Швейцария ювенальная юстиция

Из истории ювенальной юстиции, или триллер 20 века.

Целые поколения украденных у родителей детей обнаружены правозащитниками в Швеции, Австралии, Норвегии, Англии и Ирландии. Одновременно выясняются подробности истории, как 60000 женщин были принудительно стерилизованы с 1936 г. по 1976 г. в Швеции.

Шведские юристы из Скандинавского комитета по правам человека и по защите прав семьи в странах Северной Европы утверждают, что это — социальная инженерия.

Когда принудительная стерилизация женщин не смогла остановить рождаемость, тогда в середине 70-х в Парламент Швеции ввел ювенальную юстицию — принудительную конфискацию детей у кровных родителей.

Шведское государственное телевидение (SvT2) показало документальный фильм » Украденное детство «, в котором сообщалось, что около 100 тысяч шведских детей были насильственно ИЗЪЯТЫ из кровных семей и помещены в приюты, приемные семьи и детские дома ШВЕЦИИ. Жизни многих из этих «украденных» у родных родителей детей были ИСКАРЁЖЕНЫ по воле государства.

Этот телевизионный документальный фильм в настоящее время привел к тому, что шведское правительство начало официальное расследование серьезных преступлений государственной шведской системы «защиты детей» (шведской службы опеки).

«Государство Швеция должно принести свои извинения всем бывшим узникам детских домов, приютов и приемных семей, насильственно разлученными с родными родителями,» — сказал министр социальных услуг Швеции Морган Йоханссон.

Шведские правозащитники рады, что шведское правительство начало расследование преступлений в системе детских домов, приемных семей и приютов страны. Однако члены Скандинавского комитета по правам человека, по защите прав семьи в странах Северной Европы отмечают, что начало расследования стартовало в Швеции слишком поздно.

К сожалению, «Украденные поколения» обнаружены не только в Швеции, но и в других странах. Другие страны также уже начали расследование преступлений, которые совершались в отношении детей, насильственно вырванных из рук кровных родителей и перемещенных системой в госучреждения и частные приюты.

АВСТРАЛИЯ была первой страной, которая отважилась исследовать ужасы и преступления, а также нечеловеческие условия, в которые были перемещены дети аборигенов, насильственно изъятые от своих родных родителей.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Исследования об австралийском украденном поколении были начаты в декабре 1995 года. А доклад «Вернем их домой: «Украденные дети» был представлен в ООН в 1996 — 1997 гг. и шокировал мировую общественность размахом преступлений местной службы опеки. Организация Объединенных Наций официально называет то, что произошло в Австралии с украденным поколением — геноцидом. Австралийское правительство было вынуждено извиниться перед детьми — бывшими узниками австралийских приютов и детдомов.

В Англии и Уэльсе Ватерхаузская комиссия (1996 — 1998), организованная бывшим лидером Тори Уильямом Хейгом, представила свой доклад «Ватерхаузский отчет» в 2000 году. Lost in care — The Wales Child Abuse Scandal and the Waterhouse Report. Речь в этом докладе шла об украденном поколении в Англии и Уэльском скандале о преступлениях в отношении детей, которые были насильно вырваны из кровных семей и сгинули в приютах по воле государства в Англии.

В 2001 году дети — бывшие узники детских домов в Бергене (Норвегия) потребовали возмещения и компенсации за злоупотребления и насилие, которые они испытали в детдоме, в то самое время когда они, насильственно вырванные из рук кровных родителей, были помещены под опеку государства Норвегия. Эти многочисленные обращения жертв насилия в системе Барневарн (служба опеки, служба защиты детей в Норвегии) поначалу привели к старту широкомасштабного расследования, проведенного Комитетом Befring, который обнаружил, что систематические злоупотребления и насилие действительно процветало в норвежских детских домах и тех учреждениях, куда помещали насильственно изъятых у кровных родителей детей. Окрыленные надеждой быть услышанными жертвы-узники детдома в Бергене даже подали в суд Королевства Норвегии за «Украденное детство», но в 2013 году расследование Бергенского дела так и не завершено.

В Ирландии правительство выделило миллиарды для того, чтобы предоставить компенсацию детям-бывшим узникам детских домов. Было организовано несколько расследований вокруг того, что происходило, когда католическая церковь систематически подвергала детей насилию и злоупотреблениям. Существует огромное количество докладов и исследований, подтверждающих, что все дети, кто был вырван из рук кровных родителей и насильственно помещен в частные или госучреждения, имеют право на возмещение ущерба за «Украденное детство».

Узникам детдомов были выплачены компенсации. Пострадавшим, а также их супругам и детям предоставлялась экономическая поддержка через Государственное агентство NOVA.

Европейский суд по правам человека в Страсбурге во многих случаях обнаружил в Швеции виновных в нарушении прав детей и членов их кровных семей — а именно в нарушении фундаментального «Права человека на частную и семейную жизнь». Первый случай был Олссон против Швеции , в 1982, где решающую победу одержала адвокат и бывший врач, г-жа Сив Вестерберг , которая впоследствии выиграла еще несколько дел по злоупотреблениям шведской службой госопеки по отношению к детям. Несмотря на все эти приговоры против Швеции мы переживаем вал случаев, когда дети без нужды отбираются (крадутся) у родителей в Швеции сегодня и помещаются под опеку государства.

