Пусть говорят закон о домашнем насилии

Народ пришел в ужас от нового законопроекта о семейно-бытовом насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации опубликовали текст законопроекта о «семейно-бытовом насилии». Граждане ознакомились с ним — и не смогли сдержать возмущение.

Не все понимают, зачем нужен отдельный законопроект, ведь наказание за любое насилие уже есть в действующем законодательстве РФ.

«Пусть сторонники принятия закона почитают действующий УК РФ, ст. 105, 115, 117, 119 для начала. По данным МВД в последние годы происходит постоянное снижение насилия. А для дальнейшего сокращения необходимо восстановить то, что было разрушено: вытрезвители, лечебницы», — написал Владимир (орфография и пунктуация авторов сохранены).

Некоторые сразу увидели возможности злоупотреблений — например, если жена решит выгнать своего мужа из дома, применив к нему «судебно-защитное предписание».

«Принудительное выселение))) Огонь! Согласно закону в никуда не могут выселить — должны предоставить жилье! Согласно конституции каждый гражданин имеет право на получение жилья — как вы пишите законы, которые могут нарушить конституцию? В правительстве никто не знает, что есть Конституция РФ?».

Другие отмечают, что привлечение в дело третьей стороны в виде НКО выглядит достаточно сомнительно. Также не до конца ясно, что собой представляют некоммерческие объединения. Ведь по закону они не должны проходить никакие аккредитации и проверки. Получается, что вопросы семьи смогут решать любые люди, даже уголовники или педофилы.

Alex Miklas отмечает: «Обязанность НКО по примирению» — это означает только то, что договариваться о стоимости «примирения» и условиях оплаты «примирения» придётся не только с «жертвой насилия», но и с НКО».

«НКО, признанные иностранными агентами и наши некоторые депутаты ГД и СФ проталкивают данный закон, который окончательно разрушит семью, даст возможность отбирать квартиры у их собственников, похоронит понятие презумпции невиновности. Данные по семейному насилию, которые приводит центр «Анна“ — иностранный агент не просто завышены, а чудовищно лживы и эти данные потом тиражируют наши «правозащитники». По их данным в семье в 2015 г. погибло 14 000 женщин, а по данным МВД всего погибло 9 800, включая ДТП, ошибки врачей и т. д. В семье погибло 304 женщины. Это о лживости таких персонажей, как упомянутая, Шульман», — написал пользователь Владимир.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Люди справедливо интересуются, что будет с семьей после вмешательства, которое допускается законопроектом о СБН.

Иван И.: «Отличный закон, открывающий двери в любую семейную жизнь для шантажа».

Алена Р.: «У благополучных семей будут отбирать детей и недвижимость».

Владимир Ф.: «В нынешнем законодательстве достаточно механизмов, чтобы защитить пострадавших. Закон о СБН несет в себе совсем другие цели, а именно узаконить феминизм и гендерную идеологию, а значит закон о СБН АНТИСЕМЕЙНЫЙ, направлен на разрушение семьи и вместе с этим государства в целом»!

Юрий Б.: «После вступления в силу данного Закона, покажите мне мужика кто сам пойдёт в ЗАГС, или захочет иметь ребёнка.))) Вырождение страны не за горами!»

Граждане недоумевают, что законотворцы имеют в виду, говоря о психологическом насилии. В опубликованной редакции не дается определения психологическому насилию, а его лишь включают в состав понятия «семейно-бытовое» насилие. Это дает волю для его интерпретаций в корыстных интересах. В комментариях люди хоть и утрируют, но передают суть серьезной проблемы.

Антон Егоров: «Вынеси мусор» — «Отстань, дай футбол посмотреть» — это относится к «бездействию, вызывающему психические страдания»?

Serg Nik: «Если оставят в законе причинение «психического страдания“ — жёнам капут! ;)».

akerensky: «Жена напишет заявление на физическое насилие, а муж — на психологическое. Как будет выкручиваться фемида? Кому выписывать охранный ордер»?

Алена Р.: «Интересно, а по новому закону: ребенок, шлепнутый по попе, за шалость или непослушание — это жертва домашнего насилия»?

