Усыновление ребенка это рулетка

Возможность усыновления или удочерения ребенка рассматривает лишь 14% опрошенных россиян

Среди всех опрошенных доля усыновителей составила 1%. О своем желании взять на воспитание ребенка заявили 14% респондентов, — сообщает ВЦИОМ.

Молодежь (24% от 18 до 24 лет), активные интернет-пользователи (17%) говорили об этом чаще, нежели пожилые (3%) и люди не выходящие в Сеть (6%). Однако более трех четвертей (79%) пока не планируют этого делать.

На решение об усыновлении, как выяснилось, влияет материальное положение опрошенных, а также необходимость столкнуться с бюрократическими процедурами. 11% готовы были бы взять малыша при уловии повышения достатка, 7% — в случае появления подходящего жилья. Эти же трудности называют в числе основных, с которыми, по мнению опрошенных, приходится сталкиваться усыновителям (низкий уровень дохода — 32%) и отсутствие необходимой жилплощади – 32%). Около четверти (27%) видят препятствия в лице «бюрократической машины» — волокиты, связанной с оформлением бумаг на усыновление.

Каждый десятый (9%) также рассмотрел бы возможность усыновления в случае отсутствия родных детей. Также важна моральная готовность (2%), состояние здоровья (1%) и др. 11% сказали, что не стали бы усыновлять ребенка ни при каких условиях.

Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведён 17-18 января 2015 г. Опрошено 1600 человек в 130 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,5%.

«Я тешила себя мыслью, что придет время и мы полюбим друг друга». Реальная история женщины, усыновившей ребенка из детдома

«Приемный ребенок может стать родным. Возьми ребенка в семью», – со всех сторон призывает социальная реклама. И кажется, нет ничего проще. Захотел – и ребенок твой. Но те, кто всерьез задался этой целью, знают: на усыновление могут уйти годы. Отказаться от ребенка легко. Взять его из детского дома гораздо сложнее. На пути будущих родителей стоит множество бюрократических препон.

Плакала по ночам

Петрозаводчанка Вера Егорова прошла весь путь от начала до конца. У нее трое своих детей, поэтому маленького Ванюшу ей пока удалось взять только под опеку. Но как только старшей дочери исполнится 21 год, Верина семья усыновит мальчика окончательно.

– Я увидела в Интернете фотографию одного мальчика – и он мне запал в душу, – вспоминает Вера. – Я ночами плакала, уговаривала мужа усыновить его. Он поначалу отказывался, говорил, мол, у нас уже свои дети вон какие взрослые, а я стар для того, чтобы все сначала начинать. Потом все-таки согласился. Письменное согласие дали и мои дети, ведь им уже больше десяти лет и они имеют право голоса.

Начался процесс сбора документов. Перед этим Вере пришлось выдержать беседу с начальником отдела опеки и попечительства администрации Петрозаводска.
– Она была со мной строга и требовательна. Теперь я понимаю: это своего рода проверка. Сотрудники отдела опеки должны понять, почему я хочу взять ребенка из детдома, и убедиться в серьезности моих намерений, – объясняет Вера. – После этого мне выдали список необходимых документов. Он оказался внушительным, хотя взять под опеку ребенка немного проще, чем усыновить.

Вера советует: начинать лучше с МВД. Там нужно брать справку об отсутствии судимостей. Ее делают целый месяц. А вот необходимых врачей женщина прошла быстро, хотя поначалу испугалась, насчитав в списке восемь разных специалистов. К тому же справка от врачей действительна всего три месяца, поэтому ее лучше делать последней.
По городу Вера побегала изрядно. Они с мужем делали документы в разное время, поэтому на всё про всё ушло где-то четыре месяца.

Уже забрали

Составление акта обследования жилищных условий заняло немало времени. И не потому, что документ очень большой. Вера сама несколько раз напоминала сотрудникам отдела опеки о том, что они обещали зайти к ней в гости. Специалисты должны были проверить, хватит ли в квартире места для ребенка, где у него будет стоять кроватка, а где – лежать игрушки. Потом Вера написала автобиографию, взяла с работы характеристику, справки о своих доходах и доходах мужа. Оказывается, тем, у кого доход ниже прожиточного минимума, ребенка не дают. Есть и другие ограничения – нельзя отдельно усыновлять братьев и сестер, детей, чьи родители находятся в тюрьме или ограничены в родительских правах.

[2]

Когда все документы были готовы, выяснилось: мальчика, который так понравился Вере, уже кто-то усыновил… Но женщина от своей идеи все равно не отказалась.

– Через некоторое время мне предложили Ваню, – рассказывает Вера. – В моем заявлении было написано, что я готова усыновить ребенка в возрасте до пяти лет. А Ванюше тогда всего полтора года было. Я посмотрела в Интернете его фотографию – страшненькую, черно-белую. Потом подумала и решила: все равно с ним встречусь. В первый раз он ревел и не подпускал меня к себе, сидел на руках у воспитательницы. На второй раз нас оставили наедине, и ему пришлось со мной играть. А потом он уже и сам бежал ко мне, как только я появлялась.

