Усыновление вич инфицированного ребенка

Россиянам с ВИЧ разрешат усыновлять детей

Комиссия по законопроектной деятельности правительства РФ одобрила законопроект, который разрешит людям с ВИЧ и гепатитом С усыновлять детей.

Документ был разработан министерством просвещения во исполнение постановления Конституционного суда, который обратил внимание на случаи, когда ребенок уже давно живет с опекуном, у которого есть определенное заболевание, а оформление усыновления является юридической формальностью. В этих случаях, решил суд, перечень заболеваний, при наличии которых гражданин не может усыновить или удочерить ребенка, является неконституционным.

В новом законопроекте говорится, что суды могут отступать от положений Семейного кодекса и разрешать усыновление, если инфицированный «в силу уже сложившихся семейных отношений проживает с ребенком», сообщили в правительстве РФ.

Отметим, что сегодня, 1 декабря, отмечается Всемирный день борьбы со СПИДом. Многие государственные, общественные и медицинские организации по всему миру в этот день проводят просветительские и диагностические мероприятия.

По закону. Россиянам с ВИЧ разрешили усыновлять детей

Владимир Путин подписал закон, который позволяет россиянам с ВИЧ и вирусом гепатита С усыновлять проживающих с ними детей. Теперь суды смогут отступать от Семейного кодекса, где перечислены заболевания, при которых люди не могут быть усыновителями или опекунами. Разбираемся, что поменяется в жизни ВИЧ-положительных россиян.

На законных основаниях

Прежде чем закон попал на подпись президенту, 22 мая его одобрил Совет Федерации. А 21 мая приняла в третьем чтении Госдума.

Нововведение вносит корректировки в Семейный кодекс РФ. По нему приемными родителями не могут стать в том числе люди с туберкулезом, со злокачественными новообразованиями, наркоманы, токсикоманы и алкоголики. В этом же списке были и граждане с ВИЧ и гепатитом С.

Однако в 2018 году Конституционный суд откликнулся на жалобу одной ВИЧ-инфицированной женщины и установил, что запрет на усыновление детей больными ВИЧ или гепатитом С, если ребенок уже живет с ними из-за семейных обстоятельств, неконституционен. А в Семейный кодекс были внесены соответствующие поправки.

Кроме того, еще в 2017 году в СМИ появилась информация о планах Минздрава разрешить ВИЧ-инфицированным россиянам усыновлять детей или брать их под опеку. В ведомстве тогда рассказали, что нововведение предусмотрено Государственной стратегией противодействия распространению ВИЧ-инфекции в стране на период до 2020 года. В этом документе отмечается, что в обществе нужно сформировать среду, которая бы исключала дискриминацию людей с вирусом иммунодефицита.

В мечтах о детях

Суд в Балашихе разрешил ВИЧ-инфицированной женщине усыновить ребенка

Принятию закона предшествовали несколько судебных процессов, привлекших к себе внимание СМИ. Так, семейная пара из Балашихи долго не могла завести детей. В 2012 году отчаявшаяся женщина обратилась в медицинское учреждение, но вместо помощи была заражена ВИЧ и гепатитом С. В итоге она окончательно утратила возможность стать матерью.

На помощь паре пришла сестра зараженной женщины. В 2015 году она выносила и родила малыша, который генетически приходился ребенком ей и мужу больной. Но когда бесплодная мать решила усыновить кроху, ей отказали из-за ВИЧ-инфекции. Женщине пришлось судиться за право стать матерью выношенного для нее ребенка. Все это время малыш жил с ней. Наконец, после вмешательства в 2018 году Конституционного суда ей разрешили усыновление.

[3]

Похожая ситуация около 10 лет назад сложилась в Казани, где ВИЧ-положительной женщине не давали усыновить двух родных братьев после смерти родителей. При этом у нее уже были двое собственных детей.

Фото: Портал мэра и правительства Москвы

Реакция общества

Некоторые россияне отнеслись к новому закону настороженно. «Бедные дети! А если ВИЧ-инфицированный родитель умрет года через два? Опять в детский дом? И ведь этим легко заразиться», – возмущается в одной из социальных сетей Елена.

Ее мнение поддержал пользователь Ильдар, задавшийся вопросом, сколько лет живут люди с ВИЧ и гепатитом С. «Полстраны теперь будет инфицированных», – убежден Лев.

Еще одна женщина возразила противникам нового закона, что современная терапия позволяет больным «жить долго и полноценно». И болезни в быту незаразны.

«Мне 23, у меня четыре родных брата и две сестры. Когда мне было 15 лет, родители взяли приемных детей. Я болен ВИЧ с одного года из-за переливания зараженной крови. По сей день в семье не было ни одного случая заражения от меня. Так что теперь, мне нельзя, по-вашему, оформлять приемную семью?» – написал Радимир.

Все как у всех

Директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский заверил, что «в быту ВИЧ действительно не передается». «Тут не должно быть никакого беспокойства. Есть еще волнения, что родители с этой болезнью рано умрут и ребенок осиротеет. Но сейчас средства лечения от ВИЧ-инфекции, которыми обеспечивает пациентов наше государство, достаточно эффективны. Средняя продолжительность жизни таких людей теперь такая же, как и у всего остального населения», – уверен эксперт.

[2]

Он подчеркнул, что органам опеки важно смотреть, пьет человек, употребляет наркотики или нет. А сама ВИЧ-инфекция, по его мнению, не может никаким образом быть фактором, ограничивающим права больных. «Если ребенка хотят усыновить добропорядочные люди, и у них только ВИЧ, то их ни в чем ограничивать не надо», – отметил директор центра по борьбе со СПИДом.

