Социально психологические аспекты домашнего насилия

Социально психологические аспекты домашнего насилия

Наша книга посвящена проблеме домашнего насилия. Сегодня домашнее насилие считается международным сообществом одним из самых распространенных и грубейших нарушений прав и свобод человека – женщин, мужчин, пожилых, детей. Практически во всех странах мира различные общественные организации, и органы государственной власти, так или иначе, занимаются этой проблемой, обнаруживая ее латентность и сложность, застарелую укорененность в глубинных пластах массовых представлений о взаимоотношениях людей в семье. Отмечается также – несовершенство законодательства, призванного регулировать эти взаимоотношения.

В России домашнее насилие многие годы находилось вне зоны общественного интереса – по самым разным причинам. Однако в последние два десятилетия правозащитные женские организации сумели обратить на него внимание средств массовой информации, органов государственной власти, показав остроту и первостепенную значимость этой проблемы не только для личного благополучия людей, но и для решения многих общественных задач — от преодоления демографического кризиса до демократизации и модернизации страны.

В России успешно действуют сети кризисных центров, которые занимаются и реабилитацией жертв домашнего насилия, и его профилактикой. Благодаря их усилиям, были успешно освещены социально-психологические аспекты домашнего насилия, проведена диагностика циклов насилия, описаны его виды и случаи. На наш взгляд, гораздо меньше внимания было уделено в этой деятельности правовой стороне этой проблемы. Между тем, именно правовое обеспечение способно пресекать случаи домашнего насилия и гарантировать его профилактику, то есть — защиту прав и свобод человека в кругу семьи. Показательно, в частности, что в нашей стране — в отличие от других стран мира, жертвы домашнего насилия в основном не обращаются в правоохранительные органы. А если и обращаются, то только тогда, когда их жизни уже угрожает серьезная опасность. Только в этот момент они подают в полицию заявление. Но после того как, по мнению жертв, опасность им больше не грозит, они просят (либо поддаются на уговоры) сотрудников органов внутренних дел «вернуть заявление». Со временем у сотрудников внутренних дел формируются стереотипы «пассивного» поведения в отношении случаев домашнего насилия, и они вообще перестают реагировать на подобные заявления.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Мы глубоко убеждены в том, что проблема домашнего насилия может быть решена в нашей стране лишь совместными усилиями общественных и государственных структур. Их взаимодействие необходимо как для подготовки работников правоохранительных органов, так и для разъяснения правовой основы домашнего насилия его жертвам.

Для того чтобы наладить эффективное взаимодействие тех общественных организаций, которые занимаются проблемами домашнего насилия, с правоохранительными органами, необходимо взглянуть на вопрос домашнего насилия с точки зрения сотрудников полиции — в первую очередь, участковых уполномоченных. Для них важен именно юридический аспект проблемы – им необходимо понять, является ли домашнее насилие в каждом конкретном случае преступлением, и если да, то каким образом его расследовать и пресекать.

Вот почему мы считаем, что для сотрудников полиции и студентов учебных заведений МВД РФ будет полезно это специальное пособие, которое позволит им лучше уяснить способы реагирования на преступления, связанные с домашним насилием, методы их расследования — что особенно важно для судебной перспективы дела. Мы рассчитываем, что наш курс раскроет с правовой точки зрения, в чем заключается общественная опасность домашнего насилия, каковы его виды и формы, какой должна быть уголовно-правовая квалификация деяний, связанных с домашним насилием, каковы процессуальные особенности их расследования, каковы основные подходы и ключевые нормы российского и международного законодательства, направленного на защиту от домашнего насилия и его профилактику.

Методическое пособие «Домашнее насилие: социально-правовой аспект» подготовлено Консорциумом женских неправительственных объединений в сотрудничестве с работниками кризисных центров, опытными адвокатами и юристами, а также сотрудниками правоохранительных органов.

Первая редакция пособия была опубликована в 2009 году и прошла апробацию в ходе просветительского курса лекций, прочитанных в 2011 году во Всероссийском институте повышения квалификации сотрудников МВД России. В представленную Вашему вниманию новую редакцию пособия внесены значительные коррективы и дополнения. Они, во-первых, включают сюжеты, необходимость которых выявилась в ходе чтения курса лекций. Во-вторых, учитываются изменения, внесенные в законодательство РФ в последние годы, включая новый Федеральный закон РФ «О полиции». И, наконец, привлечение к работе над пособием специалистов, активно работающих в системе органов МВД России, позволило предложить подробный образец действий сотрудников правоохранительных органов при расследовании случаев домашнего насилия. Кроме того, авторы отмечают слабые стороны действующего законодательства России, регулирующего расследование дел, связанных с семейно-бытовой преступностью, таких как нарушение принципа равенства сторон, ограничение прав потерпевшего от преступления, неудачные формулировки и неудовлетворительную практику.

Мы отвергаем насилие как принцип человеческого поведения, как способ достижения какой-либо цели за счет близкого человека, за счет причинения другому боли и унижения. Этой работой мы стремились внести свой вклад в общее движение по преодолению насилия. Мы рассчитываем на взаимопонимание со стороны всех, кто будет работать с материалами данного пособия.