По закону будущие родители могут в течение десяти дней навещать ребенка. После этого нужно дать ответ. Если ребенок по каким-то причинам «не подошел», усыновителям начнут подыскивать нового малыша. В принципе, так может продолжаться до бесконечности. Вера была согласна забрать Ваню уже через несколько дней. Однако ей еще месяц пришлось ждать, пока выйдет постановление главы Пудожского района (мальчик был родом оттуда – прим. ред.) о том, что Ваня может быть передан под опеку в семью. Получилось, что документы Вера начала собирать в ноябре, а домой к ней Ваня попал только в конце марта.

В новой семье

Вера уверена: сбор документов – еще не самое сложное в процессе усыновления. Гораздо труднее становится, когда приемный ребенок начинает жить в новой семье.

– Самыми тяжелыми были первые месяцы, – говорит Вера. – Я тешила себя мыслью о том, что настанет время и мы полюбим друг друга. Сначала же было ощущение, что в доме – чужой человечек, со своими привычками. К примеру, Ваню никогда не укачивали на руках, он привык сам себя успокаивать. Тряс головой и раскачивался из стороны в сторону. Это было жуткое зрелище. А из рук он вырывался. И кушать тоже не умел, торопился и все время давился. И никак не мог насытиться – как только каша заканчивалась, Ваня начинал реветь. Поначалу сын меня никуда не отпускал. Теперь я могу уходить ненадолго, но он все равно каждый день говорит мне: «Мамочка, я так тебя люблю». И спит только рядом со мной.

Читайте так же:  Исковое заявление о взыскании алиментов в долях

По словам Веры, приемным родителям нужно заранее готовиться к тому, что у усыновленного ребенка со здоровьем будет не все в порядке. Без этого никак, ведь в детский дом ребятишки обычно попадают не от хороших родителей. Вера признается: инвалида или ребенка с тяжелой умственной отсталостью она бы физически «не потянула». Ване поставили задержку умственного развития. В полтора года мальчик знал всего два слова. Вера начала с ним заниматься. И уже через несколько месяцев Ваня заговорил. Теперь он и стихи читает, и лепит, и рисует. Ни о какой задержке больше даже и речи не идет.

Шаг 1. Подготовка

Если вы задумались о том, чтобы усыновить ребенка или взять его под опеку, будьте готовы пройти «испытательный срок», как и на любой работе. Ведь родитель – это самая ответственная должность!

Что нужно сделать?

  1. Почитайте 5 главных рекомендаций приемных родителей, которые уже прошли через этот процесс
  2. Определитесь с формой устройства ребенка в семью
  3. Ознакомьтесь с требованиями для кандидатов
  4. Запишитесь в школу приемных родителей

Читайте также

«Ах, если б снова все начать!» Ошибки приемных родителей. Часть 14. Про тайну усыновления и родственников ребенка

Соломоново решение: ребенок все равно останется в проигрыше

«Правда менее травматична, если говорить о ней, как о норме»

Тайна усыновления остается одной из важных и спорных тем. Введенный в 1969 году закон запрещает без согласия усыновителей сообщать сведения об усыновлении ребенка кому бы то ни было. А в отдельно взятой семье закон оборачивается вопросом, который мамы и папы решают сами: должен ли ребенок знать, что он – приемный? Родители и эксперты поделились своим опытом и мнениями с фондом «Измени одну жизнь».

Мнения приемных родителей

Анастасия, Москва:

[3]

«Я воспитываю девочку, биологическая мама которой отбывает срок в местах лишения свободы. Настя – приемная дочка – знает о ее существовании, они иногда созваниваются. И наличие обеих мам она считает неправильной вещью. Говорит, что любит и ее, и меня.

При этом девочка стесняется говорить о кровной матери. И на вопрос о том, кто твоя мама, Настя называет меня. Она знает, что кровная мама ее родила, но ей хочется думать и верить, что родила ее именно я. И мне самой не хочется переубеждать Настю, раз она для себя так решила. Я считаю, что не нужно отдалять детей от себя такими понятиями, как «приемный родитель», «неродной ребенок».

Тайна усыновления нужна. Всех троих детей я воспитываю по договору опеки, но планирую усыновить и удочерить. И, наверное, в будущем не стану раскрывать тайну остальным детям.

У многих сирот родители – наркоманы и алкоголики. Зачем им знать, что их папы и мамы пили, кололись, совершали преступления?

Биологическая мать одного из моих сыновей сидела на наркотиках, и, скорее всего, ее уже нет в живых. Ребенку нужно знать все это? Не уверена».

Ольга Щеголева, Самара:

«Моей старшей дочке было три месяца, когда я взяла ее в семью. Знакомые и друзья знали, что она приемная. Когда девочке исполнилось 7 лет, я задумалась о том, чтобы рассказать ей правду о ее кровной семье. По характеру дочка – максималист, и лучше было бы получить информацию о кровной семье от меня, чем от посторонних.

