Социальная защита и ювенальная юстиция соотношение

3.2. Ювенальная юстиция: понятие, отечественный и зарубежный опыт

Среди ученых и юристов-практиков нет единства в понимании того, что собой представляет такой институт, как ювенальная юстиция, которую часто связывают только со специализированными судебными органами, предназначенными для рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних.

В более широком, социальном диапазоне система правосудия в отношении несовершеннолетних представляется как система защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, объединяющая вокруг суда по делам несовершеннолетних различные специализированные службы правоохранительных органов, а также органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, общественные правозащитные организации.

Специализированные судебные органы являются лишь элементом системы правосудия в отношении несовершеннолетних. В целом специалисты согласны с тем, что ювенальная юстиция – это особая система правосудия, в которой центральное звено – специализированный суд (ювенальный) – тесно взаимодействует с социальными службами как до рассмотрения дела судом, так и после вынесения судебного решения 141 .

Главное – на всех этапах правосудия обеспечить защиту прав несовершеннолетнего.

Непосредственное уголовное наказание должно стать чрезвычайной мерой для подростка. Распространенной формой правоприменительной практики, основанной на реализации в отношении несовершеннолетнего мер воспитательного воздействия, не связанных с уголовным наказанием, должно стать вынесение приговора, обязывающего подростка пройти различные социально-психологические и реабилитационные программы, направленные на его ресоциализацию 142 .

В систему ювенальной юстиции в широком понимании должны входить:

• институт ювенального суда;

• уполномоченные по правам ребенка;

• инфраструктура социальных учреждений и институт социальных работников.

Для развития ювенальной юстиции необходимо взаимодействие абсолютно всех органов, имеющих отношение к несовершеннолетним: правоохранительных структур, образовательных, общественных организаций.

Таким образом, реформа правосудия в отношении несовершеннолетних должна продвигаться в следующих направлениях:

1) реформирование российской системы судопроизводства по делам несовершеннолетних – создание института ювенального суда;

2) создание элементов системы социальной сферы (внедрение новых социальных технологий), связанных с необходимостью взаимодействия несовершеннолетних и общества;

3) системное объединение ювенального судопроизводства и его социально-правового окружения в концептуально целостную систему правосудия для несовершеннолетних – ювенальную юстицию 143 .

Основополагающим принципом при разработке системы ювенальной юстиции должно стать положение ст. 3 Конвенции ООН о правах ребенка, в соответствии с которым во всех действиях государственных, частных учреждений, суда, административных и законодательных органов, предпринимаемых в отношении детей, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению их интересов 144 .

Реформирование судопроизводства в отношении несовершеннолетних следует осуществлять с учетом как отечественного, так и международного опыта судопроизводства по делам несовершеннолетних.

Уже более 100 лет известна форма судопроизводства, с помощью которой цивилизованное государство «протягивает руку» ребенку, сделавшему неверный шаг, – особые (ювенальные) суды для несовершеннолетних.

[3]

Небывалый рост детской преступности в конце XIX – начале XX в. в Европе явился толчком к изменению системы правосудия по отношению к детям. Впервые специальный суд, занимавшийся только делами несовершеннолетних, был создан в штате Иллинойс (США) в 1899 г. Это новшество быстро распространилось по всей Америке и за ее пределами: в Великобритании (1908), Франции и Бельгии (1912), Испании (1918), Германии (1922), Австрии (1923). В 1931 г. ювенальные суды существовали уже в 30 странах.

За многие годы институт ювенальной юстиции доказал не только свою жизнеспособность, но и безусловную необходимость и востребованность.

«В Канаде, например, реабилитацией несовершеннолетних правонарушителей занимаются армии добровольцев (там это престижно!) и множество общественных организаций, которые своей деятельностью заменяют работу массы чиновников.

Одну девочку, которая совершала кражи в музыкальном магазине, взяли под присмотр несколько организаций. Они помогли ей открыть свои таланты: способствовали записи собственного лазерного диска и участию со своими картинами в выставках» 145 .

Между тем дореволюционная Россия была одним из первых государств, внедривших ювенальные суды (1910 г.). Суд активно привлекал к работе различные благотворительные общества и попечительские службы; акцент в работе делался на помощь подростку. В результате до 70 % несовершеннолетних правонарушителей «детские» суды отправляли не в тюрьмы, а под надзор попечителей, наблюдавших за их поведением. Да и сам суд рассматривался как орган социального попечения о несовершеннолетних 146 .

В 1918 г. Совнарком РСФСР отменил эту модель. Тогда были образованы комиссии по несовершеннолетним, которым фактически подчинялись суды. Участие юристов в таких комиссиях было сведено к минимуму.

В 1935 г. постановлением Центрального исполнительного комитета и Совнаркома СССР возраст ответственности для правонарушителей был снижен до 12 лет. К детям снова могли применять все виды наказаний – фактически и смертную казнь. «В целях повышения ответственности детей и родителей» упразднили комиссии по несовершеннолетним, хоть как-то защищавшим права детей. В 1941 г. был принят указ Президиума Верховного Совета СССР, распространявший ответственность детей не только на умышленные преступления, но и на преступления, совершенные по неосторожности. Оба указа действовали в СССР вплоть до конца 1950-х гг. «Даже утратив юридическую силу, эти акты надолго задали тон всей системе советского правосудия, – считает научный сотрудник Института государства и права РАН Э. Мельникова. – Отголоски этого ощущаются у нас и сейчас» 147 .

http://pravo.studio/pravo-rossii-yuvenalnoe/yuvenalnaya-yustitsiya-ponyatie-79039.html

Социальная защита и ювенальная юстиция соотношение

Ювенальное право — это отрасль российского права, состоящая из системы правовых норм, обеспечивающих юридическое регулирование общественных отношений, связанных с установлением, реализацией и гарантированием основ правового статуса ребенка в РФ, регулированием имущественных и личных неимущественных прав и свобод, законных интересов несовершеннолетних, условия их юридической ответственности.

