Проблема домашнего насилия преувеличена

Содержание

Проблема домашнего насилия преувеличена

В Минюсте ответили на письмо близких жертв домашнего насилия, которые просили проверить на профпригодность заместителя ведомства Максима Гальперина, назвавшего «преувеличенным» «масштаб проблемы» насилия в семье. Об этом «Медиазоне» сообщили в правозащитной организации «Зона права».

В документе говорится, что меморандум российских властей, который вызвал претензии родственников, формируется с учетом требований Конвенции прав человека и основных свобод.

Также при составлении позиции российских властей учитываются данные национальных судов и статистические данные. «При выстраивании своей аргументации по конкретному делу Минюст России исходит из требований прецедентной практики ЕСПЧ по аналогичным делам», — говорится в документе.

При этом представитель Минюста подчеркивает, что проблема домашнего насилия актуальна для России и «государство обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой». В ведомство также заверили, что поддерживают проект закона о профилактике семейно-бытового насилия.

В ноябре «Коммерсант» опубликовал ответы Минюста, подписанные Гальпериным, на вопросы Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по жалобам россиянок, подвергшихся домашнему насилию.

Как писала газета, Гальперин выразил мнение, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его (домашнего насилия — МЗ) дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены». Позже Минюст обвинил газету в неправильном переводе его позиции с английского языка.

Подробнее о проблеме домашнего насилия в России

http://zona.media/news/2019/12/24/otvet-minust

Минюст назвал преувеличенными масштабы домашнего насилия в России и заявил о дискриминации мужчин: их меньше и они молчат

Минюст России считает, что домашнее насилие не является серьезной проблемой в стране, а «масштабы его дискриминационного воздействия на женщин достаточно преувеличены». Ведомство не видит необходимости в отдельном законе о домашнем насилии, так как ответственность за различного рода посягательства на жизнь и здоровье уже предусмотрена в Уголовном и административном кодексах РФ.

Такая позиция высказана в официальном ответе замминистра юстиции Михаила Гальперина Европейскому суду по правам человека (ЕСПЧ), где рассматриваются дела четырех жертв домашнего насилия, включая Маргариту Грачеву, которой муж отрубил кисти рук. Все четыре россиянки пожаловались в ЕСПЧ на неспособность российских властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации, пишет «Коммерсант».

Суд направил правительству РФ ряд вопросов: есть ли в стране законодательная база для наказания за все формы домашнего насилия и обеспечения гарантий для жертв; признают ли российские власти серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия и связанной с ним дискриминации женщин; есть ли в стране системная проблема нарушения прав женщин и требует ли она общих мер.

В ответе Минюста говорится, что пострадавшие женщины своими жалобами пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

Неожиданный вывод сделан и о жертвах дискриминации: в министерстве считают, что мужчины в случаях домашнего насилия страдают от дискриминации больше, так как «они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола». Доказательств тому, что насилию в семье подвергаются преимущественно женщины, нет, заявили в Минюсте. И сослались на общую статистику по насильственным преступлениям, повлекшим тяжкие последствия для здоровья или смерть, где «большинство пострадавших являются мужчинами».

В ведомстве добавили, что законодательство РФ «полностью соответствует семейно-охранительному подходу, согласно которому чрезмерное вмешательство государства в частную и семейную жизнь нарушает право личности на неприкосновенность частной жизни. В том числе и ее выбор урегулировать ситуацию с обидчиком ради сохранения личных отношений в семье, а не оставлять этот вопрос на усмотрение органов государственной власти».

Адвокат Мари Давтян, которая представляет в ЕСПЧ интересы Маргариты Грачевой и еще одной женщины, назвала заявление о дискриминации мужчин «каким-то троллингом, который даже невозможно обсуждать всерьез». Давтян входит в парламентскую рабочую группу по разработке законопроекта о домашнем насилии и, по ее словам, «на заседаниях у представителей Минюста в целом нет принципиальных возражений против такого закона».