Психологические аспекты насилия в семье

Проблематика психологии насилия представляет собой обширную область, наиболее интенсивно разрабатывающуюся в мировой психологии последнюю четверть века (см.: Д. Левинсон, Дж. Кобрин, Д. Финкелхор, Д. Иваниек, К. Брон, Р. Лэнг, Э. Миллер, и др.). В отечественной психологической науке данная проблематика сравнительно молода (см.: Сафронова Т. Я., Соколова Е. Т., Цимбал Е. И. и др.). До настоящего (183:) времени не существует единого видения данной области в психологии, не сложился полноценный терминологический и концептуальный аппарат (см.: Каган В. Е., и др.; отечественные справочные издания по психологии). В англоязычной психологической литературе основными терминами в данной области являются собирательные термины “abuse” (обида, ругань, оскорбление, жестокое обращение, пренебрежение, злоупотребление, эксплуатация, совращение) и “neglect” (пренебрежение, игнорирование, забывание, леность, отсутствие заботы).

К настоящему времени сложилась эмпирическая типология форм “abuse & neglect”, которую составляют:

1) физическое насилие — преднамеренное манипулирование взрослыми телом ребенка как объектом, приводящее к нанесению ребенку физических повреждений различной степени тяжести; к физическому насилию относятся не только побои, но и ограничения детей в еде и сне, вовлечение детей в употребление алкоголя и наркотиков и т.п.;

2) сексуальное насилие — преднамеренное манипулирование взрослыми телом ребенка как сексуальным объектом, приводящее к вовлечению ребенка в сексуальные действия со взрослыми с целью получения последними сексуального удовлетворения или какой-либо иной выгоды; к сексуальному насилию относится не только сексуальное совращение детей, но и вовлечение детей в проституцию, порнобизнес и т.п.;

Читайте так же:  Права матери при разводе на ребенка

3) психологическое (поведенческое, интеллектуальное, эмоциональное и проч.) насилие — преднамеренное манипулирование взрослыми ребенком как объектом, игнорирование его субъектных характеристик (свободы, достоинства, прав и т.п.), либо разрушающее отношения привязанности между взрослыми и ребенком, либо, напротив, фиксирующее эти отношения и приводящее к различным деформациям и нарушениям психического (поведенческого, интеллектуального, эмоционального, волевого, коммуникативного, личностного) развития.

Соотношение трех данных форм“abuse & neglect” таково: по своему объему понятие “сексуальное насилие” больше чем понятие “физическое насилие”, а понятие “физическое насилие” — больше чем понятие “психологическое насилие”. Иначе говоря, между данными понятиями существуют отношения по типу включения. Вместе с тем, рассмотрение генеза данных форм “abuse & neglect” показывает, что психологическое насилие является “ядром” насилия, его исходной формой, на основе которой возникают физическое и сексуальное насилие (см., например, П. Дейл, С. Харт, М. Брассард и др.). (184🙂

Статистика российских служб экстренной психологической помощи детям и подросткам (Телефонов доверия) свидетельствует, что: а) в 80% случаев обращений речь идет о семейном насилии; б) самой распространенной формой семейного насилия является психологическое насилие (см.: Всероссийский конкурс памяти Матери Терезы. Программа “Детство без насилия и жестокости”, 1998). Во многом аналогичные соотношения форм насилия над детьми и подростками в США: так, в частности, лишь 14% обращений за помощью — это обращения в связи с сексуальным насилием (данные US Department of Health and Human Service цит. по R. Lawson et.al., 1998. P. 370).

Спектр психологического насилия включает:

а) психологические воздействия (угрозы, унижения, оскорбления, чрезмерные требования, чрезмерная критика, ложь, изоляция, запреты на поведение и переживание, негативное оценивание, фрустрация основных нужд и потребностей ребенка и т.п.);

б) психологические эффекты (утрата доверия к себе и миру, диффузная самоидентичность, полезависимый когнитивный стиль, внешний локус контроля, беспокойство, тревожность, нарушения сна и аппетита, депрессия, агрессивность, уступчивость, угодливость, плохая успеваемость, коммуникативная некомпетентность, низкая самооценка, склонность к уединению, суицидальные наклонности, задержки физического и психического развития, личностная психопатология различной этиологии — наркотические зависимости, булимия, анорексия нарциссические, мазохистские, множественные, пограничные и проч. личностные расстройства, амбулаторная шизофрения, соматические и психосоматические заболевания — язва желудка, аллергии, избыточный вес, энурез, нервные тики и т.п.; опыт насилия в детстве в некоторых случаях приводит к ранней и глубокой интериоризации паттерна отношений “насильник — жертва”, к фиксации этого паттерна на физиологическом уровне с последующей трансформацией ряда базовых потребностей, оформляющейся впоследствии в таких эксквизитных психических и поведенческих расстройствах как садомазох и серийные убийства (А. Стевенс, Й. Прайс, Э. Миллер и др.);

в) психологические взаимодействия (доминантность, эффективность, непредсказуемость, непоследовательность, неадекватность, непринятие со стороны родителей и субординированность, бесчувственность, ригидность, безответственность, неуверенность, беспомощность, самоуничижение со стороны детей). (185🙂

Разведение активного, пассивного и интерактивного аспектов психологического насилия позволяет использовать в данной области более дифференцированную терминологию: насилие — это специфические интерперсональные формы поведения родителей; невротизация — это специфические интраперсональные формы отреагирования детей на насилие (Захаров А. И. и др.); неадекватное (или патогенное) родительствование — это специфические интерперсональные формы коммуникации родителей и детей, проявляющиеся на полюсе родителей в насилии и “перпитрейтеризации” (от англ. perpetrator — преступник) родителей, а на полюсе детей в невротизации и “виктимизации” (от англ. victim — жертва) детей (Дж. Боулби, Соколова Е. Т., и др.).

