Ребенка родителей семьях опек детей насилия правам

«У опеки слишком много полномочий»: в России предлагают ввести уголовную ответственность за изъятие ребёнка из семьи

Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) предлагает ввести уголовную ответственность за незаконное изъятие ребёнка из семьи. Инициатива содержится в комплексе мер по совершенствованию законодательства в сфере защиты семьи, который организация направила на рассмотрение президенту Владимиру Путину (документ есть в распоряжении RT).

Предположительно, поправки будут внесены в 127 статью УК РФ «О незаконном лишении свободы», согласно которой насильственное удержание несовершеннолетнего наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трёх до пяти лет.

Глава АРКС Ольга Леткова рассказала RT, что службы соцзащиты часто наносят вред ребёнку, неоправданно вмешиваясь в жизнь семьи. По её мнению, органы опеки обладают слишком широким спектром полномочий, что даёт им возможность остаться безнаказанными даже в случае ошибки или непрофессиональных действий с их стороны. В связи с этим в документе предусмотрено ограничение полномочий органов опеки.

«Cейчас закон даёт сотрудникам органов опеки слишком много полномочий. Они по собственному усмотрению могут определять, когда нужно вмешиваться в дела семьи. При этом доказать, что они что-то нарушили, практически невозможно. Первым делом нужно чётко определить, что имеют право делать органы опеки, а что нет. Изъять формулировки, которые можно толковать субъективно. Необходимо чётко прописать, что изъятие ребёнка из семьи в каком-либо виде возможно только в строго определённых законом случаях. А если закон нарушен, должна наступать уголовная ответственность. Это защитит семьи от произвола и будет работать в интересах детей», — утверждает Леткова.

В частности, предлагается исключить из Семейного кодекса статью 77, которая даёт право органам опеки изымать детей по широко толкуемым критериям, а также изменить законы, позволяющие помещать детей в приюты на реабилитацию при живых родителях вне прямой связи с лишением или ограничением родительских прав.

Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов поддержал предложенные родительским комитетом меры и отметил, что необходимо кардинально менять методы работы органов опеки и попечительства.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

«77 статья была введена в 90-е годы под воздействием модных западных идей о ювенальной юстиции. Тогда это было выгодно определённым западным фондам, которые занимались усыновлением и переправлением детей на Запад. Поэтому всё, что касается ювенальной юстиции, необходимо пересматривать. Уголовная статья может быть одним из механизмов влияния на сотрудников соцопеки, но это далеко не исчерпывающая мера. Необходимо пересмотреть практику работы наших органов опеки и больше обращать внимание на кадровый состав», — считает депутат.

По его мнению, практика принудительного изъятия детей у родителей привела к увеличению числа сирот. Между тем в некоторых случаях можно было решить проблемы семьи без грубого вмешательства.

Проводить профилактические работы с неблагополучными семьями намного сложней, чем просто забрать ребёнка у родителей, поэтому органы соцзащиты, как правило, выбирают последнее, считает главный детский психиатр Москвы Анна Портнова. По её мнению, нужно помнить, что это крайняя мера, которая может нанести неокрепшей детской психике непоправимый вред.

«Сразу изымать детей не стоит, необходимо попробовать поработать с семьёй. Есть такие родители, которые действительно не в состоянии воспитывать ребёнка и представляют для него угрозу, но их меньшинство. Многие просто не умеют или не имеют возможности как следует заниматься ребёнком. Конечно, органам соцзащиты проще отобрать — меньше проблем. А то придётся работать с родителями, направлять их на наркологическое лечение, покупать продукты, если семья бедная. Но если ребёнка отняли, пусть даже у плохих родителей, — это очень серьёзная психическая травма», — подчёркивает психолог.

Один из самых известных случаев, закончившихся возбуждением уголовного дела против родителей, произошёл в феврале 2017 года. Четырёхлетняя Саглана Салчак прошла несколько километров по заснеженной тайге, чтобы рассказать соседней стоянке о том, что у неё умерла бабушка от сердечного приступа.

История получила широкое освещение в СМИ, девочка прослыла героиней. Несмотря на это, в марте СК России по Республике Тыва возбудил дело в отношении её матери по двум статьям УК: 125-й «Оставление в опасности» и 156-й «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». По версии СК республики, подозреваемая оставила четырёхлетнюю дочку у своих родителей, которые проживали в труднодоступном месте. При этом мать знала, что престарелые люди лишены возможности принять меры по обеспечению безопасности ребёнка. Теперь ей грозит заключение и лишение родительских прав.

По закону ребёнка из семьи могут забрать органы опеки и попечительства (если, по их мнению, его жизни или здоровью что-то угрожает) или сотрудники органов внутренних дел (если установлено, что несовершеннолетний находится без должного надзора со стороны родителей).

Согласно статистике Генпрокуратуры, которую в беседе с RT озвучила член координационного совета при президенте РФ по реализации национальной стратегии действий в интересах детей Галина Семья, в 2016 году МВД изъяло из семей 9 тыс. детей и при этом было допущено более 100 нарушений. За тот же период органы опеки отобрали у родителей более 3 тыс. детей, при этом только 20 решений были признаны прокурорами необоснованными или незаконными. Поэтому, по её мнению, говорить, что незаконный отъём детей у родителей — массовое явление, неправильно.