Ювенальная юстиция -правовая основа системыучреждений и организаций, осуществляющихправосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними.

1. охранительнаый- защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников

2. Воспитательное воздействие на несовершеннолетнего

3. Социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа — в широком использовании в судебном процессе о делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название «непрофессиональный элемент».

4. Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии.

Социально-экономические условия развития молодежной сферы. Характеристика и особенности социально-экономического развития страны.

Глаболизация — роцесс всемирной экономической, политической, культурной и религиозной интеграции и унификации.

1. Молодые люди более гибкие и лучше всего приспосабляються к новым возможностям и условиям. Они являються самым образованным поколение в области инноваций, многи ездят по всему мирум для работы и учебы . Телефон и интернет позволяет поддерживать отношения с родителями и друзьями.

2. увелечение возможности в области труда , на смену физическому труду приходит информационных.

4. молодежная культура

5. информационные коммуникативные технологи

http://studopedia.ru/9_180569_yuvenalnoe-pravo-i-yuvenalnaya-yustitsiya-sootnoshenie-ponyatiy-ponyatie-i-printsipi-yuvenalnoy-yustitsii.html

Ювенальная юстиция: ее значение и роль в защите прав несовершеннолетних

Депутатова А.В.
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»
студентка 1 курса магистратуры

Ювена́льная юсти́ция ( лат. juvenālis — юношеский; лат. jūstitia — правосудие ) — правовая основа системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними [1] .

Читайте так же:  Совместно нажитое имущество супругов после развода

Система ювенальной юстиции — сеть учреждений и организаций, совместно работающих с несовершеннолетними правонарушителями, деятельность которых осуществляется на основе законоположений и процессуальных норм, регламентирующих обращение с несовершеннолетними. Эти учреждения и организации включают в себя полицию, суды, прокуроров, обвинителей, пенитенциарные учреждения, службу пробации и управления исправительных учреждений для несовершеннолетних.

Выбор темы о введении ювенальной юстиции вызван тем, что это проблема сейчас очень актуальна, т.к. насилие по отношению к детям становится довольно распространённым явлением не только в нашей стане, но и во всем мире, а также является одной из самых распространённых причин преступности несовершеннолетних. В подтверждение своих слов, приведу статистические данные. На официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ, на данный момент, за период: январь-июль 2017 года, всего по России Выявлено 23 349 несовершеннолетних лиц, совершивших преступления [2].

Цель данной работы:

  • выявить положительные и отрицательные стороны введения ювенальной юстиции;
  • обратить внимание на рост преступности несовершеннолетних;
  • познакомить с содержанием проекта о введении ювенальной юстиции в нашей стране;
  • показать отношение общества в целом и конкретно студентов РГУП к данной проблеме.

Субъектами исследования явились студенты РГУП, среди которых было проведено анкетирование по теме: «Защита прав детей».

Предметом исследования стала проблема роста преступности несовершеннолетних.

Опыт зарубежных стран и России по введению Ювенальной юстиции.

Некоторые страны уже давно пошли по пути создания специализированных составов судей по делам несовершеннолетних. Это произошло в Ирландии, Италии, Греции, Швейцарии (кантон Женева), Японии, Новой Зеландии.

Существуют две основные модели действующей за рубежом ювенальной юстиции: англосаксонскую, в которую входят Англия, США, Канада, Австралия, и континентальную, основанную на правовых системах Германии, Франции, Бельгии, Румынии, Польши и других европейских государств. Основное различие между данными системами состоит в различной подсудности судов по делам лиц, не достигших совершеннолетия. В странах, принадлежащих к англосаксонской системе, суды по делам несовершеннолетних рассматривают только те правонарушения и преступления, которые не являются тяжкими и особо тяжкими, а все дела о совершении тяжких преступлений рассматриваются судами общей юрисдикции. Напротив, в континентальных странах все виды правонарушений и преступлений несовершеннолетних подсудны только специализированным ювенальным судам и передача дел для рассмотрения судом общей юрисдикции не допускается.

Например, французы считают, что у них «не так много детей, чтобы сажать их в тюрьмы». Ввиду этого во Французской Республике функционирует только одна детская исправительная колония закрытого типа, рассчитанная на пятьсот мест. По мнению французов, главное, чтобы ребенок, совершивший проступок, осознал свою вину и не повторял содеянное. Достижение такого результата возможно в том случае, если подросток, имеющий проблемы с законом, не брошен на произвол судьбы. Такими детьми во Франции занимаются специально обученные работники социальных служб, психологи и школьные преподаватели, эффективно внедряющие в школах систему общественного порицания.

Изучение зарубежного опыта показало, что во многих развитых и развивающихся странах мира применяется новый подход к реагированию на правонарушения и преступления, совершенные несовершеннолетними, в виде так называемого восстановительного правосудия [3].