Мы пошли к психологам, которые сразу сказали: вы пришли вовремя. В более позднем возрасте ребенок, узнав правду, может наделать множество ошибок. Специалисты считают наиболее оптимальным возрастом для подобных откровений с 6 до 9 лет.

Когда я рассказала дочке о том, что она мне не родная, она заплакала. Тот факт, что мы оказались ей приемными родителями, расстроил ее. В подростковом возрасте она начала задавать вопросы, касающиеся кровной матери. Но никакой подробной информации у меня не было.

Сейчас дочери 17 лет, и у нас очень близкие отношения. Любая тайна несет в себе ложь, которая не может пойти на благо человеку».

Надежда Афанасьева, Москва:

«Каждый имеет право знать о себе, своем происхождении. И лучше об этом знать с раннего детства. В подростковом возрасте принятие правды может проходить очень болезненно. Если ребенок с младых ногтей знает, что он приемный, растет с этой мыслью, то в будущем ему легче будет жить.

Моя дочка пришла в нашу семью в полтора года. Через полгода мы с мужем сделали фотокнигу: первые страницы – фотографии из дома ребенка, как мы ее забирали, первые дни дома, первые прогулки с братьями и сестрами. Книга написана в форме сказки: девочка потерялась, но ее нашел аист и принес нам. Думаю, что до 7-8 лет эта история еще будет востребована, а дальше мягко и постепенно мы расскажем дочке о нашей приемной семье.

Информации о биологической матери практически нет. Она отказалась от дочери на второй день после родов, есть только паспортные данные этой женщины. При желании можно найти ее. Но сейчас дочка не проявляет особого интереса к этой теме, мне кажется, она еще мала для понимания этого».

Мнения экспертов

Яна Леонова, директор фонда «Измени одну жизнь»:

«Тайна усыновления действительно охраняется законом, но касается она судей, вынесших решение об усыновлении ребенка, должностных лиц, осуществивших государственную регистрацию усыновления, а также лиц, иным образом осведомленных об усыновлении (ст. 139 Семейного кодекса РФ).

Безусловно, решение о раскрытии тайны усыновления перед внешним миром принадлежит только семье, исходя из интересов самой семьи и ребенка. Но то, что касается сохранения тайны для самого ребенка, все же не столь однозначно.

Это большая ответственность, решиться на построение отношений с ребенком, в условиях сокрытия такого важного события. Это большой стресс для всех членов семьи.

Понятны волнение и опасения родителей, просто здесь важно решить для себя — готовы ли вы скрывать всю жизнь от ребенка его прошлое, готовы ли вы к тому, что оно, скорее всего, будет раскрыто, потому что большое количество людей, так или иначе, знают об этом: от судов, органов опеки до поликлиник, УФМС и прочих инстанций.

Так получается, что рано или поздно ребенок узнает. И реакция бывает самой разной, но для него это всегда шок и стресс. По отзывам взрослых усыновленных, это были болезненные переживания, вопросы, абсолютная растерянность от того, что рухнула их картина мира, которая была заботливо выстроена приемными родителями, пытавшимися сохранить тайну.

Перед тем как принимать решение, все же важно не забывать о праве ребенка знать свое происхождение, корни и историю (тот же Семейный кодекс об этом говорит). Необходимо также ознакомиться с разными методиками и техниками раскрытия тайны, посоветоваться со специалистами, постараться договориться о сопровождении этого процесса, возможно, это снимет вашу тревожность относительно способа подачи информации. Безусловно, в прошлом усыновленных детей много тяжелых событий, но можно научиться правильно о них говорить.

Читайте так же:  Хочу подать на раздел имущества

Важно помнить о том, что ребенок все равно хранит многое из своего детства в памяти и в подсознании, пусть даже не всегда получается это проговорить, он помнит свои чувства и ощущения. Ребенку необходимо, чтобы родители разделили его чувства, объяснили и помогли пережить их».

Елена Альшанская, президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

«Нет ничего, чего мы не знаем о себе. Все, что с нами было — знает наше тело, наш организм. Помимо сознательной части существует огромный пласт информации, которую мы не осознаем или не помним. Например, мы чаще всего вообще до четырех лет себя не помним. Но какие-то события, которых мы даже не помним, могут быть тяжелыми триггерами каких-то травматических ощущений.

То есть, наш мозг, конечно же, все знает, что с нами происходило, но лишь небольшая часть этого находится в нашей актуальной памяти. Когда мозг начинает получать от близких людей информацию о реальности противоречащую тому, что он знает, человек очень часто начинает себя чувствовать дискомфортно, либо подозревать что-то. Это может приводить к тяжелым состояниям в подростковом и более старшем возрасте.

Кроме того, отношения близких людей не должны быть построены на лжи. Ложь сложно хранить, на это требуется много энергии и постоянного самоконтроля. Какие настоящие и искренние отношения устоят в постоянной большой лжи, которую надо скрывать каждый день? И всегда существует риск, что кто-нибудь расскажет правду: бабушка-соседка, сотрудник поликлиники. Или сам родитель в гневе проговорится: «если бы ты был мой ребенок, ты бы так не сделал».

