Психологическая помощь жертвам домашнего насилия

Инструкция: как помочь жертве домашнего насилия, если вы не специалист

В России активно обсуждается законопроект о домашнем насилии – подобные уже давно приняты в большинстве стран Европы и бывшего СССР, но в нашей Госдуме у него много противников. Пока депутаты обсуждают, навредит ли закон статусу мужчины как «главы семьи», многочисленные жертвы домашнего насилия остаются наедине с проблемой – и помочь им могут только некоммерческие организации или близкие. По просьбе «Собака.ru» руководительница петербургского Кризисного центра для женщин Елена Болюбах рассказала, что делать, если пострадал кто-то из ваших знакомых или друзей.

Что такое насилие?

Насилие – это причинение вреда другому человеку с использованием власти и контроля. Насилие почти всегда циклично – это действия, которые повторяются и, как правило, утяжеляются. Оно отличается от конфликта тем, что в нем есть иерархия, запугивание, страх одного перед другим. Конфликт – это когда два равных партнера не могут достигнуть соглашения (и это совершенно нормально), а насилие – это подавление воли партнера и подрыв его самооценки. Если женщина говорит: «Я не могу ему противостоять, иначе будет только хуже», «Я без него ничего не стою», «Я никому не буду нужна, от меня все отвернутся», если она не верит в свои силы, компетенции, то, вполне вероятно, она регулярно подвергается психологическому и физическому насилию. Часто женщина не хочет рассказывать, что с ней происходит, даже близким подругам, потому что в нашем обществе принято считать, что хорошие отношения – это критерий успешности женщины.

Что важно знать о людях, которые переживают насилие?

Есть множество стереотипов о том, как должны выглядеть насильник и жертва. Например, есть миф, что женщины могут сами тянуться к агрессорам, его часто транслируют наши клиентки. Они говорят: «Вылечите меня, потому что меня бьют». Мы стараемся уводить их от подобных взглядов, потому что ответственность за насилие всегда несет тот человек, который его совершает, вины пострадавшей в этом нет. Также есть мифы о провоцирующем поведении или материальной выгоде жертвы – их тоже нужно подвергать сомнению, потому что чаще всего женщины не уходят в первую очередь из-за страхов. Есть миф, что это у людей такая страсть – но это не имеет отношения к реальности, это попытка рационализации насильственных действий. Такие отношения ухудшают качество жизни, здоровье и самооценку, в отличие от здоровых.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Что делать до того, как пострадавшая попросила о помощи

Самое важное в помощи – это наличие запроса того человека, который подвергается насилию. Если вам кажется, что человек в опасности, необходимо сверить ваше представление о ситуации и то, что говорит он сам. Не стоит помогать тому, кто об этом не просит, даже если очень хочется – иначе самые благие намерения могут вызывать жесткое сопротивление, пострадавшая от вас отвернется и останется одна.

Пока запроса нет, стоит действовать максимально мягко. Для начала нужно спросить у человека, как он себя чувствует – задать вопрос, который не будет обязывать признаться. Можно прислать ссылку на материалы о том, как распознать насилие, написав «возможно, тебе будет интересно», или бросить буклет кризисного центра в почтовый ящик. Но у женщины всегда должна оставаться возможность сказать, что с ней все в порядке и ничего плохого не происходит.

Как помогать в ситуации насилия

От неспециалистов мы ожидаем помощи прежде всего в информировании и поддержке. Хорошо, если у вас получится создавать комфортное пространство для пострадавшей, свободное от осуждений, нареканий и принуждений. Стоит регулярно говорить, что вы готовы выслушать, поддержать. Можно дать ей книгу «Зачем он это делает» Ланди Банкрофта, ссылки на кризисные центры, например crisiscenter.ru (Петербург), sisters-help.ru (Москва). Здесь есть карта центров социальной и психологической помощи по всей стране. А здесь подробно расписаны законы, принципы и динамика домашнего насилия.

У нашего кризисного центра есть онлайн-приемная, в которую можно обратиться с любым вопросом – например, если женщина не понимает, совершается над ней насилие или нет. Психологи отвечают ежедневно по будням с 11 до 18, юристы – по субботам. Также есть телефон доверия 8-812-327-30-00.

Если у вас есть опасения за безопасность или здоровье женщины, стоит сопроводить ее в полицию или больницу – сотрудники могут вести себя некорректно и ей понадобится поддержка. У нас есть правовой сервис, на котором размещены шаблоны заявлений для разных случаев: сексуального или физического насилия, угроз убийством, расторжения брака или спорах о детях.

Можно вызвать скорую или полицию, уточнить, есть ли близкие люди, которым стоит позвонить. Увести в безопасное место – хотя бы в ближайшее кафе. Самую большую помощь оказывают те, кто просто не отворачивается, слушает и дает информацию.

Чего не нужно делать

Нельзя говорить «ничего страшного не случилось» – если речь идет о насилии, то это страшно. Не стоит пытаться переключить ее внимание, отвлечь, развеселить – это плохо работает. Не нужно срочно успокаивать пострадавшую, если она плачет, просить взять себя в руки и предлагать принять успокоительное – все реакции совершенно нормальны, это нужно человеку показать. Слезы, ненормативная лексика, обзывательства – это все уместно в таких обстоятельствах и нужно пережить. Ваша задача – давать воду, платки, слушать и не внушать вину.

Не стоит рассказывать о пострадавшей в соцсетях без ее согласия – даже если вы знаете вторую сторону. Это токсичная практика, из-за которой женщина может закрыться от любой помощи. Нельзя осуждать женщину за то, что она остается в этих отношениях, хотя все уже понимают, что они насильственные. Не стоит спрашивать «когда же ты наконец от него уйдешь», говорить «если ты завтра не уйдешь от него, не жалуйся мне». Уйти от насильника бывает очень тяжело и, испугавшись порицания, женщина может перестать общаться с вами и останется наедине с проблемой.