Скандинавский комитет по правам человека, по защите прав семьи в странах Северной Европы был восстановлен в 1996 году г-жей Сив Вестерберг в отчаянной попытке предотвратить распространение подобных случаев, представленных как «Украденное детство» и современных случаев краж детей у родителей в Швеции.

В августе 1998 года прокурор Леннарт Хане , яростный противник шведской системы отъема детей, написал письмо министру юстиции и министру социальных дел Швеции с требованием компенсации всем жертвам государственной службы Швеции по социальным услугам (служба опеки). В ноябре 1998 года Сив Вестерберг и я, Руби Харролд-Клаессон, встретился с юридическим секретарем в Европейском суде по правам человека в Страсбурге, с целью обратить его внимание на тот факт, что вместо топтания вокруг да около права на свидания кровных родителей с украденными государством их родными детьми следует прежде всего осознать, что разделение детей с их родителями должно рассматриваться как нарушение статьи 8 Европейской конвенции о правах человека.

Читайте так же:  Ребенка обижают в школе 1 класс

В 1990-х в шведских СМИ бушевала дискуссия о законе о принудительной стерилизации, касающиеся около 60000 женщин, которые были принудительно стерилизованы между 1936 — 1976.

Эти женщины были признаны непригодными к материнству, потому что они были инвалидами, в соответствии с данными медико-социальной экспертизы. Сразу как только закон о принудительной стерилизации женщин в Швеции был отменен в середине 1970-х годов Шведский Парламент тут же принял новый закон о насильственном изъятии детей из кровных семей — под опеку государства. Когда шведские парламентарии не смогли заставить взрослых женщин не рожать детей, тогда законодатели украли их детей и поместили их в более «подходящие» приемные семьи. С этого времени ново-шведский термина «Семейный дом» был введен в употребление.

Правозащитники Швеции рады, что правительство Швеции начало расследование Условий для детей-бывших узников детских домов. Это крайне важно. Однако шведские правозащитники требуют, чтобы шведское правительство расследовало и современные преступления в отношении нынешних узников детдомов Швеции — десятков тысяч детей и молодых людей, которые сейчас живут вне родного дома — в приемных семьях, приютах и детдомах Швеции.

Смерть ребенка в приемной семье

14-летний Даниэль Сигстрём умер в своей приемной семье 24 апреля 1992 года. С тех пор много других детей умерло в приемных семьях, куда их поместили после насильственного изъятия у родной семьи. В деле о смерти в шведской приёмной семье Даниэля Сигстрёма было обнаружено более 100 серьезных судебных ошибок, но ни один из тех, кто изымал ребенка у матери или издевался над ним в приемной семье, до сих пор не наказан. Родная мать мальчика после смерти сына была обязана судом — выплатить Швеции компенсацию в размере около 1 миллиона шведских крон. В конце концов женщина не выдержала издевательств и ушла из жизни.

Кроме того, некоторые родители, например как в Деле Гётена были вынуждены взять своих детей и бежать из Швеции, чтобы защитить свою семью от разрушения корыстолюбивыми социальными работниками и нечистоплотными административными судами .

Тысячи шведов, которые рассказали, что они подвергались физическому насилию и жестокому обращению в государственных детских домах и приемных семьях на протяжении десятилетий с 1950-х годов получили от официальных лиц обещание на рассмотрение их запроса в четверг.

Кабинет министров сказал, что будет расследовать все случаи насилия над приемными детьми, которые достигли своего пика в 1940-х и 50-х годах, когда рвение Швеции по программам социальной инженерии было нацелено на то, чтобы детей одиноких или бедных женщин разлучить с кровной семьей и превратить в государственное сырьё .

Этот скандал также может привести к извинениям и компенсациям, аналогичным вышеупомянутому, но случившемуся в 1990-х, когда около 60 000 женщин, были принудительно стерилизованы между 1936-76 г.г. а после этого признаны непригодными к материнству, потому что они стали инвалидами.

Шведское правительство заявило, что оно будет расследовать утверждения, что многие тысячи детей, помещенные в приемные семьи в десятилетия после Второй мировой войны, систематически подвергались насилию и избивались.

Всемирный конгресс по ювенальной юстиции.

В России различают ювенальную юстицию в широком и узком смысле слова:

  • в узком смысле — это правосудие, дружественное детям, или специализированная ветвь судебной системы;
  • в широком смысле — это совокупность правовых механизмов (медико-социальных, психолого-педагогических и реабилитационных и др. процедур и программ), предназначенных для обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, реализуемых системой государственных, коммерческих и пр. органов, учреждений и организаций.

Из истории борьбы с ювенальной юстицией. Митинг в Германии, 2013 год

3 июня 2013 года во Франкфурте прошла очередная демонстрация против произвола Югендамта – главного немецкого органа ювенальной юстиции – Агентства по делам молодежи. Это мероприятие было организовано жертвами ювенальной юстиции Германии – родителями, у которых Югендамт отнял детей под надуманными предлогами. Некоторые из них пришли со своими родственниками, адвокатами.