В России работа по созданию новой специализированной судебно-правовой системы защиты прав несовершеннолетних активно велась с 2005 года. Как предполагается, она должна быть представлена как государственными органами, осуществляющими правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними, так и государственными и негосударственными структурами, проводящими контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав несовершеннолетних.

В частности, был разработан проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции» от 14.02.05. Порядок внедрения в судебную систему Российской Федерации ювенальных судов определяется Федеральным конституционным законом «О ювенальных судах в Российской Федерации» и как законопроект был предложен общественными организациями. Была разработана концепция Ювенального суда г. Ростова-на-Дону (специальный судебный состав по делам несовершеннолетних районных судов города). С 2001 года в Ростовской области был запущен пилотный проект «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних», направленный на введение в судах общей юрисдикции международно-правовых стандартов ювенальной юстиции. А в марте 2004 года в Таганроге был открыт первый в России ювенальный суд [4].

Отдельные элементы ювенальной юстиции, приближенные к мировым стандартам, на сегодняшний день введены в Ростовской, Нижегородской и Саратовской областях, а также в Москве и Санкт-Петербурге. К ним можно отнести: комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав; специализированную службу, специальные работники которой оказывают помощь следователю и судье в исследовании условий жизни и воспитания несовершеннолетних и др.

[1]

Практика работы специализированных судей (на опыте Ростовской области) показала высокую эффективность уголовно-правовых мер, применяемых к подросткам. Так уровень рецидива среди подростков, осуждённых ювенальных судом составляет 3-4 %. В то время удельный вес лиц, осуждённых к лишению свободы, крайне не значителен и составляет 7,8% от общего числа лиц, дела которых рассмотрены судом (это в 2 раза меньше общероссийского показателя). Одновременно имеет место широкое применение специализированными судьями принудительных мер воспитательного воздействия (20,5%), в каждом третьем случае подросток направляется в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, что в три раза больше, чем в целом по России [5]. Все это позволяет утверждать, что введение ювенальной, юстиции позволит хотя бы в некоторой степени оградить детей от насилия со стороны взрослых, а также будет способствовать снижению детской преступности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что введение ювенальной юстиции позволит улучшить существующую систему по работе с несовершеннолетними.

Отношение подростков к проблеме введения ювенальной юстиции в РФ.

Для того, чтобы проанализировать ситуацию с проблемой защиты прав ребёнка в понимании молодёжи, среди обещающихся Российского государственного университета правосудия было проведено анкетирование, вопросы которого были связаны с этой проблемой.

Ответы показали, что студенты так или иначе связаны с проявлением насилия, большинство из отвечающих понимают всю сущность влияния воспитания родителей и говорят «НЕТ» насилию в семье: 69% опрошенных считают, что в семье недопустимо насилие, однако 23% все же допускают насилие родителей по отношению к детям, 8% затруднились ответить. Это позволяет сделать вывод о то, что представляя себя родителями, используя опыт своей семьи, молодые люди смогут воспитывать своих детей в будущем без насилия. О том же свидетельствует ответ на вопрос: «Должен ли ребёнок иметь преимущество при защите своих прав?», на которые положительно ответили 57% опрошенных. Так же, больше половины, участвовавших в опросе не считают аморальным обращение ребёнка в суд, защищая свои права при родительском насилии.

Ответ на вопрос: «Где ребёнку лучше: в неблагополучной семье или в детском доме?», показал, что студенты понимают необходимость поиска выхода из сложной ситуации, необходимость зашиты детей от насилия со стороны родителей: 61% опрощенных ответили, что ребёнку лучше в детском доме.

Интересен ответ на вопрос: «От чего зависит умение ребёнка защищать свои права?»: 41% опрошенных считают, что от воспитания, 31% — от знания законов и 28% — от желания защищать свои права. Это показывает, что студенты понимают важность влияния именно родителей на ребёнка.

Итак, проведённое анкетирование позволяет сделать вывод о том, что студенты понимаю. Суть проблемы домашнего насилия и проблемы защиты прав ребёнка правоохранительными органами. Хочется надеяться, что став родителями, сегодняшние молодые люди не перенесут негативный опыт семей своих родителей на собственные семьи. Хочется надеяться, что в случае введение ювенальной юстиции эти «новые родители» сумеют использовать ее преимущества на благо семьи, на благо воспитания детей.

Читайте так же:  Усыновление своего ребенка биологическим отцом

9 февраля 2013 года в Москве проходил первый съезд родителей, на котором выступал Президент России В.В. Путин. Он сказал, что получит 141 тысячу обращений от противников введения ювенальной юстиции. Президент заверил, что в случае введения ювенальной юстиции мнение общества будет учтено и обязательно, будут приняты во внимание российские семейные традиции.

В заключении хочется отметить, что проблема нарушения детско-родительских отношений не является чем-то новым и исключительным для современного общества. Она существовала всегда. Но в последнее время она становится особенно актуальной по причине роста детской преступности и увеличения количества детей, выключенных из активной социальной жизни общества и нашедших себе «психологическое убежище» в употреблении наркотических препаратов и других асоциальных формах поведения, истоки которых связаны с семьёй и нарушение семейных отношений.

С учётом того, что корни большинства проблем личности ( особенно в период становления) следует искать в семье, назрела острая необходимость разработки специальных мер для защиты прав детей, средством чего вполне может стать введение системы ювенальной юстиции. При этом, конечно, нужно понимать, что система зашиты детей должна быть построена на нашей культуре, наших ценностях, и ввести ее можно только после широкого общественного обсуждения.