Как позаботиться о себе, помогая

Обычный человек не может и не должен работать как кризисный психолог, главное – не потерять контакт и оставаться для пострадавшей доброжелательным собеседником. Нужно договориться с собой на берегу, что вы готовы делать для этой конкретной женщины: возможно, ваших ресурсов хватит только на то, чтобы проинформировать – и это нормально. Возможно, вы сможете приютить ее у себя на время или оказать материальную помощь. А, возможно, в ваших силах только вызвать полицию. Стоит помнить, что если вы сказали человеку, что он может рассчитывать на вашу поддержку, это не значит, что вы несете ответственность за всю его жизнь. Если вы готовы слушать об избиениях, задавайте вопросы, а если нет – не надо, просто будьте рядом.

Как понять, что партнер потенциально опасен?

Часто женщины не распознают насильников на ранних стадиях, потому что многие характерные для них действия принято считать романтичными. Например, ревность – это не признак большой любви, а первый звоночек. Стоит насторожиться, если мужчина плохо отзывается обо всех предыдущих партнершах – вполне вероятно, спустя некоторое время девушка станет такой же ужасной, как и предшественницы. Также плохой знак, если молодой человек стремится декларативно принимать решения за возлюбленную: сначала это касается совместного досуга, потом – работы, ее друзей и родственников. Желание контролировать ее личное время, установка «мне можно – тебе нельзя» (это может касаться курения, алкоголя) – тоже ранние маячки, на которые стоит обратить внимание.

Читайте так же:  Развод общение с детьми

Психологическая помощь жертвам насилия

Проблема насилия в настоящее время становится одной из наиболее актуальных, она имеет не только психологический, но также социальный, медицинский и юридический аспекты. Насилие по своим последствиям относится к самым тяжелым психологическим травмам. Нарушения, возникающие в результате насилия, затрагивают все уровни функционирования человека: познавательную сферу, аппетит, сон, приводит к стойким изменениям личности. Пережитое в детстве насилие влияет на всю последующую жизнь человека.

Понятие насилие многозначно, оно используется не только в психологии, но и в юриспруденции. В разных науках насилие отождествляют с физическим, психологическим, экономическим ущербом, который люди наносят друг другу: насилие представляет собой целенаправленное ограничение свободы поведения, подчинение, нарушение прав и нанесения ущерба людям.Существует много форм насилия: домашнее насилие, война, террористические акты, захват в заложники, пленение и так далее.

Одним из частых явлений настоящего времени становится домашнее насилие. Домашнее насилие — это ситуация, когда один человек контролирует или пытается контролировать поведение и чувства другого члена семьи. Домашнее насилие это повторяющийся с увеличением частоты цикл физического, словесного, духовного, экономического оскорбления с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха. Домашнее насилие включает случаи жестокого обращения с детьми, насилие, направленное на супруга (или партнера в отношениях), на родителя (например, в случае престарелых родителей). Оно включает:

  • Физическое — пощечины, удары, побои, пинки, применение оружия.
  • Сексуальное — принуждение к интимности, действия сексуального характера, нежелательное для партнера.
  • Психологическое — изоляция от окружающего мира, угрозы, критика в адрес партнера, игнорирование.
  • Экономическое — материально зависимому члену семьи выделяется ограниченная сумма денег, о которой он должен полностью отчитываться, лишение партнера права голоса при рассмотрении проблем семьи, запрещение работать.

Для людей, подвергшихся насилию, характерны: низкая самооценка, извращенное представление о семье, о роли женщины в обществе, оправдание действий обидчика, чувство вины и отрицание чувства гнева, которые они испытывают по отношению к обидчику, уверенность, что никто не может помочь им в решении проблемы насилия, вера в миф о насильственных отношениях в семье как нормальных отношениях между партнерами.

Агрессоры — люди, которые подвергают насилию других людей, в детстве чаще всего так же подвергались насилию. Для агрессора, так же как и для жертвы, характерны: низкая самооценка, традиционные взгляды на роль мужчины в семье и обществе, обвинение других в действиях, которые совершают сами, восприятие насилия как адекватного паттерна в отношениях, быстро возникающие ощущения дискомфорта и психическое напряжение, которые отреагируются через агрессию.

Виктимология — специальная область научного знания, которая пытается ответить на вопросы, каким образом взаимодействует агрессор, ситуация и жертва. Виктимным называется поведение, которое в определенных обстоятельствах превращает человека в жертву. Факторами риска реализации программы поведения жертвы являются такие личностные качества как: конформность, нерешительность, робость, неуверенность.

[3]

В психологических исследованиях, посвященных проблеме насилия, рассматривается, так называемый, стокгольмский синдром. Стокгольмский синдром отражает специфическую связь жертвы и агрессора: жертва начинает сочувствовать агрессору, оправдывает его действия, отождествляет себя с агрессором. В разных исследованиях этот синдром описан как «синдром идентификации заложника», «синдром выживания заложника». В основе синдрома лежит механизм «идентификации с агрессором», описанный А. Фрейд.

Г. Хартманом была выявлена триада «агрессор — жертва — спасатель», которая представляет собой ролевые позиции, возникающие в ситуации агрессии. Эти позиции взаимосвязаны, так что жертва легко может стать агрессором или спасателем, а агрессор наоборот.

Психологическая помощь жертвам насилия представляет собой сложную задачу, поскольку люди, подвергшиеся и/или подвергающиеся насилию, находятся в тяжелом психоэмоциональном состоянии, испытывают стыд, вину, зачастую отрицая факт насилия, сохраняя произошедшее в тайне (особенно если это семейная ситуация). Для них могут быть характерны переживания ужаса, сверхбдительности, чувства безнадежности и бессилия, физиологическое и психическое напряжение, внутренний дискомфорт, нарушения сна, навязчивые воспоминания, суицидальные мысли.

Конечно, психологическая помощь жертвам насилия будет существенно отличаться в зависимости от ситуации насилия, ее многократности, масштабности, от возраста человека, пережившего насилие и так далее. Однако, в целом, можно выделить три этапа психологической работы: срочная (или первая) помощь, этап кризисной работы, исследовательский этап работы.