Покровский считает, что в стране есть «психологический порог», через который еще предстоит перешагнуть. «Сейчас ВИЧ уже достаточно изучен, его можно отнести к категории малоопасных заболеваний. Достаточно просто объяснять людям, как не заразиться», – констатировал эксперт.

В свою очередь, депутат Госдумы от «Единой России», доктор медицинских наук и замглавы думского комитета по охране здоровья Николай Говорин подчеркнул, что принятие нового закона давно назревало, этот вопрос «обсуждался на заседании комитета». Он также считает, что парламентариям стоит пойти дальше и разрешить гражданам с ВИЧ усыновлять не только уже проживающих с ними детей.

При этом, по его словам, стигматизация больных ВИЧ и гепатитом С в обществе сильно их травмирует. Поэтому важно проверять их психическое здоровье перед усыновлением. Депутат подчеркнул, что сегодня неинфицированных потенциальных родителей также проверяют психологи и психиатры.

По словам Говорина, большая часть заразившихся ВИЧ – люди, которые ведут нормальный образ жизни, не употребляют наркотики и получили вирус через гетеросексуальные половые контакты. «Когда человек социально полезен, психически здоров, но, к сожалению, в такую ситуацию попал (заразился ВИЧ. – Прим. ред.), дополнительно его ущемлять и ограничивать в правах неправильно. Нужно относиться к таким людям как к обычным гражданам. Тем более, что сегодня наука доказывает, что риска заражения детей нет», – уверен парламентарий.

Читайте так же:  Как развод влияет на психику детей

Правда и мифы о ВИЧ

Директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский посетовал, что многие люди до сих пор не знают, как передается болезнь.

«Заразиться ВИЧ можно через шприцы и незащищенный секс. К сожалению, у нас принято думать, что болезнь может передаться только при случайном половом контакте. Часто люди начинают совместную жизнь, думая, что партнер здоров. Так и заражаются. Прежде чем отказаться от средств предохранения, заводить детей, важно сначала обследоваться обоим», – считает Покровский.

Он подчеркнул, что можно «с ВИЧ-инфицированными обниматься». Через посуду, пищу, предметы или воздух болезнь не передается. Эксперт добавил, что почему-то многие боятся, будто ВИЧ переносят комары, но это не так.

«К сожалению, сейчас во всем мире есть дискриминация людей с ВИЧ. Важно, чтобы люди перестали умирать от СПИДа. Еще нужно, чтобы прекратились новые случаи заражения. Если все будут обучены и не будут рисковать, то все будут здоровы. И лечить никого не придется. Также необходимо стремиться к устранению дискриминации ВИЧ-положительных людей», – заключил Покровский.

Положительный фактор: как люди с ВИЧ смогут усыновлять детей

Право на сохранение тайны

Вас может волновать проблема раскрытия диагноза ВИЧ-положительного ребенка. У него есть право на сохранение диагноза в тайне. Оно позволяет ребенку уберечься от негативного отношения окружающих, вызванного отсутствием информации или страхами.

В законодательстве нашей страны есть пункт, согласно которому наличие ВИЧ-инфекции у ребенка не может служить основанием для отказа в его приеме в образовательные учреждения или исключения их них. Если малышу позволяет здоровье, он может посещать кружки, спортивные секции, музыкальные школы и факультативы, так как он не представляет инфекционной опасности для других детей или персонала учреждения.

При поступлении в школу или детский сад от родителей не требуется сообщать диагноз ребёнка, и ни одно официальное лицо не может потребовать от родителей справки об отсутствии или наличии ВИЧ-инфекции или заставлять родителей раскрывать диагноз ребенка.

К чему надо быть готовым?

Не поддавайтесь первому порыву. Забота о ВИЧ-позитивном ребенке требует дополнительных сил и времени.

Вам будет необходимо постоянно наблюдать за состоянием здоровья малыша и приезжать на осмотр в Центр профилактики и борьбы со СПИДом, в котором ребенок будет состоять на учете пожизненно.

Кроме того, вы будете ежедневно давать ему препараты антиретровирусной терапии, которые позволят снизить вирусную нагрузку и поддержать иммунитет ребенка. Жесткое расписание приема лекарств надо тщательно соблюдать – отклонение от него снижает эффективность лечения, может привести к ухудшению состояния здоровья и даже гибели ребенка.

ВИЧ-позитивный ребенок безопасен для окружающих, при отсутствии иммунодефицита переносит все заболевания как другие дети, однако дети с иммунодефицитом (СПИДом) болеют более часто и тяжелее, чем их не ВИЧ-инфицированные сверстники.

У вас есть хороший пример: огромное количество родителей по всей стране растят своих малышей, живущих с разными хроническими заболеваниями, к которым относят и ВИЧ, занимаясь не только их воспитанием, но и лечением.

Рассказать о диагнозе

Со временем вам придется рассказать ребенку о его ВИЧ-положительном статусе. Отношение ребенка к своему ВИЧ-статусу во многом зависит от того, как к нему относятся родители. Поэтому постарайтесь сами узнать о ВИЧ как можно больше из достоверных источников.

Специалисты рекомендуют рассказать ребенку о диагнозе как можно раньше – ведь малыш захочет узнать, зачем ему надо ежедневно принимать лекарства, а подросток должен понимать свою ответственность перед потенциальным партнером.