[1] К. М. Никитина — М., Ювенальная юстиция (учебное пособие), 2008 — С. 12.

http://femida-science.ru/index.php/home/vypusk-6/item/198-yuvenalnaya-yustitsiya-ee-znachenie-i-rol-v-zashchite-prav-nesovershennoletnikh

2. Ювенальная юриспруденция, ювенальная юстиция, ювенальное право: понятия и их соотношение

Зачастую возникает путаница среди трех основных принципиально различных по смысловой нагрузке понятий: ювенальная юриспруденция, ювенальная юстиция, ювенальное право [57] . От чего такое происходит? Козьма Прутков говорил: «Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий» [58] .

Данные термины в настоящее время не имеют легального закрепления в российском законодательстве. На первый взгляд может показаться, что указанные выше понятия схожи между собой и очень близки. Однако при тщательном скрупулезном рассмотрении обнаруживаются существенные различия. Термин «ювенальная юриспруденция» в научной литературе имеет ряд толкований. С точки зрения лексической интерпретации ювенальную юриспруденцию следует рассматривать как совокупность наук о ювенальном праве, ювенальное правоведение, ювенальную практическую деятельность юристов.

В.И. Даль в своем знаменитом толковом словаре пишет: «юриспруденция – наука о государственном праве, о государственных законах» [59] . Применительно к ювенальной юриспруденции толкование выглядит так: ювенальная юриспруденция есть наука о ювенальном государственном праве, о ювенальных законах.

Ученые‑правоведы дают несколько иную трактовку, которая, на наш взгляд, является более предпочтительной. Ювенальная юриспруденция – это комплексная юридическая дисциплина, основанная на нормах ювенального права, представляющая собой совокупность наук о праве, направленных на регулирование общественных отношений, которые складываются в процессе деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, а также негосударственных общественных организаций в сфере профилактики правонарушений, беспризорности, безнадзорности и защиты прав, свобод, законных интересов несовершеннолетних.

Ювенальная юстиция – понятие не новое. Оно появилось в обиходе с 1899 года в США в связи с созданием первого суда по делам несовершеннолетних. В России такой суд и ювенальная юстиция возникли в 1910 году и прекратили своё существование в 1917 году в связи с изменениями политического строя. К воссозданию данного института вернулись в 1997–2000 годах, как отмечает в своих работах Э.Б. Мельникова [60] .

В этом общественном процессе проявилась определённая особенность: разработчики – не юристы расширяют теоретическое и практическое пространство ювенальной юстиции, перенося акценты на соответствующие медицинские, психологические, социальные службы помощи детям и подросткам, забывают о центральном звене ювенальной юстиции – суде, о чём должны всегда помнить юристы‑профессионалы и учёные.

Очевидно, что ювенальная юстиция в России – это прежде всего правосудие по делам несовершеннолетних, где центральным звеном является суд.

Понятие «ювенальная юстиция» во всём мире связывают также с главным её звеном – суда по делам несовершеннолетних, что определяет понятие юстиции как правосудия. Например, в «Пекинских правилах», о которых мы будем говорить ниже, оригинальная английская версия – Juvenile Justice – в аутентичном русском тексте переводится как «правосудие в отношении несовершеннолетних» [61] .

Понятие «ювенальная юстиция» имеет ещё несколько формулировок в отечественной научной литературе.

В словаре иностранных слов А.Г. Спиркина, отмечается, что ювенальная юстиция – это правопорядок, система судебных учреждений, судебное ведомство [62] .

В толковом словаре живого великорусского языка В.И. Даль пишет, что юстиция есть правосудие. Следовательно, ювенальная юстиция представляется как правосудие в отношении лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста.

А.В. Заряев и В.Д. Малков определяют ювенальную юстицию как систему особых органов отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, а также систему специальных правил, применяемых к ним [63] .

Е.Г. Слуцкий предполагает, что ювенальная юстиция – совокупность правовых механизмов: медико‑социальных, психолого‑педагогических и реабилитационных, а также иных процедур и программ, предназначенных для обеспечения наиболее постоянной защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, а также лиц, ответственных за их воспитание, реализуемых системой государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций [64] .

Очевидно, что большинство ученых, сходятся на определении ювенальной юстиции как судебной системы по делам о несовершеннолетних.

На наш взгляд, под ювенальной юстицией следует понимать специализированную судебную систему для несовершеннолетних и деятельность этой системы, т. е. правосудие, по делам лиц, не достигших возраста 18 лет.

[2]

Ювенальное право – понятие неоднозначное. Это относительно новое явление в системе российского права. Это явление спорного характера. Современная научная литература предлагает несколько толкований термина «ювенальное право». Так, А.В. Заряев, В.Д. Малков считают, что ювенальное право – комплексная отрасль российского права, объединяющую в себя системы правовых норм, которые формируют субъективные права, юридические обязанности, охраняемые законом блага и интересы ребенка, конкретизируют причины и основные механизмы их защиты, а также устанавливают полномочия ряда государственных органов в отношении несовершеннолетних и направления деятельности органов ювенальной юстиции [65] .

Е.Г. Слуцкий полагает, что ювенальное право – это система общеобязательных социальных норм, находящихся под охраной государства и обеспечивающих юридическое регулирование, связанных с проблемами обеспечения жизнедеятельности ребенка, его развития, защиты от любой формы посягательства, а также регламентацию выполнения присущих ему обязательств [66] .