Ирина Б.: «Почему именно домашнее насилие? Существует просто насилие. Вот, например, попросил ребенка помыть за собой тарелку, а он не согласился и ты не разрешил ему пойти на улицу с друзьями — это уже насилие… Мужа почистить картошку, а он не захотел и ты ему обед не сварила — тоже насилие… Тогда надо принимать Закон о насилии в лифте, Закон о насилии парках и скверах, Закон о насилии на работе и других общественных местах… Вот видите, сколько можно принять законов. А чем плохи те законы, что у нас есть»?

[2]

«Самое страшное — молчать»

Десятки женщин собрались в центре Москвы, чтобы публично рассказать о пережитом семейном насилии

Репортажи

Лилит Саркисян

вт, 26 нояб. 2019 14:09:00

Видео: Светлана Виданова, Александр Лавренов / «Новая газета»

Вечером морозного ноябрьского понедельника, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на площадь Яузских ворот вышли активистки, чтобы потребовать принятия закона о домашнем насилии. Вместе с ними вышли поддерживающие их мужчины. Городские власти впервые согласовали массовые пикеты в центре столицы в поддержку закона, правда, организаторы сообщали, что число участников пытались снизить с двухсот до пятидесяти.

Несколько десятков человек окружили памятник пограничникам Отечества, другие стояли напротив них. Почти все — с плакатами: «Плохо сопротивлялась — смерть, хорошо сопротивлялась — тюрьма», «В России быть замужем опасно», «Бьет — значит статьи 111, 112, 115 УК РФ», «Если этого не происходило с тобой, это не значит, что этого не существует», «Домашнее насилие — преступление, а не традиция», «91% против 3%».

Акция в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Фото: Светлана Виданова / «Новая»
Читайте так же:  Действия при жестоком обращении с детьми

Последние цифры — из исследования «Медиазоны» и «Новой газеты» о домашнем насилии. По данным исследования, 91% женщин, севших по 108-й статье УК («Превышение пределов необходимой обороны»), защищались от своих партнеров. Мужчин, превысивших оборону при защите от партнерш, только 3%. Четыре из пяти осужденных за убийство (статья 105 УК) женщин защищались от домашнего насилия. При этом Минюст считает проблему домашнего насилия в России «преувеличенной», а сторонники «традиционных ценностей» собирают митинг против закона о профилактике семейно-бытового насилия в Сокольниках.

Московская мэрия пусть и согласовала массовые пикеты, но звукоусилительной техникой пользоваться не разрешила. Вместо этого на площади был «открытый микрофон»: выступить могла каждая желающая или желающий (в первую очередь, женщины). Остальные повторяли то, что произносили с импровизированной сцены — помоста обелиска.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Получился удивительный перформанс: на зимнем холоде больше двух часов десятки девушек и женщин рассказывают о своем или чужом опыте пережитого дома насилия. Им вторят другие. Требуют свободу: сестрам Хачатурян, Юлии Цветковой, вспоминают убитую Анастасию Ещенко и Татьяну Страхову или Маргариту Грачеву, которой муж отрубил руки.

Кроме стандартных кричалок («Нам нужен закон!», «Кризисные центры — в каждый район!», «Самооборона — не преступление!», «Жертва невиновна!»), после каждой личной истории женщину поддерживали: «Мы с тобой!»

Мы публикуем несколько историй из десятков рассказанных за этот вечер.

Что делать в случае бытового насилия?

Жертвы домашнего насилия должны тщательно продумать стратегию выхода из сложившейся ситуации. Большинство не решаются на реальные шаги по причине страха усугубить ситуацию, вызвать сильный гнев партнера, что нередко приводит к более тяжелым последствиям.

Что должен знать человек, подвергающийся насилию:

  1. Начать говорить о проблеме с близкими. Рассказать о происходящем, максимально сосредоточившись на всех фактах.
  2. Обязательно подготовить место, куда можно уйти: к друзьям, снять квартиру, если есть такая возможность.
  3. Держать при себе документы.
  4. Обратиться в полицию и письменно написать заявление.
  5. Зафиксировать побои в медицинском учреждении.
  6. Попросить соседей о помощи, в случае, если они услышат крики, и попросить вызвать полицию.
  7. Обратиться в центр поддержки в подобных ситуациях.