Раскрыть диагноз ВИЧ-инфекции могут сами родители или психологи СПИД-центров. Существуют специальные программы для работы с ВИЧ-инфицированными детьми и их родителями по оглашению диагноза и дальнейшего консультирования по мере необходимости.

Не бойтесь

При своевременном и правильном лечении дети с ВИЧ-позитивным статусом живут долгой и полноценной жизнью: получают образование, находят интересную работу, женятся и радуют родителей здоровыми внуками. И их развитие ничем не отличается от развития остальных детей и во многом зависит от того, что готовы им дать их родители. ВИЧ-позитивные дети не представляют никакой опасности для остальных членов семьи, а процедура оформления необходимых документов для усыновления является стандартной и занимает не более 1 месяца.

Запомните: ВИЧ не передается при бытовых контактах, при условии, что в семье соблюдаются обычные правила гигиены. Поэтому малыш, живущий с ВИЧ, не представляет никакой опасности для других детей и взрослых.

Для людей, думающих об усыновлении, на первом месте должен быть сам малыш: его внешность, характер, поведение. ВИЧ – это особенность ребенка, которой не надо бояться и к которой можно приспособиться.

В основном это касается необходимости постоянного медицинского наблюдения ребенка в СПИД-центре и лечения. При соблюдении рекомендаций лечащего врача ребенка эти особенности быстро станут привычными и не нарушат обычный уклад жизни.

Не думайте, что уход за таким ребенком потребует огромных денежных средств: закон гарантирует бесплатное лечение ВИЧ для всех категорий граждан. Более того, являясь, в соответствии с законодательством РФ инвалидами детства, ВИЧ-инфицированные дети пользуются всеми льготами, представленными для этой категории пациентов. В настоящее время можно оформить социальное пособие однократно до 18 лет ребенка. Будет начислено ежемесячное денежное пособие, оформлены льготы для опекунов.

Президент подписал закон, который разрешает людям с ВИЧ и вирусом гепатита С усыновлять и брать под опеку уже проживающих с ними детей.

До этого момента было множество ситуаций, когда болезни рушились семьи, родные люди вынуждены были разлучаться. Детей отправляли в приюты, в то время как их могли воспитывать самые близкие люди, чей диагноз ставил крест на всех надеждах.

У Светланы ВИЧ. Ее диагноз был безапелляционным вето на статус опекуна. Она хотела стать опекуном брата после смерти матери.

Светлана Изамбаева: «Это был ужас, шок, это было тяжело. Прямо вот тыкали этой инфекцией. Я точно была уверена: не сдамся».

Восемь судебных процессов, отказ за отказом. Она действительно боролась до победного. Это был первый в России случай, когда родственнику разрешили стать опекуном ребенка. Исключение из очень жестких правил, которые разрушили не одну семью. И вот президент подписал закон, который разрешает людям с ВИЧ и гепатитом С через суд становиться приемными родителями.

Ольга Окунева, первый заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей: «Речь идет только о семьях, где ребенок фактически проживает, где сложились уже определенные взаимоотношения с ребенком. И только в интересах ребенка. Важно, чтобы был психологический комфорт у ребенка».

То есть родственнику, живущему с ребенком в разных городах, например, скорее всего, откажут в иске. Депутаты, которые разрабатывали законопроект, объясняют: в первую очередь заботились о детях. Потерять и мать, и отца и так большое горе. И главное — не усугубить психологическое состояние сирот. Не каждый ведь родственник — это действительно родной человек.

«В детдоме его научили, что у него ядовитая кровь»: история матери, усыновившей ребенка с ВИЧ

Два года назад Екатерина взяла из детского дома двоих детей: пятилетнего ВИЧ-положительного мальчика и его четырехлетнюю сестру. Нам женщина рассказала, как решилась на этот шаг, почему не говорит о статусе сына даже самым близким и как помогают инфицированным людям в Петербурге.

Читайте так же:  Как направить материнский капитал на строительство дома

У меня не было цели взять ребенка с ВИЧ, я просто хотела детей. Лучше двоих – родных друг другу. У них даже в приютах остается подобие семьи. Еще мечтала, чтобы они были похожи на меня – так у малознакомых людей возникает меньше вопросов.

В школе приемных родителей (ШПР) мы разбирали типовые истории сирот. Часто это дети трудовых мигранток (те оставляют их, возвращаясь домой). Они обычно более здоровые, так как их родители приезжают, чтобы зарабатывать, а не пить или колоться. Бывают и местные дети – почти всегда они из неблагополучных семей (иначе, даже если с родителями что-то случилось, помогли бы родственники и друзья). Часто у них есть особенности здоровья – пороки развития, которые и подтолкнули от них отказаться. У нас ведь даже в роддомах предлагают оставить детей, например, с синдромом Дауна и другими серьезными заболеваниями. Совсем здоровых малышей в детдоме практически не бывает. Если проблемы не физические, то психологические.

В ШПР подробно рассказывали о многих распространенных диагнозах. И нам, как ни странно, говорили, что из них ВИЧ — один из самых безобидных. Потому что с расстройством привязанности или фетальным алкогольным синдромом сжиться гораздо сложнее. Советовали присмотреться к детям со статусом: если у ребенка больше ничего нет, он вполне может считаться здоровым. Объясняли, что все время нужно пить таблетки, но если малыш их принимает и наблюдается у врача, то не заразен. Самое страшное — то, чего не понимаем. Как только мы можем разложить все по полочкам, то начинаем видеть не страшилку, а конкретную ситуацию, в которой можно как-то действовать.

