Статистика погибших женщин от домашнего насилия

Заврались. Глава МВД раскрыл реальные цифры «насилия» в российских семьях


Кампания, развернутая антисемейным лобби вокруг «ужасающих цифр» гибели женщин в российских семьях, не имеет под собой никаких фактологических оснований — об этом свидетельствует содержание официального ответа министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, переданного 2 августа в редакцию ИА REGNUM.

Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Лож ные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Общество

600 тысяч женщин ежегодно: домашнее насилие в России

«Он бьет, а я просто должна это терпеть». Вот какой совет получила Катя от друзей и родственников, когда рассказала о том, что ее бьет муж.

Женщина, которая производит впечатление мягкой и скромной, открывает дверь квартиры в пригороде Санкт-Петербурга. Она знает, что к ней придут гости, поэтому в это утро на замок с секретом не закрывается. Впервые за долгое время.

32-летняя Катя поняла, что позаботиться о себе и о шестилетнем мальчике, который сидит на диване с цветными карандашами и Lego, может только она сама. Для того, чтобы принять это решение, ей потребовалось пять лет с побоями от мужа.

Три года она ни единой душе не рассказывала о побоях, попытках ее задушить и пинках от того, за кем она была замужем.

— Нелегко признавать, что тот, кого ты любишь, на самом деле представляет для тебя опасность. Мне казалось, что надо терпеть. Потому что мой муж работал и зарабатывал деньги, а я только сидела с нашим сыном, поэтому полностью зависела от него материально. И он умел этим пользоваться. А еще он заставил меня поверить в то, что я сама виновата в том, что он меня бил, — говорит Катя в беседе с VG.

Контекст

Связаны ли агрессия и насилие с психическими заболеваниями?

Домашнее насилие дороже войн

В России насилие — это традиция

Expressen 03.08.2016 «Положение стало хуже»

Она предлагает свежезаваренный чай. Шестилетний Андрей получает три большущих ломтя хлеба с плавленым сыром и паприкой. Теперь они живут вдвоем. Хотя Катя так долго старалась сохранить «полную семью» — мама, папа и ребенок, — она поняла, что если будет продолжать в том же духе, она будет подвергать свою жизнь и жизнь ребенка смертельной опасности, а этого сделать она не могла.

Впрочем, она не одинока.

Каждую третью российскую женщину партнер избивает регулярно, утверждалось в докладе Amnesty в 2002 году.

Домашнее насилие рассматривается как нечто, относящееся к частной жизни супругов, поэтому полиция и власти в такие дела не вмешиваются. Вот что удалось выяснить Центру «Анна», когда он по заданию ООН выяснял, в чем же причины столь большой распространенности семейного насилия в России.

«У нас никогда не было нормально функционирующей системы помощи подвергающимся насилиям женщинам. К сожалению, в последние годы ситуация ухудшилась из-за экономического кризиса. И отсутствие финансовой поддержки сказывается в первую очередь на самых уязвимых группах населения», — говорит Анастасия Ходырева из кризисного центра, работающего с подвергающимися насилию женщинами, Crisiscenter. ru, в беседе с VG.

Родственники и друзья от нее отвернулись

Катя три года никому не рассказывала о побоях. А когда наконец рассказала, это получилось случайно.

[3]

«Он стал меня душить, а ко мне как раз подружка должна была зайти в гости. И когда она пришла, я просто не смогла сдержаться, я плакала и плакала, не могла остановиться. Я уже больше не могла держать все в себе», — рассказывает она.

Читайте так же:  Домашнее насилие литература

Она решила искать поддержку у друзей и родственников, но их реакция оказалась совсем не такой, на какую она надеялась.

«Когда я рассказала обо всем своим родителям, они не поняли, в чем проблема. Они живут в маленьком городке, и воспитание у них советское. То есть, если тебя бьют, это вроде как неопасно», — говорит она и опускает глаза. После небольшой паузы продолжает.

«Они сказали, что самое главное, что он не пьет — несмотря ни на что. Они выросли в такое время, когда, если тебя били, ты просто должен был это терпеть», — рассказывает 32-летняя женщина.

Некоторые из тех, с кем она общалась, не захотели иметь с ней дел. Они не хотели ничего понимать. Даже ее сестра. И теперь она держит этих людей на расстоянии.

Сейчас, когда прошло уже два года, родители поддерживают ее гораздо больше. И помогают ей, порвавшей с бывшим мужем, как только могут.

С помощью денег, полученных от друзей, знакомых и родственников, Катя смогла сама нанять адвоката, так что она сможет себя защитить, если бывший муж начнет бороться за право воспитывать шестилетнего сына.