При этом Галина Семья согласна с предложением Ассоциации родительских комитетов и сообществ — она тоже считает, что необходимо законодательно чётко определить критерии, по которым ребёнка могут отобрать у семьи. Но при этом выступает резко против введения уголовной ответственности. Это только усугубит ситуацию и негативно скажется на безопасности детей, считает она.

«Как только введут уголовную ответственность, органы опеки будут стараться не изымать ребёнка, если есть хотя бы какое-то сомнение в том, что его можно не забирать из этой семьи, а это, в свою очередь, приведёт к увеличению числа случаев гибели детей и нанесения вреда их здоровью. По данным МВД, у нас с каждым годом растёт число случаев семейного насилия родителей по отношению к детям. К сожалению, в 2016 году были случаи, когда дети не были отобраны и погибли от рук родителей», — констатирует эксперт.

Органам опеки запретили произвольно забирать детей у родителей

Верховный суд России утвердил документ, согласно которому органы опеки не могут произвольно забирать детей из семьи.

В специальном постановлении Верховного суда детально прописаны причины, по которым ребенка можно изъять из семьи, а родителей можно лишить их прав, сообщает сайт «Российской газеты».

Читайте так же:  Что делать после развода через суд

Одно из главных определений Верховного суда поясняет, что ребенка нельзя забрать из семьи только на том основании, что его родители недостаточно зарабатывают. Таким образом, Верховный суд защищает малоимущие семьи от претензий органов опеки.

Что касается изъятия детей из семьи, то, по словам председателя судебного состава Судебной коллегии Верховного суда России по гражданским делам Александра Кликушина, в окончательном варианте постановления указано, что органы опеки, пришедшие забирать ребенка, должны иметь на руках официальный акт.

«Судам необходимо иметь в виду, что предусмотренная статьей 77 Семейного кодекса РФ мера по защите прав ребенка носит чрезвычайный характер, применение которой возможно в исключительных случаях, не терпящих отлагательств в связи с угрозой жизни или здоровью ребенка, и только на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо главы муниципального образования», — говорится по этому поводу в документе.

При этом родители вправе обжаловать решение суда об изъятии детей. В таком случае, суд должен досконально изучить, имелись ли основания для применения данной меры.

Изъять ребенка из семьи органы опеки могут по ряду причин, среди которых: непосредственная угроза жизни или здоровью ребенка («угроза, с очевидностью свидетельствующая о реальной возможности наступления негативных последствий в виде смерти, причинения вреда физическому или психическому здоровью ребенка вследствие поведения (действий или бездействия) родителей (одного из них)»), вовлечение детей в секты или экстремистские организации.

В других случаях сначала ставится вопрос о лишении родительских прав, а потом уже ребенку ищут новое место.

«Дети со временем поменяли показания»: семья из Москвы добивается возвращения отнятых опекой приёмных дочерей

Дети в беде

Опека изъяла из московской семьи трёх приёмных дочерей (сестёр трёх, четырёх и пяти лет), когда они с родителями гостили у родственников в Петрозаводске. По словам опекунов, девочки серьёзно подрались. По требованию столичных органов опеки их отвезли в больницу, однако назад детей врачи уже не вернули. Официальное постановление о временном приостановлении опеки было принято только спустя неделю, при этом уголовное дело так и не дошло до суда. По словам опекунов, обвинение строится на показаниях девочек, которые постоянно меняются. Тем временем дети почти год находятся в приюте: их не возвращают приёмным родителям, но и не подыскивают новую семью.

  • © Фото из личного архива

Семья московских журналистов Алексея Сергеева и Татьяны Грушиной лишилась троих приёмных детей (сестёр трёх, четырёх и пяти лет) после того, как посетила Петрозаводск.

Детей взяли в семью из приюта в июне прошлого года. «Мы жили как обычная семья. Съездили отдохнуть — сперва по России, затем слетали в Эмираты. Дети впервые побывали на пляже, увидели океан. Но осенью 2018 года жизнь нашей семьи изменилась», — рассказала RT Татьяна Грушина.

В ноябре от онкологического заболевания скончалась мать Алексея Сергеева, проживающая в Петрозаводске. Девочек успели свозить познакомить с бабушкой, а после её смерти решили почаще ездить в Карелию, чтобы поддержать отца Алексея, который остался один.

22 января, когда семья гостила в Петрозаводске, Соня и Марина — младшая и средняя дочери — серьёзно подрались. «В этот же день с утра Марина умудрилась упасть: наши девчонки активные, любят бегать, прыгать, лазать, а вот с координацией у Маринки не очень — она сильно ударилась лбом об пол и набила шишку», — рассказывает Алексей Сергеев. Поскольку девочки чувствовали себя хорошо и ни на что не жаловались, в больницу обращаться не стали.

На следующий день опекуны послали фотографии девочек их кровной тёте, проживающей в Петрозаводске. «До того дня мы совершенно нормально общались, тётя нас поддерживала и поддержала на этот раз. Но спустя два дня, 25 января, она написала заявление в московскую опеку и полицию о жестоком обращении с детьми», — рассказывает Татьяна.

В тот же день, 25 января, в приёмную семью позвонили из органов опеки и попечительства района Тропарёво-Никулино города Москвы и потребовали отвести детей в больницу. Девочек осмотрели, сделали рентген. «Сказали, что их жизни и здоровью ничто не угрожает, но предложили оставить среднюю дочь у них на ночь на всякий случай», — рассказала Татьяна. Младшую в тот день отдали в Республиканскую инфекционную больницу (РИБ), поскольку у нее обострился герпес.