Конечно, я оценивала свои силы, думала, с чем могу справиться. Я не замужем, воспитываю детей одна и работаю, поэтому мне было важно, чтобы они могли ходить без посторонней помощи. А еще я не была готова к проблемам психического развития: хотела общаться, путешествовать, посещать музеи, разделять с ними свою жизнь. Также я не была готова к гепатиту, так как в быту он более заразен, чем ВИЧ.

Своих сына и дочь я выбрала с самого начала, написала в органы опеки, но мне ответили, что через пару месяцев их кровная мать выйдет из тюрьмы. Под Новый год я получила все необходимые документы для того, чтобы стать приемным родителем, и начала поиски. Я звонила, писала, один раз даже съездила познакомиться. У всех детей были свои особенности: у кого-то алалия, у кого-то – задержки развития. Я внутренне чувствовала, что они – не мои, и через месяц решила проверить, забрала ли мать тех детей. Оказалось, они все еще есть в базе. В опеке поняли, что я серьезно настроена, и сообщили о статусе старшего. Я примерно что-то такое подозревала, было странно, что их не забирают: они маленькие, симпатичные. Конечно, мог сыграть роль короткий срок заключения матери, но дополнительный нюанс должен был быть.

Тогда я полночи просидела за компьютером. Несмотря на то, что работаю с медиками, про ВИЧ ничего толком не знала: помнила свое ощущение ужаса в юности при сдаче анализов, нужных для каких-то документов. Но потом я начала читать и поняла, что сын сможет и жить полноценно, и, если с умом подойти к процессу, завести абсолютно здоровых детей.

Об этой теме говорить не принято, поэтому посоветоваться мне было не с кем, помогали только сайты и форумы. Я отыскала анонимный блог девушки, которая взяла девочку с ВИЧ. Она писала, что спокойно ест с ней из одной тарелки, а еще, что главная забота только одна – дать ребенку вовремя таблетки два раза в день. Разве это сложно?

Оказалось, ВИЧ – хроническое заболевание, о котором не так много информации и все боятся задавать вопросы. В быту инфицированные люди не заразны, если принимают медикаменты. Их кровь тоже безопасна – в ней неопределяемая вирусная нагрузка.

Наутро у меня сложился пазл, и я приняла решение познакомиться с детьми. Я была первой, кто к ним приехал – остальные отказывались, когда узнавали о статусе мальчика. Меньше чем через месяц забрала их домой.

Сложностей в воспитании детей с ВИЧ действительно не очень много. Да, каждый день в определенное время нужно принимать таблетки. Но я уже привыкла в будни и на выходных без будильника вставать в семь. Позже мне объяснили, что плюс-минус час погоды не сделает, но привычка осталась.

Мы регулярно ездим к врачу наблюдаться, чтобы отслеживать вирусную нагрузку и влияние препаратов. Организм сложный, в какой-то момент он может перестать откликаться на лечение, и тогда терапию необходимо корректировать или полностью менять. Нужно следить за диетой, но врач всего лишь советует нам не злоупотреблять чипсами и колой, то же самое говорят и здоровым детям, в этом нет ничего экстраординарного.

Раз в три месяца я вожу сына сдавать анализы и получаю таблетки – это бесплатно. Выдача занимает пять минут, сами анализы – час, по крайней мере, в Петербурге. Насколько знаю, в Москве с этим тоже никаких проблем нет.

Сейчас у нас такая политика госзакупок, что если у зарубежного лекарства есть отечественный аналог, то приобретут российский. Нам недавно так заменили один препарат, я советовалась с врачами, и те сказали, что выданный нам дженерик не хуже оригинала. У сына по-прежнему неопределяемая вирусная нагрузка и чувствует он себя хорошо, так что, полагаю, так оно и есть.

Видео (кликните для воспроизведения).

Я не собиралась никому говорить о статусе ребенка: ни своим родителям, ни няне. Но все-таки одному человеку тяжело следить за регулярным приемом таблеток — невозможно задержаться на работе, съездить в командировку. А чем серьезнее к этому относишься, тем больше совершаешь ошибок. Через пару недель после того, как я привезла детей, мне пришлось рассказать няне. Я забыла дать таблетку сыну, позвонила ей, объяснила, где они лежат, а вечером обговорила ситуацию с диагнозом. Няня могла уйти, но вариантов уже не было: здоровье ребенка стояло на кону. На мое счастье, у нее биологическое образование, она знает, что такое ВИЧ, и не боится. Для меня это было неожиданным сюрпризом.

Маму я не хотела травмировать еще больше, она и так переживала, когда я брала детей из детдома. В итоге сказала ей только спустя полтора года – она, конечно, обиделась. И, несмотря на то, что она медик, предложила купить сыну отдельную посуду «на всякий случай». Посмеялись, и, конечно, делать этого не стали.

Остальным родственникам мы так и не сказали. Больше всего я боюсь дискриминации в адрес сына и не готова проверять, кто из моих близких хорошо разбирается в этой теме, а кто – нет. Почти все приемные родители детей с ВИЧ не афишируют статус даже среди самых близких.