Существующие в психологической науке модели причин (факторов) насилия в семье традиционно подразделяются (см.: Д. Иваниек, К. Брон, Р. Лэнг, Э. Миллер, и др.) на:

а) психопатические, центрированные на предрасположенностях к насилию родителей (алкоголь, наркотики, низкая самооценка, аэмпатичность, коммуникативная некомпетентность, социальная изолированность, социальные, психологические и психиатрические проблемы, депрессивность, отсутствие самоконтроля, суицидальные наклонности, агрессивность, ранняя беременность матери, потеря ребенка и т.п.) и детей (недоношенность, болезненность, нежеланность, физические и психические недостатки и т.п.);

б) социальные, объясняющие насилие внешние (социальные) факторы и условия (бедность, низкий уровень дохода, безработица, социальная изоляция и закрытость семьи, перенаселенность, низкий образовательный и культурный уровень и т.п.);

в) психосоциальные, стремящиеся интегрировать психологические и социальные факторы насилия; в данных моделях факторы насилия подразделяются на структурные, ситуативные и коммуникативные, причем именно последние являются ключевыми и определяющими проявления насилия в семье: особенности межличностных взаимодействий являются либо “ингибитором”, либо “катализатором” действия структурных и ситуативных факторов насилия, в последнем случае происходит эскалация насилия или “принудительная спираль насилия” (Паттерсон).

Одна из основных тенденций в области психологического изучения насилия в семье состоит в разработке проблематики межличностных детско-родительских взаимоотношений, развивающихся по типу неадекватного (патогенного) родительствования, блокирующего нормальное развертывание процесса развития детей. Неадекватное (186:) (патогенное) родительствование представляет собой континуум интерперсональных коммуникативных паттернов, описывающийся различными авторами как “депривация — симбиоз” (Е. Т. Соколова, С. В. Ильина, и др.), “отвержение — гиперсоциализация” (В. И. Гарбузов) и оформляющийся в виде специфического семейного стиля жизни, приводящего к эскалации и межпоколенной трансляции насилия.

Проблематика психологических механизмов, составляющих основу феноменологии неадекватного (патогенного) родительствования, центрируется (при всем своем многообразии) на механизмах условного принятия/самопринятия. В первом случае речь идет об интерперсональных (коммуникативных) психологических механизмах (от идентификации до отвержения), тогда как во втором — о механизмах интраперсональных (о психологических защитах по типу диссоциации и вытеснения).

Таким образом, структурирование проблематики психологического насилия в семье приводит к следующим выводам:

1. Наиболее сущностным/генетически исходным типом насилия является психологическое насилие;

2. Наиболее сущностным/генетически исходным аспектом психологического насилия является его интерактивный аспект, то есть неадекватное (патогенное) родительствование;

3. Наиболее сущностным/генетически исходным психологическим механизмом неадекватного (патологического) родительствования является механизм самонепринятия;

4. Наиболее сущностным/генетически исходным/предельным является самонепринятие по типу негативного оценивания (запрета) на проявления (поведенческие, интеллектуальные, коммуникативные, эмоциональные, личностные, сущностные) собственного Я.

5. Наиболее сущностной/генетически исходной/предельной формой самонепринятия является непринятие своей жизни, негативное оценивание жизни, запрет на жизнь (ср. идеи расколотого Я по Р. Лэнгу и негативной психологии по А. Менегетти [тут автор пропагандирует очевидного мошенника Менегетти, никакого отношения к науке не имеющего — Е.В.]).

В соответствии с данными выводами, сложившейся в настоящее время практикой семейного консультирования и семейной терапии, а также с конкретными наработками по данной теме (анализ детских суицидальных попыток, мазохистских психосексуальных установок и различных форм принятия в контексте детско-родительских отношений) можно сформулировать следующие принципы консультирования семей с различной степенью выраженности психологического насилия: (187🙂

1. В ходе психологического консультирования семей с проблемами насилия приоритетное внимание следует уделять психологическому насилию;

Читайте так же:  Ограничение родительских прав в браке

2. В ходе психологического консультирования семей с проблемами психологического насилия приоритетное внимание следует уделять неадекватному (патологическому) родительствованию;

3. В ходе психологического консультирования семей с неадекватным (патогенным) родительствованием приоритетное внимание следует уделять механизмам самонепринятия родителей;

4. В ходе психологического консультирования родителей с проблемами самонепринятия приоритетное внимание следует уделять интраперсональным процессам блокирования (фрустрации), диссоциации (расщепления) и вытеснения из сознания родителей своих собственных сущностных (в широком смысле витальных) проявлений, то есть динамическим аспектам “негативной психологии” (А. Менегетти), процессам персонализации (А. Б. Орлов) —формированию персональных и теневых личностных составляющих;

5. В ходе психологического консультирования родителей с выраженными эффектами процесса персонализации приоритетное внимание следует уделять прецедентам и условиям процессов персонификации (А. Б. Орлов), альтернативных процессам персонализации.

