, не растущего на чужой почве, и собрались на Родину. Выбрав для возвращения Калининград, они провели переговоры с руководством области и были готовы переезжать. Но по приезде в Германию произошло так, что ювенальная юстиция забрала у них троих детей. Забрала по такой же причине, по которой будут забирать у всех нас, если мы не остановим грядущее зло.

Читайте так же:  Условия смены фамилии

История эта начиналась буднично и не предвещала ничего зловещего: их дочка повела себя плохо в школе. Переживая нормативный кризис семилетнего возраста, девочка стала агрессивной, причем умудрялась поколотить несколько 10-летних мальчишек одновременно. На увещевания родителей девочка не реагировала, а, казалось, наоборот, вела себя еще хуже. Школа потребовала от родителей принятия срочных мер, последней провокацией была угроза учительницы, заявившей: «Если вы ничего не предпримете, мы вашего ребенка исключим из школы».

Законопослушные граждане Германии приняли срочные меры. Но, поскольку они были воспитаны в России, мыслили они все-таки по-российски и знали: если ребенок, как говорится, «слетел с тормозов», не реагирует на беседы, просто не слышит слов, то его нужно вразумить. Папа вразумил. По тому месту, которое издавна служило родителям для этих целей. Это было обычное отеческое наказание, с любовью и родительским попечением, с последующим объяснением и взаимными примиряющими объятиями и поцелуями.

На этом, казалось бы, все было исчерпано, но на свою беду девочка воспитывалась в Германии — стране победившей ювенальной юстиции. Она пришла утром в школу и поступила так, как ее учили на занятиях по правам детей — обратилась к своей учительнице со словами: «Меня наказали дома». «Бедное дитя, — воздела к небу руки учительница, — да как они смели?! Не бойся, мы тебя защитим. Незамедлительно была вызвана ювенальная полиция — Югендамт, которая тут же прибыла в школу, подобно тому! как будут прибывать на место намеченные к созданию у нас в России «летучие бригады» ювеналыциков.

«Спасенные» от. родителей

Ребенку сказали: «Иди домой и никого не бойся, завтра мы тебя спасем». Родители до сих пор не могут понять, почему так произошло: любящая дочка, которая им доверяла, обо всем рассказывала, пришла домой и утаила о том, что их всех ждет. А утром, позавтракав и поцеловав на прощание маму и папу, спокойно отправилась в школу.

В школе девочку уже ожидали сотрудники Югендамт, которые увезли ее в приют, куда чуть позднее прямо с занятий в средней школе доставили ее 12-летнюю сестру и куда привезли с детсадовской экскурсии в зоопарке ее 5-летнего брата. Как потом пояснили — для того, «чтобы не разлучать».

Целый день родители обо всем этом ничего не знали и только к вечеру, обеспокоенные тем, что школьный автобус пришел без детей, кинулись их искать. Тогда их и известили, что отныне они уже не имеют права называться родителями. И с этого времени в их жизни начался новый этап — этап жизни «преступников», жизни, в которой у них неожиданно появились «хозяева», имеющие власть позволить или запретить увидеть собственного ребенка, написать ему письмо или поговорить по телефону. Они обрели новые обязанности: ходить на бесконечные многомесячные тестирования, проходить обследования, собеседования и встречи. И у них появился выбор: либо изо всех сил проявлять лояльность по отношению к Югендамт, унижаться, стараться понравиться людям, отобравшим у тебя смысл твоей жизни, либо биться за своих детей, невзирая на несопоставимость сил и бессмысленность борьбы, либо сломаться и погибнуть.