Последствия

Когда уполномоченные представители опекунского органа несовершеннолетнего гражданина изымают у родителей, то в течение недели они направляют соответствующее уведомление в судебную инстанцию. В поданном судебном заявлении государственные опекунские работники указывают прошение о лишении родительских прав, ссылаясь на имеющиеся законные доказательства. В случае, когда глава судебной инстанции не удовлетворяет поданное прошение органов опеки и попечительства, то ребенка направляют обратно в семью.

[2]

Если после изъятия ребенка из семьи, судья принимает решение о лишении родительских прав, то малыш остается проживать в специализированном государственном учреждении. Однако такая применяемая мера, как лишение родительских прав, не носит постоянный характер. Если родители «исправятся» и предоставят уполномоченной инстанции доказательства, что готовы вновь содержать и воспитывать дитя, то их права могут вернуть. Но согласно закону, они будут находится под пристальным наблюдением со стороны органов опеки и попечительства.

Законом установлено, что отец (мать), лишенный родительских прав, не освобождается от уплаты алиментов на дитя. Но ребенок, будучи совершеннолетним и дееспособным, не обязан оказывать финансовую помощь престарелому родителю, который был лишен родительских прав и не восстановлен в них.

Восстановить права отца и матери на воспитание и содержание несовершеннолетнего возможно, пока ему не исполнится 18 лет. Если малыша усыновили уже, то вернуть ребенка обратно возможно только через судебные разбирательства.

В каких случаях органы опеки забирают детей из семей и как оспорить это решение?

Органы опеки могут постучаться в каждую семью. Причем заинтересовать их может самая обычная семья с благополучными родителями.

Может ли опека забрать ребенка? Изъятие детей органами опеки может произойти по самым разным причинам, даже на первый взгляд абсурдным.

Нарушены интересы детей

С февраля девочки не видятся с приёмными родителями. «Суда ещё не было, решения о лишении нас статуса приёмных родителей не вынесено. Мы надеемся, что нас оправдают и этот кошмар закончится. Но нашим детям добрые сотрудники петрозаводского детского дома «Надежда» рассказали, что мы с мужем, мой отец (которого они называют дедушкой) и их любимые домашние животные… умерли! Мы все умерли, так как нас убили полицейские», — сокрушается Татьяна Грушина.

По её мнению, дело тянут в суд, чтобы не портить статистику.

В прокуратуре отказались давать какие-либо комментарии по делу, сославшись на тайну следствия.

В пресс-службе УМВД по Карелии подтвердили, что в текущем году в Петрозаводске трое несовершеннолетних были изъяты из семьи опекунов. «Имелись основания полагать, что дети подверглись жестокому обращению. В настоящее время в следственном управлении УМВД России по городу Петрозаводску ведётся расследование», — рассказали RT в пресс-службе.

Как считает юрист Павел Кантор, безусловно, появление телесных повреждений у детей, тем более приёмных, должно повлечь разбирательство, обстоятельства должны быть выяснены. Но главное при разбирательстве — соблюдать интересы детей, подчеркнул он.

Читайте так же:  Матерям одиночкам дают материнский капитал

«Если органы опеки не нашли оснований для прекращения опекунства в данном случае и здоровье детей не пострадало, то непонятно, чем именно вызвана необходимость разлучения детей и приёмных родителей на такой длительный срок?» — спрашивает юрист.

Он пояснил, что из законодательства следует, что дети, оставшиеся без попечения родителей, должны быть либо устроены в семью и проживать в ней, либо находиться под надзором в организации для детей-сирот, которая будет искать им новую семью.

«В данном случае органы опеки забрали детей из семьи, но при этом не лишили приёмных родителей права на опекунство. Таким образом, девочки лишились возможности обрести другую семью, а опекуны — оспаривать такое решение. Безусловно, такие действия противоречат общим принципам Семейного кодекса», — отмечает Кантор.

Также его удивляет, что дело, основанное, насколько можно судить, исключительно на противоречивых показаниях маленьких детей, расследуется так долго. Все эти обстоятельства, по мнению юриста, в совокупности действительно заставляют предположить недобросовестность и предвзятость со стороны органов власти.

Порядок и основания для изъятия ребенка из семьи органами опеки

В Российской Федерации органы опеки и попечительства созданы для защиты интересов несовершеннолетних детей. Их прямыми обязанностями являются:

  • нахождение детей, которые нуждаются в опеке и попечительстве со стороны государственного учреждения;
  • установление наблюдения за семьями, где родители не отвечают нормам «ответственных» опекунов;
  • взятие под опеку несовершеннолетних граждан, нуждающихся в заботе и содержании;
  • лишение родителей прав на воспитание своих детей;
  • выдача согласия на проведение сделок по отчуждению имущества, где в качестве собственников выступают несовершеннолетние граждане;
  • иные права.

В настоящей статье будут рассмотрены причины изъятия ребенка у родителей или официальных представителей, а также будут представлены последствия, возникающие, когда детей переводят на обеспечение государства.

За что могут забрать ребенка органы опеки?

Работники опекунского учреждения действуют в интересах несовершеннолетних только в соответствии с положениями Федерального Закона «Об опеке и попечительстве».

В настоящем законе указано, за что могут забрать ребенка органы опеки. Основной причиной для изъятия малыша из семьи служит наличие угрозы его жизни или здоровью.