Что важно знать о самообороне

Довольно часто женщины, страдающие от домашнего насилия, пытаются ответить партнеру той же монетой, однако грань между самообороной и превышением довольно тонкая. Человеческое тело устроено таким образом, что в критической ситуации задействует все ресурсы для выживания и резкий выброс адреналина может привести к плачевным последствиям.

Закон позволяет жертве защищать свою жизнь и неприкосновенность, но запрещает наносить телесные повреждения и вред жизни обидчику. Поэтому, конечно лучше при малейших предпосылках тирании обращаться в правоохранительные органы и фиксировать инциденты.

Когда российские депутаты начинают обсуждать закон о домашнем насилии, дело доходит до протестов против его принятия. Почему ни закон, ни полиция не могут спасти от чудовищ, которые превращают семейную жизнь в ад? И что делать, чтобы присказку «бьет — значит любит» сменило железное правило «бьет — значит сядет»?

Закон о домашнем насилии расколол общество на тех, кто всеми силами за, и тех, кто категорически против.

Андрей Кормухин, лидер православного движения «Сорок сороков»: «Это закон, по которому институт семьи будет уничтожен: мужчины перестанут женится».

Вокруг инициативы, которую в России еще только собираются принять, страсти кипят и в Госдуме.

Елена Драпеко, депутат Госдумы РФ: «Если мы наказываем человека, который избил соседа, почему мы должны разрешать ему бить свою жену?»

Борис Чернышов, депутат Госдумы РФ: «По сути, мы создадим ювенальную юстицию: будут из семьи изымать мужей и жен. Иногда бывает, что после бытовой ссоры в порыве гнева одна из сторон обращается в полицию. Если будут людей сажать за это, то не останется семей без сидельцев».

Текст нового законопроекта о профилактике домашнего насилия уже опубликован. Казалось бы, явно положительные меры. Например, профилактический надзор.

Оксана Пушкина, депутат Госдумы РФ: «Мы всегда караем, наказываем постфактум. А если ты пытаешься обратится в правоохранительные органы до того, тебе отказывают. С принятием закона этого не будет».

По неофициальной, но пугающей статистке, 16 млн человек в год страдают от домашнего насилия. скажет, что цифры завышены. Но что говорят те, кто на себе прочувствовал, соразмерно ли наказание за домашние насилие сейчас? Ведь даже красивая Рублевка — отнюдь не залог семейного счастья.

Алена Кравец, светская львица: «Он меня в лес повез и сказал: я тебя там буду убивать. За волосы меня таскал».

У домашнего насилия нет и пола. Говорить об этом среди мужчин не принято: шрамы якобы украшают мужчину. Если, конечно, не от утюга во время пыток собственной женой.

Том Пименто, гражданин США: «Она была невероятно жестокой, она закуривала сигареты и запихивала их мне в нос. Она распыляла мне в глаза отбеливатель».

Алекс Скин, гражданин Великобритании: «Это началось с простой стеклянной бутылки, а затем она стала использовать молоток. Каждый раз, когда я избавлялся от одного оружия, она находила другое. Потом она перешла на ножи и поливала меня кипятком».

Его возлюбленная Джордан дает показания на допросе в полицейском участке, заявляя: «Я только резала его, но я никогда не пыталась его заколоть».

Джордан проведет семь с половиной лет за решеткой и не сможет вернуться в семью. По законам Англии, когда срок закончился, жертву оберегают.

Лиза Мозгонова, семейный адвокат из международной группы по семейному праву: «После того, как преступник освобожден из тюрьмы, жертва имеет возможность подать заявление на новый судебный запрет, чтобы защитить себя».

В этом плане Россия ближе не к Западу, а к Востоку. В Турции после побоев в семье агрессору нужно продержаться паинькой полгода, и тогда обвинения аннулируется. Ему дают испытательный срок. Но там мера ограничения на общение с жертвой уже работает.

Мерт Ялсин, адвокат: «Если человек, совершающий насилие, пытается найти контакт по телефону или с помощью мессенджеров, — это будет рассматриваться как насилие и нарушение запретительного приказа. Наказание — от 6 дней до 6 месяцев тюремного заключения».