Подобные события проходят в Германии регулярно, так как, к сожалению, ювенальная юстиция стала уже неотъемлемой частью западного общества. О демонстрациях, проходивших минувшей осенью в Германии, мы рассказывали в наших публикациях:

  • Ювенальная юстиция в Германии (Интервью с организатором протестов) http://eot.su/node/14491
  • Немецкая ячейка на митинге против ювенальной юстиции в Германии (31.10.2012) http://eot.su/node/13344
  • Отчёт о митингах против Ювенальной юстиции в Германии http://eot.su/node/13127
  • Серия роликов о произволе ювенальной юстиции в Германии (Часть IV) http://eot.su/node/12905
  • Современная Германия: постмодерн снимает маску http://eot.su/node/15233

Участники немецкой ячейки движения «Суть времени» также приняли активное участие в демонстрации.
Так как России грозит принятие ювенальных законов, мы считаем очень важным информирование наших сограждан о тех преступлениях против института семьи, которые несёт с собой ювенальная юстиция. Не остались в стороне и православная община Германии, прихожане которой также участвовали в демонстрации.


Жертва произвола немецкой Ювенальной Юстиции рассказывает свою историю

Перед началом демонстрации участники знакомились друг с другом и делились своими печальными историями. Некоторым из них решение принять участие в демонстрации далось нелегко. Так хозяйка физиотерапевтического центра долго думала, стоит ли открыто рассказать о своём случае, ведь публичность может повредить её бизнесу. У её младшего сына случилось кислородное голодание при рождении, вследствии чего у него имелись некоторые проблемы с восприятием, это послужило причиной отъёма ребёнка из семьи. Несмотря на то, что мать приложила все возможные усилия для его реабилитации и добилась в этом немалых успехов, её обвинили в эмоциональной холодности к своим детям. Женщина всё же осмелилась сделать свою историю достоянием гласности, в конце концов, рассудив, что ей не в чем себя упрекнуть.


Плакат: «Расставание с родителями травмирует ребенка»


Прохожие интересуются проблемой ювенальной юстиции в Германии

Активисты

«Суть Времени» также выступил на митинге и призвали родителей Германии, вместе бороться за права своих семей и за право, воспитывать детей в рамках своих культурных и исторических традиций. Стоит отметить, что во время нашего выступления к нам подошёл мужчина, который пожаловался на то, что сегодняшний митинг мешает его отдыху с друзьями на главной площади Франкфурта, и что, так как он понял суть наших проблем, то просит нас закончить пораньше. И хотя подобной наглости никто даже не ожидал, этого «бюргера» спокойно попросили покинуть наш митинг.

Стоит особо отметить то, какие требования выдвигали к своему правительству немецкие участники митинга, кроме, естественно, возврата своих детей в семью. Они требовали внесения в закон четкости формулировок, какого ребенка следует считать нуждающимся в государственной опеке и какую семью нужно признавать плохой.. Отдельный акцент был сделан на необходимости введения контроля и ответственности за деятельностью Югендамта. Из этого можно сделать определённый вывод, что эти пункты и являются основой для произвола со стороны Югендамта, а также для прочих ювенальных органов. А значит, ювеналы будут крепко держаться именно за такие расплывчатые формулировки в законах и подзаконным актах, а мы, понимая это, должны ещё жестче отстаивать свою позицию и позицию родителей России, которые доверяли нам это право.

Читайте так же:  Как называется доверенность на ребенка

Мы считаем, что в России необходимо пресечь попытки внедрения практики отъёма детей из семьи в зародыше, потому что, если данное явление пустит свои корни, победить его будет во много раз сложнее. Это подтверждают и рассказы пострадавших от произвола Югендамта в Германии – люди годами безуспешно борются за возможность вернуть своих детей, отнятых под выдуманными предлогами (со стороны чиновников в ход идут откровенное враньё, наветы, которые люди вынуждены опровергать в суде с помощью всевозможных экспертиз, что требует больших затрат времени и сил). При этом число подобных случаев растёт с каждым годом, что выглядит особенно тревожно на фоне постоянно снижающейся рождаемости в Германии.

Ювенальная юстиция (сущность и тревоги). Материалы круглого стола (14 стр.)

И.Н. Гаврилова, доктор исторических наук Введение ювенальной юстиции – неизбежный выбор цивилизованного государства

Если переходить к объективным фактам, подтверждающим необходимость введения в нашей стране системы ювенальной юстиции, а они, конечно, нужны, то могу сказать, что в Ростовской области действительно рецидивная преступность молодежи снизилась. Это реальные факты. И потому считаю, что те, кто столь яростно борется против ювенальной юстиции, тянут нашу страну назад, если не в пропасть. Введение ювенальной юстиции – ныне неизбежный выбор любого цивилизованного государства, а тот, кто выступает против этого, просто не может называться цивилизованным человеком.

А.Н. Титушкин Необходимо оградить семью от чрезмерного контроля со стороны государства и неправительственных организаций

О негативных последствиях внедрения ювенальной юстиции довольно подробно рассказала Е.М. Тимошина. Здесь прозвучали слова, что существует положительный опыт внедрения ювенальной юстиции в Швейцарии – это неправда. В некоторых кантонах Швейцарии официально разрешено семьям гомосексуалистов усыновлять детей. С точки зрения христианства это недопустимо.