6. Такая стратегия консультационной психологической практики открывает путь к созданию новых, свободных от насилия форм родительствования.

Домашнее насилие в семье: закон в России, статистика, помощь, права

Что такое домашнее насилие

Домашние насилие называют по-разному – домашнее, семейное, партнерское. Но у всех этих словосочетаний одно значение – насилие происходит между людьми, которые находятся в личных отношениях. В основном это супруги, партнеры или бывшие супруги.

Важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие, регулярно повторяющееся.

Конфликт переходит в понятие «домашние насилие», когда он происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. По мнению психологов, оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Проблемы преследования семейных агрессоров

Поведение судей, прокуроров и полиции часто дискриминационное. Эксперт из Швеции называет самой большой проблемой их стереотипы и убеждения. Например, при рассмотрении дел об изнасиловании судьи спрашивают, во что была одета потерпевшая. Сама система уголовного преследования и так способствует вторичной травматизации женщин интенсивными допросами.

«Вы можете иметь прекрасные законы, но если уголовное правосудие осуществляется человеком, который говорит, что домашнее насилие — это частное дело и государство не должно вмешиваться в это, закон не будет работать».

Профессор криминологии Николь Уэстмарланд, Великобритания

Хороший пример практики, позволяющей избежать вторичной травматизации пострадавших, дает Грузия: если поступил звонок о домашнем насилии, среди полицейских, выезжающих на вызов, обязательно должна быть женщина. Полиция, прокуроры и судьи проводят обширные тренинги по предотвращению вторичной травматизации и распространению гендерной чувствительности.

При рассмотрении дел о домашнем насилии судьи часто обвиняют пострадавших. По словам эксперта из Франции Изабель Тьелью, из-за предубеждений судьи освобождают от ответственности состоятельных и образованных агрессоров, так как идентифицируют себя с ними и обычно не верят, что те могли совершить насилие. Судьи редко готовы учиться, а в некоторых юрисдикциях, например, в Австрии требовать от них обязательного прохождения обучения невозможно — это будет расценено как посягательство на независимость суда.

Серьезная проблема и источник фрустрации для сотрудников правоохранительной системы — отказ самих пострадавших сотрудничать со следствием. Часто женщины не хотят, чтобы их партнеров посадили в тюрьму. Система должна быть подготовлена к этому — необходимы тренинги, протоколы работы с пострадавшими, основанные на терпении и отсутствии осуждения.

Неэффективные меры

Штрафы — это наказание и для потерпевших, так как они выплачиваются из семейного бюджета.

«Например, соседи вызвали полицию, их привозят и отправляют к дознавателю. Он говорит, надо написать заявление. И агрессору будет большой штраф. Конечно, женщина не станет писать заявление. Это развязывает насильнику руки».

Исполнительный директор Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова, Кыргызстан

Если ввести высокие штрафы, это приведет к тому, что пострадавшие будут всеми силами скрывать факт насилия.

Коррекционные программы для агрессоров. Эта мера, несмотря на свою высокую стоимость, не имеет выраженного эффекта. По мнению опрошенных экспертов, такие программы могут быть эффективными, только если сам агрессор всерьез готов изменить себя. Кроме того, программы могут научить агрессора, как обойти закон, продолжая насилие. Суды в Шотландии, например, больше не посылают агрессоров на курсы управления гневом, потому что источник домашнего насилия — не гнев, а желание контролировать своих партнеров и близких.

Защитные ордера и профилактические беседы. Что предлагают авторы законопроекта о домашнем насилии

Медиация. Все виды медиации показали низкую эффективность в процессах по семейным делам. Медиация скорее стирает историю, чем решает проблему. Участникам приходится соглашаться, что «все будет хорошо» и сотрудничать ради детей. Но насилие будет продолжаться, пока агрессор не видит для себя никаких последствий. Оно будет нарастать по тяжести, как показала практика исследованных стран.

Различные институты примирения. В Украине все еще применяется старая практика примирения жертвы и преступника. В таких случаях дело закрывается под давлением судьи и прокуроров, которые зачастую стремятся «сохранить семью». 50% дел о домашнем насилии в Украине заканчивается мировым соглашением. Полицейские могут пугать жертву тем, что «у детей будет судимый отец», их матери — рассказывать, что их тоже всегда били, и женщины поддаются уговорам. Насилие по большей части не будет уменьшаться либо будет принимать все более жестокие формы. Положительный пример — США, где примирение в таких делах запрещено.

Закон о домашнем насилии в России

К сожалению, на данный момент специального закона о семейном насилии в России нет. Мужчины, взятые под стражу за избиение жены, обычно проходят по нескольким статьям УК РФ: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») 116 («Побои») и 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 105 «Убийство». Ни в одной из статей нет такого пункта – как преступление, совершенное в отношении супруги/партнерши.

Как комментирует правозащитница, руководитель проекта «Насилию нет» Анна Ривина, дела, возбужденные по уголовной статье «легкий вред здоровью» и «побои», — это дела частного обвинения.