В соответствии с законодательством, уполномоченные лица опекунского учреждения вправе изъять ребенка из семьи при следующих обстоятельствах:

  • родители находятся в зависимости — алкогольной, от наркотических или токсических веществ;
  • в семье присутствует насилие;
  • отец и мать не предостерегают дитя от бытовых опасностей, не обучают его мерам безопасности;
  • родители или опекуны эксплуатируют трудовую деятельность несовершеннолетних граждан;
  • родители не в состоянии обеспечить малыша должным уходом и предоставить соответствующее воспитание;
  • отца и мать лишили или ограничили в правах на детей;
  • в семье присутствуют домогательства сексуального характера.

Вышеуказанный перечень законных оснований для изъятия ребенка сотрудниками опекунского учреждения не является исчерпывающим. В каждой семье могут сложиться индивидуальные обстоятельства, поэтому при негативном влиянии на жизнь или здоровье ребенка, органы опеки лишают родителей прав на воспитание своих малышей. Вне зависимости, если причина изъятия дитя из семьи не указана в тексте закона. Все случаи рассматриваются отдельно группой уполномоченных лиц, затем принимается справедливое решение в интересах малыша.

Действия врачей

Обратно детей уже не вернули. «Мы попыталась забрать детей, но нам их не отдали ни в одной больнице, хотя у врачей не было никаких оснований не отдавать детей их официальным опекунам», — рассказывает Татьяна.

Официальное постановление о временном приостановлении опеки до окончания расследования было принято только 31 января. Таким образом, почти неделю детей незаконно удерживали в больнице.

По мнению адвоката Антона Жарова, специалиста по детскому и семейному праву, в данном случае врачи явно превысили свои полномочия.

«Меня возмущает позиция врачей. Врач должен лечить, а не удерживать детей без законного основания. Опека пользуется этим и загребает жар чужими руками, правовых оснований для этого нет никаких», — говорит он.

В то же время уполномоченный по правам ребенка Карелии Геннадий Сараев считает такое поведение медиков вполне ответственным.

«Детей оставили на основании решения медиков, которые заподозрили, что было жестокое обращение», — говорит он. При этом Сараев признал, что дальнейшая проверка не выявила фактов истязания.

Могут ли органы опеки забрать ребенка? Основания

В Семейном кодексе конкретных причин для изъятия ребенка не указано, лишь прописано, что могут «при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью».

Изъятие детей из семьи органами опеки может произойти в следующих случаях:

  • чрезмерное употребление алкоголя родителями;
  • отсутствие в доме еды;
  • плохие условия проживания;
  • подвергают ребенка опасности.

Причин для посещения органами опеки семьи может быть много: звонок сердобольных соседей, жалоба учителя или отчет врача. На любой сигнал сотрудники опеки должны обязательно отреагировать.

Нарушение прав на образование

Право на получение образования имеет каждый ребенок без исключения. Это закреплено Конституцией государства. И этим правом должен воспользоваться абсолютно каждый юный член общества.

Для получения образования созданы государством все условия:

  • обучение осуществляется безвозмездно;
  • возможность зачисления каждого ребенка в общеобразовательное заведение;
  • все государственные общеобразовательные заведения финансируются из соответствующего бюджета.

Родители же должны исполнять роль гаранта в получении детьми образования. И в том случае, когда родители не исполняют свои обязанности по получению знаний их детьми, тогда нормами семейного законодательства предусмотрены некоторые виды ответственности: административный штраф, уголовная ответственность, обязательные работы.

Моральное и физическое насилие

Насилию в семье подвергаются дети различного возраста и пола.

Самое распространенное – физическое насилие. Когда родители умышлено наносят физический вред ребенку.

Может проявляться в постоянных избиениях, телесных повреждениях тяжелыми предметами, ударами ногами или руками. Все это может привести к нарушениям здоровья у ребенка или даже к летальному исходу.

Моральное насилие – воздействие на психику ребенка родителями путем запугивания или угроз. Постоянные оскорбления и унижения для детей – это проявление нелюбви и неприязни со стороны взрослых, что порождает комплексы и провоцирует ложь и обман.

Игнорирование бытовых нужд ребенка

Пренебрежение такими немаловажными потребностями ребенка как еда, одежда, гигиена, жилье встречается в несколько раз чаще, чем физическое и моральное насилие.

Детки, чьи родители игнорируют бытовые нужды, часто нуждаются в одежде, страдают от недоедания.

Они часто могут пропускать школу. Могут наблюдаться задержки в развитии. К пренебрежению бытовых нужд относятся также необоснованный отказ от вакцинаций, не обращение за медицинской помощью при заболевании ребенка, игнорирование эмоциональных расстройств.

Недобросовестное воспитание

Воспитание детей предполагает обеспечение жильем, одеждой, едой, материально, получение образования до достижения 18 лет.

За недобросовестное воспитание в законодательстве предусмотрены виды ответственности:

  • контроль за осуществлением родительских обязанностей;
  • постановка на учет как неблагополучная семья;
  • ограничение прав родителей;
  • лишение родительских прав.

Также возможно осуждение на общественном уровне. СМИ в наиболее вопиющих ситуациях в семье транслируют репортажи для всеобщего порицания и привлечения внимания.

Читайте так же:  Прием заявлений в суд на развод

Процедура изъятия ребенка из семьи

По каким правилам осуществляется процедура изъятия ребенка из семьи учреждением по опеке и попечительству, указано в тексте Семейного Кодекса.