В принятой Собором Резолюции говорится: «В ситуации, когда возможен выбор между преодолением семейных конфликтов на судебной или на духовно-нравственной основе, можно и нужно уберечь семью от вмешательства государственных или судебных инстанций. Общины верующих всегда были средой, в которой сглаживались семейные конфликты, гарантировалась защищенность детей, преодолевались последствия сиротства и беспризорности. Сегодня реабилитационные центры, приюты, центры психологической поддержки, созданные Русской православной церковью и другими традиционными религиозными общинами России, успешно решают вопросы воспитания сирот, реабилитации малолетних преступников, обращения на путь ответственной жизни «трудных» детей или проблемных родителей. Именно этот опыт является сегодня той самой альтернативой, которая должна быть учтена нашим обществом при обсуждении темы ювенальной юстиции и границ вмешательства государства в жизнь семьи».

Считаю, что органы опеки должны жестко контролироваться не только государственными чиновниками, среди которых нередко встречаются недобросовестные люди, но и общественными организациями. Действия органов опеки должны быть прозрачными. Всякий вопрос изъятия ребенка из семьи, когда действительно родители совершают уголовно наказуемые преступления по отношению к ребенку, должен решаться только в суде. Нашим законодательством уже сейчас позволяется органам опеки изъять ребенка во внесудебном порядке. На мой взгляд, это неправильно. Еще раз повторю, что такие вопросы должны решаться только в суде, и это должен быть суд присяжных, поскольку это должны быть люди, никак не связанные с нашей государственной бюрократией.

Правозащитница из Швеции рассказала правду о правах родителей и детей в Европе

Детей из приемных семей не хотят возвращать родителям: это якобы их травмирует, нарушая привычный уклад жизни. Почему об этом никто не говорит, когда детей отнимают? Потому что соцобеспечение изъятых детей — это хорошо организованный и прибыльный бизнес.

В Таллине состоялось очередное мероприятие популярного в Эстонии Международного медиа-клуба «Импрессум». В гости к таллинцам приехала известная шведская правозащитница Руби Харролд-Клёссон. Тема публичной встречи: «Правда о правах родителей и детей в Европе».

Видео (кликните для воспроизведения).

Президент Скандинавского Комитета по Гражданским Правам (Nordic Committee for Human Rights — NKHR), магистр права Руби Харролд-Клёссон родилась в 1947 году на Ямайке, получив после окончания школы грант французского правительства на продолжение образования, она выбрала специализацию в области политических наук и права, пишет BaltNews.ee.

Будучи студенткой, познакомилась во Франции с молодым шведом, переехала в Гетеборг, за год выучила шведский, и больше сорока лет живет со своей семьей в одном и том же доме в пригороде Гетеборга. В Швеции Руби Харролд-Клёссон изучала юриспруденцию. Она посвятила себя защите гражданских прав самых юных членов общества — детей, а также их родителей.

Встречу открыли основатели клуба «Импрессум». Галина Сапожникова сказала несколько проникновенных слов об ужасе, который стремится войти в нашу повседневную жизнь, о мороке ювенальной юстиции, и системе, которая делает бизнес на детях.

Её поддержал Игорь Тетерин: несчастье приходит откуда и не ждали, говорил он. Нынешнее мероприятие, подчеркнул Игорь Тетерин, организовано совместно с активистами НКО «Родители Эстонии» и передал слово Анастасии Рая.

Анастасия Рая, одна из активных участников движения «Родители Эстонии», отметила, что мы все заслуживаем того, чтобы знать правду. «Эстонский закон о ювенальной юстиции начнет действовать с 1 января 1916 г. Значит всё это придет и к нам, и мы, — говорила Анастасия, — решили действовать на опережение. Поэтому создана инициатива «Балтийская родительская цепочка».

Затем слово получила Руби Харролд-Клёссон. Первым делом она рассказывала о том, как и когда был создан Скандинавский комитет по правам человека. Комитет был создан в 1996 году по инициативе целого ряда юристов, ученых, психологов. К тому времени шведские правозащитники заметили, что все больше и больше детей изымается из родных семей и передается в семьи приемные.

Руби поведала конкретную историю одной женщины-врача, г-жи Ольсон, которая много лет назад обратила внимание на то, что работающие на шведских заводах и фабриках женщины-иммигрантки слишком часто становятся жертвами профессиональных заболеваний и нуждаются в защите своих прав. Эта женщина-врач почти экстерном закончила юридический факультет, чтобы полноценно помогать людям. Именно к ней стали обращаться родители, чьих детей забрали социальные службы и передали на воспитание в приемные семьи.

Правозащитница обратила внимание на то, что часто речь шла о совершенно нормальных семьях. Ей всячески препятствовали в работе, не допускали до ряда судебных процессов. Власти инспирировали даже лишение ее лицензии врача. Тем не менее, фру Ольсон добилась рассмотрения одного из дел в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Это был первый случай, который представил Швецию как страну, в которой попираются права человека.

Читайте так же:  Сертификат на материнский капитал индексируется или нет

Несмотря на то, что ЕСПЧ признал случай изъятия детей из семьи нарушающим права человека, социальные службы воспротивились возвращению детей в родную семью. Аргументом служило то, что дети де прожили в приемной семье 4 года и их травмирует смена обстановки. Странная логика, считает Руби Харрольд-Клёссон, ведь годы, проведенные в родной семье, не стали для социальных служб препятствием для изъятия детей из семьи.