«ПОХИТИТЕЛИ». СОБСТВЕННЫХ ДЕТЕЙ

Детские обиды часто рисуют картины: «Пусть я умру (меня заберут, я уеду), и вот тогда они заплачут, скажут: «Зачем мы так делали, почему обижали нашего несравненного ребенка?!» И тогда я встану (приеду, приду) и скажу: «Ну вот, поняли, будете теперь знать, как не покупать мне кроссовки (заставлять выносить мусор, не давать смотреть телевизор, ругать за двойки и т. п.) ?!»». К сожалению, в жизни концовки таких сюжетов выглядят совсем по-другому. Через двенадцать дней жизни в приюте дети поняли, что «шутка» зашла слишком далеко, и сбежали домой. В субботу они сообщили родителям, что направляются к ним, те встретили их в соседнем квартале, семья вновь собралась вместе, все были счастливы.

[3]

Но родители, предупрежденные адвокатом, что за похищение собственного ребенка им может грозить девятилетний тюремный срок, как законопослушные немецкие граждане, все-таки надеющиеся на объективность суда и скорое воссоединение семьи, позвонили в ювенальную полицию и сообщили ее сотрудникам о том, что дети находятся у них, что их необходимо успокоить и что они в понедельник сами отвезут детей в приют. Их вежливо выслушали, приняли информацию к сведению и ничего не возразили, из чего родители заключили, что вопрос решен и согласован.

Но в воскресенье около 20 часов, когда семья готовилась ко сну и дети уже были раздеты, в доме появились «гости». Старшая дочь, увидев на пороге полицию, в страхе захлопнула дверь и куда-то забросила ключ, дети, в чем были, выскочили на балкон и стали по-русски (!) кричать: «Помогите!»

«Брали» семью тринадцать рослых полицейских. Выбили дверь, бросили мать на пол в наручниках, здоровый детина наступил ей ногой на шею. Провоцировали отца на драку — чтобы привлечь его к ответственности за неповиновение властям и тем самым лишить семью защиты. Понимая это, отец, скрежеща зубами, сам держал руки за спиной. Но все равно получил удар по голове и потерял сознание.

Когда он очнулся, все были в наручниках. Сбежавшиеся на шум и пытавшиеся остановить это безумие соседи тоже получили свое: у кого-то разбили видеокамеру, кого- то ударили об стенку, в результате свидетелей не осталось. Поняв, что помощи ждать больше неоткуда, и боясь, что сейчас их просто начнут убивать, родители и дети, тесно прижавшись друг к другу, стали сами продвигаться к выходу, согласные уже, чтобы везли куда угодно, лишь бы оставили в живых.

На улице их растащили по машинам, детей увезли в разные приюты, и даже детский адвокат трое суток не мог ничего узнать об их судьбе, родителей доставили в участок, и далее начались их мытарства по юристам, социальным службам, психологам, педагогам, и начался отсчет нового времени — более чем двухлетнего срока титанических усилий по возвращению детей, безо всякой надежды на то, чтобы это состоялось.

Ювенальная юстиция: как Мировое правительство разрушает семью в Европе и России

Ювенальная юстиция зародилась в Европе больше века назад, за это время она превратилась в средство разрушения семьи, для этой же цели ее теперь пытаются внедрить в России

О том, что в России может появиться такая система, как ювенальная юстиция, заговорили еще около 15 лет назад. Общество тогда разделилось на две неравные части: большая часть была уверена, что для страны такое нововведение не только чуждо, но и опасно. Однако меньшая, в подавляющем большинстве либерально настроенная часть россиян, уверяла, что в ЮЮ нет ничего страшного и именно по этому пути сейчас идет все прогрессивное человечество. Что собой представляет юстиция такого рода и как она связана с нынешней политической обстановкой в мире, попробуем разобраться далее.

Читайте так же:  Получение свидетельства о рождении ребенка через госуслуги

История вопроса и что же такое вообще — ювенальная юстиция?

Дословно этот термин переводится с латыни как «правосудие для юношей». Зародилось оно в 70-е годы XIX века в США, а позже получило развитие в Великобритании. Именно там в 1908 году приняли целый пакет законов, направленных на отношения с судом детей и молодежи. Позже по тому же пути пошла и Франция, а за ней и остальная Европа .