Скачать семейный закон можно по ссылке.

Органы опеки вправе забрать ребенка из семьи только при соблюдении определенного порядка, указанного в законодательном акте о семейных отношениях. Настоящим актом также предусмотрено, что родители или официальные опекуны несовершеннолетнего вправе оспаривать процедуру изъятия, а также вправе препятствовать ей.

Нормы закона гласят, что порядок изъятия несовершеннолетнего ребенка осуществляется следующим образом:

Как происходит передача детей уполномоченному органу?

При наличии угрозы жизни или здоровью малыша, производится процедура изъятия его из семьи. Ее проведение возможно следующими способами:

  • по предоставлению согласия от родителей, иными словами на добровольной основе;
  • без разрешения родителей, то есть по принуждению.
Видео (кликните для воспроизведения).

Когда детей, не достигших совершеннолетия, изымают из семьи в принудительном порядке, данные действия могут быть временными. Период зависит от срока выяснения обстоятельств дела. В таком случае, детей на время переселяют жить в детский дом или в дом малютки. В редких случаях, несовершеннолетнего могут передать на временное содержание в другую семью.

Если малыша передали на временное обеспечение другой семье, а родителей лишили соответствующих прав на воспитание дитя, то «новые» родители вправе усыновить ребенка. При наличии данных обстоятельств, разрешение от биологических отца и матери не потребуется. Также, чтобы ребенка усыновили, не требуется согласие отца и матери:

  • если биологические мама и папа пропали без вести;
  • родные отец и мать признаны недееспособными в соответствии с нормами законов;
  • если родители не проживали вместе со своим ребенком длительный период времени (от шести месяцев).

При изъятии ребенка из семьи, работники органов опеки и попечительства не имеют законных прав препятствовать общению между отцом, матерью и малышом. Данное право на проставление запрета на общение предоставляется законом, если родители умышленно вредили здоровью несовершеннолетнего. Например, применяли грубую физическую силу, то есть на дочке или сыне имеются следы телесных повреждений.

Как оспорить или остановить изъятие детей из семьи органами опеки?

Если удастся подтвердить в суде, что решения органов опеки незаконны или не имеют оснований, тогда ребенок обязательно вернется в семью.

В таких случаях, конечно, лучше нанять адвоката, который имеет опыт в подобных делах.

Каждый случай изъятия ребенка органами опеки возникает не на пустом месте. И отбирают лишь в исключительных случаях, потому что в детских учреждениях есть еда, но нет домашнего уюта.

Там работают с ними психологи, а в дополнение к этому – драки и безразличие. Поэтому материнская любовь не должна стоять в один ряд с благоустройством квартиры и количеством комнат.

+7 (499) 288-73-46

, Санкт-Петербург +7 (812) 317-70-86 или задайте вопрос юристу через форму обратной связи, расположенную ниже.

Неестественный отбор: почему в Европе повально изымают детей из семей

Незамедлительное изъятие ребенка

Немедленное отобрание ребенка происходит только при прямой угрозе здоровью или жизни ребенка.

Незамедлительное изъятие происходит вне судебной процедуры, как у родителей, так и у опекунов.

После изъятия детей органы опеки обязаны сообщить об этом прокурору и в течение семи дней обратиться с исковым требованием в суд.

Условия, когда грозит реальная опасность жизни и здоровью

Цель отбирания детей при реальной угрозе – спасти ребенка от смерти. Это, прежде всего, жестокое обращение с ребенком.

И физическое насилие на первом месте по реальной угрозе.

Например, родители оставляют без еды или воды, заставляют долго гулять в большой мороз, надолго закрывают в туалете, избивают по любому поводу и т.п. Причин, которые вынуждают родителей так поступать, много. Тщательное изучение проблем в семье сможет помочь избежать серьезных последствий бесчеловечного обращения в ней.

Изъятие ребенка (без суда, без прокуратуры)

Когда речь идет об изъятии ребенка без суда, тогда говорят о немедленном отобрании ребенка. И такое право у органов опеки появляется только тогда, когда ребенку грозит опасность жизни или здоровью. В любых других случаях изъятие производится по решению суда.

Обращение в прокуратуру и в суд

Если родители изъятого ребенка не согласны с действиями органов опеки, тогда они вправе заявить о несогласии. В письменном виде заявить о неправомерном отобрании детей и потребовать устранить беззаконие и наказать виновных. Помимо прокуратуры нужно написать заявление и суд с теми же требованиями.

Процедура отобрания детей из семьи

Отобрание детей опекой – изъятие несовершеннолетнего из семьи, чьи родители не хотят расставаться с ним.

Сама процедура отобрания детей из семьи выглядит соответствующим образом:

  1. выявляются причины для предъявления жалобы;
  2. предъявление жалобы на основании обнаруженных нарушений;
  3. реакция органами опеки и правоохранительными органами по устранению на несовершеннолетнего негативного влияния;
  4. вынесение постановления органами исполнительной власти об отобрании ребенка;
  5. органы опеки производят отобрание ребенка из семьи;
  6. осуществление расследования в отношении совершенных действий родителями ребенка и определение нужных мер ответственности;
  7. применение тех самых необходимых мер к родителям изъятых детей.

Получение и подтверждение информации о нарушениях

Информация о нарушениях прав ребенка может исходить из разных источников. Это сигнал от учителя школы, что не ходит на занятия.