В.И. Даль пишет, что право – наука законоведенья. [67] Следовательно, ювенальное право – наука ювенального законоведенья, или одна из ветвей (ювенальная) науки о законоведенья.

Таким образом, ювенальное право представляет собой совокупность правовых норм, направленных на регулирование общественных отношений, складывающихся в области профилактики правонарушений, беспризорности, безнадзорности и защиты прав, свобод, законных интересов лиц, не достигших возраста 18 лет.

Уяснив существо понятий ювенальной юриспруденции, ювенальной юстиции, ювенального права, следует определить их соотношение. Тем самым, окончательно проявится их природа. Итак, самым широким и объемным понятием является ювенальная юриспруденция, о чем говорилось выше. Ювенальная юриспруденция включает в себя систему иных отраслей права и юридических наук, среди которых, безусловно, и ювенальное право, а также практическую деятельность многочисленных субъектов по защите прав несовершеннолетних и профилактике правонарушений, совершаемых ими; деятельность по борьбе с беспризорностью и безнадзорностью несовершеннолетних.

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, очевидно, ювенальное право является частью ювенальной юриспруденции наравне с другими науками.

Читайте так же:  Закон вступил в силу материнский капитал

Ювенальная юстиция погружена в сферу регулирования ювенального права. Заметим, что ювенальная юстиция, в центре которой суд, является тем звеном, которое окружают различные правовые и неправовые институты. (См. Рис. 1)

Тем самым, четко вырисовывается взаимовложенность указанных элементов (См. Рис. 2), позволяющая сделать вывод о том, что все вместе они представляют собой сложную, комплексную, четко структурированную систему, направленную на защиту прав, свобод, законных интересов ребенка и осуществление мероприятий по профилактике и предупреждению правонарушений несовершеннолетних, пресечению безнадзорности и беспризорности лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста.

http://pravo.studio/pravo-rossii-yuvenalnoe/yuvenalnaya-yurisprudentsiya-yuvenalnaya-74447.html

Система ювенальной юстиции в России есть и действует

Сенатор Елена Мизулина, ставшая голосом родительских организаций, представила альтернативный доклад по практике изъятий детей в стране

Родительская общественность берет дело по защите семей и детства в собственные руки.

Доклад, который не спрятали от общества

В частности, на основании мониторинга проблемы общественниками был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка.

Однако судя по риторике последней, предоставленная родительскими организациями информация в официальный доклад не вошла, а само содержание итогового документа не предано огласке и по сей день.

Поэтому общественники, кстати, вышедшие из общественного совета при детском омбудсмене пошли ва-банк, председатель комиссии Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина решила представить содержание «альтернативного» доклада широкой общественности.

В частности, сенатор сообщила о том, что в России из семей ежедневно изымают 850 детей, в год же — более трех тысяч! Причем 740 детей из 850 изымаются с формулировкой «временно». Но по имеющейся статистике, в семьи возвращаются только 38 процентов ребятишек.

Растет и число случаев помещения отобранных детей в медицинские учреждения «по заявлениям родителей». На самом деле к этому неискушенных в знании собственных прав и законодательства взрослых принуждают представители государственных служб под формулировкой «в больнице им будет лучше, чем в приюте». Причем нередко подобные заявления подаются постфактум — уже после помещения ребенка в стационар.

При подготовке доклада был проведен комплексный анализ 150 действующих законодательных актов, изучены 44 региональных регламента, и эксперты временной рабочей группы по совершенствованию Семейного Кодекса пришли к однозначному выводу, что система ювенальной юстиции в России не только создана, но и успешно внедрена во все сферы, которые касаются семьи и детей, прокомментировала ситуацию Елена Мизулина.

По ее словам, только лишь изъятиями несовершеннолетних она не ограничивается, система предлагает узаконенные способы контроля за семьей с несовершеннолетними детьми и вторжения в семью, характеризуется наличием замещающей среды — институтов, куда ребенка можно поместить временно. В результате сформировалась гигантская сеть учреждений и органов. Сейчас их уже более шести тысяч, и все они находятся на гособеспечении. Причем речь идет о триллионах рублей.

Саморазрушение за собственные деньги

Таким образом, разрушая институт семьи, государственная машина работает себе в убыток. Даже приемная семья, в какие нередко помещают изъятых детей, обходится бюджету, а, следовательно, налогоплательщикам в семь раз дороже, чем среднестатистическая обычная семья с двумя детьми вместе со всеми пособиями и маткапиталом. Ну а содержание ребенка в детдоме дороже господдержки обычной семьи уже в восемь раз.

Тем не менее маховик ювенальных репрессий запущен, его механизм работает вовсю и, по информации Елены Мизулиной, на острие атаки сейчас находятся малоимущие семьи, семьи, проживающие в коммунальных квартирах, семьи, находящиеся в состоянии развода, а также многодетные семьи — 25 процентов изъятий происходит именно оттуда.

«В преддверии летних отпусков хотела бы предостеречь и родителей, оставляющих своих детей на бабушек и дедушек, — сообщила сенатор в ходе общения с журналистами, приуроченного к выходу альтернативного доклада. — Вы тоже в зоне риска!»

По действующему законодательству бабушка и дедушка не являются законными представителями ребенка, поэтому и случаи, когда у них забирают внуков — не редки, предупреждает сенатор.

Какого детства десятилетие?