Чем позже человек узнает об этом, тем тяжелее для него последствия. Потому что вмиг рушится вся его жизнь, все, на чем она была основана, понимание того, кто ты такой — оказывается неправдой. Ощущение, что вся твоя жизнь ложь, – очень тяжелое для взрослого человека. В то время как маленький ребенок получает информацию постепенно и в доступной для него форме, и это не вызывает у него никаких сильных негативных эмоций. Ему можно рассказывать, как одна мама родила, но не смогла растить, нашлась вторая мама, которая смогла быть мамой и взяла к себе.

Кроме того, любой человек имеет право знать о себе правду. Кто он и откуда — это часть его личности. Никто не имеет права скрыть от другого человека существенную информацию о нем самом».

Таисия Лотарева, педагог-психолог Центра содействия семейному воспитанию «Наш дом»:

«Тайна усыновления – тема деликатная и многоаспектная. Тайна от ребенка в семье – это один вопрос, в котором психологи чаще всего помогают членам семьи преодолеть тревоги, связанные с нежеланием разрушить отношения с ребенком или покоробить его самооценку, и рекомендуют не скрывать от него факт его «приемности». К тому же, последствия неожиданного раскрытия тайны, как правило, более травматичны для всех членов семьи.

Существуют также факторы возраста ребенка, готовности и умения родителей обсудить с ним его историю жизни. В этих вопросах также помогает психологическое сопровождение семьи.

Но, пожалуй, самой сложной проблемой, на данный момент, остается проблема отношения приемного ребенка с социумом: учителя, одноклассники, родители одноклассников… Зачастую ребенок сталкивается с непринятием и неготовностью общества к встрече с сиротой и приемной семьей.

Сирот по-прежнему боятся и недолюбливают. Именно эта ситуация требует соблюдения этических правил педагогами о нераспространении информации о судьбе ребенка, если это грозит небезопасными для него последствиями, а также очень корректной работы с учениками и с их родителями, направленной на интеграцию ребенка-сироты в коллектив класса и школы».

Не было бы счастья, да COV >Эпохальное событие произошло благодаря пандемии. Из детских домов и интернатов стали забирать сирот и взрослых подопечных

Эксперты говорят, что после этого система попечения точно никогда уже не будет прежней.

Четыре ведомства — здравоохранения, соцзащиты, просвещения и Роспотребнадзор — объединившись подготовили документ. Письмо для всех субъектов РФ , в котором «ввиду чрезвычайной ситуации» призвали всех до окончания карантина передать детей в семьи. Казалось бы, что вот так вот просто – порекомендовали и дело пошло? Оказывается, да! Пошло! Сирот стали разбирать по домам.

«ЧТОБЫ ПРИЗНАТЬ ОПАСНОСТЬ ДЕТДОМОВ ПОНАДОБИЛСЯ КОРОНАВИРУС»

Казалось бы, детский дом закрытое учреждение. Чего им бояться вирусов? Но люди, работающие в системе, и общественники давно уже начали бить тревогу.

— Обеспечить самоизоляцию внутри детского дома невозможно. Каждый день на работу в учреждения из внешнего мира, из транспорта и своих квартир приходят сотрудники. Их много – администрация, медработники, педагоги, охрана, повара и другие должностные лица. Если в детском доме воспитывается 100 детей, это означает, что с ними работает примерно 120-130 взрослых, начиная с директора и заканчивая уборщицами. Получается гигантское скопление людей. И все они в закрытом пространстве. Заразиться один и тут же подхватят все. Учитывая мощь и смертоносность COV >России в понадобился COVID-19, чтобы признать опасность сиротских учреждений.

— А есть куда раздавать-то?

— Есть! Парадокс социального сиротства в России состоит в том, что у 90% сирот вообще-то есть близкие. Дяди, тети, бабушки и дедушки. Плюс уже есть целая база приемных семей, многие из которых в такой ситуации точно не откажут.

Видео (кликните для воспроизведения).

Обеспечить самоизоляцию внутри детского дома невозможно. Фото: Алексей БУЛАТОВ

ПЕРЕДОВАЯ ОКРАИНА: «НАДЕЕМСЯ, ДЕТИ В ПРИЮТ УЖЕ НЕ ВЕРНУТСЯ»

В некоторых регионах действовать начали задолго до объявления карантина и рекомендаций Правительства. В небольшом карельском городе Олонец есть детский дом №8. В нем живет 41 воспитанник. Его директор Татьяна Сергеевна Васильева раньше всех в стране поняла, что надо что-то делать. И нашла как пристроить всех детей по родственникам и близким. Оставшихся, у кого совсем никого нет, забрали сами воспитатели и сотрудники. Так в детском не осталось ни одного ребенка.