и юрист Катя Гордон была на месте жертвы домашнего насилия.

Катя Гордон, адвокат: «В большинстве случаев эмоционально жертва насилия уже сломлена: не может написать заявление, не хочет».

Если законопроект примут, то уже написанное в полицию заявление — если пара решит помириться, — забрать просто так будет уже нельзя. Сейчас же часто сама жертва и расплачивается: в 70% случаев по решению суда за побои в семье наказывают штрафом. А кто его платит, если бюджет семейный?

Читайте так же:  Если муж подал на развод первым

Вопросы к новому законопроекту действительно есть. Например, что значит «наказание за экономическое насилие»? Не купил муж новые сапоги — и можно посадить на пару лет за решетку? На этом и держится армия противников закона, которые еще и сетуют: как теперь быть с детьми? «Мы лишаемся права воспитывать детей», — говорит лидер движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин.

Этим правом и воспользовался бывший муж Лилии Мосиной, который сначала бил ее, а потом поднял руку и на детей. Женщина долго не решалась даже на попытки спастись из домашнего плена: идти было просто некуда. Четыре года гражданский муж избивал ее до потери сознания, брил налысо, чтобы та на давала поводов для ревности. Отобрал ключи от квартиры и запирал в ней, чтобы не вышла пожаловаться.

Лилия Мосина: «Я иногда думаю, лучше я бы не осталась жива. Меня только одно держит: дети уйдут в детдом, а в детдоме они никому не нужны. Или к отцу, что еще хуже».

В момент женщина чудом наткнулась на старый телефон без и набрала «112». Позвонить в службу спасения можно с любого, даже не подключенного к сети телефона. Это и спасло Лилии жизнь. Она за принятие этого законопроекта. Для нее он вроде последней надежды, ведь по нему насильник не сможет подходить к своей жертве ближе, чем на 50 метров.

Лилия Мосина: «Его приговорили на 4 года. Я боюсь».

Кто знает, чем бы обернулась для нее эта семейная жизнь, если бы не терпела, а пыталась защищаться? Например, Галина Кондратьева задушила мужа бельевой веревкой, когда он вновь кинулся на нее с ножом.

Если новый закон может спасти хоть одну жизнь, может, стоит рискнуть? И разве так должно быть, чтобы дом превращался в поле битвы, где в живых остается только победивший?

Бьет — не значит любит: как защитить жертв домашнего насилия

В Госдуме пообещали к 1 декабря закончить работу над законопроектом о домашнем насилии. Там уже появилось абсолютно новое для нашей страны юридическое понятие — «преследование». Остановит ли новый закон супругов-тиранов и как сегодня защищают жертв домашнего насилия?

Человек и закон

Читайте также

Сколько нужно молчания. Внимание к убийству аспирантки в Петербурге должно привести к общенациональной дискуссии о борьбе с домашним насилием

Меня зовут Маша, мне 21 год. Я выросла в многодетной семье. Меня били столько, сколько я себя помню. А помню я себя с двух лет. Не били только старшего брата. Били за все. По воскресеньям поднимали избиениями с кровати, чтобы отвести нас в церковь.

Папа бил перед сном. Папа бил, когда болела. За то, что заболела. Папа бил за кашель.

Родители очень много работали, поэтому не следили за нами. Били тогда, когда вздумается. В 17 лет я переехала к своей старшей сестре. Я жила у нее два года. Она тоже била своих двоих детей на моих глазах. И угрожала мне. Через полгода после того, как я съехала от нее, она избила другую мою сестру. Той было больше 20 лет.

Если бы был закон о домашнем насилии, мы обратились бы в полицию. Но мы не хотели попасть в детдом. А без этого закона выход только такой. Поэтому мне и таким детям, как я, нужен закон о домашнем насилии. Чтобы у них был выбор. Не побои или детдом, а помощь взрослых или молчание.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Екатерина

Здесь холодно, но внутри нас холода гораздо больше. Мне холодно. Потому что в любой момент меня может не стать. Мне страшно. Потому что в нашей стране семья — это сакрально. Но насилие не может быть сакральным. Насилие должно быть наказуемым. Я приехала из Питера только для того, чтобы сказать: мне необходим закон о домашнем насилии. Каждому в стране необходим закон о домашнем насилии.