Во многом это было сделано из-за того, что в Париже, Нью-Йорке и Лондоне — столицах этих трех стран, именно детская и подростковая преступность достигла просто угрожающих величин. Западный обыватель стал бояться несовершеннолетних преступников, причем зачастую больше, чем взрослых, поскольку как раз подростки действовали с особой жестокостью, идя на убийство там, где матерый уголовник ограничился бы простыми угрозами.

Правозащитники тех лет поняли, что обыденным ужесточением права делу не помочь — малолетние преступники тюрем не боялись, а казнить их в те, уже довольно цивилизованные времена все-таки уже гнушались. Стали искать иные способы. В тех же США, наряду с внедрением ювенальной юстиции появилось движение бойскаутов — как способ отвлечь подростков от улицы. В Европе пошли другим путем — воздействием на семьи и через семьи. То есть влиять на юных нарушителей закона путем попечения и воспитания. Таким образом, по мнению педагогов тех лет, а именно они и играли решающую роль в появлении современной ювенальной юстиции, у подростков должна была измениться нравственная мотивация. И как раз это и должно было затормозить процесс по превращению малолетнего воришки в матерого уголовника.

Затормозила развитие Первая мировая, однако после нее детские суды по всей Европе стали появляться уже повсеместно. Однако положительных результатов видно не было — рост подростковой преступности продолжался, особенно это касалось правонарушений сексуального характера. Решить проблему в какой-то мере удалось только после Второй мировой, поскольку до этого лет 30–40 миру было вовсе не до детских сложностей. А в 1960-х годах снижение подростковой преступности все же произошло — в США и Европе перестали делать специальное снисхождение для детей, вводя для них особые режимы и рассматривая их дела в судах в особом порядке. Во Франции, например, в 70-х годах ХХ века, перед судом представал только тот несовершеннолетний, которого обвиняли в преступлении, наказуемом сроком лишения свободы больше 7 лет. Нечто похожее было и в США, и в итоге спустя годы, к началу XXI века, в мире сложилось три основные системы ЮЮ: англо-американская, континентальная и скандинавская .

В Европе и США ее возникновение было связано еще и с тем, что в этих странах зачастую в тех же разбойничьих шайках и крестовых походах на Восток дети участвовали наравне со взрослыми. А потому еще в те времена и судили их наравне со взрослыми, нередко отрубая головы и посылая на костер, — правда, пока еще без всяких прав человека и юридических терминов. Цивилизованные рамки все это обрело уже в период господства капитализма, а равно с ним и с ростом влияния адвокатских контор, которые таким образом довольно успешно собирали немалые барыши с богатых, но всегда хороших родителей.

Три системы ювенальной юстиции, в общем-то, между собой не слишком различаются. В англо-американской акцент сделан на либерализацию и профилактику преступлений, хотя в свое время именно эта система была наиболее жесткой. Континентальная модель наиболее ярко выражена во Франции. Эта система базируется на мерах воздействия, которые зависят от возраста подсудимого, а также наличии суда присяжных и жесткого регламента — это если вкратце. Третья, скандинавская модель, считается в мире наиболее совершенной, и именно ее планируется брать за основу в России разного рода правозащитниками. Именно там, в Швеции, Норвегии, Финляндии и Дании, в ювенальную систему включены не только суды, как в остальных моделях, но разного рода социальные органы, которые, по их же словам, «стоят на защите детства и прав детей». И именно в этой модели у родителей чаще всего отбирают детей.

В России ювенальную юстицию ввели в 1910-м в городе на Неве. Там открылся первый такой суд, практика начала было распространяться, однако большевики, придя к власти, быстро ее отменили, впоследствии заменив комиссиями по делам несовершеннолетних. В таком виде все это по большому счету существует и до сих пор, пока с вступлением России в Совет Европы с Запада не стали все настойчивее предлагать внедрить и у нас в стране так полюбившуюся европейцам систему судебного правосудия в отношении детей и их родителей. В Ростове-на-Дону создали даже экспериментальный ювенальный суд, но он не получил широкого распространения по всей стране из-за неоднозначности проблемы. Однако пока окончательного решения вопроса нет — и вот почему .