Отметим, что против законопроекта о семейном насилии активно выступают православные и родительские организации, которые считают, что он «нарушает право родителей на воспитание детей», а также направлен на «дискриминацию мужчин и разрушение семьи». Противники инициативы считают, что законопроект лоббируют радикальные феминистки, «иноагенты» и защитники прав ЛГБТ, нацеленные на «уничтожение традиционных и нравственных ценностей». Авторам законопроекта — депутату Госдумы Оксане Пушкиной, адвокатам Алексею Паршину и Мари Давтян и создательница сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алене Поповой — угрожают расправой в соцсетях.

http://www.newsru.com/russia/19nov2019/domnasilie.html

Россия ответила ЕСПЧ на запрос о домашнем насилии

Российское правительство не рассматривает домашнее насилие в качестве «серьезной проблемы» и считает, что его масштабы в стране «достаточно преувеличены». Такая позиция высказана в официальном ответе Минюста в ЕСПЧ, где рассматриваются дела четырех женщин, включая Маргариту Грачеву, которой бывший муж отрубил кисти рук. Более того, российские власти предполагают, что в ситуации домашнего насилия мужчины больше страдают от дискриминации, поскольку в их случае не принято просить о защите от лиц другого пола. Авторы документа делают вывод, что России не нужен отдельный закон о домашнем насилии, а пострадавшие женщины «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

Летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации. Все эти дела ранее широко освещались в российских СМИ. Наталью Туникову регулярно избивал гражданский партнер; когда он попытался сбросить ее с 16-го этажа, женщина ударила его ножом. Суд признал ее виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, но позже амнистировал. Елена Гершман пережила девять эпизодов тяжелых избиений со стороны бывшего супруга, из-за декриминализации домашнего насилия ей отказали в возбуждении уголовного дела. Также бывший муж похитил у нее маленькую дочь, вывез в другую страну и полтора года не давал им видеться. Ирину Петракову избивал и насиловал муж; он продолжал ее преследовать и бить даже после развода — однажды нанес женщине побои прямо на выходе из зала суда. Его приговорили к общественным работам, но позже и это наказание было отменено.

Читайте так же:  Выплаты за роды третьего ребенка

Самое известное дело из четырех — история Маргариты Грачевой. Муж избил ее, когда она предложила развестись. Полиция не отреагировала на жалобы женщины, после этого супруг вывез ее в лес, где топором отрубил кисти рук. Мужчину приговорили к 14 годам колонии строгого режима.

« Пострадавшие подали жалобы независимо друг от друга, даже в разные годы,— подчеркнула в беседе с “Ъ” адвокат Ольга Гнездилова из «Правовой инициативы» (эта НКО сопровождает жалобу Елены Гершман).— Но они говорят о схожих нарушениях, поэтому ЕСПЧ принял решение объединить жалобы и задать по ним общие вопросы сторонам».

Среди прочего суд спросил, существует ли в России «законодательная база для наказания за все формы домашнего насилия и обеспечения гарантий для жертв». Также ЕСПЧ интересовался, признают ли российские власти серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия и связанной с ним дискриминации женщин. Последний вопрос в списке: есть ли в стране системная проблема нарушения прав женщин и требует ли она общих мер? «Если суд вынесет по нему решение, то государство получит список рекомендаций и сроки их выполнения»,— пояснила госпожа Гнездилова.

[3]

Жертва домашнего насилия рассказала “Ъ” подробности своих исков к России в ЕСПЧ

В распоряжении “Ъ” оказался официальный ответ от правительства РФ, который был в конце октября направлен в ЕСПЧ. Документ на английском языке подписан заместителем министра юстиции РФ Михаилом Гальпериным. В нем говорится, что «посягательство на физическое лицо карается независимо от пола потерпевшего и от того, было ли оно совершено членами семьи, партнерами или третьими лицами» (здесь и далее перевод “Ъ”). Авторы ответа признают, что в России домашнее насилие «никогда не рассматривалось в качестве отдельного преступления», но указывают, что УК и КоАП РФ «содержат более 40 уголовных и не менее пяти административных положений, касающихся различных актов насилия в отношении личности». В качестве примера они приводят «умышленное причинение вреда здоровью» различной тяжести, «нанесение побоев», «пытки» и другие статьи кодексов.