— После таких заявлений мужчину чаще всего отправляют под подписку о невыезде, статья-то не тяжелая. И он продолжает жить со своей жертвой в одних и тех же стенах. Давит. Требует, чтобы та забрала заявление, — отмечает специалист.

Проблема зачастую еще в том, что пострадавшие часто не заинтересованы в возбуждении дела против своего партнера. Женщинам все еще кажется, что «нельзя выносить сор из избы», «семью можно сохранить» и «сами разберемся», «это больше не повторится».

— Часто жертва домашнего насилия недооценивает уровень опасности. И даже если ее, например, регулярно бьют, не всегда осознает себя жертвой — это осознание серьезно бьёт по самоценности и идентичности. Осознавать это стыдно и неприятно. Обычно психика к этому не готова, и она пытается скомпенсироваться, оправдывая насильника и приписывая себе агрессивное и провоцирующее поведение. Я часто слышу от клиенток, переживших насилие: «Это я его довела», «Это я его спровоцировала», но, разобравшись, мы приходим к выводу, что это защитный механизм и в реальности всё было не так, — говорит практикующий психолог Елена Садыкова.

Читайте так же:  Раздел участка в постоянном бессрочном пользовании

Если взять 115 и 116 статьи, то они относятся к делам частного обвинения. В этом случае жертва должна снять побои, найти свидетелей, а потом выступить в качестве обвинения. Это тормозит женщин, и они отказываются от возбуждения дела.

29 ноября 2019 года был опубликован законопроект подготовленный сенаторами и депутатами. Законопроект «О внесении изменений в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подготовлен в одном пакете с проектами федеральных законов «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» и «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части профилактики семейно-бытового насилия».

VIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2016

Видео (кликните для воспроизведения).

Экономическая эффективность борьбы с домашним насилием

Все опрошенные эксперты считают, что вмешательство в насилие на ранней стадии экономически эффективнее. Обеспечение защиты и социальной поддержки жертв домашнего насилия стоит больших денег, но разбираться с последствиями насилия еще дороже. Помещение в шелтер и охранный ордер обойдутся дешевле, чем расследование уголовного дела об убийстве, судебное разбирательство, заключение в тюрьму на несколько лет и содержание осиротевших детей.

[3]

По оценкам Джеймса Фирона из Стенфордского университета и Анке Хеффлер из Оксфордского университета, ежегодные затраты, связанные с домашним насилием, на международном уровне составляют 4,3 трлн долларов.

Всемирный Банк в своем отчете «Женщины, бизнес и законы» за 2019 год констатирует, что наличие законодательства против домашнего насилия способствует экономическому росту в стране.

«Самое экономически эффективное — это проводить кампании по предотвращению домашнего насилия… Если государство хочет решить проблему домашнего насилия, нужно выделить на это деньги».

Врио иcполнительного директора центра Domestic Violence Victoria Элисон Макдональд, Австралия

Наименее экономически эффективными мерами по борьбе с домашним насилием названы коррекционные программы для агрессоров — они дороги и имеют положительный эффект, только если сам агрессор серьезно настроен на изменения.

Меры по борьбе с домашним насилием, которые встретили сопротивление

Самый сильный фактор, осложняющий борьбу с домашним насилием — культурные нормы, которые могут перевешивать в сознании общества нормы права.

«Насилие против женщин — это ментальность. Изменить ментальность может оказаться сложнее, чем найти деньги на дорогостоящие услуги. Никакие законы тут не помогут. Нужно время на обучение».

Адвокат Тамар Деканосидзе, Грузия

Практика исследованных стран показала, что наличие решительной политической воли помогает справиться с тем, что культурные нормы и стереотипы способствуют несерьезному отношению к домашнему насилию, в том числе со стороны полиции, следователей, прокуроров и судей.

Охранные ордера и требование к агрессору покинуть жилище встретило яростное непонимание и неприятие у украинских законодателей. Они воспринимали эту меру как посягательство на собственность. Однако разъяснительная работа в конце концов дала результат.

Во Франции судьи сопротивляются попыткам ограничить права агрессоров на встречи со своими детьми. Их гендерные стереотипы и практика, в которой они видели много малолетних правонарушителей, выросших без отцов, способствуют тому, что судьи часто отказываются ограничить подобные контакты, даже когда это опасно для самих детей и их матерей.

Криминализации домашнего насилия

Опрошенные «Правовой инициативой» эксперты считают, что для решения проблемы домашнего насилия необходим комплекс мер, а не отдельный закон. Работать эти меры будут только при наличии политической воли и на первых этапах могут встретить сопротивление — так было в большинстве постсоветских стран. Для этого руководство на всех уровнях — от министров до начальников отделов полиции — должно давать подчиненным понять, что меры против домашнего насилия должны исполняться, а неисполнение грозит негативными последствиями.

В большинстве исследованных стран криминализация домашнего насилия была связана с теми или иными трудностями. Так, в обществе семейное насилие считают частным делом, а чиновники не всегда понимают необходимость его криминализации.

В Литве в 2013 году внесли поправки об обязательном возбуждении предварительного расследования во всех случаях, когда обнаружены признаки такого насилия, даже если жертва не подавала заявление. До этого дела о домашнем насилии попадали под категорию частно-публичного обвинения . Эксперты считают эффективной мерой борьбы с таким насилием перевод подобных преступлений в категорию именно публичного обвинения, когда доказательства собирает государство.