Читайте так же:  Что нужно для развода с двумя детьми

Мой ребенок пока не знает, что у него за болезнь и какое у нее название. В детском доме его научили, что у него ядовитая кровь. Когда он шкодил и хотел меня отвлечь, то рисовал себе точку красным фломастером и говорил: «Мама, у меня кровь». Он думал, что это очень страшно. Некомпетентные люди вместо того, чтобы объяснить ребенку, что ему просто нужно принимать лекарства, напугали его. Их тоже, конечно, можно понять. Нянечки малообразованные, им нужно соблюдать безопасность. Чтобы, если он порезался, сразу прибежал к ним. Вот его и научили, что он может всех вокруг отравить. Я его потом долго избавляла от этого страха, показывая, что не боюсь. Объясняла его особенность так: «У тебя есть заболевание. В твоей крови идет война. Есть хорошие солдатики и плохие. И хорошим мы помогаем таблетками. Но об этом говорим только дома».

Чем старше сын становится, тем больше боюсь, что однажды он проговорится в запале о болезни. Мы, конечно, обсуждаем это дома и скоро поедем к психологу – подошел возраст. Разговор про статус мы пока отложили, этот вопрос должен решать он, когда подрастет, а не я. Только взрослый человек имеет право раскрывать такую информацию о себе, а не его родители.

Конечно, пока мы не начнем говорить о ВИЧ, болезнь будет стигматизирована. Именно поэтому я сейчас говорю с вами. Но подвергать опасности своего сына не могу – не знаю, как отреагируют мамы его одноклассников.

Я начала вести блог под псевдонимом. Даже если почитать комментарии к тому, что пишу, можно понять: у людей в головах очень много каши. Это я живого собеседника могу переубедить, а экран — нет. А случайные комментарии могут ранить моего ребенка.

О статусе знает терапевт в поликлинике, а сотрудники детского сада и школы — нет. Мы никому не обязаны сообщать, наоборот, есть законодательный запрет на разглашение этой информации. И это правильно, потому что сначала общество должно быть подготовлено. Сейчас же знаний у людей очень мало, ВИЧ – молодое заболевание, которое активно изучают.

Я сама еще недавно была во власти стереотипов. Например, когда у ребенка шла носом кровь, старалась быть с ней аккуратнее, хотя и прочитала к тому моменту уйму информации.

Кроме заболевания у детей много других особенностей, детский дом – сложный опыт. Дочь мне говорила: «Мама, как хорошо, что ты нам все рассказываешь и показываешь, раньше этого никто не делал».

Первые три месяца у моих детей был другой запах, неприятный. Это влияние гормонов страха и смены пищевых привычек. Потом он исчез. Кроме того, у детей из детдомов специфическое понимание личных границ: там нет мам, которые растаскивают детей, бьющих друг друга лопатками. Им не объясняют, что можно не ударить, а договориться, простить, обнять.

Я искренне считаю, что мой сын очень добрый, но он еще не понимает, что толчки и прикосновения для другого ребенка будут вторжением на его территорию. Человек из детдома травмирован своим опытом, поэтому если всем еще и радостно объявить, что у него ВИЧ, ему станет только сложнее. А я хочу, чтобы ему было легче и радостнее в жизни. Это желание любой матери.

Усыновление вич инфицированного ребенка

Производится перенаправление с сайта

Всероссийской акции по тестированию на ВИЧ-инфекцию

Авторизация

Восстановление пароля

  • Главная
  • Семья и рождение детей
  • Как усыновить ребенка с ВИЧ-положительным статусом?

Среди малышей, живущих в детских домах, есть и ВИЧ-позитивные. Стоит ли потенциальным усыновителя бояться диагноза «ВИЧ-инфекция»?

По статистике, около пяти процентов ВИЧ-положительных матерей отказываются от своих детей еще в роддоме. После прохождения необходимого медицинского обследования «отказники» попадают в дом ребенка – обычный или специализированный.

Из-за сложившихся в обществе стереотипов, вызванных страхом перед ВИЧ и отсутствием информации об этом заболевании, в период с 1991 до 2005-06 гг. только один ВИЧ-позитивный ребенок из ста находил свою семью. Однако за последнее время ситуация изменилась. За последние 5–6 лет усыновлены или взяты под опеку более 50% ВИЧ-инфицированных детей. Нет ни одного случая возврата ВИЧ-позитивного ребенка в сиротское учреждение. Некоторые семьи опекают 2 и более ВИЧ-инфицированных малышей.

А чем поможет государство?

Права ребенка, живущего с ВИЧ, регламентируются Федеральный законом от 30 марта 1995 г. N 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)».

Согласно его третьей главе, ВИЧ-позитивные дети приравниваются по статусу к детям-инвалидам и имеют права на те же льготы до наступления 18 лет. Кроме того, малыши в полном объеме бесплатно обеспечиваются препаратами для АРВ-терапии в Центрах профилактики и борьбы со СПИДом по месту жительства.

Эксперты – об усыновлении детей родителями с ВИЧ

Громкая история ВИЧ-инфицированной женщины из Балашихи, которой позволили усыновить ребенка, получила продолжение. Госдума рассмотрит законопроект, который позволит усыновлять детей родителями с ВИЧ-заболеваниями. Как медицинские открытия поменяли общественное отношение к этой проблеме и какие возможности откроют законодательные изменения – в материале портала Москва 24.

Не единственный случай

Как выяснилось, семья из Балашихи не единственная, кому пришлось столкнуться с подобной проблемой. В Красноярске бабушка взяла под опеку своего внука, после того как его мама скончалась в марте 2017 года. Сначала администрация района решила вопрос в сторону бабушки, но как только вскрылась информация о том, что она ВИЧ-инфицирована, решение было аннулировано. При этом женщина проходила специальную терапию с заметной положительной динамикой. И, по сообщениям СМИ, трижды предоставляла заключение от краевого Центр СПИД о том, что она не опасна для окружающих, а заболевание не препятствует опеке.