[1]

— Я тоже одного воспитанника забрала к себе домой, — рассказывает Васильева. – И знаете, как дети дома расцвели! Вы бы видели, как им в семьях хорошо.

Читайте так же:  Раздел совместно нажитого имущества после смерти супруга

Опыт Карелии прогремел на всю страну. В Олонец Васильевой стали звонить со всей России. Спрашивать, как такое это удалось.

— Мы и не думали, что это получит такой резонанс, просто действовали в интересах детей, чтобы они не были ущемлены. И вот так вот все здорово получилось. Сейчас еще рано говорить, но есть надежда, что часть ребят не вернутся в детский дом после самоизоляции в семье. Я очень на это надеюсь! А мы как Центр будем всеми силами помогать. И работа продолжается удаленно, Центр консультирует семьи по телефону. Мы помогаем всем, кто на время карантина забрал детей.

Опыт Карелии прогремел на всю страну. В Олонец Васильевой стали звонить со всей России. Спрашивать, как такое это удалось. Фото: Страница Центра помощи детям №8

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ: «РЕБЕНОК ЗАРАНЕЕ ПОСЧИТАЛ, СКОЛЬКО БУДЕТ НА СВОБОДЕ»

Сразу после публикации рекомендаций четырех министерств на призыв откликнулась Московская область. Мобилизовались многие сотрудники сиротских учреждений, плюс были разосланы письма по приемным семьям: «Уважаемые родители! Просим вас проанализировать свою ресурсность на предмет принятия в свои семьи несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения. ». И многие откликнулись. Например, профессиональная приемная мама Мария Родюшкина.

Фото: Страница Центра помощи детям №8

— Я взяла мальчика 13 лет домой на период пандемии. Что меня поразило, ребенок заранее посчитал все дни, когда он будет «на свободе» — так и выразился. Ощущение такое, что я ребенка из тюрьмы забираю на побывку…С Ильей мы были знакомы и до карантина, я участник программы наставничества фонда «Арифметика добра» (это когда для сироты находят взрослого друга, так называемого значимого взрослого). Так и встретились. И как-то сразу сблизились, я познакомила его со своей семьей, пару раз приглашала на выходные домой. И вот наступила сложная для нас всех весна. Понимая, что изоляция людей друг от друга будет достаточно долгой, я успела отвезти ему в детский дом сим -карту, чтобы мы могли и дальше общаться. После этого детский дом уже не принимал гостей, не брали даже передачи из-за карантина. И вдруг в один день все меняется! Приглашают забрать Илью на все время карантина. Я мигом собиралась и поехала. Администрация детдома была немного удивлена моей прыткостью, но даже успевает собрать нам помощь, которая заключается в наборе продуктов. Илья был очень горд, что едет к нам не с пустыми руками, и это было и смешно и трогательно одновременно… Становится стыдно за себя, за всех взрослых, за общество. Мы с ума сходим от пары недель ограничений, а ребята все детство так живут.

В Московской области 190 детей уже устроены в гости к сотрудникам детдомов и других близких им взрослых на время карантина. Остальным активно ищут семьи.

— Проблем с оформлением и передачей детей в семьи нет, процедура занимает 2-3 дня, — отмечает замминистра образования Московской области Людмила Сергеевна Болатаева. — Мы уже разработали и опробовали быстрые алгоритмы по передаче ребенка в разных ситуациях – к родне или в замещающую семью. Очевидно, что Московская область может и готова консультировать по этому вопросу своих коллег из других регионов.

Фото: Страница Центра помощи детям №8

ПИСЬМА И ДЕТИ В БЛОК

Но не везде все так сладко и гладко. Например, история из Челябинска . Юлия Плаудэ, кандидат в приемные родители, получила направление на посещение ребенка еще 22 января 2020 года. Сразу же после встречи Юлия написала согласие забрать девочку домой. Но сначала ей предложили взять ее просто на выходные. Но тут началась какая-то волокита, то приезжайте в будни, то в пятницу. А когда уже согласовали день и все готовились к встрече, резко все отменили.

— Мне позвонили из Центра, и сообщили, что ребенка не отдадут, поскольку в организации ввели карантинные мероприятия по гриппу. При этом девочка была здорова, — говорит Юлия Плаундэ . — Но никаких способов общения мне не было предложено, якобы они не имею права на это. И это все продолжалось до 6 марта. При этом дети из этого детдома участвовали в мероприятиях с другим детским домом, ходили на мастер классы в рестораны, посещали горнолыжные базы в других городах. Я изо всех сил добивалась права встретиться с ребенком. И в мне в конце концов дали ее повидать, но ровно на 15 минут. Но заявление о назначение меня опекуном опека не принимает до сих пор под разными предлогами. Теперь учреждение закрыто на карантин по причине COVID-19. Сейчас я обратилась в прокуратуру Челябинска. Тем более сейчас есть это распоряжение четырех министерств. И вот есть я, готовая забрать девочку. В чем же проблема?

И таких история много. В Красноярском крае, Иркутской области, в Чите . Да по всей России.