В Молдове в нынешнем виде статья о домашнем насилии (201.1 УК Республики Молдова) подразумевает и физическое, и психологическое насилие, в том числе изоляцию и унижение, а также лишение средств к существованию. Понятие «члена семьи» расширили: оно включает бывших мужей или жен, сожителей, а также бабушек, дедушек, братьев, сестер и внуков, даже если они не живут вместе с агрессором.

Эффективные меры по противодействию домашнему насилию

Защитные ордера — это юридический инструмент предотвращения внутрисемейного насилия. Обычно они бывают двух видов: временный чрезвычайный ограничительный ордер и судебный охранный ордер.

По сути оба вида ордеров запрещают агрессору причинять вред пострадавшим и их родственникам, вынуждают его покинуть дом, ограничивают доступ к жертве на работе и в общественных местах, к детям, ограничивают единоличное использование совместного имущества. Выдаются эти ордера по просьбе пострадавшего, родственников или социальных органов. Временный ордер выдает полиция, суд или органы юстиции после акта насилия, его нарушение грозит арестом или уголовным наказанием. Судебный охранный ордер выдает судья, который и определяет срок его действия.

В Швеции в случае необходимости пострадавшим выделяют телохранителей и электронные средства защиты и помогают им получать новые документы, жилье. В Турции выдают электронные браслеты, которые позволяют связаться с центром помощи, и приложение для экстренной связи с полицией. В Нидерландах и Австралии могут запретить агрессору находиться не только в жилище семьи, но и вблизи дома.

Но если наказание за нарушение условий ордера не определено, эта мера становится менее эффективной. Например, в Молдове в 2018 году 60% агрессоров нарушили условия ордеров. Хотя полиция обязана контролировать их и привлекать к уголовной ответственности за нарушение, она реагирует, только если об этом заявит пострадавший.

Шелтеры и бесплатная горячая линия, по мнению экспертов, тоже эффективны. Когда жертве некуда идти, увеличивается риск для жизни и здоровья — как самой пострадавшей, так и ее детей. Убежища должны быть легкодоступны, в них должна предоставляться психологическая и юридическая помощь. Например, государственные шелтеры в Грузии предлагают программы развития знаний и навыков для женщин. Цель этих программ — дать им возможность найти работу и жить самостоятельно после того, как они покинут убежище. Кроме того, важно, что при наличии убежища пострадавшие не остаются в безвыходном положении, когда они, пытаясь прервать насилие, в итоге могут убить агрессора.

Читайте так же:  Развод измена жены дети

Координация. Необходимы законы или практики, которые позволяют наладить сотрудничество между разными учреждениями. Но даже в тех юрисдикциях, где подобные практики были успешны, не обошлось без проблем. Например, в Кыргызстане, где суды, прокуратура, полиция, НКО и работники образования скоординированы, их усилия эффективны только в крупных городах. Проблемы с координацией были отмечены почти во всех исследованных странах. Необходим единый координирующий госорган, делают вывод в «Правовой инициативе».

В Молдове в 2015 году НКО «Женский правовой центр» вместе с МВД разработала «Руководство по эффективным мерам вмешательства полицейских по делам о домашнем насилии», которое широко распространили среди полицейских. Помимо этого, Генпрокуратура составила инструкции, чтобы помочь прокурорам и следователям в квалификации актов домашнего насилия и их расследовании.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НАСИЛИЯ НАД ЖЕНЩИНАМИ И ДЕТЬМИ В СОВРЕМЕННЫХ СЕМЬЯХ

Для того, чтобы разобраться с причинами, вызывающими насилие и способами его предотвращение, необходимо разобраться в самом термине. Насилие – это не только физическая, грубая сила, как принято считать, но и более изощренные, психологические формы воздействия. Социологические данные о распространенности насилия в семье, по сути, не соответствуют действительности, и явно занижены, поскольку эта проблема редко выносится из семьи. Домашнее насилие, в основном, имеет место в социально неблагополучных семьях, однако бывают исключения.

К настоящему времени сложилась типология форм насилия над детьми и женщинами:

1) физическое насилие— преднамеренное манипулирование взрослыми телом ребенка как объектом, приводящее к нанесению ребенку физических повреждений различной степени тяжести; жестокое обращение с женщинами, побои, драки, нанесение тяжких телесных увечий.

2) сексуальное насилие— преднамеренное манипулирование взрослыми телом ребенка как сексуальным объектом, приводящее к вовлечению ребенка в сексуальные действия со взрослыми с целью получения последними сексуального удовлетворения или какой-либо иной выгоды; сексуальная близость без согласия с женщиной и вопреки ее желанию.

3) психологическое (поведенческое, интеллектуальное, эмоциональное и проч.) насилие— преднамеренное манипулирование взрослыми ребенком как объектом, игнорирование его субъектных характеристик (свободы, достоинства, прав и т.п.) [1,с.182-187].