По этому делу правозащитникам пришлось еще раз обращаться в ЕСПЧ, так как Швеция демонстративно не выполняла решение суда. В настоящее время г-жа Ольсон — а ей уже 81 год — ведет статистику подобных дел. На ее личном счету 9 дел и 7 вынесенных в пользу детей приговоров.

После экскурса в историю шведских социальных служб, Руби Харрольд-Клёссон вернулась к сегодняшним проблемам. Шведское государство, говорила она, исходит из того, что оно может и должно защищать права детей без участия родителей. И это несмотря на то, что статья восьмая Европейской конвенции по правам человека гласит, что каждый имеет право на свою семейную жизнь.

Руби Харрольд-Клёссон задалась риторическим вопросом: «Если конечная цель — воссоединение семьи, то зачем забирать детей из семьи?» Ответ, по ее мнению, прост. Если социальные службы не будут изымать детей из семей, то бюджет муниципалитета (коммуны) будет существенно меньше. С бюрократической точки зрения — это плохо. Еще одно обстоятельство: В Швеции высок уровень безработицы среди женщин и брать детей на воспитание это — заработок. И не столь уж маленький. Более того, без приемных детей нет и социальных благ, в т.ч. и пенсии.

В 1979 году в Швеции был принят т.н. «закон против порки». Таким образом, было полностью запрещено любое насилие в отношении детей. У родителей нет вообще права заставлять детей что-то делать. Нарушители закона подвергаются двойному преследованию. И уголовному и административному (посредством изъятия детей).

В настоящее время в Швеции в приемные семьи передано 35 000 детей. И мы в своей работе, говорила Руби, неоднократно сталкивались с тем, что приемных детей бьют, хотя физические наказания в Швеции запрещены с 1979 года. В таких семьях дети порой подвергаются физическому, психологическому, эмоциональному и сексуальному насилию. Вообще сложно назвать защитой ситуацию перемещения ребенка из родной семьи в место, где он вообще никого и ничего не знает.

— Хочет ли Эстония идти по пути Швеции, которая систематические нарушает права человека?— спросила собравшихся Руби Харрольд-Клёссон. — В мире существуют стандарты защиты прав человека. И в Швеции любят говорить о правах человека где-то за границами королевства, но не любят говорить о том, что происходит в самой Швеции. При этом Швеция поставила себя в положение законодательницы мод. В результате в Северных странах ювенальные процедуры очень похожи. Ювенальное законодательство шведского образца всячески рекламируется. Даже Кофи Аннан говорил, что все страны должны принять подобные законы.

— В настоящее время 12 стран приняли похожие законодательные акты, — отметила шведский юрист, — Однако, Швейцария отказалась вводить у себя шведские принципы ювенальной юстиции. Отказалась и Франция. И многие другие.

По мнению Руби Харрольд-Клёссон, страны Средиземноморья, Франция, Бельгия ориентированы на семейные ценности, тогда как в Скандинавии культивируют индивидуализм. «Поэтому мы не слышим о проблемах с ювенальной юстицией в Португалии, например, но постоянно сталкиваемся с ними в Скандинавии», — подчеркнула Руби.

Под занавес обсуждения Галина Сапожникова подняла вопрос, который мучает многих, почему создается впечатление, что в той же Финляндии ювенальная юстиция особенно обращает внимание на детей выходцев из России или из бывшей Югославии? Это лишь впечатление или целенаправленный процесс?

Руби Харрольд-Клёссон, немного подумав, ответила, что, по ее наблюдениям, органы ювенальной юстиции, конечно, чаще интересуются детьми иммигрантов. Но в этом вряд ли есть политическая подоплека. Самое главное — это деньги. Ибо работа с детьми в приемных семьях, социальное обеспечение изъятых детей — большой и хорошо организованный бизнес, в котором крутятся миллионы.

В ходе публичной встречи гостья клуба «Импрессум» ответила на многие вопросы публики. Полностью выступление Руби Харрольд-Клёссон на английском языке с последовательным переводом на русский вы можете просмотреть и прослушатьздесь.

15 000 детей насильно изъятых из семей в Швейцарии получат компенсацию!

Людям, насильственно изъятым из родных семей и впоследствии пострадавшим, будет выплачена компенсация, говорится в заявлении швейцарского управления юстиции.

Так называемые дети–контрактники — это дети, которые были увезены от своих родителей и переданы в другие семьи. Те из них, кто оказались в жестоких условиях, начнут получать компенсацию в январе, заявило швейцарское правительство.

После того, как их увозили, детей помещали в другие семьи, зачастую к фермерам. В то время как некоторые дети находили там новые, счастливые дома, другие оказывались в жестоких условиях, когда их рассматривали как дешевую рабочую силу, а некоторых даже подвергали сексуальному насилию или стерилизации.

Швейцарские власти признали свою роль в спорных перемещениях детей в 2013 году после многолетней кампании, проводившейся пострадавшими. Парламент проголосовал за выдачу компенсаций три года спустя. В январе 2018 года первые 366 жертв получат компенсацию в размере до 25 000 франков, говорится в заявлении швейцарского управления юстиции. Также сообщается, что первоначальные платежи будут выплачены пожилым или страдающими от болезней людям.