Протесты все громче

Что интересно, в последние годы они звучат все громче, как в России, так и в Европе. Наши сограждане не хотят введения ювенальной юстиции, а вот простые европейцы требуют ее отменить — видимо, уже натерпелись. Что интересно, яростно бунтуют именно в скандинавских странах. В 2012 году к генсеку Совета Европы г-ну Ягланду написала письмо целая группа правоведов из Швеции и Норвегии. Их поддержали педагоги, психологи, медики и просто неравнодушные граждане этих стран. Они требовали отменить главный постулат ЮЮ — изъятие детей из семей. Здесь стоит напомнить, что в этих странах подобная практика существует уже с начала ХХ века и только в Швеции у родных родителей за 90 лет отобрали больше 300 тысяч их любимых чад, и зачастую по надуманным или необоснованным причинам.

Буквально чуть позже выступили против ювенальной юстиции и жители Германии. Писем они не писали, а сразу вышли на улицы, причем одновременно в нескольких городах. Митинги против ЮЮ прошли в Берлине, Кельне, Гамбурге, Мюнхене, Штутгарте и ряде городов помельче. Главный лозунг был один — «Детям нужны и папа, и мама», а еще — «Долой ювенальную юстицию». А проведенные чуть позже соцопросы показали: 80% немцев выступают за отмену ювенальной юстиции.

Сейчас в Европе это движение поутихло, но не потому, что европейцы смирились, — просто данная проблема в связи с наплывом мигрантов из Сирии и других стран Азии и Африки отошла на второй план.

Читайте так же:  Пошлина при взыскании алиментов на ребенка

А вот в России акции протеста, наоборот, все активнее набирают ход. И катализатором тому послужило рассмотрение в Думе так называемого «закона о шлепках». Его вступление в силу в июле прошлого года вызвало бурное возмущение родителей по всей стране. Напомним, закон вводил уголовную ответственность и лишение свободы на срок до 2 лет за наказание детей, а также их изъятие из семьи в ряде особых случаев. «Оставьте нам право быть родителями», — таков был лейтмотив посланий и петиций россиян, требовавших отмены закона. В ситуацию был вынужден вмешаться и Владимир Путин. Впрочем, и до этого глава государства не раз подчеркивал свое отношение к ювенальному праву.

В итоге осенью и зимой 2016-го активисты РВС провели в городах страны протестные акции и собрали подписи за отмену закона. Всего набралось 263 тысячи подписей. Их и передали Президенту России. А он практически сразу, как всегда, четко отреагировал. Владимир Путин призвал тщательно обсуждать «ювенальные инициативы и декриминализовать законодательство». В итоге уже в январе этого года Госдума внесла поправки в закон, исключив побои близких (к которым, безусловно, относятся и дети) из числа уголовных правонарушений.

По мнению одного из инициаторов отмены Елены Мизулиной, «уголовное преследование за подобные правонарушения направлены фактически против самой российской семьи, позволяют с легкостью вмешиваться в отношения родителей и детей, где иногда сиюминутные порывы могут привести к неисправимым последствиям». Тем более парламентарий обратила внимание на несоответствие наказания, по которому первоначально выходило так, что если отец или мать дали сыну подзатыльник за найденную сигарету, то их могут посадить чуть ли не на два года, а если сосед сделал то же самое и по другому поводу — ему максимум грозит штраф. Как отметили активисты РВС, они пойдут дальше и будут просить Думу установить порог невмешательства в дела семьи, подчеркивая — родители сами вправе выбирать способы воспитания своих детей, если это не вредит их физическому и психическому здоровью. Пока данная идея на уровне Думы еще не обсуждалась, но свою первую победу над западными ценностями общественники уже одержали. А значит, и в этот раз либерально настроенная общественность вновь проиграла, обвиняя власти страны чуть ли не в садизме.