Один из распространенных видов насилия – психологическое и не каждый человек знает способы борьбы с ним. Психологическое насилие подразумевает наличие вербальных оскорблений; шантажа; актов насилия по отношению к детям или другим лицам для установления контроля над партнером; угрозы насилия по отношению к себе, жертве или другим лицам; запугивание посредством насилия по отношению к домашним животным или разрушения предметов собственности; преследование; контроль над деятельностью жертвы; контроль над кругом общения жертвы; контроль над доступом жертвы к различным ресурсам (получению социальной и медицинской помощи, общению с друзьями, получению образования, работе и т. п.); принуждение жертвы к исполнению унижающих ее действий; контроль над распорядком дня жертвы. Для того, чтобы не стать жертвой психологического насилия, необходимо: запастить уверенностью в себе; после всплесков эмоций и скандалов постараться спокойной разобрать ситуацию и поговорить; не допускать и пресекать крики, угрозы. Эффективным будет также обратиться в службы помощи женщинам, попавшим под прицел домашнего насилия [2,с.51].

Насилие в семье не происходит в одночасье, оно имеет 3 этапа:

Напряжение — отдельные вспышки оскорблений. Женщины обычно реагируют спокойно, стараясь разрядить обстановку, защитить свое положение в семье. С ростом напряжения способности женщины балансировать конфликт становятся меньше, именно в этот момент очень важна психологическая помощь и поддержка.

Острое насилие – всплеск напряжения в самой негативной форме. На самом пике обострения отношений мужчина выбирает насильственный способ решения проблемы. Давит на женщину психологически, наносит физический ущерб здоровью, ущемляет ее право в экономическом плане. Наиболее важно поймать этот момент, осознать его и быть готовым избежать подобного (уйти из дома, позвать на помощь и т.д.)

«Медовый месяц». В этот период мужчина может обещать, что насилие никогда не повторится, обвинять женщину в том, что она была инициатором насилия [3].

Чтобы предотвратить насилие в семье и не стать его жертвой необходимо знать и помнить о признаках психологического насилия:

[2]

Угрозы о физической расправе

Обвинение в собственных неудачах

Психологами был разработан целый ряд методов, которые можно применять, если вы уже стали жертвой домашнего насилия:

1. Дать равноценный отпор насильнику. К сожалению, не со всеми людьми можно договориться, используя исключительно ненасильственные методы, и уговаривать садиста в большинстве случаев бесполезно. Если женщина дает решительный отпор, она перестает быть жертвой в глазах домашнего насильника, и в следующий раз он может просто побояться поднять руку, помня о том, что получит сдачу.

2. Не принимать извинения после избиения, а поставить ультиматум. Когда после первого случая насилия мужчина начинает извиняться, а женщина — прощает его, она тем самым принимает правила игры насильника. Не нужно начинать движение по порочному кругу, а надо сразу поставить ультиматум — «в следующий раз я уйду».

3. Помочь мужчине побороть его комплексы, повысить его самооценку. Это удается единицам, ведь нужно, чтобы мужчина в первую очередь сам осознал наличие проблемы и захотел найти ее решение. Женщина может направить и поддержать, но справиться со своими комплексами может только он сам.

4. Вместе обратиться к психологу.

Насилие в семье это, прежде всего социальная проблема и её необходимо рассматривать как комплексную проблему, включающуюмеры, направленные на пресечение преступлений в отношении личности и обеспечивающие право каждого члена семьи как гражданина на безопасность жизни, свободу и охрану достоинства, а также меры, направленные на социальную профилактику, то есть на предупреждение насилия в семье.

Список используемой литературы

Орлов А.Б. Психологическое насилие в семье — определение, аспекты, основные направления оказания психологической помощи // Психолог в детском саду. 2000, № 2-3. — С. 182-187.

Cулимова Т.С. Насилие // Российская энциклопедия социальной работы. 1997 год. С.51

За безопасность семьи // Методические материалы из опыта работы психологической помощи семье. 1999 год. Арзамас.

Социально психологические аспекты домашнего насилия

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

​В конце ноября Совет Федерации представил на обсуждение законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, который встретил резкую критику экспертов. Проект «Правовая инициатива» подготовил доклад о международном опыте борьбы с домашним насилием на законодательном уровне. В нем рассказывается как о мерах, доказавших свою эффективность, так и о неудачах. «Медиазона» приводит ключевые тезисы доклада.

Исследование затрагивает опыт 15 стран — Австралии, Австрии, Албании, Болгарии, Великобритании, Грузии, Кыргызстана, Молдовы, Нидерландов, Португалии, Сальвадора, США, Украины, Франции и Швеции. У каждой из них есть законодательные акты против внутрисемейного насилия. Проинтервьюирован 21 эксперт — практикующие юристы, разработчики законов, лидеры борьбы против домашнего насилия, авторы передовых концепций в этой области и исследователи.

Хотя жертвой домашнего насилия может стать человек любого пола, законодателям стоит учитывать, что оно связано с гендерным неравенством и представляет собой злоупотребление властью. Домашнее насилие происходит во всех социальных группах и может включать в себя физическое, сексуальное, экономические и эмоциональное насилие. Совершать такие преступления могут как действующие, так и бывшие партнеры.

[1]

Россия отстает от других развитых государств во всех аспектах борьбы с домашним насилием. В стране даже нет официальной статистики пострадавших от домашнего насилия.