Срочная психологическая помощь жертвам должна быть направлена на стабилизацию их текущего психического и физиологического состояния и восстановление безопасности их жизнедеятельности. Важно помнить, что срочная помощь не предполагает глубокого психологического исследования, экспериментирования и так далее.

Правила оказания первой помощи жертвам насилия:

  • Не бросайтесь обнимать пострадавшего, избегайте лишнего телесного контакта. В крайнем случае, можно взять егоза руку или положить руку на плечо.
  • Не решайте за пострадавшего, что ему сейчас необходимо (он должен ощущать, что не потерял контроля над реальностью).
  • Не расспрашивайте о подробностях произошедшего, не обвиняйте.
  • Дайте почувствовать, что пострадавший может рассчитывать на вашу поддержку.
  • Если пострадавший начинает рассказ о случившемся, то не переспрашивайте о конкретных деталях, побуждайте говорить о чувствах, связанных с событием.
  • При необходимости можно сопровождать пострадавшего, например, если он идет в милицию подавать заявление или на опознание погибших родственников.

В кризисной работе с жертвами насилия основная цель психолога заключается в уменьшении и ликвидации травматических переживаний, чувства собственной неполноценности, ущербности, в формировании адекватной самооценки. На данном этапе важно дать возможность пострадавшему пережить сложные чувства, возникшие в ситуации. Данный этап работы может проводиться как в индивидуальном, так и в групповом формате. Индивидуальный формат позволяет создать более безопасную среду, тогда как в групповом формате пострадавший может получить больше поддержки и увидеть, что он не одинок. Вместе с тем, важно помнить, что целям кризисной работы больше удовлетворяют небольшие гомогенные группы (то есть состоящие из участников, имеющих схожую проблематику), существующие непродолжительное время (около двух месяцев).

При кризисном консультировании пострадавших важно:

  • Обеспечить возможно более полное принятие себя.
  • Помочь составить конкретный план действий в обстоятельствах, связанных с насилием.
  • Помочь определить основные проблемы.
  • Помочь в мобилизации систем поддержки.
  • Помочь в осознавании серьезности произошедшего.
  • Помочь осознать необходимость потратить время на выздоровление.
  • Выявить и укрепить сильные стороны личности пострадавшего.

После эмоционального отреагирования можно постепенно переходить к работе, направленной на исследование поведенческих паттернов и механизмов, обеспечивающих воспроизведение ситуации насилия. Целью данного этапа работы является репарация системы межличностных отношений. Этот этап работы является длительным и может продолжаться в течение нескольких лет.

Говоря об исследовании межличностных отношений, очень важно отметить специфику отношений психолог — клиент в работе с такими клиентами. Психолог часто вынужден участвовать в разыгрываемой клиентом динамике доминирования, подчинения и принуждения, являющихся характерными чертами отношений клиентов, развивающихся в ситуации насилия. Д. Дейвс и М.Д. Фраули выделяют восемь ролевых конфигураций таких терапевтических отношений:

  • Злоупотребляющий родитель и заброшенный ребенок;
  • Насильник и жертва;
  • Спаситель и ребенок, ожидающий спасения;
  • Совратитель и совращенный.

Каждая ролевая пара осязаемо воссоздается в процессе психологической помощи. Поскольку клиент в качестве средства коммуникации использует повторное разыгрывание, то постоянно существует вероятность повторного насилия как внутри, так и вне психотерапевтических отношений.

В процессе терапевтических отношений самоощущение клиентов, история жизни которых связана с насилием, очень переменчиво: то клиент переживает чувства ребенка, маленького, беспомощного и взволнованного перед могущественным взрослым, то — дистанцирован, обособлен и как бы «не здесь». У таких клиентов размыта граница между «сейчас» и «после», что вносит вклад в повторное переживание событий прошлого, как если бы они были частью событий настоящего. Такая неспособность клиентов делать свой опыт объектом рефлексии с опорой на язык и образование символов приводит к тому, что интенсивные переживания из прошлого вновь возникают в настоящем. Трудность для психотерапевта — в том, чтобы сохранить свою жизненность, оставаться одновременно и наблюдателем и участником действия, разворачивающегося в психотерапии.

Читайте так же:  Расчет взыскания неустойки по алиментам

Для клиентов — жертв насилия характерна склонность к диссоциации переживания: диссоциированное переживание не похоже на вытесненное, диссоциация отделяет переживание от памяти, переживание расчленяется отдельно на соматические, обонятельные, осязательные «воспоминания», отдельные аффективные «вспышки». Психические состояния переживаются как отчужденные, не мыслимые «лингвистически», ужасающий опыт клиента не может быть выражен словами. Именно поэтому рассказывание истории своей жизни, истории насилия становится очень важным.

С клиентами — жертвами насилия используются следующие методы психотерапии:
Психоанализ (З. Фрейда) — направлен на интеграцию ранее подавленных диссоциированных болезненных проявлений в общую структуру личности и анализ психологических причин их обусловливающих.

Аналитическая терапия (К.Г. Юнга) — позволяет прорабатывать травматические переживания на символическом, бессознательном уровне, что создает для клиента ощущение безопасности.

Экзистенциальная терапия (И. Ялом) — способствует преодолению переживания беспомощности, чувства потери контроля, исследованию и поиску жизненного смысла, восстановлению способности человека более полно присутствовать в своей жизни.

Адлерианская терапия — приводит к повышению социального интереса, позволяет осознавать механизмы поведенческих реакций.

Клиент-центрированная терапия (К. Роджерс) — помогает клиенту выразить себя, способствует интеграции глубинных переживаний и накопленного опыта с «Я-реальным».

Гештальт терапия (Ф. Перлз) исследует способы, с помощью которых, у клиента был прерван контакт с реальностью, направлена на восстановление творчества в контакте с собой и с окружающей средой.

Терапия реальностью (В. Глассер) — стремится побудить жертву взять на себя ответственность за различные жизненные ситуации и добиваться поставленных целей.

Когнитивно-поведенческая терапия (Ф. Зимбардо, С.Л. Франк, Ф. Шапиро, А. Эллис, А. Бек)- направлена на обучение пациента способам совладания с тревогой, страхами и негативными мыслями.