Странная ситуация. С одной стороны, лидер страны объявил грядущее десятилетие «десятилетием детства», с другой — государственные чиновники и служащие, в том числе и те, кому президент поручил это направление, делают все, что чтобы нормального детства у многих детей России просто не было.

На сегодняшний день научно-экспертный совет при временной рабочей группе по совершенствованию Семейного Кодекса подготовил поправки в существующее законодательство.

По словам Мизулиной, это — три поправки в действующий Семейный Кодекс.

Одна из них касается определения оснований для лишения и ограничения родительских прав, отмены института отобрания ребенка. Вторая говорит об установлении гарантий прав усыновителей. Третья поправка определяет приоритет кровной родственной опеки, когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, приоритетно должен отдаваться в семью родственников, а не чужих людей. И, наконец, разработан законопроект, вносящий изменения в Уголовный Кодекс и предусматривающий установление ответственности за незаконное изъятие детей из семей.

Таким образом, битва за наших детей продолжается, и очевидно, что она будет тяжелой, поскольку даже явные союзники, соратники и единомышленники внезапно оказываются очарованными «продвинутыми финскими методами».

Впрочем, в России редко когда бывало легко, и опыт, когда вне домов и семей из детей расстрелянных «помещиков, белогвардейцев, кулаков и буржуев» лепили идейных строителей коммунизма, у нее уже был. Задачи новых адептов идеи системного разрушения семей пока не ясны, но каковы бы они ни были — однозначно они преследуют цель очередного удара по нашим многовековым традиционным ценностям, в число которых входит и семья. Посему для того, чтобы «десятилетие семьи» не превратилось в «десятилетие изъятия детей из семьи», нужно бороться денно и нощно, не отступая ни на шаг.

http://tsargrad.tv/articles/sistema-juvenalnoj-justicii-v-rossii-est-i-dejstvuet_66152

§ 3. Принципы ювенальной юстиции

Это те принципы, которые определяют особенности ювенальной юстиции и отличают ее от юстиции общей (общеуголовной, общегражданской). Оценивая специфические принципы ювенальной юстиции, необходимо сравнивать их с принципами общего правосудия.

Специфическими принципами ювенальной юстиции являются следующие:

Преимущественно охранительная ориентация ювенальной юстиции. Этот принцип специфичен, так как ювенальная юстиция создавалась и действует до наших времен преимущественно как уголовное правосудие, задачи которого чаще ассоциируются с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, а не с преимущественной защитой тех, кто совершил преступление. И вместе с тем уже при рассмотрении правовой базы ювенальной юстиции — несовершеннолетия — можно отметить выдвижение на первый план именно охранительной функции последней. Обратите внимание на одну историческую особенность, объясняющую такую направленность ювенальной юстиции: исторически суд по делам несовершеннолетних создавался как суд, решающий двуединую задачу — защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников. С развитием ювенальной юстиции ее охранительная функция все более укреплялась.

В современном судебном процессе стран, где функционирует ювенальная юстиция, повышенная судебная защита предусмотрена для всех несовершеннолетних, оказавшихся в орбите правосудия, независимо от их процессуального положения (с учетом российской терминологии — подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, свидетелей, потерпевших).

Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах: прямой протекционизм (например, уменьшение, только по факту несовершеннолетия, на определенную часть размера наказания, указанного в статье УК), дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовнопроцессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет). Во многих странах закон предписывает проводить закрытые заседания суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или о преступных посягательствах на них. Провозглашение преимущественного применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия, а не наказания — это тоже проявление охранительной функции ювенальной юстиции. Обратите внимание на то, что воспитательное воздействие на несовершеннолетнего, проходящее через весь судебный процесс, и относят к самостоятельному принципу ювенальной юстиции, равно как считают принципом уголовного права в

Читайте так же:  Критерии жестокого обращения с детьми

отношении несовершеннолетних (принцип воспитуемости) (подробнее см. лекцию V).

Социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа — в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социальнопсихологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название «непрофессиональный элемент».

Хотелось бы обратить внимание на то, что сложившаяся в западных странах, где есть суды для несовершеннолетних, система вспомогательных неюридических органов оценивается нами нередко как центральное звено ювенальной юстиции. Еще раз стоит подчеркнуть, что такая позиция не соответствует концепции и философии ювенальной юстиции. Тем не менее, рассматриваемый «непрофессиональный элемент» органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения личности несовершеннолетних именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция (подробнее см. лекцию VI).

Диапазон использования неюридических познаний в ювенальной юстиции в некоторых странах очень велик. Так, французский уголовный

процесс предусматривает специальное социальное исследование в делах несовершеннолетних и формирование на его базе так называемого второго досье несовершеннолетнего, где собраны все социальные и психологические характеристики самого несовершеннолетнего и его деяния, а также окружающей его микросреды.

Максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции. Судопроизводство по любому делу, а не только по делу несовершеннолетнего, имеет сугубо индивидуальные цели, поскольку каждое преступление — акт индивидуальный, как индивидуальны уголовная ответственность и наказание за него.

Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии.

Так, концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, что не вяжется с традиционным представлением о строго регламентированной в законе судебной процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних, оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам.