Наказание за насилие может стать более мягким

В принципе наказание для тех, кто прибегает к насилию в отношении своего партнера, в России довольно серьезное — от штрафа в размере до 40 тысяч рублей (5200 норвежских крон) до двух лет тюрьмы, но только 3% партнеров-насильников попадают в руки судебной системы, как отмечает Human Rights Watch.

А недавно появилась еще одна плохая новость для тех, кто борется за улучшение правовой защиты таких женщин, как Катя. Сейчас политик, стоящий за пресловутым законом о «распространении пропаганды гомосексуализма», Елена Мизулина, хочет понизить наказание за применение насилия в отношении супруга или ребенка, чтобы они считались простой провинностью. Мизулина якобы, назвала нынешние пределы наказания «абсурдными», по данным The Independent.

Бывшего мужа Кати никогда не привлекали к юридической ответственности за то, что он с ней делал.

«Ни от полиции, ни от системы правосудия помощи не получишь. Кризисные центры в принципе есть, но у тебя должны быть веские основания для того, чтобы получить помощь. Мой бывший муж все отрицал, так что кризисный центр мне не помощник», — говорит Катя.

Он по-прежнему иногда звонит. И тогда Катя говорит ему одно и то же: она будет говорить только в присутствии адвоката. И каждый вечер, перед тем, как лечь спать, проверяет, хорошо ли заперта дверь. И всегда закрывает дверь на особый надежный замок.

Она говорит, что поняла, что позаботиться о себе может только сама.

— А как вы думаете, ваш бывший муж может так вести себя по отношению к какой-то другой женщине?

— Да, я даже не сомневаюсь в этом. Он такой, его ничто не становит, — говорит Катя.

Насилие по отношению к женщинам в России

— 600 тысяч женщин в России ежегодно подвергаются насилию со стороны партнера, по приблизительным оценкам российского Министерства внутренних дел.

— 40% всех насильственных правонарушений или убийств в России совершаются дома.

Источники: BBC, центр «Анна»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Общество

Россия: ситуация с домашним насилием усугубляется (Eurasianet, США)

Статистика скрывает степень распространенности домашнего насилия

Декриминализация побоев в 2017 году снизила риск ответственности тех, кто распускает руки. Законопроекты, направленные на защиту от насилия в семье, регулярно отклоняются. Церковь видит в борьбе с домашним насилием угрозу семейным ценностям, а власти — новую статью социальных расходов, которых и так достаточно.

Что не так со статистикой побоев

До начала 2017 года статистика преступлений в семье неуклонно росла. В 2012 году МВД насчитало 34 тысяч жертв домашнего насилия, в 2014-м — 42,8 тысячи, а в 2016-м — уже 65,5 тысячи.

В 2017-м число потерпевших от домашней преступности внезапно упало с 65,5 до 36 тысяч. Снижение произошло после того, как в январе 2017 года Госдума частично декриминализовала побои в отношении близких. Теперь шлепки и затрещины в ходе семейных конфликтов считаются административным правонарушением. В 2017 году в 70% случаев разбирательств по таким административным правонарушениям суды назначали наказание в виде штрафа, говорится в данных МВД.

Количество погибших в результате домашнего насилия может достигать трех тысяч. Такой вывод можно сделать, сопоставив официальные данные Росстата, согласно которым в 2017 году из-за преступных посягательств погибли 8,5 тыс. женщин, с оценкой экспертов, утверждающих, что доля семейно-бытовых причин в структуре тяжелых насильственных преступлений составляет 40%. Схожие цифры неоднократно озвучивали члены Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).

Домашнее насилие не рассматривается статистикой как самостоятельное явление, распадаясь на несколько уголовных и административных составов — побои, нанесение телесных повреждений разной степени тяжести, истязания, угрозы и т. д. Полиция на вызовы в неблагополучные семьи выезжать не любит, а сами жертвы редко обращаются к властям.

«Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву. Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто — под давлением партнера. Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьет — значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие», — рассказала Eurasianet.org директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

По мнению члена правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталии Ходыревой, статистика МВД о насильственных преступлениях против близких — лишь вершина айсберга. «Надо увеличить цифры в 15-25 раз, чтобы понять реальный масштаб совершаемых преступлений», — считает она.

Зачем России декриминализация побоев

«Частичная переквалификация семейных побоев в административные правонарушения введена для «исправления» статистики. Это сделано потому, что в 2019 году правительству надо будет отчитываться по CEDAW [Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная СССР в 1982 году]», — считает Наталия Ходырева.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев полагает, что «административные» побои полицейские выявляют лучше, чем когда они считались уголовным преступлением, пишет агентство РАПСИ.