Правительство признает, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но подчеркивает, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены». Говоря о дискриминации, авторы документа делают неожиданный вывод: «Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола». Также в документе говорится, что по статистике о насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, «большинство пострадавших являются мужчинами».

Половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

«Российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия,— говорится в документе.— Правительство вновь заявляет, что нет особой необходимости в принятии конкретных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье, до тех пор пока существующие средства правовой защиты такого же характера остаются эффективными». Законодательство РФ «полностью соответствует семейно-охранительному подходу, согласно которому чрезмерное вмешательство государства в частную и семейную жизнь нарушает право личности на неприкосновенность частной жизни. В том числе и ее выбор урегулировать ситуацию с обидчиком ради сохранения личных отношений в семье, а не оставлять этот вопрос на усмотрение органов государственной власти», поясняют в Минюсте.

«Разумеется, мы не согласны с таким ответом,— заявила “Ъ” Ольга Гнездилова.— Практика показывает, что существующего законодательства недостаточно для защиты женщин. Дела этих четырех заявительниц демонстрируют неэффективность системы». По ее мнению, насилие не относится к вопросам «семейной жизни». «Государство обязано защищать жизнь и здоровье лиц, проживающих на его территории. И вмешательство в семью возможно в целях защиты прав, свобод и жизни людей»,— сказала госпожа Гнездилова. Она добавила, что разочарована рассуждениями представителей РФ о несерьезности проблемы домашнего насилия и предположениями о «мужской дискриминации»: «Видимо, тут просто непонимание специфики домашнего насилия, статистики, по которой женщины являются подавляющим большинством жертв этого вида преступления».

Как в Госдуме обсудили очередную версию проекта о профилактике домашнего насилия

Адвокат Мари Давтян (представляет в ЕСПЧ интересы Ирины Петраковой и Маргариты Грачевой) назвала заявление представителей РФ о дискриминации мужчин в делах о домашнем насилии «каким-то троллингом, который даже невозможно обсуждать всерьез». Она входит в парламентскую рабочую группу по разработке законопроекта о домашнем насилии — и, по ее словам, «на заседаниях у представителей Минюста в целом нет принципиальных возражений против такого закона». «Скорее всего, за ответ ЕСПЧ у них отвечает один департамент, а за закон — другой, и получается такая несогласованность»,— предполагает госпожа Давтян.

http://www.kommersant.ru/doc/4163633

«Масштабы проблемы преувеличены»: Минюст ответил на вопросы ЕСПЧ о домашнем насилии

Минюст России направил официальный ответ Европейскому суду по правам человека на вопросы о домашнем насилии в связи с жалобами четырех россиянок на неспособность властей защитить их права. Выдержки из документа приводит « Коммерсант ».

Европейский суд поинтересовался, признают ли российские власти серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия и есть ли в стране системная проблема нарушения прав женщин.

В ответе за подписью замминистра юстиции Михаила Гальперина говорится, что домашнее насилие в России, как и в любой другой стране, существует, но «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены».

Кроме того, в ведомстве предположили, что мужчины страдают от домашнего насилия не меньше женщин. Более того, они подвергаются дискриминации, так как в отличие от женщин не могут пожаловаться.

«Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола», — говорится в ответе Минюста.

Также в документе утверждается, что, по статистике о насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, «большинство пострадавших являются мужчинами».

В ЕСПЧ сейчас рассматриваются дела четырех россиянок, включая Наталью Туровникову, которая ударила партнера ножом, когда тот пытался сбросить ее с 16-го этажа. Женщину признали в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, но позже амнистировали. Также европейский суд рассматривает жалобу Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук после предложения развестись.