Соседи сообщат о плохом обращении с ребенком или о бродяжничестве. По заявлению врачей, которые заподозрили физическое насилие.

И только после сигнала сотрудники органов опеки приходят в семью подтвердить поступившую информацию. Обследованием условий жизни детей выявляют: семейное окружение, уровень обеспечения всех потребностей, жилищно-бытовые условия, нет ли обстоятельств несущих угрозу жизни или здоровью.

Опрос родственников, соседей, уполномоченных лиц

В дополнение к Акту обследования жилищно-бытовых условий могут послужить показания свидетелей. Письменные пояснения свидетелей (соседи, родственники) составляются в виде заявления. А если суд решит подтвердить письменные показания, тогда он может вызвать и допросить лично.

Медицинский осмотр ребенка и работа психолога

После отобрания ребенка у родителей опека и попечительство подготавливает лишение родительских прав или их ограничение.

Дети это время находятся в детском социальном учреждении временного пребывания.

Первым делом здесь оказывают медицинскую, социальную, педагогическую и психологическую помощь. Ведь ребенок, отобранный у родителей, испытывает шок и неуверенность в себе. И главная задача психологов – научить их бороться с переживаниями, поверить в себя, общаться.

Подача иска в суд о лишении родительских прав

А могут ли забрать ребенка у опекунов? Могут, изъятие детей из приемной семьи проводится по тем же основаниям, что и из родной.

Иск о лишении родителей прав подается в местный суд по месту проживания ответчиков. Подать в суд имеют право:

  • попечитель;
  • один из родителей;
  • школа, больница, детский сад;
  • орган попечительства;
  • прокурор;
  • сам ребенок, который достиг 14-летия.

К иску должен быть прикреплен пакет документов: копии паспортов родителей, заключение органов опеки, свидетельство о рождении ребенка, акт обследования условий проживания, объяснение свидетелей и т.д.

Устройство дальнейшей жизни ребенка

В случае если суд лишил родителей прав, тогда ребенок приобретает статус «утратил родительское попечение». Тогда он передается в детское социальное учреждение и может быть взят под опеку или усыновлен. Однако, лишившимся прав родителям дают срок шесть месяцев для восстановления своих прав. И в этот срок нельзя усыновить ребенка.

Читайте так же:  Бесплатная юридическая консультация по семейным делам

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону:

+7 (499) 288-73-46;
8 (800) 600-36-19

Это быстро и бесплатно!

Уголовные дела

12 февраля детей увезли в петрозаводский центр помощи детям «Надежда». «О том, что девочек нет в больнице, мы узнали, только когда приехали их навестить», — вспоминает Алексей.

Тем временем правоохранительные органы начали проверку. 14 февраля петрозаводский инспектор по делам несовершеннолетних передала дело дознавателю полиции. Как рассказал Алексей Сергеев, сначала в избиении подозревали его, но когда выяснилось, что мужчина не употребляет алкоголь и наркотики, стали подозревать в жестоком обращении его жену.

Материалы до следственной проверки были переданы в Следственное Управление Следственного Комитета города Петрозаводска на предмет рассмотрения по ст. 117 УК РФ (истязание). Однако следователь СК отказался возбуждать уголовное дело в отношении приёмных родителей в связи с отсутствием состава преступления и возвратил все материалы полицейскому дознавателю.

В итоге уголовное дело было возбуждено по признакам преступлений, предусмотренных ст. 156 (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего) и 115 (умышленное причинение лёгкого вреда здоровью) УК РФ.

  • © Фото из личного архива

Алексей Сергеев уверяет, что при передаче дела от следователя дознавателю из материалов исчезли почти все прикреплённые к нему документы. Это многочисленные личные характеристики от благотворительных фондов и с мест работы, результаты нескольких психологических тестирований, пройденных на этапе дознания, документы, подтверждающие то, что девочки занимались в спортивных секциях. Также из дела пропало заявление тёти о жестоком обращении с детьми.

«Следователь мне заявила, что все документы по делу остались в СУ СК и нам надо прикреплять всё заново, а тётя теперь не имеет никакого отношения к делу, она просто свидетель и поэтому может общаться с детьми», — сообщил Сергеев.

Всё это время девочки находятся в приюте. Никаких действий, кроме допроса детей, не проводилось, дело никак не могут довести до суда. При этом девочки, по словам приёмных родителей, постоянно меняют показания. «Дети, которые сначала сами рассказывали про драку, со временем поменяли свои показания, а чтобы было невозможно доказать факт давления на них, петрозаводская опека запретила проводить видеосъёмку первых допросов, чтобы было невозможно провести психологическую экспертизу достоверности показаний детей», — утверждает жена Сергеева Татьяна Грушина.

По её словам, психолого-психиатрическая экспертиза состоялась только через семь месяцев. «Нас ознакомили с её результатами. Порой противоречия звучат в двух предложениях подряд: «Мама нас никогда не била палкой. Мама била меня палкой», — рассказала Татьяна.

Череда историй о том, что семья уехала в Европу в надежде на лучшую жизнь, на заработки или за счастьем, а потом органы опеки пришли и забрали детей, уже кажется бесконечной.

Незнание законов не освобождает ни в одной стране от ответственности. Поэтому сейчас в Латвии отец и бабушка бьются за двух малышей, мать которых уехала в Британию искать счастья, и приемные родители нашлись раньше, чем родственники додумались официально оформить опеку. И в приемной семье детям запрещают говорить , хотя по европейским законам родной язык приемных детей должен сохраняться.