Семейная терапия (М. Боуэн, В. Сатир, Р. Минухин) — способствует гармонизации отношений между членами семьи, формированию адекватного отношения и адекватной поддержки членов семьи по отношению к пострадавшему от насилия.

Групповая терапия — помогает в осознавании ролевых стереотипов и поведенческих паттернов, способствует развитию новых форм контакта в группе.

Однако важно помнить, что любая форма психотерапии имеет свои ограничения и даже противопоказания в использовании. В частности, использование психоаналитической кушетки может вызвать у пострадавшего утяжеление симптоматики и в некоторых случаях спровоцировать психотическое состояние. При использовании символических методов работы важно, чтобы клиент имел достаточно высокий интеллектуальный уровень, в ином случае психологическая работа может обострять у него переживания неполноценности. Терапия реальностью, используемая на более ранних этапах психотерапевтической работы, совершенно противопоказана, так как провоцирует пострадавшего взять на себя ответственность за случившееся с ним. При использовании групповой терапии важно проводить предварительный отбор участников группы и оценивать способность потенциального участника справляться с тревогой. Слишком раннее использование группового формата работы может способствовать ретравматизации сложного участника.

ЭтикаЯ знаю о насилии в чужой семье — что делать?

Юрист, психолог и специалист центра «Анна» объясняют, как помочь близкому человеку

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который исключает из Уголовного кодекса наказание за побои в семье, если они совершаются менее двух раз за полгода. Таким образом, домашнее насилие может перейти в разряд административных нарушений. Обидчик отделается штрафом, общественными работами или заключением под стражу на 15 суток.

Проблема домашнего насилия в России для многих является табуированной темой, и жертвы зачастую не могут набраться смелости обратиться в кризисный центр или в полицию. В этом случае на помощь могут прийти родственники, друзья или коллеги. The Village разбирается, как можно помочь знакомому человеку, столкнувшемуся с побоями в семье, с помощью юриста, психолога и сотрудника кризисного центра «Анна».

Анна Ривина

кандидат юридических наук, руководитель проекта «Насилию.net»

Если вы подозреваете, что кто-то из знакомых или близких вам людей оказался в такой ситуации, постарайтесь не давить на человека и не высказывать резких суждений, чтобы он смог довериться вам и поведать о своей беде. Расскажите жертве о кризисных центрах и профильных психологах, к которым можно обратиться. Из подобных ситуаций практически невозможно выбраться без профессиональной помощи.

Что касается правовой стороны вопроса, единственное, что можно сделать в рамках закона, — это вызвать полицию: они имеют право взломать дверь в квартиру (правда, на свое усмотрение). Были случаи, когда соседи, услышав женские крики, вызывали полицию, а те приезжали и решали не вмешиваться, в итоге в квартире позже находили труп. То есть полицейские сами решают, как себя повести в таких ситуациях, но тем не менее право на взлом двери за ними закреплено по закону.

На данный момент статья «Побои» относится к делам частно-публичного обвинения, и дело по ней заводят либо по заявлению самого пострадавшего, либо по решению полиции. Новая редакция закона о насилии в семье, если ее примут без соответствующих коррективов, может лишить полицейских этой возможности.

Еще нужно помнить о существовании участкового. Он всегда может позвонить, попробовать зайти в квартиру, но это опять же зависит от желания и ответственности конкретного человека. Однажды я неделю не подходила к машине, а потом мне позвонил участковый, чтобы узнать, все ли у меня в порядке. Так что полиция может отслеживать и пресекать такие истории и по своей инициативе.

Виктор Заикин

кандидат психологических наук, старший преподаватель МГМУ И.М. Сеченова

Очень часто жертвы насилия не говорят о том, что их избивают, и тщательно все скрывают. Но если вам все-таки удалось об этом узнать, то необходимо выяснить, что жертва чувствует и думает по этому поводу. Ни в коем случае не надо приказывать немедленно бежать из этих отношений и спасаться, потому что если пострадавший не сделал это самостоятельно, значит, есть какая-то психологическая причина.

Скорее всего, это стокгольмский синдром или психология жертвы — человек думает, что заслуживает насильственного обращения. Очень часто пары, которые держатся на семейном насилии и садомазохизме, оказываются самыми прочными. Это парадокс, который возникает и при маниакально-депрессивном психозе. Человеку просто хорошо в этих отношениях — возникает практически состояние эйфории. И убедить его в необходимости такую связь разорвать бывает очень сложно.

Самый распространенный и эффективный способ в психологии по решению таких проблем — так называемое вмешательство, в котором участвует не только психолог, но и самый близкий социальный круг пострадавшего. Такая же система используется для прерывания запоев и лечения наркотической зависимости. Близкие жертвы должны собраться все вместе и под контролем психолога объяснить человеку, что надо выйти из насильственных отношений. Скорее всего, первая реакция будет негативной, но это эффективнее долгого разговора тет-а-тет или визита к психологу.

Другой вопрос, когда человек прекрасно осознает свое положение и просто боится усугубить ситуацию. В этом случае ему надо предоставить прямой выход из критического положения — предложить пожить у себя, подарить банковскую карту с деньгами и ПИН-кодом. В общем, предоставить ключ к свободе. Это одна из стадий вмешательства, когда жертва скрывается от насильника. Также важно каким-то образом решить ситуацию с обидчиком — либо объявить ему о конце отношений, либо обратиться в правоохранительные органы, если ситуация принимает опасный оборот.

Совершенно точно не стоит действовать у жертвы насилия за спиной — допустим, обращаться в полицию без ее согласия. Нет никакого смысла бить во все колокола, когда не решены внутренние противоречия пострадавшего. Любые отношения существуют в рамках очень устойчивой системы (особенно созависимые отношения), которую можно разрушить только изнутри, но никак не снаружи.

Читайте так же:  Раздел жилого дома на квартиры

Видео (кликните для воспроизведения).