Девушка, пожелавшая остаться анонимной

Я не знала, что сегодня можно выступить, но расскажу свою историю. Она распространена статистически, но ненормальна в этическом смысле. Агрессором в нашей семье был отец. Он направлял все виды насилия на мою мать. Нам тоже доставалось. В семье не было любви и чувства защищенности.

Отец бил маму и меня. Он гонялся за мамой с ножом. Он унижал нас. Из-за него никто не заметил сексуального насилия в мою сторону от других членов семьи. Я говорила маме, что нужно уходить. Но она боялась. Я с детства защищала свою мать. Ей до сих пор снятся кошмары. Когда мама ушла от него, отец нашел ее и чуть не убил. Прямо в подъезде дома. В полиции ничего не сделали, несмотря на снятые побои. Из-за этого всего я заработала ментальное расстройство и череду абьюзивных отношений.

Семьи разрушает безнаказанность и жестокость, а не закон о домашнем насилии. Насилие плодит насилие. Я вышла сюда за себя и свою мать. Я хочу остановить насилие.

Видео (кликните для воспроизведения).

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Меня зовут Вера, мне 20 лет. Когда мне было семь, по дороге в школу меня пытались изнасиловать. На мне были джинсы и куртка. Мне повезло: моя мама меня спасла от насильника. Но мой отец обвинил меня из-за бабочки на кармане на попе — я завлекала насильника.

Так быть не должно. До последних лет я верила в свою вину. Я боюсь носить джинсы. Но виноват насильник. Жертву нужно защищать. Что бы на ней ни было надето. Даже если она голая и пьяная. Виноват насильник. Нет — значит нет.

У меня нет отца, он умер, когда мне был один год. С пяти лет у меня отчим. Мама работала допоздна. Когда я не успевала уснуть за определенное время, отчим лупил меня ремнем. Мне было пять лет (девушка прерывается и плачет, а потом в течение всего выступления слезы мешают ей говорить).

Читайте так же:  Раздел совместно нажитого имущества после развода

Мама работала постоянно. Иногда на двух работах. Он все время сидел дома. Иногда я не знала, что мне поесть. За каждый съеденный лишний кусок он меня бил. Мне было семь.

Однажды я не вышла вовремя погулять с собакой. Он вытащил плечики из кладовки и лупил меня до тех пор, пока они не сломались. Мне было восемь.

Мой младший брат — его сын. Однажды он сломал телевизор. Отчим узнал об этом и лупил меня детской деревянной клюшкой. Он запугал меня до такой степени, что я не могла пожаловаться маме. Я терпела это до тех пор, пока не закончила школу и колледж. Я уехала в Москву из Екатеринбурга и всеми силами просила маму, чтобы она оставила его. Но всю жизнь мама говорила, что боится уйти от него. Боится, что сын будет осуждать ее за то, что мать выгнала отца.

На мое семнадцатилетие он накинулся на маму. Я хотела защитить ее. Набросилась на отчима. Он чуть не вытолкнул меня в окно с шестого этажа. Мы вызвали полицию — он убежал. Когда полиция приехала через час, никто не стал его искать. Мы просидели всю ночь в отделении. Через пару дней полиция приехала к нам с визитом. Он был дома, мама была на работе. И полиция настояла на том, чтобы я забрала заявление.

Моя мать все еще живет с ним. Она говорит, что я занимаюсь ерундой. Спрашивает, зачем я борюсь за этот закон: «Неужели у тебя в семье было насилие?» А я говорю: «Да. Оно было. И оно есть сейчас. Психологическое. И физическое». Нам нужен этот закон!

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Виктория

Я хочу напомнить случай с Татьяной Страховой. В январе прошлого года девушка Татьяна Страхова была убита своим бывшим парнем Артемом Исхаковым. Все начали ее обвинять в том, что она была откровенно одета. Я хочу сказать, что неважно, во что жертва была одета. Это не повод убивать.