И поэтому сейчас отец трех дочерей, увезший семью за мечтой в Швецию и отказавшийся от русского паспорта, сейчас прячется с ними в Польше, потому что мать заболела, дочерей опека сразу забрала в приемную семью — к . И теперь бывший россиянин Денис Лисов живет уже другой надеждой — что родина на первых порах поддержит, а поляки дадут убежище и не сдадут в Интерпол.

Эта история — совсем не уникальная, счет россиян, у которых скандинавская опека отобрала детей без особых разбирательств, только растет.

История Дениса Лисова известна минимум в трех странах. Драма для семьи из Хабаровска началась в 2017 году в небольшой шведской деревеньке. Они приехали в Швецию с одним ребенком. А за это время появились еще двое. Жена была дома всегда одна. У нее началась депрессия.

Денис Лисов: «Получилось так, что она с детьми поехала в миграционную, на меня сказала, что я якобы притесняю, не кормлю и все остальное. Социальная служба — на контроль, посмотрели они и забрали оттуда».

И не важно шведской социальной службе, что это не рядовая депрессия, а тяжелое психическое расстройство, как потом определят врачи. Что жена Дениса потом взяла свои слова обратно. Важно, что мама пожаловалась, папа работает неофициально. Значит, трех дочерей из семьи забирают. Ювенальная юстиция в действии.

В Норвегии даже митинги проводят против Барневарн — службы помощи детям, по факту — службы изъятия детей. Сравнивают ее с гестапо. Все бесполезно. Закон работает. Доходит и до международных скандалов.

[3]

Президенту отдали на попечение закон о сиротах

Изъятие родителя из семьи

10 декабря во время ежегодной встречи Владимира Путина с членами президентского Совета по правам человека ему были переданы предложения фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», как реформировать систему опеки и семейного устройства людей, оставшихся без попечения родителей. В этом документе (есть у РБК) предлагается создать единый алгоритм для профилактики социального сиротства.

Эксперты предлагают изменить законодательство следующим образом.

    Изъятие ребенка из семьи сделать крайней мерой, применяемой, «только если угроза исходит от родителя и неустранима».

Функции помощи семье и выявления нарушения прав детей организационно разделить.

  • Ориентировать органы опеки на помощь семье в преодолении кризиса, устранение угрозы и на возвращение ребенка в семью, если родители не совершали преступлений против его жизни, здоровья или половой неприкосновенности. Сейчас Семейный кодекс при изъятии ребенка из семьи предусматривает только возможность в семидневный срок подать иск о лишении родительских прав, о помощи семье в нем ничего не сказано, пояснила РБК заместитель председателя комитета Госдумы по делам семьи Оксана Пушкина.
  • Удалять из семьи не ребенка, а взрослого, который представляет для него угрозу, или переместить ребенка с родителем, который для него угроз не представляет. «Нормы по изъятию родителя сейчас нет, и даже когда мы пытаемся выселить из квартиры родителя-алкоголика, лишенного прав, суды отказывают в принудительном выселении», — прокомментировала это предложение Пушкина.
  • В случае если ребенка все же изъяли из семьи, перемещать его не в детский дом, а к родным и близким семьи, а если таковых нет, то во временную приемную семью, пока ведется работа с его кровной семьей.
  • Решение о перемещении ребенка должно приниматься в течение 12 часов.
  • Спустя полтора дня после публикации материала в пресс-службе фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» пояснили, что считают термин «изъятие родителя» из семьи некорректным, так как реализовать это невозможно юридически и технически. «Изъятие — это конкретная норма и процедура, — сообщили они РБК. — Такой нормы в отношении взрослого просто не может существовать, и мы ее не предлагаем». В документе, по их словам, присутствовал термин «удалять» — предположение о том, что лучше удалять из семьи не ребенка, а взрослого в том случае, если он представляет для него реальную угрозу. Пресс-служба сообщила, что фонд поддерживает идею о механизмах, защищающих жертву, в том числе и ребенка, от агрессора.

    Читайте так же:  Первые выплаты материнского капитала

    На фоне новой драмы

    Дискуссия о работе органов опеки активизировалась после публикации онлайн-ресурса «Медуза» о пятилетней девочке, которая с рождения живет в перинатальном центре «Мать и дитя». Ее мать Татьяна Максимова считает ребенка неизлечимо больным, однако врачи утверждают, что девочка совершенно здорова. Несмотря на соответствующее решение суда, родители девочку так и не забрали, хотя формально она выписана. По данным «Медузы», родители пять лет оплачивали услуги нянь и нахождение ребенка в отдельной палате.

    После публикации в департаменте труда и социальной защиты Москвы заявили, что подадут исковое заявление об ограничении отца и матери ребенка в родительских правах. Столичные власти подготовили ходатайство о проведении судебно-медицинской экспертизы ребенка и ее родителей и направили в перинатальный центр специалистов опеки и попечительства.

    Родители девочки после этого обратились к уполномоченному по правам ребенка Анне Кузнецовой с просьбой повлиять на органы опеки и помешать им вмешиваться в семью. Омбудсмен посчитала, что у родителей были основания сделать такое заявление, потому что «они не лишены родительских прав, все обязательства исполняют и заботятся о своем ребенке». Кузнецова уверена, что мать девочки искренне тревожится за ее здоровье, поэтому «поместила ее в одну из лучших больниц и продолжает заботиться».