«Но ведь задача состоит не только в выявлении, а в защите от эскалации дальнейшего насилия. Штрафы берутся из бюджета семьи, никак не защищают жертву и не означают, что агрессор изолирован и прекратил насилие. Основные проблемы пострадавших женщин — отсутствие жилья и пособий. В этой ситуации они борются за выживание и терпят своих партнеров-насильников», — возражает Ходырева.

Читайте так же:  Развод без суда при наличии детей

«Побои в отношении близких приравняли к таким правонарушениям, как парковка в неположенном месте. Теперь женщина должна сперва добиться административного наказания, и уже потом, если насилие повторится, агрессору грозит «уголовка». Муж одной из моих клиенток, алкоголик, ударил дочь. Жена обратилась в суд в тот самый момент, когда случилась декриминализация. Ему присудили штраф, заявив: «Ждите второго раза»«, — говорит юрист некоммерческой организации Enlightenment Рима Шарифуллина.

Как на Западе защищают жертв побоев

Изменить ситуацию могло бы внедрение в России системы охранных ордеров (защитных предписаний), запрещающих обидчику контактировать с жертвой в период расследования и после приговора суда, а также создание современной системы кризисных центров и убежищ. Сегодня механизм охранного ордера используют 119 стран, включая Беларусь, однако в России идея встречает упорное сопротивление.

«Международный опыт [по использованию такой практики] зафиксирован в стамбульской Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. Она предусматривает комплексный подход: профилактика, защита, наказание. Профилактика включает оценку тяжести и риска насилия. При легком и среднем риске стороны сепарируются посредством досудебных ордеров. Если сумма рисков высока, агрессора изолируют, после чего суд решает, что делать дальше — тюремный срок, прохождение принудительной психокоррекционной программы и т. п. Но самое главное — это защита жизни и здоровья пострадавших: предоставление убежища на срок до года, переезд, смена внешности и прочее», — поясняет Наталия Ходырева.

Стамбульскую конвенцию Россия, как и некоторые другие страны Восточной Европы, не ратифицировала.

Закон о профилактике насилия встретил сопротивление

Власти признают существование проблемы. «Есть другая тревожная тенденция роста насилия в семье, это очень опасно. Давайте мы подумаем и предложим системные меры», — заявила председатель Совфеда Валентина Матвиенко на состоявшемся 17 декабря первом заседании новоучрежденного Совета при президенте России по реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей.

Контекст

Женщины ищут защиты от насилия

Русским разрешат бить жен?

Домашнее насилие в России

Домашнее насилие дороже войн

Как объявила 4 декабря зампредседателя думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, обновленный документ поступит в парламент до конца 2018 года, пишет издание «Лайф». В поддержку закона высказалась и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, сообщает РИА «Новости».

«Законопроект долго согласовывался в думских комитетах. Мы очень опасаемся, что из него исключили все действенные механизмы помощи пострадавшим. Прежде всего, речь идет об охранных ордерах и переводе домашнего насилия в сферу публичного обвинения, когда дела возбуждаются прокуратурой и не подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым», — говорит Анна Ривина.

«Судя по тому, что законопроект поддержала Москалькова, он может быть принят, правда, в облегченном варианте. Возможно, примут норму о принудительной психологической работе с насильником в течение нескольких лет и усилят административное наказание. Думаю, в законе не будет никаких охранных ордеров. Как заметил один из спикеров международного круглого стола по теме домашнего насилия, если каждая четвертая женщина — жертва, то после криминализации побоев каждый четвертый мужчина может сесть», — считает Рима Шарифуллина.

Против законопроекта работает сильное лобби, объединившее чиновников, консерваторов и либералов, утверждают собеседники Eurasianet.org. Активную позицию по этому вопросу заняла и Русская православная церковь.

«Они [борцы с побоями в семье] манипулятивно спекулируют темами так называемого «домашнего» или «семейного насилия», необходимости постоянно защищать ребенка от его собственных родителей, противопоставляют ложно понимаемые права детей традиционным семейным ценностям и правам родителей, которые веками не подвергались сомнению… Под предлогом борьбы с насилием и защитой слабых… действуют те, кто пытается разрушить наше общество и уничтожить его основу — семью» — сказано в докладе Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства во главе с протоиереем Дмитрием Смирновым.