Андрей Синельников

сотрудник центра по предотвращению насилия «Анна»

Важно понять, в каких отношениях состоят пострадавший от насилия и человек, который хочет помочь. Друзьям и родственникам проще говорить на такие темы, а если это, например, ваша коллега — можно попробовать зайти издалека, упомянув, что в России ситуация с домашним насилием достаточно тяжелая, и поинтересоваться, не сталкивалась ли она с такими проявлениями агрессии.

Первое, что нужно жертве насилия, — принятие и поддержка. Не нужно задавать жестких вопросов в обвинительной форме. Далее пострадавшей стоит позвонить по телефону доверия, потому что работники горячих линий вообще не имеют права давать советов, а только проговаривать и мягко выводить на путь решения проблемы. Это очень важный момент, потому что многие женщины приобретают синдром беспомощности и думают, что не могут себе помочь самостоятельно.

Если женщина уже решительно настроилась покинуть абьюзивные отношения, очень важно обратиться в травмпункт и зафиксировать следы побоев, даже если она не собирается обращаться в полицию.

Если жертва насилия просит не говорить о ее ситуации другим, этого делать правда не стоит. Лучше предложить свою помощь — возможность пожить в вашей квартире или предложить одолжить денег. Действуйте только в рамках желаний и потребностей пострадавшей.

И помните, если вы будете рассказывать о насилии в чужой семье третьим лицам, информация может дойти до обидчика, что приведет к очередному взрыву агрессии. Но если ситуация вошла в критическую фазу и есть угроза жизни, стоит напрямую обращаться в полицию и кризисный центр. Именно так поступают соседи, которые слышат крики за стеной.

[1]

Жестокий карантин: как спастись от домашнего насилия при самоизоляции

В России после введения режима самоизоляции растёт уровень домашнего насилия, сообщают правозащитники. При этом из-за угрозы распространения коронавируса в ряде центров для жертв домашнего насилия временно перестали принимать новых людей. Общественные организации перешли на удалённый режим работы, а полиция с 27 марта приостановила личный приём граждан в отделениях. Всё это, по мнению общественников, приводит к тому, что люди, которые подвергаются насилию со стороны домочадцев, не знают, куда и к кому обратиться.

После окончания режима самоизоляции, когда жертвы смогут покинуть квартиры, в которых сейчас они вынуждены жить с тиранами, количество обращений в полицию существенно увеличится, считают правозащитники.

«Из-за ограничительных мер, которые вводятся в регионах, люди не до конца понимают, как действовать, какие учреждения работают и в каком режиме», — пояснила куратор направления по защите прав женщин и детей правозащитной организации «Зона права», адвокат Валентина Фролова.

За десять дней работы горячей линии юристы этой организации получили 35 сообщений о рукоприкладстве в отношении женщин и детей со стороны домочадцев. При этом лишь в восьми случаях пострадавшие согласились оставить свои контактные данные.

До режима самоизоляции в организацию поступало примерно 30 аналогичных сообщений в течение двух недель, то есть количество обращений выросло более чем в полтора раза.

«Ситуация доходит до непоправимого»

Специалисты уверены, что число жертв домашнего насилия на самом деле превышает число поступивших обращений. Например, в Вологодской области в городе Сокол с населением 37 тыс. человек за первую неделю самоизоляции (с 30 марта по 5 апреля) полиция получила 70 сообщений о домашнем насилии от местных жителей.

«Пик пришёлся на выходные дни — 4 и 5 апреля, когда поступало до пяти тревожных звонков за 15 минут. Все они были отработаны нашими сотрудниками, которым пришлось работать в усиленном режиме», — сообщили в городской полиции.

Большинство заявителей, говорят общественники, отказываются писать обращения в полицию: чаще они просят не о юридической поддержке, а о консультации психолога или временном убежище.

Жительница Свердловской области рассказала правозащитникам, что она вместе с двумя малолетними детьми подвергается насилию со стороны мужа и его матери. По словам пострадавшей, мужчина страдает алкоголизмом и в припадках ярости избивает её и приковывает к батарее. Женщина ушла с детьми жить к своей бабушке, но пока не стала обращаться в полицию.

«Некоторые не готовы идти до конца по привлечению виновного к ответственности. Большинство просто описывают ситуации и на предложение юридического сопровождения говорят: «Хорошо, подумаем». Безусловно, каждый взрослый человек сам вправе принимать решение, но, исходя из нашей практики, могу сказать, что когда ситуация доходит до непоправимого, обращаются к нам уже не сами жертвы, а их родственники», — рассказал RT представитель «Зоны права» правозащитник Булат Мухамеджанов.

Юрист «Кризисного центра для женщин» Диана Рамазанова также говорит о росте числа жалоб на домашнее насилие.

«Количество обращений к нашим психологам увеличилось более чем в два раза, а вот у меня как у юриста количество обращений пошло на спад. Дело в том, что пострадавшие, обращавшиеся к нам ещё до изоляции, сейчас как раз должны были покинуть квартиры, где они живут со своими обидчиками. Вместо этого им приходится откладывать переезд в связи с самоизоляцией», — пояснила собеседница RT.

По словам Рамазановой, о насилии в семье чаще всего сообщают женщины, хотя с этой проблемой сталкиваются и пожилые люди, которые страдают от побоев и оскорблений собственных детей или других родственников.

Руководитель психологической службы центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова считает, что уровень домашнего насилия увеличивается с ростом тревожности среди населения.

«Многие люди сейчас потеряли работу, кто-то впервые оказался так близко к семье — бывает, что партнёры встречаются дома только по ночам, а теперь они целыми днями вместе. Агрессоры, которые привыкли использовать своего партнёра для снятия тревоги, прибегают к психологическому и физическому насилию. Кроме того, люди начинают выпивать, чтобы заглушить негативные эмоции, а это только усложняет ситуацию», — отмечает психолог.

Лучшая защита — уходить

Чтобы избежать первого или повторного случая домашнего насилия в условиях самоизоляции, важно не скрывать, что вам или вашим близким угрожает опасность от домочадцев. Правозащитники советуют предупредить соседей и попросить их вызвать полицию, если они услышат крики о помощи или продолжительный шум из вашей квартиры. Можно договориться с близкими людьми о кодовом слове, получив которое по звонку или смс, они вызовут полицию к вам домой.