Суд в Балашихе разрешил ВИЧ-инфицированной женщине усыновить ребенка

Суд начал рассмотрение дела в июне 2018 года, но перенес заседание с учетом аналогичного дела супругов из Балашихи, которое рассматривалось тогда в Конституционном суде. В итоге, в июле того же года Октябрьский райсуд Красноярска отменил решение чиновников в отказе бабушке на усыновление внука.

Еще одна ситуация произошла 10 лет назад, но стала активно обсуждаться только сейчас в связи с историей в Балашихе. Тогда ВИЧ-инфицированной жительнице Казани удалось добиться усыновления двух родных братьев после смерти родителей.

[1]

Медицина позволяет бороться с ВИЧ

Почему изначально в законопроекте было решено запретить инфицированным людям усыновлять детей? Основной посыл состоит в том, что раньше, если один из родителей болел ВИЧ-инфекцией или гепатитом, считалось, что это может спровоцировать эпидемические ситуации. Член комитета Госдумы по охране здоровья Валерий Елыкомов считает, что «при том законопроекте, который принимался ранее, еще думали, что пути передачи ВИЧ-инфекцией и гепатитом возможны самые различные, в том числе и бытовым путем».

Поэтому, если люди с ВИЧ-инфекцией хотят усыновить ребенка, то при соблюдении определенной «техники безопасности»(в первую очередь не переливать кровь от родителей к детям даже в самых критических ситуациях) можно быть уверенным, что ребенок не пострадает и не заразится ни ВИЧ, ни гепатитом С. «Поэтому медицинских противопоказаний для усыновления в таких случаях нет. И новый законопроект был внесен именно на основе современных медицинских заключений», – пояснил депутат порталу Москва 24.

Читайте так же:  3 группа здоровья у ребенка при усыновлении

Также Елыкомов отмечает, что сейчас в России это «большой пласт проблемы, у нас есть ВИЧ-инфицированные, они хотят иметь детей». При этом уровень медицины позволяет родиться здоровому ребенку даже у зараженной женщины. «При ВИЧ-инфекции, даже если женщина больна, и у нее наступила беременность, сейчас применяют антиретровирусную терапию для профилактики вертикального пути передачи (то есть от матери к ребенку), и она эффективна», – добавляет Елыкомов.

«Прямо и сейчас»: «родители с положительным ВИЧ-статусом»

Руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский также в интервью порталу Москва 24 подтвердил, что «никакой опасности передачи ВИЧ бытовым путем не существует». По его словам, есть два основных заблуждения, которые настраивают общество против разрешения усыновления детей ВИЧ-инфицированными людьми. «Во-первых, возможность заражения, что совершенно неправильно, поскольку в быту ВИЧ не передается. Во-вторых, беспокойство о том, что взрослый человек с ВИЧ-инфекцией – это больной человек, он не сможет вылечить ребенка. Но это тоже сейчас неправильно», – говорит эксперт.

Помимо этого, по словам Покровского, некоторые считают, что ВИЧ-инфицированные ведут асоциальный образ жизни. «Это тоже неправильно. Последние данные за прошлый год показывают, что 60% новых случаев – это случаи заражения самых обыкновенных людей, они не наркоманы. Чаще всего заражаются половым путем, и также, к сожалению, есть случаи людей, которые заражаются в больнице», – заключает эксперт.

Будущее законопроекта

После случая с супружеской парой из Балашихи в Семейный кодекс РФ были внесены соответствующие поправки, но они были разовыми. Теперь же законопроект об усыновлении детей людьми с ВИЧ-инфекцией и гепатитом С был рекомендован к принятию профильным комитетом Госдумы и скоро будет рассмотрен в первом чтении. «Если все пойдет быстро, законопроект может пройти все три чтения и быть утвержденным в течение двух месяцев», – говорит Елыкомов.

По сути, пока законопроект не принят, каждый подобный случай будет проходить через суд и может трактоваться по-разному. Но в будущем он откроет возможность усыновления для категории людей, которым раньше это было труднодоступно. А ведь эти люди готовы реализовать потребность чада в любви и действовать в его интересах. «Тот факт, что родителями будут ВИЧ-инфицированные, не противоречит самой идее усыновления ребенка», – заключает член комитета Госдумы по охране здоровья.

Усыновление детей ВИЧ-инфицированным разрешат неизвестно когда

Разногласия в экспертном сообществе не позволили в намеченный срок внести в законодательство изменения, позволяющие ВИЧ-инфицированным усыновлять детей — их принятие отложено на неопределенный срок, сообщает «Коммерсант».

По сведениям издания, предметом спора стали критерии, позволяющие считать образ жизни усыновителя безопасным для ребенка. Проект решения был разработан и направлен в Минздрав еще осенью 2017 года. В нем предлагалось исключить ВИЧ из числа заболеваний, препятствующих усыновлению ребенка при соблюдении инфицированным необходимых условий. Закончить работу над проектом планировалось до второго квартала 2018 года.

«В настоящее время по данному вопросу идет широкая дискуссия в профессиональном сообществе. После ее завершения в самом ближайшем времени соответствующие предложения будут внесены в правительство РФ», — рассказали представители Минздрава.

В качестве одного из вариантов упоминается подготовленное рабочей группой социально ориентированных НКО предложение об исключении ВИЧ из числа заболеваний, препятствующих усыновлению,«при условии, что состояние здоровья ВИЧ-инфицированного лица, находящегося на пожизненном диспансерном наблюдении и принимающего антиретровирусную терапию, на фоне которой достигнута ремиссия, соответствует критериям, утвержденным Минздравом РФ».