Мне почти 19 лет, как и Тане было на тот момент. И я боюсь, что со мной может произойти то же самое.

Наташа

Меня зовут Наташа, и в пять лет мой отец впервые меня ударил. Это продолжалось до моих восемнадцати. И это бы не остановилось, если бы я не ушла из дома. Мои друзья говорят, что я глупая, потому что живу с человеком, который меня не любит. А я говорю, что моя сестра ушла из дома в свои двенадцать, потому что ее заявления не принимали. Побоев нет, а потому и дела нет.

Мой отец запретил делать аборт моей матери. И теперь моя третья сестра тоже подвергается ежедневному насилию. Однажды, когда мне было тринадцать лет, я пыталась остановить своего отца. Моя мать сказала мне, что это не мое дело. Но это мое дело! Мне нужен этот закон.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Девушка, пожелавшая остаться анонимной — об Анастасии Ещенко

Убийца остается убийцей, даже если имеет два высших образования. Убийца остается убийцей, даже если лил крокодильи слезы и просил прощения. Убийца остается убийцей, даже если это белый мужчина с историческим образованием. Убийца остается убийцей, даже если есть защитники, желающие его оправдать. Убийца остается убийцей. Убийство — это убийство.

Его убийство жестоко и бесчеловечно. Его убийству нет оправдания. Его убийство — это преступление. Его убийство — это жизнь, которую не вернуть. Его убийство — это горе родственников и друзей Анастасии Ещенко.

Убийцы должны быть за решеткой.

Что собой являет домашнее насилие?

Под понятие домашнее насилие попадают ряд действий физического, психологического, сексуального и экономического характера. К физическому насилию относится:

  • толкание, пощечина;
  • побои кулаками, шлепки;
  • побои палками, ремнями, молотками, другими тяжелыми предметами;
  • порезы и уколы ножом или другими острыми предметами;
  • тягание за волосы, плевки, биение головой об стены и т.д.

К психологическому насилию относятся такие обстоятельства:

  • унижения;
  • постоянная критика;
  • постоянный контроль, слежка, в том числе проверка переписок, телефонов, использование шпионского программного обеспечения, камеры слежения;
  • угрозы убийства жертвы или ее близких;
  • использование уничижительных слов в обращении;
  • создание условий, в которых жертва оказывается зависимой от абьюзера и не имеет возможности попросить о помощи;
  • создание отрицательного мнения о жертве, выставление ее психически не здоровой, чтобы вызвать недоверие к ней, если она пожалуется;
  • шантаж, манипуляции.

К сексуальному насилию относятся не только акты проникновения, но и принуждения к демонстрации обнаженного тела, прикасание к гениталиям, смотреть порнографию или мастурбацию партнера, а также выполнять репродуктивные задачи.

Домашнее насилие иногда называется бытовым, и явление юридически определяется не только среди законных супругов, но и в парах, живущих в гражданском браке.

Какая ответственность за домашнее насилие?

Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

  • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • общественные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест на 3 месяца.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

Законопроект о домашнем насилии в России 2019 года

В 2019 году в Государственную Думу был подан законопроект о Домашнем Насилии, поскольку предпосылок достаточно много. В 21 веке многие семьи еще живут по средневековым законам, в то время, как жертвам и их родственникам правоохранительные органы говорят: «Убьет, тогда посадим.»

В домашнем насилии тяжкие телесные повреждения – это редкость, а вот убийства на бытовом уровне происходят в 70% случаев, если в семье присутствует тирания. Причем совершают убийство иногда и жертвы, в процессе самозащиты, после чего их обвиняют в превышении полномочий и отправляют отбывать наказание.

Что же гласит закон? Согласно 4 ст. Закона, цель его – поддержка и сохранения семьи, а также оказание оказание социальной и медицинской помощи пострадавшей стороне. К нарушителю будут применяться защитные предписания, в результате которых он может быть выселен при условии, если есть куда, а также запрет на вступление в любой контакт с жертвой.

Если вникнуть в суть законопроекта, то он, в случае принятия, вносит ряд изменений в процесс правового взаимодействия между жертвами БН и абьюзерами.