Психолог Татьяна Орлова считает, что лучше попытаться уйти от абьюзера.

«Жизнь в квартире с агрессором непредсказуема — никто не знает, когда он может перейти к насилию. Лучше держать деньги, телефон и документы при себе, и в момент, когда вы предполагаете, что можете стать жертвой насилия, реагировать очень быстро и уходить», — поясняет она.

Несмотря на то что полиция временно приостановила личный приём обращений от граждан в отделениях, правоохранители по-прежнему обязаны оперативно реагировать на заявления о домашнем насилии — подать их можно по телефону или через сайт МВД.

«Если человек выходит из дома, чтобы доехать до врача и зафиксировать побои — это не является нарушением режима самоизоляции, — поясняет юрист Диана Рамазанова. — Очень важно сообщить о насилии в полицию, поскольку для возбуждения административного или уголовного дела должна проводиться судебно-медицинская экспертиза, а направление на неё выдаёт именно полицейский».

Если вы подверглись нападению со стороны близкого человека, то лучше при посещении врача лично попросить его рассказать об этом полиции.

«По закону врачи обязаны сообщить правоохранителям, что травма пациента получена в результате рукоприкладства», — рассказывает Рамазанова.

2 апреля девять НКО направили премьер-министру России Михаилу Мишустину официальное письмо, в котором предложили создать координационный центр быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, находящихся в совместной изоляции.

Читайте так же:  Отношение церкви к внебрачным детям

«Правозащитники оказывают поддержку жертвам насилия, но сложность в том, что в стране нет единого центра этой помощи. Мы предлагаем, чтобы им и стал координационный совет, который сможет обеспечивать безопасность людей, заявляющих о насилии, и содействовать в получении медицинской, психологической и правовой помощи, — отметила Валентина Фролова. — Профильные общественные организации готовы помогать в создании такого органа, но без государственной поддержки нам просто не хватит ресурсов для качественной поддержки пострадавших».

«Глобальная вспышка»

Случаи рукоприкладства в семьях в связи с вынужденной самоизоляцией резко участились по всему миру. Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер 27 марта заявил, что за первый месяц изоляции количество случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% по стране и на 36% — в Париже.

В британской национальной телефонной службе для пострадавших сообщили, что количество подобных звонков за субботу в первую неделю ужесточённого карантина увеличилось на 65% по сравнению с аналогичным днём неделей ранее, когда карантинные меры были менее жёсткими. О росте числа сообщений заявила и Национальная горячая линия по домашнему насилию в США.

В китайской провинции Хубэй, которая стала эпицентром распространения коронавируса, полиция в течение февраля, когда население находилось на жёстком карантине, получила вдвое больше жалоб на домашнее насилие по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом журналистам сообщили в местном центре помощи женщинам.

В ООН также признали проблему, назвав её общемировой.

«В последние недели по мере усиления экономического и социального давления и страха мы становимся свидетелями ужасающей глобальной вспышки насилия в семье», — заявил 5 апреля Генсек ООН Антониу Гутерреш.

Международная организация призвала правительства всех стран включить в национальные планы борьбы с коронавирусом положения о предотвращении насилия в отношении женщин и возмещении ущерба, причинённого в результате такого насилия.

Гутерреш заявил о необходимости увеличить господдержку профильным некоммерческим организациям и работающим в онлайн-режиме службам поддержки, установить аварийные системы сообщения об угрозе в аптеках и продуктовых магазинах, а также приравнять приюты к объектам жизнеобеспечения.

Общественные организации, куда можно обратиться за поддержкой в случае домашнего насилия:

«Зона права», +7 (917) 897-60-55 (WhatsApp, Telegram) — юридическая, информационная, психологическая поддержка

[2]

Консорциум женских неправительственных объединений, +7 (495) 690-63-48 — защита прав женщин

Центр «Насилию.нет» +7 (495) 916-30-00, [email protected]

Центр «Сестры», +7 (499) 901 0201, [email protected] — психологическая и информационная поддержка пережившим сексуальное насилие

Центр против насилия в отношении женщин «АННА», +7 (800) 7000 600 — юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия

Проект «Правовая инициатива», +7 (499) 678-21-37, +7 (981) 713-20-83

Женский кризисный центр «Китеж», +7 (916) 920-10-30 (WhatsApp) — юридическая и психологическая поддержка, помощь в трудоустройстве и съёме жилья

Особенности оказания психологической помощи детям, пострадавшим от насилия

Дети являются наиболее виктимной категорией и часто становятся жертвами в различных ситуациях. Они могут оказываться жертвами домашнего и/или школьного насилия, стать жертвами насилия на улице, оказаться заброшенными или беспризорными. М.Д. Асанова выделяет четыре основных типа насилия над детьми.

Рут Соонетс (2000) относит к насилию над детьми, наряду с насильственными действиями и заброшенностью, чрезмерную опеку. Под насильственными действиями она понимает: эмоциональное, физическое, психологическое, сексуальное насилие.

Среди факторов, провоцирующих домашнее насилие над детьми, можно выделить:

  1. Социально-экономические — низкий доход, безработица, фактор неполной и/или большой семьи, принадлежность к групповому меньшинству и так далее;
  2. Факторы, обусловленные структурой семьи и моделью общения -многодетность, воспитание родителем одиночкой, воспитание приемными родителями, наличие отчима/мачехи, конфликтные/проблемные отношения между супругами, межпоколенческая передача;
  3. Факторы риска, вызванные личностью родителя — низкий уровень социальных навыков, психические нарушения, наличие соматического заболевания, алкоголизация/наркотизация родителя;
  4. Факторы риска, связанные с особенностями ребенка — нежеланность ребенка родителями или его рождение после смерти другого ребенка, наличие у ребенка врожденных психических/физических нарушений, поведенческих особенностей (например, гневливости, импульсивности), личностных особенностей (аутизация), привычек, особенности его внешности.