Читайте так же:  Раздел и порядок пользования земельным участком

Виды домашнего насилия

Физическое насилие

Физическое насилие — это прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда, страха, боли, травм, других физических страданий или телесных повреждений. Иными словами – это контроль над жертвой, оно же рукоприкладство.

Этот вид считается самым распространенным в семьях – по статистике каждую третью женщину бьет супруг или партнер. К этому виду относятся не только побои, но и удушение, причинение боли в виде ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства, а также уклонение от оказания первой медицинской помощи, депривация сна, принудительное употребление наркотиков или алкоголя. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву определяется как косвенная форма физического насилия.

Самым смертоносным форм физического насилие признано удушение. В основном это скрытая проблема, потому что отсутствуют внешние травмы. Многие штаты США даже приняли конкретные законы против удушения.

Сексуальное насилие

К сексуальному насилию относят тот момент, когда партнер принуждает свою «жертву» к сексу и иным видам сексуальных действий посредством силы, шантажа или угроз. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания. В семьях, где есть сексуальное насилие – женщина «дает», а мужчина – «берет». Принуждение к сексу под видом супружеского долга – тоже сексуальное насилие, так как никакого супружеского долга не существует. Секс в здоровых отношениях всегда происходит по обоюдному, выраженному обоими людьми, согласию, приносит удовольствие, наслаждение и радость от близости с партнером.

Самой жестокой формой сексуального насилия считается изнасилование. К последствиям относятся нежелательная беременность, заболевания, передающиеся половым путем, и психологическая травмы. У женщин, которые пережили изнасилование, в будущем возникают проблемы в постели с новым, адекватным партнером.

Согласно статистическим данным, лишь 10-12% жертв сексуального насилия в России обращаются в полицию. Об этом умалчивается, не приятно и стыдно говорить, тем более, если изнасилование произошло дома партнером.

К формам сексуального насилия относятся также демонстрация гениталий, демонстрация порнографии, сексуальный контакт, физический контакт с гениталиями, рассматривание гениталий без физического контакта, использование партнера для производства порнографии.

Психологическое насилие

Психологическое насилие – это угрозы, шантаж, манипулирование и оскорбления. Этот вид насилия происходит в основном с участием детей. Изверг использует их как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет ему подчиняться.

Психологическое насилие трудно диагностировать и практически невозможно доказать в суде. Признаки психологического воздействия редко видны, а последствия при этом могут быть чрезвычайно тяжелыми. Поначалу это обидные замечания (которые часто называют критикой), едкие шутки особенно и часто публичные, любые действия и высказывания, либо наоборот бездействие унижающее достоинство жертвы.

Если партнер запрещает встречаться с друзьями, родственниками, посещать какие-то места, работать или учиться – это тоже психологическое насилие и, значит, вы живете с абьюзером.

Тот, кто занимается психологическим насилием, часто манипулирует, угрожает, внушает чувства вины. Б

Сюда же относятся унижения и принижение значимости, обесценивание достижений партнера.

Подобная форма общения распространена не только среди супругов и партнеров, но и между родителями и детьми. Почти во всех случаях это приводит жертву к серьезным психологическим и эмоциональным проблемам, и без помощи психолога нельзя обойтись.

Экономическое насилие

Экономическое – тот случай, когда один партнер лишает другого финансовой свободы. Начинается все просто – один из партнеров/супругов полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений.

В дальнейшем это контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству. Зачастую к этому виду насилия относят даже запрет на получение образования и/или трудоустройство, и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки. Если мужчина дает деньги только на определенные товары или покупает их сам, не пускает на работу или учебу – это тоже насилие.

Когда один из партнеров сам отказывается работать – это тоже форма экономического насилия. В таком случае он заставляет другого работать за двоих или мешает его работе из-за собственных комплексов.

Выводы

Решение задач по борьбе с домашним насилием зависит только от политической воли, без которой невозможно справиться с культурными стереотипами и контекстом. Если учесть опыт и уроки других стран, Россия окажется в выгодном положении — ей не придется самой прокладывать эту дорогу.

Предотвращение домашнего насилия невозможно без масштабной реформы образования, повышения осведомленности общества о гендерном насилии и кампаний, направленных на изменение норм поведения.

По мнению опрошенных экспертов, для эффективного реформирования необходимо искать союзников на руководящих должностях в профильных органах власти, которые понимают проблему и ясно дадут понять своим подчиненным, что домашнее насилие — это сфера ответственности государства.

Полный текст доклада «Самое опасное место: обзор мер по противодействию домашнему насилию. Международный опыт» можно прочитать на сайте проекта «Правовая инициатива»

Видео (кликните для воспроизведения).

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Источники

Литература


  1. Малько, А.В. Теория государства и права / А.В. Малько. — М.: ЮРИСТЪ, 2000. — 304 c.

  2. Марченко, М.Н. Теория государства и права в вопросах и ответах. Учебное пособие. Гриф МО РФ / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2017. — 535 c.

  3. Юзефович, Р.М. Санкт-Петербург — автомобилисту. Справочник; СПб: Кронверк-Принт, 2012. — 922 c.
  4. Кабинет для девочки. Объемная аппликация. — М.: Проф-Пресс, 2014. — 10 c.
  5. Марченко, М. Н. Проблемы теории государства и права / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2012. — 766 c.
Социально психологические аспекты домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here