Менее срочные дела будут рассмотрены после этого, и многие заявители, скорее всего, получат свои деньги раньше, чем ожидалось, заявляет управление юстиции. По оценкам правительства, около 15 000 «детей-контрактников», которые «страдали от несправедливости, которая имела пожизненные последствия», в настоящее время живы и имеют право на компенсацию. Однако до сих пор управление юстиции получило только 4310 претензий.

А так как крайний срок подачи заявления истекает 31 марта 2018 года, число в 15 000 вряд ли будет достигнуто. Средства на компенсацию выделяются швейцарским правительством, но восемь кантонов и 20 общин также внесли свой вклад, вдохновленные примером Берна, говорится в заявлении. Напомним, что поддерживаемая государством программа, которую власти теперь называют «темной главой в социальной истории Швейцарии», продолжалась несколько десятилетий и была прекращена только в 1981 году.

По этой схеме тысячи детей были насильственно удалены от своих биологических родителей. Государство решило, что они неспособны обеспечить уход за своими детьми из-за проблем с алкоголем и наркотиками, плохого состояния здоровья или из-за других причин. Также пострадали дети одиноких родителей и сироты

Читайте так же:  Совместно нажитое имущество при смерти супруга

anti_ju_ju

Сообщество против ювенальной юстиции

Швеция переживает кризис института семьи. Это результат многолетней политики правления социал-демократической партии, целью которой было получить полный контроль над обществом.

Обеспеченное общество умирающих в одиночестве

Швеция известна своими суперконцернами («Вольво», «Эриксон», «Икеа», «Сааб») и масштабными социальными программами, направленными на поддержку незащищенных слоев общества. Доля валового внутреннего продукта, затрачиваемая, к примеру, на социальное обеспечение пожилых и престарелых, — самая высокая в мире. Есть бесплатное медицинское обслуживание. На финансирование здравоохранения уходит около 80% подоходных налогов.

Но есть и другая статистика. В шведской столице Стокгольме 90% умерших кремируют, 45% урн родственники не забирают. В подавляющем большинстве похороны проходят «без церемоний». Работники крематория не знают, чьи останки конкретно сжигают, ибо на урнах — лишь идентификационный номер. Из экономических соображений, энергию, полученную от сожженных урн, по выбору включают в обогрев собственного дома или в систему обогрева города.

Отсутствие погребальных церемоний — это лишь часть всеобщей тенденции обрывания чувственных и эмоциональных уз во многих шведских семьях. Редактор шведского издания Nyliberalen Генрих Бэйке, объясняя причины явления, отмечает: «Семья стала целью атак социалистов, поскольку по своей природе выступает организацией, альтернативной государственным институтам опекунства. Семья призвана защищать человека. Когда у него возникают проблемы, к примеру отсутствие денег или ухудшение здоровья, человек всегда может обратиться за помощью к родственникам. Шведское государство стремится на протяжении десятилетий разорвать эти семейные отношения и связи, — помогая непосредственно каждому человеку, и таким образом делая его зависимым от себя».

Трудно поверить, но еще до начала тридцатых годов прошлого столетия Швеция была убогой аграрной страной, подданные которой массово эмигрировали в поисках лучшей жизни. Разбогатеть Швеция сумела во время Второй мировой войны благодаря своей осторожной политике «двойных стандартов». Несмотря на формальный нейтралитет, она предоставляла фашистской Германии кредиты, поставляла собственное вооружение и являлась крупнейшим поставщиком железной руды для нужд германской военной промышленности. Под предводительством социал-демократии в 1940-е и 50-е годы был осуществлен ряд реформ, в совокупности заложивших основы шведского государства всеобщего благосостояния. Длительный период гегемонии социал-демократов прервал экономический кризис начала 70-х, и с 1976 года смены кабинетов стали происходить чаще.

Сегодня находящаяся в оппозиции социал-демократия обрела нового лидера — 55-летнего Стефана Лювена, главу профсоюза металлистов, работавшего сварщиком. Интересно, что в Швеции, славящейся высоким уровнем образования и его доступностью (финансирование вузов на 80% осуществляется из госбюджета), Стефан Лювен стал четвертым лидером партии без высшего образования. Йоран Перссон был даже премьер-министром (1996—2006). По всей видимости, в Швеции не придают большого значения образовательному уровню политиков (согласно исследованиям, он самый низкий в Европе). Здесь считается нормальным, что министр сельского хозяйства — фермер, а министр здравоохранения — доктор. Правительство (и это закреплено в Конституции) только определяет направления, а управляют страной центральные правительственные учреждения.

[3]

Делать это им становится все сложнее. Влияют и всеобщий экономический кризис и собственные проблемы. Швеция стареет. Средняя продолжительность жизни 78,6 лет у мужчин и 83,2 года у женщин. Доля населения в возрасте от 80 лет и старше достигла самого высокого показателя среди стран-членов ЕС — 5,3%. Из 9,3 млн. населения Швеции 18% — лица старше 65 лет. По прогнозам, к 2030 году их доля возрастет до 23%.