Правительство игнорирует проблему домашнего насилия из соображений бюджетной экономии, считают эксперты. «Реализация закона потребует финансовых вложений (создание убежищ, обучение полицейских и судей, компенсации и реабилитация пострадавших). [При этом] сегодня не ведется подсчет экономических потерь от смертей, потери работоспособности, разрушения семей и т. д.» — убеждена Наталия Ходырева.

Где женщины могут получить помощь

По данным интерактивной карты центра «Насилию.нет» в России действует более сотни кризисных центров и убежищ для женщин, переживших насилие. Большинство из них — негосударственные.

«НКО, помогающих женщинам в России, всего 15-20. Подавляющее большинство таких организаций находятся в крупных городах. Убежищ — еще меньше. Это квартира, где временно (на срок от нескольких месяцев до года) могут поселиться женщины с детьми, пока ищут работу, новое жилье или ждут окончания судопроизводства. Государственных кризисных убежищ — мало. Иногда они закрываются из-за того, что помещение отдают под другие нужды. У НКО, как правило, нет денег, чтобы открыть собственное убежище. Они живут за счет частных пожертвований и госсубсидий, получить которые сложно», — говорит пресс-секретарь Кризисного центра для женщин в Санкт-Петербурге Борис Конаков.

По его словам, за прошлый год в центр обратились за помощью 6 тыс. человек. Подавляющее большинство звонков связано именно с домашним насилием. «Женщины стали чаще обращаться в связи с психологическим насилием, когда партнер кричит, бьет посуду, не дает выходить из дома», — отмечает Конаков, видя в этом признак растущей осведомленности общества о проблемах насилия.

Наталия Ходырева больше, чем на помощь государства, рассчитывает на женскую солидарность, считая, что в сложившейся ситуации спасение утопающих — дело рук самих утопающих. «У молодого поколения женщин — более высокие стандарты качества жизни и партнерских отношений, обширные социальные сети, активизм. Эти терпеть и молчать уже не будут», — надеется она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Неожиданные жертвы

Кризисный центр для мужчин, подвергшихся насилию, открылся этой весной в Петербурге. До сих пор подобных организаций в России не существовало, а столкнувшиеся с такой проблемой мужчины обращались в аналогичные центры для женщин — если вообще решались искать помощи. На сайте новой организации, получившей название «Двоеточие», подчеркивается, что работать его психологи будут с любыми ситуациями — от дедовщины до жестокости внутри спортивных команд. В том числе, речь идет и о насилии в семье.

Видео (кликните для воспроизведения).

Портал iz.ru поговорил с психологами и юристами, чтобы узнать, насколько часто они сталкиваются с мужчинами, пострадавшими от домашнего насилия, и как вообще сильный пол в таких случаях оказывается в роли жертвы.

Сильный слабый

В Калининградской области в середине апреля 30-летняя женщина, недовольная громким лаем собаки, во время ссоры оторвала от забора штакетник и нанесла им несколько ударов своему 49-летнему супругу. Мужчина обратился в полицию, в отношении женщины возбудили уголовное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью.

Читайте так же:  Взыскание алиментов в твердом денежном размере

Примерно тогда же в одном из сел Ленинского района Волгоградской области 57-летняя местная жительница после совместного распития спиртного, по данным полиции, несколько раз ударила ногами своего упавшего 58-летнего супруга — в больнице у него диагностировали переломы ребер и повреждения внутренних органов. Женщине может грозить до восьми лет тюрьмы по делу о нанесении умышленного вреда здоровью. В столице в апреле перед судом предстала москвичка, ранившая мужа ножом во время ссоры.

Мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах

Это лишь несколько примеров ситуаций, в которых представители сильного пола пострадали от рук своих спутниц. Скорее всего, их гораздо больше, но чаще всего до увечий всё-таки не доходит, да и мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах.

Такие случаи нельзя путать с ситуациями, в которых женщинам приходится прибегать к физической силе, чтобы защитить себя (и после этого нередко долго доказывать факт самозащиты в суде). Однако очевидно, что и мужчины в некоторых случаях легко могут оказаться в роли жертвы.

В царстве матриархата

Если речь идет об обращении в полицию, то под домашним насилием чаще всего понимаются побои, нанесение увечий или соответствующие угрозы. Однако ученые и психологи трактуют понятие бытового насилия значительно шире. Помимо физического, речь может идти об эмоциональном, экономическом и сексуальном насилии (ФБР в 2012 году уточнило определение термина «изнасилование», уточнив, что его жертвами могут быть не только женщины, но и мужчины). И если женщин больше всего пугает перспектива физического или сексуального насилия, то мужчин — физического и эмоционального.