Политический подтекст ювенальной юстиции

По большому счету, это еще одно проникновение западных ценностей в историческую систему традиций в России. Смысл ЮЮ состоит в том, чтобы повязать все семьи одной юридической цепью и в то же время разъединить их буквой закона. То есть ребенок в семье, согласно европейским правилам, это уже не совсем ребенок, а скорее контролер своих пап и мам. Он должен вести дневник поведения в семье, сообщать о случаях насилия, заявлять о нарушениях своих прав. Чуть что не так — «прощайте, родитель номер 1 и 2, я ухожу в лучшее место». При этом мало кто задумывается, насколько это удобный способ контроля свободолюбивых жителей Старого Света: школьник, например, ведь может писать не только о том, кто на него накричал за «двойку» и в какой угол его поставили дома. А по своей наивности может и сообщить, где подработал и скрыл налоги папа, какие политические взгляды высказывает на кухне мама и за кого хочет голосовать бабушка, а еще чем в стране недоволен дедушка — вот и готовый экономико-политический донос на целую семью.

Кроме того, раз уж у Европы не получилось продавить в России законы о пропаганде гомосексуализма, то можно зайти и с другой стороны. Ювенальная юстиция четко оговаривает: полов нет, есть гендеры, родителей лучше называть не папой и мамой, а по номерам. Однополая любовь — не нечто из ряда вон, а вполне нормальная вещь — именно такие принципы исповедует ювенальное право, при этом имея подтекст в виде презумпции виновности родителей. Помимо этого, ЮЮ в корне способна изменить всю правовую систему России в целом, так как базируется на кардинально иных принципах правосудия, а заодно внести сумятицу в действия всей правоохранительных органов государства.

То есть по большому счету приверженцы ЮЮ хотят установить над семьей полный контроль. Отдельные случаи нарушений будут трактоваться как правило, а все папы и мамы заранее будут определены как садисты и преступники.

Как считает руководитель Института демографической безопасности Ирина Медведева, ювенальная юстиция определяет более мягкое правосудие для подростков, а это ведет к тому, что малолетние преступники остаются на воле и ничего не страшатся, ощущая свою безнаказанность. А это в свою очередь приводит к геометрической прогрессии роста подростковой преступности. Сожженные машины, магазины и участки полиции во Франции, Германии, Швеции и других странах Европы уже наглядно показывают, что нас ждет в случае ее внедрения.

Ряд экспертов европейского уровня из России не раз указывали также и на то, что внедрение в стране ювенальной юстиции может оказать влияние и на рождаемость. «Дело в том, что она не решает социальные проблемы и практически не борется с преступностью, зато хорошо контролирует повседневную жизнь молодых семей, которые в таком случае вряд ли захотят рожать больше двух детей — чтобы избежать излишнего государственного контроля», — считает лидер РВС Мария Мамиконян.

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, попытка внедрить в России ювенальную юстицию, а через нее впоследствии посеять хаос и раздор в стране, пока любителям западных ценностей не удалась. Более того, пример борьбы родителей с ЮЮ наглядно показал: в нашей стране есть не только либеральное, но и патриотическое гражданское общество. И в отличие от ориентированных на Запад сил, оно сумело наладить диалог с руководством страны.

Источники

Литература


  1. Ошо Зрелость. Ответственность быть самим собой / Ошо. — М.: СПб: Весь, 2013. — 185 c.

  2. Задачи и тестовые задания по судебной медицине: моногр. . — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. — 624 c.

  3. Гойко, Л.Ф. Судебные были; К.: Украина, 2012. — 208 c.
  4. Горшенева, И.А. Теория государства и права. Гриф МВД РФ / И.А. Горшенева. — М.: Юнити-Дана, 2013. — 910 c.
  5. Общее образование. Школа, гимназия, лицей. Юридический справочник директора, учителя, учащегося. — М.: Альфа-пресс, 2013. — 592 c.
В каких государствах нет ювенальной юстиции
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here