Читайте так же:  Где подавать на развод по месту прописки

Однако все они направлены на сохранение семьи, а не на защиту прав потерпевших. Поэтому, развернувшаяся полемика вокруг данного нормативно-правового акта, вполне оправдана. В чем минусы закона?

  1. Побои в домашних условиях декриминализируются. Ранее за подобное нарушение нарушитель мог получить до 2-х лет лишения свободы. Согласно новому законопроекту, сейчас это административное нарушение, за которое предполагается штраф до 30 тыс.рублей.
  2. В случае отсутствия доказательств, максимум, на который может рассчитывать жертва – это проведение профилактической беседы.
  3. Если есть доказательства побоев, суд может выдать предписание, по которому нарушитель не имеет права контактировать с пострадавшим ни при каких обстоятельствах. Однако, потенциальная опасность для жертвы в таких ситуациях увеличивается в разы, так как это может только разозлить тирана. Кроме того, штраф будет платиться из семейного бюджета, следовательно косвенно его оплачивает и сама жертва.
  4. В тексте законопроекта ничего не сказано о сексуальном насилии, в результате чего получается, что партнеры заведомо согласны на любые действия интимного характера.

Домашнее насилие: непридуманные истории. Человек и закон. Фрагмент выпуска от 07.02.2020

Код для встраивания видео

Настройки

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16×9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

Новые подробности в деле сестер Хачатурян. Генеральная прокуратура приняла решение обязать СК России переквалифицировать обвинение с убийства на самооборону. Звенигород. Мальчик Никита страдает по убитой маме. Папа сидит. Орел. Раздавленный горем отец подал иск в суд на бездействие полицейских — они не смогли предотвратить преступление. А в Госдуме продолжается шумное обсуждение поправок к Закону о домашнем насилии, которые предусматривают ужесточение наказаний за домострой. Непридуманные истории.

Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит?

Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам. В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ. Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана!

Что говорят юристы и правозащитники о законе?

Эксперты утверждают, что штрафные санкции для рецидивистов не предположены и в случае жестких нарушений виновник получит реальный срок.

Если ДН фиксируется впервые, то человек будет оштрафован. Условием является и тяжесть нарушение, то есть, если это ограничивается шлепками, подзатыльниками, и т.д. К сожалению, Уголовный Кодекс РФ не регламентирует понятие побои, соответственно опирается лишь на телесные повреждения и если их нет, то доказать рукоприкладство будет проблематично.

Кроме того, жертвы сами часто не говорят о сложившейся ситуации, поскольку часто считают такое поведение нормой. Ведь на уровне менталитета в РФ такие утверждения – «Бьет, значит любит», «Сама спровоцировала» и т.д.

Следовательно, спасение и защита прав жертв домашнего насилия в руках исключительно самих пострадавших. Во всяком случае, пока.

Читайте также

«Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

Девушка, пожелавшая остаться анонимной

Я хочу рассказать свою историю. Мне восемнадцать. На протяжении двух лет я была в абьюзивных отношениях. В первый раз нож был у моего горла за то, что на меня посмотрел другой парень. Я подумала, что я виновата сама. Мне было страшно. Он попросил прощения. Потом я получила удар по щеке из-за ревности. Это продолжалось очень долго. Он стал нападать на меня сверху. Толкать и избивать. Я боялась раздеться при маме, чтобы она не увидела синяков на теле.


Каждый раз я думала, что я виновата. Его главным аргументом была… его любовь. Насилие — это не любовь! И жаль, что я поняла это поздно. Каждый раз, рассматривая свои синяки, я боялась, что в один день он меня убьет.

Мне понадобилось очень много смелости, чтобы прервать эти отношения. И понять, что любовь — это не насилие.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Девушка, пожелавшая остаться анонимной

Я хочу признаться. Меня изнасиловали, когда мне было восемь. Я молчала 16 лет до этого дня. Мы живем в стране, где виноват даже ребенок. Давайте изменим эту логику!

Самое страшное — это тишина. Расскажите всем, кого вы знаете, о том, как важно говорить. Спасите друг друга. Спасите слабых. Давайте спасем нашу страну вместе. Сила — в смелости. Мы вместе. Мы вместе! Хватит молчать!