— Детские дома просто блокируют устройство детей, – пусть и временное – прикрываясь карантином. И плевать они хотели на рекомендации Правительства, — говорит Диана Машкова . — Не пускают к детям ни родственников, ни приемных родителей. Нам пишут и звонят сейчас ото всюду. И даже из Москвы . Да и в целом столица, к сожалению, пока не продемонстрировала единства со стороны всех учреждений. Требования для передачи ребенка выдвигаются слишком сложные – справки с места работы, о несудимости, заключения врачей. Как такое собрать, когда ничего не работает сейчас? Но все-таки, хороших историй больше. И самое главное, что теперь точно понятно — всех детей при огромном желании можно устроить в семьи. Это важнейшее открытие для системы защиты детства в России.

Официально

Рекомендации Правительства РФ

«Предусмотреть возможность на основании приказа Организации временного перемещения на весь период до завершения мероприятий, связанных с осложнением эпидемиологической ситуации по коронавирусной инфекции COVID-2019:

— проживающих в Организациях граждан, в том числе несовершеннолетних, (при их информированном письменном согласии) к родственникам или иным лицам, с которыми у граждан, в том числе несовершеннолетних, имеются устойчивые личные отношения (при их письменном согласии и обязательстве обеспечить выполнение в домашних условиях комплекса мероприятий по недопущению распространения заболеваний коронавирусной инфекцией COVID-19).»

Еще больше материалов по теме: «Распространение коронавируса в мире»

5 шагов к принятию ребенка в семью

Этот раздел создан для тех, кто думает о том,
чтобы принять в семью ребенка из детского дома.
С чего начать?
С шага №1!

Так и надо?

У тех, кто видит процесс усыновления только со стороны, возникают вполне резонные вопросы: неужели нельзя все сделать проще? Захотел ребенка – и тут же его получил. Странно и то, что родители не могут сами выбрать себе понравившегося ребенка. Кандидатуру подбирают органы опеки. Увидеть ребенка можно только после того, как ты получишь на него направление. Самой большой популярностью пользуются дети в возрасте от о до 2 лет. Именно детишек такого возраста чаще всего хотят усыновить. Но шансы, что вам достанется совсем маленький ребенок, невелики:слишком большой на них спрос. Что касается сложной системы усыновления, то специалисты уверяют: именно такая система является наиболее правильной.

Читайте так же:  Как платить ипотеку после развода супругов

– У нас ведь тут не магазин, – объясняют в одном из детских домов Петрозаводска. – Если люди будут ходить и выбирать, то это может травмировать психику детей. Они все хотят в семью, поэтому им будет обидно, что кого-то выбрали, а на кого-то даже не посмотрели. А может получиться и так, что люди присмотрят себе ребенка, а на него в это время другая семья уже начала оформлять документы.

С мнением сотрудников детского дома согласны и волонтеры, работающие с детьми из детских домов. Природа недаром дает женщине девять месяцев для того, чтобы выносить ребенка. За это время будущая мама привыкает к мысли о том, что на ней теперь будет лежать большая ответственность, начинает чувствовать связь с ребенком.

– А если усыновлять детей можно будет очень быстро, то люди просто не успеют осознать, что им предстоит, –говорят они. – Мне порой звонят женщины и просят, мол, подберите мне малыша с голубыми глазками и помогите подготовить документы. А ведь вся эта бумажная волокита проверяет людей на прочность. Если ты на самом деле хочешь усыновить ребенка, то будешь и год, и два ждать. А если ты просто увидел ребенка из детского дома, он тебе понравился, и ты решил вдруг его усыновить – ты можешь и не пройти весь путь до конца.

По материалам статьи «Подберите мне малыша с голубыми глазками…», опубликованной в газете «Карельская губернiя» в 2010 году.

Стоит ли брать ребёнка из детского дома

А вы часто слышите фразы: «Да, взяли бы уже ребёнка из детского дома» или «Я, прям, очень хочу усыновить ребёнка».

Меня передергивает, когда я слышу подобные высказывания от людей, которые с этим никогда не сталкивались и понятия не имеют, что это такое и с какими трудностями предстоит столкнуться.

Такими советами и своими хотелками люди могут испортить жизнь не только ребёнку, но и, в первую очередь, себе.

Ребенок — это не игрушка, которую захотел взял, а захотел вернул назад. Чужой ребёнок — это двойная ответственность и, прежде всего, осознанный шаг.

Дети, которые живут в интернатах, сильно отличаются от тех, кто вырос в семье. Они одиноки. К ним никто не подходит, когда они плачут и просят внимания мамы, их кормят и переодевают только по расписанию.

Каждый день разные люди, к которым они даже не успевают привыкнуть. В итоге ребёнок становится замкнутым и учиться выживать. Даже, находясь в семье, для них вы будете средством выживания.

Когда вы берете ребёнка из детдома, никто не даст гарантии, что он не будет воровать, нюхать клей, шантажировать и не превратит вашу жизнь в ад. Это может произойти не сразу, а через время. Таких проблем, довольно, много. Дети, которые длительное время были в интернате, хорошие манипуляторы и могут устроить «райскую» жизнь.