В школе негативными факторами, обуславливающими насилие, могут выступать: плохой микроклимат в учительском коллективе, равнодушное отношение учителей к происходящему в классе и так далее. Школьное насилие оказывает на детей прямое и косвенное влияние. С одной стороны, агрессия, направленная на ребенка, приводит к переживанию им чувства затравленности, безысходности, отчаянию, снижению самооценки, нарушению идентичности. С другой стороны, позиция унижаемого снижает социальный статус ребенка в группе, другие дети перестают с ним дружить, что так же влияет на его самооценку, усиливает и без того тяжелые переживания. Отверженность может распространяться и на другие сферы: у ребенка могут появиться проблемы в учебе и поведении.

Одним из самых опасных по своим последствиям форм насилия над детьми является сексуальное насилие. По оценкам Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского ежегодно в России регистрируется 7-8 тысяч случаев сексуального насилия над детьми. Чаще всего жертвами насилия становятся дети в возрасте 3-7 лет. Признаками насилия могут являться:

  • телесные симптомы: оральные, анальные, вагинальные симптомы;
  • изменения в поведении ребенка: не соответствующая возрасту информированность в области половых отношений, интерес и игры сексуального содержания, соблазняющее поведение, сексуальное использование младших детей;
  • изменения в эмоциональном состоянии: замкнутость, отвращение, стыд, жестокость, отчуждение от родственников;
  • изменения в личности ребенка: смирение, неспособность себя защитить, принятие на себя родительской роли в семье, снижение самооценки;
  • появление невротических и психосоматических симптомов: боязнь оставаться наедине с определенным человеком, боязнь раздеваться (например, во время медосмотра), головные боли, боли в области желудка, сердца.

Одной из самых страшных форм сексуального насилия является инцест. Инцест (кровосмешение) — половая связь между близкими кровными родственниками (родителями и детьми, братьями и сестрами).Для семей, в которых происходит инцест, характерна дисфункциональность: коммуникативные связи слабые, границы в отношениях нарушены, матери часто теряют власть настолько, что не могут воспрепятствовать инцесту, типично беспрекословное подчинение младших старшим, высоко эмоциональное напряжение. Вокруг ребенка, перешагнувшего сексуальный барьер, с одной стороны, образуется интимный вакуум, сохраняется секретность происходящего с ним. С другой стороны, положение такого ребенка может стать привилегированным, девочка может пользоваться защитой отца, получать подарки, ее семейный статус может стать выше статуса матери. В семье, где много детей, инцестуозные отношения могут продолжаться со всеми детьми одновременно/последовательно или затрагивать только кого-то из детей. При этом секретность сохраняется таким образом, что каждый из детей может не знать, что его братья/сестры тоже жертвы. Секретность в таких семьях поддерживается за счет изоляции жертвы, угроз, обмана или подкупа ребенка.

Психологическая работа с детьми, подвергшимися насилию, очень сложна. Она требует от психолога чуткости, медленности и аккуратности. Дети, пережившие насилие, нуждаются в особом внимании, понимании и поддержке со стороны психолога. Наличие у них сильного чувства вины не позволяет им обсуждать свою проблему напрямую: они считают, что каким-то образом спровоцировали атаку по отношению к себе (особенно в случае сексуального насилия). Стыд за себя не дает детям раскрываться. Поэтому в работе с детьми важно избегать закрытых или направляющих вопросов.

Общей целью в работе с детьми, пережившими насилие (как и со взрослыми), является уменьшение и ликвидация травматических переживаний, преодоление чувства собственной неполноценности, вины и стыда. В работе с ребенком важно поддерживать его способность дифференцировать взаимодействия с окружающими людьми, способствовать его личностному развитию.

Беседуя с ребенком, важно, прежде всего, оценить свое отношение к насилию. Взрослый, имеющий собственные проблемы в данной области, может столкнуться со значительными трудностями, ему будет труднее вызвать у ребенка доверие.

Читайте так же:  Можно ли уволить мать одиночку с ребенком

Следует с большой осторожностью использовать групповые методы работы, особенно на начальных этапах после случившегося. Консультирование лучше проводить в игровом кабинете или релаксационной комнате, а не в классе. Встречаться с ребенком лучше в одном и том же пространстве, а не в разных местах. Процесс консультирования идет успешнее, если ребенок может контролировать дистанцию между собой и взрослым. При оптимальном варианте психолог располагается напротив ребенка (или под углом), а рядом находится журнальный столик, чтобы ребенок мог прятаться, используя его как барьер. Прежде, чем работать с ребенком, необходимо собрать информацию о самом ребенке, его семье, интересах, ситуации насилия.

При установлении контракта с ребенком на психологическую работу с ним важно учитывать феномен сопротивления. Дети жертвы насилия -испытывают сильный страх при встрече с любым незнакомым человеком, а так же при посещении нового места. Часто они не знают, куда и зачем ведут их родители. Это может оказать влияние на формирование у ребенка негативных ожиданий от встречи. У ребенка могут возникать следующие вопросы:

  • Кто такой психолог, зачем туда идти?
  • Что подумают мои друзья, если узнают об этом?
  • Будет ли мне больно?
  • Сколько я там пробуду?
  • Смогу ли уйти оттуда, если мне не понравится?
  • Что я должен говорить о своей семье, неужели я должен говорить что-то плохое?
  • Расскажет ли этот взрослый другим то, что я ему рассказал?

В ситуации консультирования ребенок может беспокоиться за свою автономию, отказываться говорить или что-то делать. Дети жертвы насилия могут сердиться на психолога, испытывать страх рассказать то, что с ними произошло. Сопротивление может проявляться: в избегании контакта глаз, опоздании, враждебности, прятании (за мебелью) и так далее.

Преодолению сопротивления ребенка помогает интерес, дружелюбие, искренность и теплота, которая исходит от психолога. Только в этом случае (возможно не сразу) ребенок почувствует себя услышанным и сможет доверять. Важно, чтобы ребенок чувствовал себя комфортно в кабинете специалиста, это достигается постоянством места и времени консультации, защищенностью (никто не входит в кабинет во время работы, нет телефонных звонков, консультации начинаются вовремя). Нарушение этих простых правил разрушает для ребенка безопасность его присутствия и в конечном счете разрушает саму психологическую работу.