Женщин проще представить в роли жертвы, поскольку они физически слабее и по-прежнему нередко финансово зависят от мужчин. В то же время, желая отомстить супругу или партнеру, представительницы слабого пола чаще выбирают момент, когда он не сможет им ответить — например, находится в состоянии алкогольного опьянения или просто спит. По данным авторов упомянутой выше статьи о домашнем насилии, большая часть ситуаций, в которых женщина выступает физическим агрессором, происходят именно на фоне распития алкоголя — чаще всего совместного.

В целом, однако, решать проблемы силой женщинам несвойственно. А вот во всём, что касается эмоциональной сферы, расстановка сил, по мнению Евгения Фомина, прямо противоположная.

Чаще всего мужчины подают встречные заявления на своих жен

— Лично мое мнение — у нас давно уже матриархат, по крайней мере, в центральной России: почти всегда мальчик растет под большим влиянием матери, а женщине сложно научить мужчину быть мужчиной. И мальчиков ограничивают в двух вариантах поведения, основных для мужчин: агрессивности и либидо. В результате вырастает мужчина с ограничением, так сказать, «по базовым характеристикам» — неспособный отвечать на агрессию, управлять ею, привыкший отступать, — рассказал врач-психиатр.

Впрочем, по его словам, агрессором в доме может оказаться не только супруга — нередки конфликты со взрослыми детьми, а источником психологических проблем чаще всего становятся матери, не готовые «отпустить» повзрослевшего сына.

— Мужчины, которые приходят на прием, чаще страдают не от жен, а от матерей. Это частая проблема, о которой редко говорят. Потому что считается, что мать — это святое, она хочет только хорошего. Сами мужчины на приеме об этом, конечно, не упоминают. Сначала они просто жалуются на тревожность и неуверенность, — пояснил Евгений Фомин.

В любом случае, насилие в семье невозможно без внутреннего, пусть и неосознанного, согласия жертвы, напомнила в разговоре с порталом iz.ru семейный психолог, кандидат медицинских наук Ирина Обухова. Поэтому первый способ защиты — психологический.

— Чтобы над вами произвели насилие, вы должны на это внутренне «подписаться». Есть люди, которые сразу же выставляют границы, и всем понятно, что с ними так себя вести нельзя. А когда человек показывает, что с ним так можно, значит, это привычно для него. Скорее всего, с ним кто-то себя уже так вел. И вероятнее всего, проблема опять в пресловутом детстве, — отметила эксперт, отмечая, что с этим можно и нужно работать.

Сложная формула

В России, по данным на 2019 год, порядка 77,1 млн женщин. При расчете в 16 млн пострадавших получается, что от насилия страдает каждая пятая. Этот показатель высчитан на основе данных отчета «Репродуктивное здоровье населения России 2011», подготовленного Росстатом при поддержке Фонда ООН в области народонаселения, а также отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC).

Юрист, специализирующийся на защите жертв домашнего насилия, один из организаторов акции Алена Попова объясняет, откуда взялась эта цифра. Во-первых, 16 млн — это пострадавшие и от эмоционального давления, и от физического насилия. В отчете говорилось, что от вербального насилия пострадали 18% женщин, от физического — 6%, от сексуального — 1% (в общей сложности 25%). Из расчета, что в 2016 году женщин от 16 и старше насчитывалось 65,8 млн, получается, что насилию за год подвергается 16,45 млн женщин, объясняет собеседница «Известий».

— Это включает в себя все виды домашнего насилия — жертвы круга близких лиц, разных возрастов, — пояснила «Известиям» Алена Попова.

Статистика по делам о семейном насилии строится на основе статьи «О побоях», но под домашнее насилие попадают и статьи об убийстве и о доведении до самоубийства — при таких случаях вообще сложно доказать вину домашнего тирана, подчеркивает правозащитница. Без прописанного в законодательстве понятия о домашнем насилии невозможно четко понимать, что в него включать.

По данным общероссийского исследования Совета женщин МГУ 2002 года «Насилие над женами в российских семьях», половина опрошенных (всего их было 2134 человека) заявила, что подвергалась физическому насилию со стороны супруга. Речь шла не об избиениях, а о причинении сильной боли иными способами — например, мужья выкручивали руки или толкали. Из этой половины 26% не единожды подвергались насилию. 3% респонденток заявили, что оно повторяется минимум раз в месяц.

Доктор социологических наук Александра Лысова в научной статье 2008 года отмечала, что большая часть женщин, заявивших о насилии, — 42,9% в возрасте 30–55 лет и 43,4% в группе 56–96 лет. А молодые девушки (от 18 до 29 лет) — 13,7% — сообщили как минимум об одном инциденте избиения.