«Если мы хотим чтобы в будущем наша пенсия была эквивалентна настоящей, мы должны работать дольше, — заявил премьер-министр Швеции Фредрик Рейнфельдт на форуме, посвященном проблемам Северных стран, прошедшем 9 февраля 2012 году в Стокгольме. — С учетом снижения рождаемости, на пенсию уходить необходимо в возрасте 75 лет, иначе мы повторим сценарий Греции».

В Швеции каждый четвертый ребенок имеет корни за ее пределами (данные официального бюллетеня (www.sweden.se). Чаще всего это выходцы из Ирака или бывшей Югославии. Уже выросло целое поколение таких шведов. А потому здесь привычны самые разнообразные национальности и расы.

Из рожденных в Швеции детей — 60% внебрачные. 20% воспитываются одним родителем. Молодые не торопятся оформлять отношения — «притираются» в гражданских браках, называемых sambo — когда пары живут вместе, и serbo — когда живут раздельно. На число регистрирующихся ежегодно 38 тыс. узаконенных отношений — 31 тыс. разводов. В среднем за плечами каждого из супругов по три брака, что означает наличие у ребенка огромного числа родственников и нескольких родителей. Они получили название «пластиковые родители». Государство даже финансирует исследования, которые должны доказать положительное влияние такого типа отношений на детей: переходя после очередных разводов от одних родителей к другим, дети приобретают жизненный опыт и опыт социальных отношений, который им пригодится во взрослой жизни.

Поскольку обращения «мачеха» или «отчим» связаны с не очень приятными ассоциациями (здесь тоже знают историю о Золушке), шведы постановили употреблять замещающие определения «родитель один» и «родитель два». Это учреждается также из соображений гендерного равенства. Разрушение стереотипов о роли мужчины и женщины в обществе является основной задачей общенациональной программы дошкольного воспитания. Методы иногда кажутся остальному миру чересчур радикальными. Так, сенсацией стал детский сад, открытый в 2010 году в Содермальме, районе Стокгольма. Сотрудники учреждения заменили в обращении к детям «он» и «она», по-шведски, соответственно, «han» и «hon», на бесполое слово «hen», которого нет в классическом языке, но есть в обиходе у гомосексуалистов. Отучая от «гендерных стереотипов», детям вместо привычных сказок читают книжки, в которых, к примеру, два самца-жирафа очень переживали, что не могут иметь детей, пока не нашли брошенное крокодилье яйцо.

По данным шведской Ассоциации сексуального равенства (RFSL), в Швеции более 40 тыс. детей имеют родителей (или одного родителя) — гомосексуалистов. Когда в 1995 году в стране были легализованы гомосексуальные браки, парламент утвердил что это будут браки сугубо гражданские, и они не будут освящаться церковью. Однако гомосексуалисты тоже хотели иметь такую возможность. Была сделана первая уступка: их благословляли, но без свидетелей и отказывали в молитве. Но гомосексуалисты хотели полной церемонии и всего «Мендельсона». В 1998 году в Швеции прошел всеевропейский парад геев. Сенсацией также стала выставка фотографа Элизабет Ольсон, изобразившей Христа и его апостолов гомосексуалистами. Выставка пользовалась огромной популярностью, естественно, прежде всего среди геев. Одним из мест, где она проходила, была кафедра Лютеранской церкви.

Но настоящие баталии разгорелись в 2003—2004 годах после выступления пастора Оке Грина, который в своей проповеди осудил гомосексуальные связи, называя их грешными. Он цитировал фрагменты Священного писания, утверждая, что Библия очень точно определяет гомосексуализм как грех. На что из другого лагеря отвечали: «Библия не снизошла к нам с небес, сама по себе не является Божьим знамением, не отвечает на все наши вопросы. Вопросы, которые были актуальными во времена написания Библии, — не наши вопросы». За «неуважение к сексуальному меньшинству» пастор был осужден Судом первой инстанции на месяц заключения. Суд второй инстанции его оправдал. В 2005 году дело дошло до Верховного суда, который признал пастора невиновным. Это вызвало протест геев, с их стороны в адрес пастора продолжают звучать угрозы.

Читайте так же:  Можно заново подать на алименты

Гомосексуальных семей станет больше, — предвидят в организации RFSL. Этому способствует принятие шведским парламентом закона об искусственном оплодотворении лесбийских пар. По закону, женщины-лесбиянки имеют право на экстракорпоральное оплодотворение за счет государства.

Интересно, что рапорт RFSL также информирует: каждый третий случай насилия в Швеции происходит в лесбийской семье. И хотя здесь есть куда обратиться в такой ситуации, у работников учреждений не укладывается в голове что женщины могут бить друг друга, ведь считается, что по природе они не агрессивны. Проблема насилия существует и в мужских браках.

«Происходит огромная смена ментальности и требуется смена традиций. Традиционная форма семьи не соответствует реалиям современности. Необходимы новые семейные отношения, — из интервью деятельницы молодежного отделения шведской партии зеленых Элины Аберг польскому изданию Wprost. — В нашей партии мы говорим, например, о полигамных связях как общественно приемлемых». Явление для Швеции не новое. На волне сексуальной революции прошлого века здесь уже был опыт проживания молодежи в общих коммунах, которые по-шведски называются «коллективы».