Велико значение принципа индивидуализации и для осуществления других принципов ювенальной юстиции. В литературе он оценивается как синтезирующий все остальные принципы ювенальной юстиции. И с этим нельзя не согласиться. Трудно представить, как без максимальной индивидуализации будет реализовываться в ходе процесса возрастная специфика, преимущественно охранительный режим, использование упомянутых рекомендаций неюридических служб и принятие судом решений об этом использовании. Очевидно, что неформальный характер процедуры — основа индивидуализации судебного процесса в суде для несовершеннолетних — должен быть согласован и с общими процессуальными правилами, но не должен быть ими «задавлен», иначе судебная процедура войдет в конфликт с динамичным участником процесса —

несовершеннолетним, что снизит эффективность правосудия.

http://pravo.studio/pravo-rossii-yuvenalnoe/printsipyi-yuvenalnoy-yustitsii-74287.html

Ювенальные времена

Ювенальное лобби празднует победу над родителями, которым новый закон под страхом уголовного преследования запретил воспитывать своих детей

3 июля 2016 года в России был окончательно принят закон «о шлепках», вызвавший огромный общественный резонанс.

Официально закон называется «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и предполагает декриминализацию, т.е. отмену уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести.

Закон был подготовлен в ответ на просьбу Президента России, высказанную им в послании Федеральному собранию в декабре 2015 года, поддержать инициативу Верховного суда о декриминализации уголовного законодательства.

В первом чтении законопроект № 953369-6, действительно, содержал позиции «экономии уголовной репрессии», но уже ко второму чтению с ним стали происходить «чудесные» изменения, в результате которых в статье 116 внезапно возник диаметрально противоположный смысл, появилось абсурдное и нелогичное наказание: за большее преступление — максимально мягкое, за малое преступление — чрезвычайно суровое, и, самое главное, образовался новый, никогда ранее не существовавший, субъект преступности — «близкое лицо»,

Содержание этого понятия раскрывается там же: «Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство» (п. 4 ст.1).

Родственник — значит преступник

Впервые в Уголовном кодексе появился новый, специальный состав преступлений, приравненный к преступлениям, совершённым «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды» — это преступления в отношении членов семьи, близких родственников и свойственников.

И впервые за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (а степень выраженности и интенсивность боли законом не оговаривается), но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц», законом было установлено весьма серьёзное наказание.

Итак, за причинение физической боли без последствий, в том числе за шлепок или наказание ребёнка ремнём, родителя будут ожидать «обязательные работы на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет».

Это прямо указывает на репрессивный характер законопроекта по отношению к социальной группе под названием «родители»; такая норма позволяет лишать свободы тех из родителей, кто посмеет наказать ребёнка «без вреда его здоровью», что может подразумевать символическое наказание ремнём или даже банальный шлепок.

Ещё одна чрезвычайно важная поправка в тексте закона — в ст. 20 УПК — переводит побои из дел частного обвинения в дела частно-публичного обвинения. Это означает, что у правоохранительных органов, обязанных прекращать дела о побоях между родственниками в связи с примирением сторон, после принятия поправок такой обязанности не будет, и любое подобное дело, даже будучи начатым по заявлению постороннего лица, ни под каким предлогом прекращено не будет. Другими словами, попал по любому, даже ложному, доносу под прицел, заявила скандальная соседка, что ты жену избиваешь или над ребёнком измываешься — маховик запускается, и суд неизбежен, даже если в итоге ни у кого никаких претензий к тебе нет.

Несмотря на законы

Антисемейные поправки законопроекта уничтожают конституционное право родителей на воспитание детей (ст. 38), нарушают ст. 63 Семейного кодекса РФ, которая гласит, что «родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей; родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей», нарушают раздел III Концепции государственной семейной политики в РФ на период до 2025 года (утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. №1618-р), которая требует «создания условий для повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи».

Читайте так же:  Есть ли в россии ювенальная юстиция

Новая редакция указанных статей закона также вступает в грубое противоречие с п. 76, 78 Стратегии национальной безопасности (Указ Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно которым защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности».

В национальной традиции нашего народа есть право родителей на ограниченное, с любовью, физическое наказание ребёнка в случае его упорного непослушания и хамства, что определяется свидетельствами Священного Писания и подтверждается накопленным педагогическим опытом.

Как зовут ошибку

Принятие указанных поправок в ст. 116 УК и ст.20 УПК — громадная трагическая ошибка для государства, для общества, для нации. Когда-то уже было сказано, что «у каждой ошибки должны быть фамилия, имя и отчество», и значит, для её исправления есть смысл назвать поимённо лиц, к ней причастных.

Список открывает председатель Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, который и внёс во второе чтение законопроекта № 953369-6 скандальные поправки.

Это действие для него вовсе не было случайным: ещё в далёком 2007 году депутат Крашенинников единолично внёс в Государственную Думу самый настоящий ювенальный законопроект N 485737-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в части уточнения порядка отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью)» и два года добивался его принятия.

Законопроект предусматривал введение ускоренного порядка отобрания ребёнка у родителей — в трёхдневный срок, в закрытом судебном заседании, и только огромным напряжением сил неравнодушной общественности и даже ряда думских депутатов удалось остановить его принятие.

Нынешние поправки, внесённые Крашенинниковым — это элементы пресловутого закона «О семейно-бытовом насилии», который лоббисты ювенальной юстиции организованно и массово продавливали в течение нескольких последних лет.

Среди особо активных лоббистов закона о насилии в семье в первую очередь следует отметить председателя Общественного Совета по правам человека Михаила Федотова и его соратников, в частности, Светлану Айвазову, а также думского депутата Салию Мурзабаеву и её рабочую группу по разработке закона: юриста Мари Давтян, эксперта Светлану Айвазову (всё ту же) и др., при самой активной поддержке сенатора Валентины Петренко.