Еще одна страшная цифра, которая ушла в народ, — «каждые 40 минут в России от домашнего насилия погибает одна женщина». Она впервые приводилась в докладе организации Amnesty International. Из расчета на год при такой формуле получается, что в год от рук мучителей гибнут 13,1 тыс. женщин.

Официальной статистики по смертности от домашнего насилия нет, поскольку это понятие не определено. За 11 месяцев прошлого года, по статистике Генпрокуратуры, в целом убийств и покушений насчитывалось 7,91 тыс., случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью — 21,6 тыс.

Читайте так же:  Доверенность от матери ребенка бабушке образец

россиян

считают, что н асилие в семье — это стыдно:
если женщина стала жертвой насилия,
значит, с ней что-то не так

Чаще такого мнения придерживаются мужчины (39 %), чем женщины (21 %). В целом нормально относятся к домашнему насилию именно мужчины, а также люди старшего поколения и респонденты с низким уровнем образования.

Каждый четвертый россиянин полагает, что в дела семьи не нужно вмешиваться. Чуть больше респондентов (27 %) согласны, что домашнее насилие — это особое преступление, которое должно расследоваться с послаблениями.

директор социально-экономических исследований НАФИ

«В 2018 году в России от домашнего насилия пострадали 33 235 человек, 71 % которых составили женщины. В результате реальное число жертв неизвестно, а наше исследование дает основания полагать, что оно очень велико, потому что каждый четвертый считает это нормальным.

Российская инфраструктура социальной защиты, не отвечающая потребностям пострадавших, а также отсутствие широкого общественного обсуждения создают почву для усугубления проблемы».

Если вы стали жертвой домашнего насилия во время карантина или узнали о насилии у соседей или знакомых, прочитайте нашу инструкцию. Специально для The Village проект «Правовая инициатива» объяснил, как правильно обратиться за помощью, зафиксировать телесные повреждения и что делать, если вы не готовы вызывать полицию или жаловаться на домашнее насилие прямо сейчас.

Очередь на побои: домашнее насилие не поддается подсчету

Почти 735 тыс. человек подписали петицию с требованием принять закон о профилактике домашнего насилия. Общественники приводят пугающую статистику: около 16 млн россиянок ежегодно подвергаются насилию. Критики поправок в семейное законодательство настаивают, что эта цифра завышена, причем чуть ли не в тысячи раз. В статистике о семейном насилии разбирались «Известия».

[2]

На момент написания материала петицию подписали почти 735 тыс. человек. «Сейчас по нашим законам жертва сама доказывает, что она жертва, при этом никакой бесплатной юридической помощи для нее не предусмотрено, а насильнику предоставляется за наши налоги бесплатный адвокат», — один из пунктов, на который обращают внимание активисты.

Когда петиция появилась на портале Change.org, блогеры запустили в Instagram флешмоб #янехотелаумирать. Эту надпись участницы флешмоба (среди которых несколько блогеров-миллионников, в том числе организатор акции Александра Митрошина) нанесли на лица и тела, а вместе с ней грим, имитирующий следы побоев. В Instagram почти за месяц было опубликовано свыше 13,7 тыс. постов с этим хештегом.

Внушительные цифры и у показателей по домашнему насилию, борьбе с которым и посвящена акция, — только на этот раз эта внушительность выглядит трагически. В достоверности статистики сомневаются противники внесения поправок в законодательство.

Повод насторожиться

Если женщины склонны внимательно прислушиваться к собственному эмоциональному состоянию и чаще обращаются за помощью на ранних этапах, мужчины таких проблем предпочитают не замечать. В результате человек, желая угодить или избежать конфликта, рискует уступать до тех пор, пока полностью не уступит территорию — и тогда в агрессора может превратиться даже партнер, значительно уступающий ему в силах.

С другой стороны, постоянное отступление может закончиться неожиданным и для самого человека, и для окружающих «взрывом», при котором первой пострадает уже нападавшая сторона, то есть женщина. Поэтому любой внутренний дискомфорт уже может быть серьезным поводом обратиться за профессиональной помощью, чтобы не доводить ситуацию до кризиса или не раскаиваться потом в непропорциональном ответе.

Чтобы не доводить ситуацию до кризиса, стоит обратиться за профессиональной помощью

— Когда внешне вроде бы всё здорово, а внутри некомфортно — это не только повод насторожиться, это признак того, что вы уже пропустили какой-то момент. Но никогда не поздно обратиться за помощью, чтобы постараться это исправить, — посоветовала Ирина Обухова.