В качестве таких критериев предлагалось утвердить срок диспансерного наблюдения и приема препаратов не менее двух лет, и неопределяемую вирусную нагрузку не менее одного года.

«Именно критерии, при которых лицо может усыновить ребенка, вызывают острую дискуссию», — сообщил источник «Коммерсанта» в правительстве. Решение может быть приято в ближайшие месяцы, уверен собеседник издания.

В июне 2018 г. Конституционный суд назвал «в целом оправданными» существующие запреты на усыновление детей ВИЧ-инфицированными, однако указал на неконституционный характер их применения в случаях, когда ребенок уже воспитывается в семье потенциального усыновителя. Решение было принято по обращению инфицированной ВИЧ и гепатитом жительницы Петербурга, которой КС разрешил усыновить ребенка, воспитывающегося в ее семье с рождения.

Ранее правительство заявляло о намерении в порядке борьбы с дискриминацией ВИЧ-инфицированных внести изменения в перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью. Соответствующие положения были внесены в план мероприятий по реализации Государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу. Выполнить их планировалось во II квартале 2018 г.

Люди, живущие с ВИЧ, обратились к Путину с просьбой разобраться с запретом усыновления

Жалобу уже отправляли в правительство, но пока нет ни ответа, ни реакций. А пересмотреть перечень заболеваний, с которыми запрещено усыновлять, и исключить оттуда ВИЧ-инфекцию должны были еще полтора года назад.

Форум людей, живущих с ВИЧ, попросил президента РФ Владимира Путина обратить внимание на существующий запрет на усыновление ВИЧ-положительными людьми детей-сирот, об этом пишет «Коммерсантъ».

Они уточняют, что нынешние нормы правительство ранее собиралось пересмотреть, но до сих пор так этого и не сделало. План реализации Госстратегии по борьбе с распространением ВИЧ в России до 2020 года включал разработку постановления правительства страны, которое отменило бы этот запрет. Это должно было произойти еще во втором квартале 2018 года, но до сих пор из перечня заболеваний, с которыми нельзя усыновить или взять под опеку ребенка, не убрали ВИЧ-инфекцию. Соответственно, люди с ВИЧ все еще не могут усыновлять детей.

Сейчас в этот перечень (на него ссылается ст. 127 Семейного кодекса РФ «Лица, имеющие право быть усыновителями») также включены: гепатит С, туберкулез, психические расстройства, алкоголизм, наркомания и ряд других болезней.

Авторы письма подчеркивают, что при нынешнем развитии медицины ВИЧ-инфекция — больше не смертельное заболевание, а продолжительность жизни людей с этим диагнозом (при лечении) такая же, как и у ВИЧ-отрицательных людей. Соответственно, люди с ВИЧ «могут обеспечить достойное и полноценное проживание приемных детей в их семьях». Они просят Путина лично проконтролировать выполнение плана реализации Госстратегии.

Проект постановления должен был сделать Минздрав, но он сорвал сроки, сославшись на «широкую дискуссию в профессиональном сообществе».

Ранее, 15 сентября, они уже направили такое же обращение в правительство. Их перенаправили в Минздрав, Минпросвещения, Минтруд и Роспотребнадзор. Составители письма также пожаловались генпрокурору, что министерства не реагируют на обращения.

21 мая 2019 года Госдума в третьем чтении окончательно приняла закон, разрешающий ВИЧ-позитивным людям усыновлять детей. Он предполагает изменение ст. 127 Семейного кодекса. Тем не менее изменения подразумевают, что усыновить можно будет по суду, только если человек и раньше жил с ребенком на одной жилплощади. То же относится и к людям с гепатитом, туберкулезом и онкозаболеваниями.

Читайте так же:  Разрешение на установление отцовства

Изменения прописали после решения Конституционного суда, который 20 июня 2018 года признал не соответствующими Конституции нормы Семейного кодекса и перечень заболеваний, не позволяющих людям усыновлять детей, которых они постоянно воспитывают.

Поводом стало обращение в судебную инстанцию пары из Подмосковья, в которой супруга была инфицирована ВИЧ и гепатитом С. Ранее Верховный Суд отказал им в усыновлении ребенка, который постоянно с ними проживал и был рожден родной сестрой женщины в результате искусственного оплодотворения. Причем биологическим отцом является муж заявительницы. Биологическая мать ребенка от своих родительских прав на него отказалась. В феврале 2019 года стало известно, что Балашихинский городской суд разрешил этой женщине усыновить ребенка.

Усыновление ВИЧ+ ребенка: опыт, правила, рекомендации

Наталья Сухова СПИД.ЦЕНТР

СПИД.ЦЕНТР рассказывает о том, как правильно подготовиться к усыновлению ВИЧ-положительных детей и что делать после принятия их в семью.

У Ольги двое ВИЧ-положительных приемных детей и один кровный, он самый старший. Екатерина появилась в семье 10 лет назад, сейчас ей 14. Егора взяли из детского дома, когда ему было всего лишь два года, сейчас ему уже восемь.

До усыновления первого ВИЧ-положительного ребенка Ольга помогала «пиарить» детей для их усыновления, была волонтером в Ассоциации приемных родителей в Санкт-Петербурге. Однажды она увидела фотографии и историю девочки Кати с ВИЧ-положительным статусом, искала для нее родителей. В этот момент сама решила взять под опеку ребенка в семью.