Иногда в начале работе с детьми бывает важно продиагностировать ситуацию насилия и определить феноменологию переживания ребенка. Обследование обычно проводится в форме игры или игровых заданий. Возможны следующие варианты заданий:

  • Игра с куклами: для детей от 2 до 7 лет;
  • Рисование: для детей от 5 лет;
  • Рассказывание историй: для детей школьного возраста, имеющих достаточные вербальные способности и хороший словарный запас.

Игра с куклами. Дети, которые не испытывали насилия, воспроизводят в игре повседневную жизнь. Дети, пережившие насилие (особенно сексуальное), часто раздевают кукол, разглядывают их, кладут вместе в кровать, проигрывают соответствующие роли.

Рисование. Рисунки детей служат потенциальными индикаторами насилия. Для диагностики особенностей контакта ребенка со средой можно использовать рисунки на тему: нарисовать картинку о своей семье, нарисовать картинку о себе самом, спонтанное рисование.

Для рисунков детей, переживших насилие, характерны: зачернение рисунка, излишняя штриховка (особенно в области рта или гениталий), агрессивные и устрашающие предметы (например, ножи), прорисованная мимика (слезы, нахмуренные брови), чересчур выделенные и в изобилии нарисованные волосы или полное их отсутствие (свидетельствует о тревожности, растерянности, неадекватности), отсутствие рук на рисунке (потеря контроля над событиями, чувства вины), отсутствие на рисунке нижней части тела, выделенные фаллические символы и так далее.

Рассказывание историй. Рассказывание историй может быть: по стандартным картинкам, по специально разработанным тестам. Во время рассказа ребенка важно обратить внимание на его комментарии к изображенным лицам, реакции страха, волнение. Воспоминание о пережитом насилие может возникать в ходе рассказа в зависимости от того, как часто ребенок подвергался насилию, сколько времени прошло с последнего случая и насколько он был травмирован.

В работе с детьми — жертвами насилия можно использовать различные психотерапевтические подходы. Однако наиболее подходящим видом психологической работы для детей до 12 лет является игровая терапия. Игра — это единственная деятельность ребенка, имеющая место во все времена и у всех народов. Детей не нужно учить играть: они играют спонтанно, охотно, с удовольствием, не преследуя никаких целей. З. Фрейд писал, что «в игре каждый ребенок подобен писателю: он создает свой собственный мир, или, иначе, он устраивает этот мир так, как ему больше нравится. Ребенок относится к игре очень серьезно и щедро вкладывает в нее свои эмоции» [цит. по 45: с.19]. Согласно Ж. Пиаже игра является мостиком между конкретным опытом и абстрактным мышлением, и именно символическая функция игры является особенно важной. В игре ребенок на сенсо-моторном уровне демонстрирует с помощью конкретных предметов, которые являются символом чего-то другого, то, что он когда-либо прямым или косвенным образом испытал. Игра придает конкретную форму и выражение внутреннему миру ребенка. Главная функция игры в работе с ребенком — превращать нечто в поддающиеся контролю ситуации.

В настоящее время существуют разные формы игровой терапии, в том числе директивная игровая терапия, недирективная игровая терапия, игровая терапия в рамках гештальт подхода, игровая терапия в рамках психоаналитического подхода.

При использовании директивной игровой терапии психолог использует игру как средство интерпретации, наблюдая за игровым процессом и сюжетом. В определенные моменты в ходе разговора психолог помогает ребенку осознать свои мысли и чувства, а так же то, как игровая ситуация связана с реальной жизнью, в частности с перенесенным насилием. Психолог направляет деятельность ребенка таким образом, чтобы «отыграть» травматическую ситуацию, сопутствующие ей мысли и чувства и новые, более конструктивные способы выхода из нее.

Недирективная игровая психотерапия. Данный подход основан на идее К. Роджерса о том, что у каждого человека есть подсознательное стремление к независимости, личностному росту и зрелости, поэтому ребенка важно принимать таким, какой он есть, а не таким, каким его хотели бы видеть взрослые. Психолог дает возможность ребенку почувствовать, что он свободен в выражении своих чувств и мыслей, отражает его реакции на вербальном и невербальном уровнях.

Игровая терапия в рамках гештальт подхода направлена на исследование неудовлетворенных потребностей ребенка. То, какие чувства и реакции вызывает у окружающих желания ребенка (прямое высказывание о потребностях), определяет способ его обращения со своими потребностями: он может их заметить, проигнорировать, испугаться, застыдиться. В контакте с психологом, ребенок может лучше узнать свои потребности, научиться говорить о них, развить адекватные границы, восстановить способность к творческому приспособлению.

Видео (кликните для воспроизведения).

В психоаналитическом подходе игровая техника рассматривается как средство анализа бессознательного: предполагается, что, как и поведение взрослых, детская игра направляется скрытыми мотивациями и свободными ассоциациями. Психоаналитическая игровая терапия позволяет проникнуть в бессознательное, вскрыть прошлое и усилить «эго» ребенка.

Источники

Литература


  1. CD-ROM. Теория государства и права. Учебник для вузов. — Москва: Высшая школа, 2014. — 991 c.

  2. Кучерена, А. Г. Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России: моногр. / А.Г. Кучерена. — М.: Юркомпани, 2017. — 432 c.

  3. Ромашкова И. И. Жилищное право; Питер — Москва, 2009. — 160 c.
  4. Практика адвокатской деятельности / Под редакцией Л.И. Трунова. — М.: Юрайт, 2016. — 748 c.
  5. Фохт-Бабушкин, Ю.У. Искусство в жизни человека. Конкретно-социологические исследования искусства в России конца XIX — первых десятилетий XX века. История и методология / Ю.У. Фохт-Бабушкин. — М.: Алетейя, 2016. — 788 c.
Психологическая помощь жертвам домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here