Сайт «Двоеточие» обещает нуждающимся консультации, в том числе и по «Скайпу» — всего, как рассказала изданию «Такие дела» его создатель, психолог Ирина Чей, люди, столкнувшиеся с кризисом, могут рассчитывать на пять бесплатных психологических консультаций на условиях анонимности. Этого должно хватить, чтобы человек мог преодолеть шоковое состояние.

МВД назвало число пострадавших от домашнего насилия женщин

За первые девять месяцев 2019 года в России в отношении женщин совершили более 15 тыс. преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Об этом в МВД России рассказали РБК в Международный день по борьбе с насилием против женщин, утвержденный ООН, 25 ноября.

За весь 2018 год зафиксировали 21 тыс. случаев бытового насилия против женщин. По данным ВОЗ за 2017 год, за свою жизнь хотя бы одному случаю насилия подвергается каждая третья женщина. До 38% убийств женщин совершают их интимные партнеры мужского пола.

Ранее, 18 ноября, депутаты Госдумы России внесли понятие «преследование» в поправках к готовящемуся законопроекту о домашнем насилии. Под этим подразумеваются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле», в том числе поиски человека, устные и телефонные разговоры, контакт через третьих лиц, появление на месте работы или учебы, а также по месту проживания.

В России за первичное совершение побоев в семье установлена административная ответственность, в частности штраф от 5 до 30 тыс. рублей, арест на срок от 10 до 15 суток либо обязательные исправительные работы на срок от 60 до 120 часов.

16 октября в Совете Федерации заявили о намерении совместно с депутатами Госдумы до 1 декабря подготовить законопроект, касающийся семейно-бытового насилия.

В 2017 году президент России Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье. Проект документа был внесен в Госдуму группой депутатов и сенаторов, включая Елену Мизулину.

В июле 2016 года был принят другой закон, установивший уголовную ответственность за побои членов семьи и близких лиц.

Как заявила тогда Мизулина, побои в отношении членов семьи и других близких лиц должны быть отнесены к административным правонарушениям, так как за «шлепок» в семье можно получить до двух лет и клеймо «уголовника» на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тыс. рублей.

Сколько россиян считают, что в домашнем насилии виновата женщина

Во время вынужденной самоизоляции по всему миру участились случаи домашнего насилия. В России официальной статистики нет, однако кризисные центры рассказали, что количество обращений за последнее время увеличилось. На фоне такой негативной тенденции аналитики из НАФИ решили выяснить, как россияне относятся к домашнему насилию.

Виновата жертва

Как рассказала Оксана Пушкина, зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, с начала введения всеобщей самоизоляции начали поступать жалобы на издевательства над детьми и пожилыми людьми. Однако главными жертвами бытового насилия остаются женщины — именно их зачастую и винят в побоях.

Читайте так же:  Как суд делит совместно нажитое имущество

Подсчет искажения

«Хватит врать о массовом «насилии» в семье» — плакат с таким лозунгом затесался на пикете против ювенальной юстиции, который прошел на прошлой неделе в Перми. Помимо борьбы с вмешательством соцслужб в дела семьи в центре внимания активистов общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) оказался и обсуждаемый много лет проект закона о семейно-бытовом насилии.

«В России обретается порядка 16 млн избитых домочадцами-мужчинами жен, бабушек, мам, дочерей, вплоть до новорожденных детей женского пола!» — возмущаются в РВС, сомневаясь в количестве. Как минимум потому, что эта цифра содержится в докладе восьмилетней давности.

«В то время как по официальной статистике, всего от насильственных преступлений в 2018 году было 12 516 женщин, потерпевших (а не погибших!) от мужей. Искажение — в 10 554 раза», — ссылаются на ответ Росстата агентству «Красная весна» в организации.

Члена Совфеда Ольгу Тимофееву, в свою очередь, возмутила цифра о том, что каждый год в России в результате насильственных действий умирают 14 тыс. женщин. Согласно ее запросу в МВД (опубликован агентством Regnum), в 2018 году было зафиксировано 3260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений.

Четыре года назад число женщин, пострадавших от насилия в семье, оценивалось в 36,4 тыс. человек — такие данные приводил Росстат. В 2016 году называлась цифра 49 тыс. человек. Еще год спустя — после принятия «закона о шлепках» — 25,6 тыс. человек.

«Жертвы второго сорта»

Официальной статистики подобных происшествий в нашей стране не ведется, но в 2016 году в научном журнале «Виктимология» вышла статья «Мужчина — жертва домашнего насилия: актуальность проблемы в России». По данным ее авторов, в странах Европы, где соответствующие исследования проводились, мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия. В России, вероятнее всего, эта цифра ниже — около 10–15%, говорится в статье.