    Профессиональные замещающие семьи

    Правозащитники предлагают также разработать отдельные программы подготовки и сопровождения для создания профессиональных замещающих семей.

    Замещающие семьи должны будут проходить специальную подготовку для работы со сложными детьми и обеспечивать их контакты с родственниками, если они перемещены во временную семью на ограниченный срок. Как считают в фонде, необходимо выстроить систему сопровождения таких семей, доступную по всей стране.

    Потенциальные усыновители и опекуны должны будут проходить полноценное обследование у психиатра в амбулаторном режиме, а не краткую проверку. Подготовка людей, готовых принять ребенка в семью, должна будет различаться в зависимости от того, временно или постоянно его планируется переместить. Подготовку опекунов также нужно варьировать в зависимости от особенностей ребенка — возраста, здоровья и так далее.

    Также фонд предложил наладить подготовку и переподготовку специалистов, работающих с оказавшимися в кризисной ситуации детьми. Их подготовка должна быть практико-ориентированной, сказано в документе. В общеобразовательных учреждениях предлагается ввести для педагогов курсы и модули по работе с сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей.

    Вопрос квалификации работников органов опеки и попечительства стоит крайне остро, сказал РБК депутат Мосгордумы Евгений Бунимович, в 2009–2019 годах уполномоченный по правам детей в Москве. «В отличие от учителей, которые получают образование, непонятно, кто работает в органах опеки и попечительства, — пояснил он. — Нет ни одного учебного заведения, которое готовит такого рода людей, социальных работников, в органы опеки и попечительства, которые решают серьезнейшие вопросы для ребенка и семьи». По словам Бунимовича, в столице открылись курсы переподготовки для сотрудников опеки, но в других регионах пока такого обучения нет. «Но это не заменяет базового образования людей, связанных с социальными вопросами», — уверен эксперт.

    Также, по мнению Бунимовича, необходимо работать с общественным мнением, формируя верный образ социальных работников. «Очень часто они воспринимаются как эрзац-прокуратуры — пришли, отняли ребенка, залезли в холодильник, хотя сегодня главная задача эти служб — профилактика и сопровождение», — пояснил он. По словам Бунимовича, необходимо сделать так, чтобы люди понимали, что опека — «это те, кто первым придет на помощь в случае чего».

    Руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская пояснила РБК, что документ — это «концептуальная идея, которую мы разработали достаточно давно и долго предлагали на обсуждение общественникам». «У нас, безусловно, есть очень серьезная проблема с тем, как сегодня выглядит вмешательство в семью, когда в семье есть какие-то сложности, и как выглядит невмешательство в семью, — сказала она. — У нас нет нормальной системы, которая позволяла бы дифференцировать насилие в отношении ребенка и проблемы в семье, когда у семьи есть дефициты, есть пробелы в понимании, как осуществлять уход за ребенком».

    По словам Альшанской, в России также нет системы профилактики кризисных ситуаций в семье. «Мы предлагаем сесть и разработать эти изменения, — пояснила она. — Этот документ еще не изменения, а наши концептуальные предложения». Пример неработающей системы опеки — ситуация с содержащейся в перинатальном центре пятилетней девочкой, считает эксперт. «В рамках текущего законодательства очень сложно найти инструменты, которые позволят оценить эту ситуацию как неправильную, — сообщила она. — Нужно уже начать работу над настоящими изменениями в законодательство».

    Что еще СПЧ обсуждал с президентом

    Владимир Путин встретился с представителями СПЧ в День прав человека. Это была первая встреча в новом составе и с новым главой Валерием Фадеевым. Во время мероприятия обсуждались дело «Нового величия», ликвидация движения «За права человека» правозащитника Льва Пономарева, ситуация в Донбассе.

    Путин согласился с идеей наказывать чиновников, которые оскорбляют граждан. Отвечая на реплику Фадеева: «брошенный в сторону полиции бумажный стаканчик не должен приводить к тюремному сроку», президент заявил, что каждый имеет право высказывать свою точку зрения, но только законными средствами. «Бросил какой-то там стаканчик в представителя органов власти. Бросил — ничего, потом пластиковую бутылку — опять ничего, потом уже бросит и стеклянную бутылку, а потом и камень, а потом стрелять начнут и громить магазины. Мы не должны допустить вот этого», — прокомментировал «московское дело» глава государства.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Новый глава СПЧ заявил также, что летние акции оппозиции в Москве привели к массовым беспорядкам и он выступил против внесения фигурантов «московского дела» в списки на амнистию к 75-летию Победы, как предлагали члены совета.

    Источники

    Литература


    1. Правоведение. — М.: Флинта, МПСИ, 2010. — 360 c.

    2. Липшиц, Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии в IX-XI вв. Историко-юридические этюды / Е.Э. Липшиц. — М.: Наука, 2016. — 248 c.

    3. Веденин, Н.Н. Земельное право; М.: Юриспруденция; Издание 4-е, перераб. и доп., 2012. — 192 c.
    4. Ларин, А.М. Я — следователь; М.: Юридическая литература, 2011. — 192 c.
    5. Кудрявцев, И. А. Комплексная судебная психолого — психиатрическая экспертиза / И.А. Кудрявцев. — М.: Издательство МГУ, 2017. — 498 c.
    Ребенка родителей семьях опек детей насилия правам
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here