Любовь с кулаками: остановит ли новый закон побои и издевательства в семьях

Куда обращаться за помощью пострадавшим?

Женщины, страдающие от домашнего насилия, дети, пожилые люди, не должны молчать. В РФ имеется несколько организаций, которые помогают в борьбе с созависимостью и домашней тиранией:

  1. Проект «Насилию.нет» https://nasiliu.net/.
  2. Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  3. Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.
  4. Горячая линия помощи: 8-800-7000-600. Позвонить туда можно бесплатно.

Психологи говорят, что подобные союзы редко становятся нормальными и проблемы в отношениях будут только усугубляться. Разработчики законов иного мнения и прилагают усилия для сохранения ячейки общества любой ценой.

В результате домашнего насилия страдают не только женщины, но и дети, которые рискуют попасть «под горячую руку» либо же наблюдают за этим и получают серьезные психологические травмы. Стоит ли сохранять семью в таком формате или нет, решать, конечно, партнерам, но нужно помнить и о том, что даже у любви есть предел.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана!

ПУСТЬ БЬЮТ. КОМУ НЕ НУЖЕН ЗАКОН О ДОМАШНЕМ НАСИЛИИ?

Социальные сети пестрят постами о женщинах-жертвах своих мужей, а по улицам проходят митинги в поддержку нового законопроекта. Но почему закон все еще бессилен перед домашними боксерами? Или кому-то это невыгодно?

  1. Чиновникам. Для них это лишние телодвижения. Представьте, сколько приютов нужно построить, сколько полицейских обучить… По оценкам Росстата, с домашним насилием сталкивались 16 миллионов россиянок, и все их надо будет обеспечить и убежищем, и помощью: медицинской, юридической, психологической.
  2. Многим мужчинам. Тут все понятно, но.. В первой версии законопроекта обозначены все виды домашнего насилия — эмоциональное, экономическое, сексуальное. То есть нельзя угрожать, не давать денег на базовые потребности, принуждать к сексу. Даже если мужчина не бьет жену, она все равно может оказаться вне зоны досягаемости.
  3. Родителям, которые бьют детей.
Читайте так же:  Куда надо идти подавать на развод

В России около 2 миллионов детей, которые ежегодно подвергаются избиению дома.

Получается, что столько же много и родителей, которые считают нормой ремень или подзатыльник. А что делать, если по‑другому малолетним балбесам не объяснишь?

Как вы думаете, может ли закон о домашнем насилии изменить ситуацию в стране? И нужен ли он именно вам?

Сегодня на государственном телеканале в передаче «Пусть говорят» распространяли заказушную феминистскую пропаганду

Сегодня на государственном телеканале в передаче «Пусть говорят» распространяли заказушную феминистскую пропаганду

Снова рассказывали тысячу раз разоблаченную ложь об 14 тысячах убиенных в семьях женщин в год ( при том, что у нас ВСЕГО за год убито 8500 мужчин и женщин, по всем видам преступлений).

В качестве «оппонента» выставили какого-то непонятного блогера, который и сам двух слов связать не может, да ещё ему и рта раскрыть не дали.

Использовали несчастных девушек (а они этого не понимают думая, что им искренне сочувствуют). Давили на эмоции, а под соответствующим эмоциональным соусом цинично протаскивали одну мысль: о необходимости принятия закона о домашнем насилии. О чем и заявили в конце передачи.

Адекватно альтернативной точки зрения представлено не было.

[1]

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

[3]

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Источники

Литература


  1. Ваш домашний адвокат. Экстренная юридическая помощь. Советы Юриста. — М.: Мир книги, 2016. — 448 c.

  2. Краткий курс по теории государства и права. Учебное пособие. — М.: Окей-книга, Рипол Классик, 2016. — 144 c.

  3. Речи советских адвокатов. — М.: Юридическая литература, 2014. — 172 c.
  4. Смоленский, М. Б. Адвокатская деятельность и адвокатура в Российской Федерации (адвокатское право) / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2015. — 384 c.
  5. Валютное право; Юрайт — Москва, 2011. — 592 c.
Пусть говорят закон о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here