Кроме того, авторы, ссылаясь на международную практику, утверждали, что мужчины чаще рассматриваются судебными и правоохранительными органами как «жертвы второго сорта». А сами мужчины избегают обращения в официальные органы, считая это «постыдным» и ориентируясь на установку о том, что свои проблемы мужчина должен решать самостоятельно. С этим согласны и отечественные психологи, опрошенные порталом iz.ru.

— Мужчины в принципе редко обращаются за помощью, потому что более закрыты, чем женщины. Им сложнее признаться в проблеме даже самому себе, — рассказал порталу Евгений Фомин, врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук.

Клавдия Никитина, психолог, который занимается, в том числе, помощью людям, пережившим сексуальное насилие, говорит, что мужчины не обращались к ней ни разу, хотя в целом факт существования самой проблемы не исключает. Так же, как и адвокат по семейным делам Андрей Сарычев, к которому обратился портал iz.ru.

Мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия

— Всё-таки у нас, как и в большинстве других стран, женщина находится в зависимости от мужчины, прежде всего материальной. И говорить о фактическом равенстве полов не приходится. Наверняка такие случаи, когда мужчина оказался очевидной жертвой, не в ходе взаимного конфликта, а в одностороннем порядке, бывают в нашей стране, но я с таким не сталкивался. Хотя теоретически могу себе представить такую ситуацию, — пояснил юрист.

При этом он напомнил, что ситуаций, когда мужья подавали заявления на своих жен после рукоприкладства, в России хватает — просто чаще всего речь идет о встречных заявлениях, поданных на фоне бытовых ссор, драк или скандалов. Успокоившись, супруги их обычно отзывают.

В то же время, отметил адвокат, действующее законодательство в этой сфере предусматривает достаточно большой объем защиты, в том числе и для мужчин, но только «при желании ее получить».

— Человек приходит и пишет заявление, оно регистрируется в обязательном порядке, по нему проводится проверка, по результатам которой решают, возбуждать уголовное дело, административное или отказать. Это решение тоже можно обжаловать, и всегда есть вариант обратиться в прокуратуру, — подчеркнул он.

Однако, судя по всему, далеко не всегда у представителей сильного пола может возникнуть желание искать такой защиты.

Пора исследовать

«Мы убедились в том, что реального положения дел и аналитики у нас нет, поэтому мы мечемся от одной цифры к другой. Общественная организация дает одну статистику, у правоохранительных органов вообще ее нет. Давайте со всем этим разберемся и вместе сделаем хорошее дело по защите женщин от семейного насилия», — заявила спикер Совфеда Валентина Матвиенко в ходе представления доклада уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой 23 июля.

Омбудсмен еще два года назад предложила создать горячую линию для сбора статистики. «Мы практически не владеем статистикой», — утверждала она. О том, что властям нужна помощь со сбором данных, Москалькова говорила и в июле этого года на форуме «Территория смыслов». По ее словам, собирать сведения о домашнем насилии могли бы волонтеры.

В докладе за 2018 год она приводила результаты исследования ВЦИОМа, согласно которым 49% опрошенных женщин видят угрозу стать жертвой насилия в семье.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Приходится констатировать, что действующее законодательство не в полной мере способно защитить женщину от семейного насилия. На протяжении 20 лет в обществе так и не был найден консенсус о целесообразности принятия закона о противодействии насилию в семье. В ежегодном отчете Всемирного банка Women, Business and the Law 2018, опубликованном 23 апреля, Россия попала в список стран с несовершенным законодательством по защите женщин от насилия наравне с рядом других государств», — говорится в докладе омбудсмена.

Источники

Литература


  1. Юсуфов, А. Г. История и методология биологии / А.Г. Юсуфов, М.А. Магомедова. — М.: Высшая школа, 2014. — 238 c.

  2. Королев, А. Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 года №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» / А.Н. Королев, О.В. Плешакова. — М.: Деловой двор, 2009. — 160 c.

  3. Борисов, А. Н. Комментарий к Федеральному Закону от 8 августа 2001 г. №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринемателей» / А.Н. Борисов. — М.: Юстицинформ, 2014. — 286 c.
  4. Судебная бухгалтерия. — М.: Юридическая литература, 2015. — 344 c.
  5. Болдырев, В. А. Конструкция юридического лица несобственника. Опыт цивилистического исследования / В.А. Болдырев. — М.: Статут, 2012. — 368 c.
Статистика погибших женщин от домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here