И я сейчас не пугаю и не пытаюсь отговорить, ведь у любого малыша должна быть мама на этой земле. Я пытаюсь донести до вас то, что вы должны быть готовы к таким трудностям тоже. Не бывает готовых детей, сделанных под индивидуальный заказ.

Не пытайтесь спасти весь мир и никогда не берите ребёнка из жалости, только осознанный шаг и готовность к тому, что предстоит большая работа не только с ребёнком, но и с собой. А это и походы к психологам и различные обучения, как стать приемным родителем.

Стоит ли брать ребёнка из детского дома: «Да», но только, если у вас любовь, а не жалость к этому малышу и не агония спасти чью-то жизнь и желание иметь ребёнка во, чтобы то не стало.

Помните: наигравшись в спасителя и счастливых родителей, столкнувшись с первыми трудностями и поняв, что вы погорячились, ребёнок снова окажется в интернате.

Поэтому, прежде, чем принять решение об опеке или усыновлении, задайте себе вопрос: «Заслуживает ли ребёнок двойного предательства?».

А у вас был опыт усыновления или опеки ребёнка? Кто готов рассказать реальные проблемы, с которыми пришлось столкнуться? Как изменилась ваша жизнь с появлением приёмного ребёнка? Ждем ваши комментарии.

Тайна и следствие: почему ребенку важно знать, что он – приемный

Шаг 2. Получение документов

Сбор необходимых справок и документов

Получение заключения о возможности стать опекуном/усыновителем

С 2018 года органы опеки и попечительства в течение 2 рабочих дней запрашивают у соответствующих уполномоченных органов сведения относительно данных о гражданах, зарегистрированных по месту жительства заявителя, наличии (отсутствии) судимости, размере пенсии.

Как только все справки будут собраны, а занятия в школе приемных родителей завершатся, сотрудники органа опеки и попечительства осмотрят ваше жилье и выдадут заключение о возможности стать опекуном/усыновителем.

Шаг 3. Подбор ребенка

Самый ответственный и, возможно, самый длительный этап формирования вашей будущей семьи — время поиска вашего ребенка.

Опека, попечительство, приемная семья: как усыновить ребенка

Миф о сложностях процесса усыновления и непреодолимой бюрократии отпугивает потенциальных приемных родителей. Конечно, решив взять ребенка в семью, придется доказать, что вы к этому готовы и действительно этого хотите. К счастью, найти подробные инструкции, формы заявлений и нужных справок в интернете не составит труда. «Сноб» рассказывает, что нужно сделать, если вы хотите стать усыновителем, с чего начать и какие тонкости учесть

30 августа 2019 14:25

С чего начать

Сначала нужно понять, какого ребенка вы хотите взять в семью. Если у вас уже кто-то есть на примете, для начала разберитесь в конкретной семейной ситуации. Например, если вы хотите заботиться о своей младшей сестре или брате, которые по какой-то причине остались без попечения родителей (они погибли, лишены родительских прав или почему-то не могут выполнять свои обязанности), оформить документы будет проще: близким родственникам ребенка легче стать опекуном (попечителем) ребенка, чем людям со стороны. Если же вы еще не знаете, какого ребенка хотите принять в свою семью, посмотрите в интернете анкеты детей, оставшихся без попечения родителей. Сформулируйте свои критерии, оцените, насколько для вас принципиальны разные качества ребенка. Важно определиться, хотите вы взять младенца, дошкольника или подростка, готовы ли вы воспитывать ребенка с серьезными заболеваниями, насколько важно, чтобы ребенок был похож на вас или вашего партнера.

Читайте так же:  Установление и оспаривание отцовства материнства определяются

Вы можете посмотреть анкеты детей самостоятельно в московском или федеральном банке, а потом уже обращаться в конкретный детский дом или передать свой запрос в органы опеки по месту жительства. Подробные анкеты в опеке вам покажут только после того, как вы предоставите заключение о возможности быть опекуном (попечителем) или усыновителем.

Усыновление или опека

Также важно выбрать форму юридических отношений с ребенком. Это нужно и тем, кто хочет заботиться о конкретном ребенке, и тем, кто находится в поиске нового члена семьи (форма семейного устройства — один из важных критериев для поисков ребенка). Два основных способа устройства ребенка в семью — усыновление и опека.

Усыновление или удочерение — это приоритетная форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Усыновление возможно только через суд. В результате усыновленные дети приравниваются к вашим родственникам по происхождению (как если бы вы их родили). Ваша мама автоматически становится бабушкой ребенка, сестра — тетей. Вы можете дать сыну или дочери свою фамилию, новое имя и отчество, поменять в его документах место и даже дату рождения. Усыновить можно только несовершеннолетнего, и, как правило, вы должны быть как минимум на 16 лет старше ребенка (опять же представьте, что вы родили сами). Первые три года органы опеки будут проверять, все ли у ребенка в порядке. Если в этот период к вам не будет никаких нареканий, проверки прекратятся. Родительских прав вас могут лишить только по решению суда, как и в случае с кровными детьми. При желании вы сможете скрыть факт усыновления от окружающих или от самого ребенка, и органы опеки обязаны в этом помочь.