Шведское государство переняло на себя практически полный контроль над воспитанием детей. Высокие налоги делают невозможным содержать семью с одной заработной платы, и потому, как правило, оба родителя работают, а ребенок в течение дня находится в школе или других учреждениях общественной опеки.

[1]

Шведским правительством создан специальный институт омбудсмена, призванный защищать права и интересы детей. Есть целый ряд организаций: BRIS («Права детей в обществе») — дежурная телефонная и электронная линии для детей и подростков; Friends («Друзья») — помощь, если сверстники обижают, и др.

С 1979 года здесь существует абсолютный запрет на телесное наказание детей. Родители не могут безнаказанно дать ребенку подзатыльник, потянуть за ухо или повысить на него голос. За избиение ребенка грозит 10 лет тюрьмы. Еще с детского сада дети в подробностях проинформированы о своих правах и необходимости сообщать полиции о такого рода происшествиях. И они этим пользуются. В конфликте между интересом ребенка и интересом родителя государство принимает сторону ребенка.

Громкую огласку получила история девочки-подростка, обвинившей своего отчима в избиении и сексуальных домогательствах. 12-летняяя Агнета просто рассердилась на него за то, что он усыпил котят, а она хотела их оставить. Она обратилась в полицию, проинструктировав свою младшую трехлетнюю сестричку, что следует говорить. На основании показаний отчим был задержан и осужден. Мать, которая не поверила дочери, была лишена права родительской опеки. Агнету передали в приемную семью. Через три месяца девочка поняла, что поступила неправильно, пробовала вернуть свое заявление и освободить отчима. Но юридическая машина уже закрутилась. К тому же никто не воспринимал раскаяние девочки серьезно, ведь жертвы инцеста очень часто отказываются от своих показаний. Дошло до того, что «жертва» стала писать во всевозможные инстанции, генеральному прокурору в частности, где подробно описала всю историю, что отчим невиновен, что она все придумала, объяснила почему. Но прокурор тоже не вмешался.

В праве на воспитание детей отказано не только родителям, но и учителям. До восьмого класса ученикам не ставится оценок, неуспевающих не оставляют на второй год, ну и, конечно, никого не выгоняют из школы. Ученики говорят учителю «ты», и они не обязаны отвечать на учительские приветствия. Учителя жалуются, что в классах тяжело работать из-за хаоса, шума и агрессии на уроках.

В шведском законодательстве нет понятия власти родителей как в бытовом, так и в юридическом смысле. Нет категории «родительское право», есть «право опеки и ответственности за ребенка», которое по закону в равной степени несут родители и государство. Но государство считает, что оно способно лучше опекать и воспитывать, а потому вмешивается в семейный воспитательный процесс. Главным учреждением такого рода является Центральный совет по вопросам здравоохранения и социальной защиты, который в Швеции называют «социалом». Ежегодно у родителей забирают в среднем 12 тыс. детей. Делают это с благими намерениями. Предлогом могут быть «ошибки в воспитании», «умственная неразвитость родителей» и даже «чрезмерная опека».

Так, Марьяна Зигстроем была лишена родительских прав, потому что «слишком опекала» своего больного эпилепсией сына Даниеля. Мальчик переходил из семьи в семью, состояние его ухудшалось. Даниель написал матери около 40 писем с просьбой о помощи, та обращалась в разные социальные и правительственные организации, но безуспешно. Сын умер, потому что во время приступа очередной опекун просто не знал как ему помочь. Марьяна Зигстроем выдвинула обвинение государству. Проиграла во всех инстанциях. Более того, государство обязало женщину возместить судебные расходы в размере 1,5 млн. крон.

Видео (кликните для воспроизведения).

По этому поводу известный скандинавский писатель и журналист польского происхождения Мачей Заремба, проникшийся историей Марьяны Зигстроем и безрезультатно взывавший к справедливости со страниц шведских изданий, сказал в сердцах: «Называть Швецию государством права — это «мрачно шутить». Он также отметил, что шведское государство, в прошлом столетии перетянувшее на себя обязанности семьи, сегодня уже не в состоянии выполнять эти функции. Из-за нехватки денег закрываются не только центры опеки, но и школы, детские сады. «А когда государственная модель не функционирует, приходится волей-неволей переосмысливать семейные ценности: известно, что мать ради спасения своего ребенка бросалась под поезд. Но до сих пор этого не делала ни одна социальная комиссия».

Источники

Литература


  1. Малько, А.В. Проблемы теории государства и права. Учебник / А.В. Малько. — М.: Юрлитинформ, 2012. — 802 c.

  2. Пиголкин, Ю.И. Атлас по судебной медицине / Ю.И. Пиголкин. — М.: Медицинское Информационное Агентство (МИА), 2015. — 726 c.

  3. Тихомиров, М.Ю. Исковые заявления в суд общей юрисдикции; М.: Тихомиров М.Ю., 2013. — 768 c.
  4. Куницын, А. Р. Образцы судебных документов / А.Р. Куницын. — М.: Юридическая литература, 2018. — 336 c.
  5. Гамзатов, М. Латинско-русский словарь юридических терминов и выражений для специалистов и переводчиков английского языка / М. Гамзатов. — М.: СПб: Санкт-Петербургский Университет, 2013. — 508 c.
Швейцария ювенальная юстиция
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here