Сражение сенаторов

Голосование по законопроекту № 953369-6 в Совете Федераций 29 июня 2016 г. обозначило новых «игроков» на ювенальном поле: представлял законопроект сенатор Андрей Клишас, который горячо защищал правильность антиродительских поправок и утверждал, что «это — важный закон, направленный на защиту традиционных ценностей»; сенатор Ольга Ковитиди предложила «сначала посмотреть правоприменительную практику» (то есть в порядке эксперимента отправить десяток-другой родителей в тюрьму), поскольку, по её мнению, «закон своевременный и правильный»; не осталась в стороне и сенатор Валентина Петренко, которая призвала «не допустить того, чтобы избивались дети», и «не опуститься до первобытного строя, когда можно было ещё и съесть человека или там ребёнка»; сенатор Лилия Гумерова, уже отметившаяся ранее защитой т.н. беби-боксов, призвала срочно ввести «правосудие, дружественное к детям», и обвинила общественность, выступающую против обсуждаемого законопроекта, в том, что в отличие от неё самой, «они (общественники) ничего общего с защитой детства не имеют»; сенатор Людмила Косткина, утверждала, что «насилие в семье — огромная проблема для Российской Федерации», и поэтому закон нужно срочно принимать.

О своём несогласии с законопроектом с разной степенью эмоциональности на заседании заявили сенаторы Светлана Горячева, Вячеслав Мархаев, Елена Мизулина, и их выступления стали причиной раздражения и даже гнева сенаторов Клишаса и Петренко.

Обсуждение носило бурный характер, и, подводя его итоги, спикер Валентина Матвиенко предложила закон срочно принять, а по указанным статьям создать согласительную комиссию (предложение С.Горячевой) и включить в неё для работы сенаторов А.Клишаса и Е.Мизулину, чтобы обсудить противоречия и подготовить поправки в ст. 116 УК и 20 УПК, «конечно, если в ходе работы комиссии выяснится, что они всё-таки нужны».

О компетентности

Сенаторы, выступавшие за ювенальные поправки, демонстрировали удивительную неосведомлённость в данном вопросе. Так, нелишней для них будет информация, что «правосудие, дружественное ребёнку» — понятие, которое ювенальные лоббисты во всём мире употребляют именно для обозначения ювенальной юстиции, с целью для придания ей подобия некоего благообразия; это понятие — безошибочный ювенальный маркер, и такие вещи сенаторам, обсуждающим ювенальные законы, знать необходимо, а не знать — стыдно.

Также ни одному политику не делают чести ходульные фразы типа «может, ещё позволим есть детей» или ювенальные штампы «семья — это место насилия» и «ужасающая статистика насилия в российских семьях».

Неосведомлённость, некомпетентность, отсутствие достоверной информации и «каша в голове» из хаотичных представлений о предмете разговора характерна и для других сенаторов. Так, Антон Беляков, неожиданно выступивший против скандальных поправок, заявил, что хотя сам и является одним из авторов закона о семейно-бытовом насилии, разработанного вместе с Общественным Советом по правам человека, но в данных поправках он как раз видит признаки ювенальной юстиции и поэтому выступает против них. Понять, что обсуждаемые ювенальные поправки — всего лишь часть разработанного им же закона о семейно-бытовом насилии, для сенатора оказалось сложно.

Ювенальная эпоха

Итак, в России впервые принят самый настоящий и неприкрытый ювенальный закон, и нужно признать, что общественность не успела отразить этот удар.

Российское общество вошло в новую стадию развития; впереди -отмена презумпции невиновности, массовая дискриминация социальной группы под названием «родители», официальное огосударствление детей.

Началась ювенальная эпоха, и отныне родителям будет запрещено самим воспитывать своих детей, самим выбирать способы воспитательного воздействия в зависимости от ситуации и необходимости, и самим решать, что хорошо, а что плохо для их ребёнка. Всё это им теперь расскажут суровые и властные тётеньки из органов опеки, которые потребуют беспрекословного исполнения родителями каждой буквы из их новых инструкций и будут зорко выискивать самые маленькие намёки на синяки у их непоседливых детишек.

Институт семьи в России ждёт уничтожение воспитательной традиции, разрыв эмоциональных связей, потеря контроля над детьми, разрушение иерархии отношений, вынужденный детоцентризм, прагматизм и узаконенное потребительство.

В стране будет создан механизм жёсткого репрессивного контроля над семьёй, станет расширяться институт социального сиротства. Как следствие, государство неизбежно встретится с атомизацией общества и враждебностью населения.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://ruskline.ru/analitika/2016/07/08/yuvenalnye_vremena

Литература


  1. Чашин А. Н. Квалификационный экзамен на адвоката; Дело и сервис — М., 2010. — 544 c.

  2. CD-ROM. Теория государства и права. Электронный учебник. Гриф МО РФ. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2006. — 577 c.

  3. Гусева, Т. А. Государственная регистрация юридических лиц (+ CD-ROM) / Т.А. Гусева, А.В. Чуряев. — М.: Деловой двор, 2008. — 232 c.
  4. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Том 1 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 546 c.
  5. Грот, Н.Я. О нравственной ответственности и юридической вменяемости / Н.Я. Грот. — Москва: ИЛ, 2017. — 144 c.
Социальная защита и ювенальная юстиция соотношение
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here