по теме

Общество

“Плюсики”, таблетки и зубные щетки: Как я стала приемной мамой ребенка с ВИЧ

«Стала просматривать фотографии, читала истории, но в голове была моя Катя. В конце концов, решила, что вот она, моя дочь и никого искать не надо, — вспоминает Ольга. — Но в первую очередь я нашла и прочитала всю информацию о ВИЧ, которую смогла тогда найти». Из добытой информации главное, что она усвоила — ВИЧ не передается бытовым путем, что болезнь не смертельная, и что дети с положительным статусом получают бесплатное и эффективное лечение. Этого было достаточно для решения «брать или не брать».

Егор попал в семью в 1,5 года. Он находился в доме малютки, который посещали волонтеры и активисты Ассоциации приемных родителей. Информация о нем попала к Ольге, как и большинство приемных семей, где есть ВИЧ-положительные дети, она продолжала общаться и участвовать в мероприятиях Ассоциации. Егору было проще войти в семью, так как он был младше своей сестры, и у родителей уже имелся необходимый опыт.

Оба ребенка у Ольги «государственные», то есть над ними оформлена опека, а не удочерение-усыновление. Специалисты в детском доме посоветовали именно опеку, потому что дети, когда им будет 18 лет, смогут претендовать на социальную жилплощадь.

По словам матери, Катя знает о своем диагнозе, понимает, почему пьет таблетки, более того, она принимает лекарства сама и боится, что они могут закончиться. «Она знает, что тем же болела ее родная мама, и она не принимала лекарства, в итоге она умерла несколько лет назад от туберкулеза, — добавляет Ольга. — Почти такая же история у кровной мамы Егора. Сын пока еще не знает о своем диагнозе, но он очень интересующийся ребенок и скорее всего знает, куда и почему мы ходим сдавать кровь и что за таблетки он пьет».

В семье про ВИЧ-положительный статус знают абсолютно все. Ольга вспоминает, что ее мать лишь промолвила: «Ты главное скажи, какие таблетки и как давать. Мы все сделаем». А старший сын попросил только, чтобы остальные члены семьи не рассказывали о статусе других детей всем и каждому, не афишировали.

«Но мои друзья и друзья семьи знают все. Мы часто встречаемся с детьми друзей, и я в первое время присматривалась: стали ли они по-другому относиться к Егору и Кате. Но нет, все так же, как и было. Пьют воду из одной бутылки, едят одно мороженное».

«В семье про ВИЧ-положительный статус знают абсолютно все. Ее мать только лишь промолвила: «Ты главное скажи, какие таблетки и как давать. Мы все сделаем»

Ольга признается, что период, когда появилась Катя, был тяжелым из-за адаптации к новым условиям, обязательным препаратам, которые дочь принимала практически с рождения, регулярным походам в СПИД-центр. Это событие повлияло на ее кровного сына — у него был переходный период, и вдруг в семье появилась девочка, к которой повышенное внимание. Он считал, что его перестали любить, и поэтому Катя для него была раздражающим фактором. Его не смогли грамотно подготовить к появлению приемных детей. Он все понимает относительно диагноза своих брата и сестры, таблетки дать может вовремя, но говорить на эту тему не хочет.

«Я мечтаю, чтобы у всех моих детей были счастливые отношения в браке, были свои дети. Хочу, чтобы ВИЧ-положительные Катя и Егор встретили свою любовь и их приняли, оценили и поддержали. Но когда думаю, а что если мой старший сын полюбит ВИЧ-положительную девушку, как я к этому отнесусь? Думаю, что в глубине души я была бы против. Своих детей я знаю, и знаю, что их вирус под контролем, а могу ли я так же быть уверена в девушке своего сына? Не инфицирует ли она его. Эти мысли меня иногда мучают».

Вероника Кудрявцева, председатель Ассоциации приемных родителей в Санкт-Петербурге

Ассоциация приемных родителей Санкт-Петербурга начинала свое существование еще 9 лет назад, как общественная организация без образования юридического лица. Наши активисты просто помогали подгузниками. Например, когда в одной из детских инфекционных больниц неожиданно оказывались малыши, оставшиеся без родителей, среди них были дети с ВИЧ. Тогда такие дети относились к трудноустраиваемой категории. Сейчас, к счастью, ситуация изменилась. Среди членов нашей Ассоциации много семей, принявших на воспитание детей с ВИЧ.

Видео (кликните для воспроизведения).

Мы оказываем информационную и психологическую поддержку будущим и настоящим членам семей с приемными ВИЧ-положительными детьми: рассказываем, как устроена жизнь в таких семьях потенциальным родителям «плюсиков», о социальных гарантиях и правах их детей и членов семей.

Источники

Литература


  1. ред. Кононенко, І.П. Законодавство про адміністративну відповідальність; Київ: Видавництво політичної літератури України, 2012. — 340 c.

  2. Сидорова, Е.В. Используем сервисы Google. Электронный кабинет преподавателя: моногр. / Е.В. Сидорова. — М.: БХВ-Петербург, 2015. — 966 c.

  3. Кулаков В. В., Каширина Е. И., Карапетян Л. А., Старков О. В. Правоведение; Феникс — Москва, 2011. — 224 c.
  4. Правоведение. Шпаргалка. — Москва: ИЛ, 2014. — 892 c.
  5. Ларин, А.М. Я — следователь; М.: Юридическая литература, 2011. — 192 c.
Усыновление вич инфицированного ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here