Нажмите на картинку для увеличения

После того как суд вынесет решение, усыновленный ребенок юридически становится вашим: вы должны предъявить решение суда в ЗАГСе и поменять там свидетельство о рождении ребенка. Подать заявление на получение свидетельства о государственной регистрации усыновления можно онлайн на сайте мэрии Москвы.

При оформлении опеки (для детей старше 14 лет — попечительства) ребенок с точки зрения закона не становится вашим сыном или дочерью, а передается вам на временное воспитание. При этом государство будет выплачивать пособие на его содержание, а к 18 годам обеспечит жильём, если это необходимо. Вас также будет контролировать опека. Вы не сможете дать ребенку свою фамилию, а ваши родственники не станут его родственниками по умолчанию: если опеку оформила жена, только она отвечает за ребенка и может быть его законным представителем, а ее муж не может, например, пойти с ребенком в поликлинику.

Существуют приемные и патронатные семьи. При такой форме органы опеки заключают с семьей договор, согласно которому взрослые воспитывают детей в течение определенного срока за вознаграждение от государства. О том, как создать приемную семью, можно почитать здесь.

Школа приемных родителей

Какую бы форму вы ни выбрали, вам нужно будет пройти школу приемных родителей. Это обязательный этап, на котором вас психологически и практически подготовят к принятию ребенка в семью. Там вам расскажут не только чего ожидать от подростка из детдома, но и как собрать все нужные документы и справки.

Вы можете выбрать любую школу и записаться в нее бесплатно. Узнать, где проводятся ближайшие занятия, и подать заявление можно онлайн. Обучение займет полтора-два месяца, по итогам вы получите сертификат, который нужно предъявить органам опеки. Проходить школу не нужно, если вы близкий родственник ребенка, его отчим или мачеха.

Фото: Pexels

Документы и справки

Будет хорошо, если вы соберете все нужные документы к моменту окончания школы и вместе с сертификатом отнесете их в органы опеки. Там вы получите заключение, подтверждающее, что материально и психологически вы готовы принять ребенка в семью. Чтобы получить этот документ, нужно предоставить информацию о своем жилье, доходах и здоровье, подтвердить отсутствие судимости и согласие всех членов своей семьи, которые живут с вами, включая детей старше десяти лет. Полный список документов, которые вам понадобятся, есть на сайте мэрии Москвы: на первый взгляд он выглядит страшно, но вообще-то документов нужно не намного больше, чем для оформления визы в какую-нибудь не очень популярную у туристов страну. Обращаться необходимо в орган опеки и попечительства по вашему месту жительства. Адреса расположения органов опеки и попечительства можно найти на этой карте. После того как вы подали документы, к вам зайдет сотрудник опеки, чтобы поговорить с вами и вашей семьей и посмотреть квартиру, и через несколько дней заключение будет готово.

Встав на учет как потенциальный опекун или усыновитель, вы можете поехать в детдом и официально встретиться со своим будущим ребенком. Если вы становитесь опекуном, ваше бюрократическое путешествие почти окончено.

Выплаты и пособия

Усыновители, опекуны и приемные родители получают выплаты от государства: в случае с приемной семьей это вознаграждение, установленное договором, в остальных случаях — социальные пособия, размер которых зависит от состояния здоровья ребенка и его возраста.

По умолчанию усыновителям государство не дает деньги на содержание ребенка, но вы все равно можете получить некоторые выплаты: единовременное пособие, компенсацию на возмещение расходов и ежемесячную компенсационную выплату, если ребенок усыновлен в Москве после 1 января 2009 года. Опекуны и попечители ежемесячно получают средства на содержание ребенка, а приемные родители и патронатные воспитатели — вознаграждение за свою работу.

Видео (кликните для воспроизведения).

Размеры всех выплат можно узнать на сайте Департамента труда и социальной защиты населения Москвы, инструкции по получению каждой из них есть здесь.

Источники

Литература


  1. Венгеров, А. Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. — М.: Омега-Л, 2012. — 608 c.

  2. Дмитриев, О. В. Экономическая преступность и противодействие ей в условиях рыночной системы хозяйствования / О.В. Дмитриев. — М.: ЮРИСТЪ, 2005. — 400 c.

  3. Пикалов И. А. Уголовное право. Особенная часть; Эксмо — Москва, 2011. — 560 c.
  4. Рыжаков, А. П. Защитник в уголовном процессе / А.П. Рыжаков. — М.: Экзамен, 2016. — 480 c.
  5. Басовский, Л. Е. История и методология экономической науки / Л.Е. Басовский. — М.: ИНФРА-М, 2011. — 240 c.
Усыновление ребенка это рулетка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here