Читайте так же:  Месяц после развода в суде

Сейчас в России готовится законопроект о домашнем насилии. Ожидается, что документ внесут в Госдуму до конца года.

http://esquire.ru/articles/137574-masshtaby-problemy-preuvelicheny-minyust-otvetil-na-voprosy-espch-o-domashnem-nasilii/

Сами не разберутся! Юристы спорят, нужен ли закон о домашнем насилии

С одной стороны, вроде бы достаточно обычного уголовного законодательства, но с другой – в семейной ситуации есть своя специфика

В России не утихают страсти вокруг закона о домашнем насилии. И сторонники, и противники его принятия проводят свои акции. Так вчера в Москве состоялся очередной митинг за срочное приятие этого закона, на котором собралось около тысячи человек.

В числе прочих был там и политик, член партии «Яблоко» Кирилл Гончаров, который оставил в своем блоге такую запись:

«40% наших соотечественников считают, что «жертва виновата сама», большинство женщин боятся обращаться в правоохранительные органы по факту избиения со стороны партнера, и к сожалению под этим страхом есть основания, ведь полицейские не спешат открывать дела и в лучшем случае, все закачивается профилактической беседой, и это несмотря на удручающую официальную статистику: В 2018 году около 25 тысяч женщин в России пострадали от домашнего насилия. Кстати, насилие носит не только физический характер, но и психологический, сексуальный и даже материальный.

Молчать нельзя. Необходим закон о домашнем насилии, необходима публичная огласка каждого такого случая, необходимо повышать сознания граждан.

Бьет — не значит любит. Бьет — значит преступник!»

Издания «Медиазона» и «Новая газета» посвятили этой теме большой материал, в котором приводятся и такие, удручающие факты. Каждый год несколько сотен женщин в России оказываются в заключении по обвинению в убийстве. Несмотря на рассуждения Минюста о том, что проблема домашнего насилия в стране «существенно преувеличена», журналистское исследование показывает, что большинство осужденных по таким делам женщин были вынуждены защищаться от агрессии со стороны своих родных или партнеров.

Вместе с тем, споры о необходимости такого закона развернулись и среди юристов. Так, например, юрист Юлия Николаева пишет в своем блоге:

«Только вдумайтесь — «противники закона о домашнем насилии.» Иными словами, сторонники этого самого насилия. Как сказал один из этих чумных, такой закон подрывает основы православия и традиционного русского представления о семье и семейных ценностях. То есть побои — это семейная ценность и одна из основ православия. «Да убоится жена мужа своего.» Россия, XXI век.

Вспоминается, как году в 1998 мы выехали на очередное «бытовое убийство». Обычная семья. Муж — инженер на заводе, жена — учительница биологии в средней школе, двое детей, собака. Пил, бил. Много лет. Обращалась в милицию. Отвечали в духе «убьет — приходите». В итоге, после очередного избиения, она задушила его собачьим поводком. Еще раз — собачьим поводком. На убийство по неосторожности не тянуло. Состояние аффекта тоже не катило.

Осудили за умышленное убийство без отягчающих и дали ниже низшего, но все равно реально. Года 3, по-моему. Уже тогда всем было очевидно, что необходим отдельный закон именно о домашнем насилии, учитывающий всю его специфику.

НО, на мой взгляд, закон — это полдела. Нужно качественное изменение в отечественном менталитете, причем не только мужском, но и в женском. Очень уж терпимое восприятие в обществе именно домашнего насилия от «в семье всякое бывает» до «бьёт, значит любит». Поищите в развитых странах аналог русскому «бабская доля», не найдёте. В этом вопросе Россия куда ближе к Гватемале и Сальвадору, нежели к Европе или Америке. »

В комментариях к этому посту юрист Глеб Хойт возражает своей коллеге:

«Мне, как юристу, непонятно, если честно, зачем нужен отдельный закон именно о домашнем насилии. Есть УК. Есть побои — вперёд, в тюрьму. И разницы тут совершенно нет, жену побил или тётку на улице. Ок. Если хотите усилить ответственность, внесите дополнительный квалифицирующий пункт в статью, наравне с повторность или другими отягчающими. Какой смысл городить отдельный закон? Мне кажется, вся проблема не в статье, а как во всем в РФ, в их применении. Тут нужно не закон вводить, а всё же заставить полицию работать, а не ерундой заниматься. Хотя там же митинги, куда уж там до работы! Нужно же студентов разгонять, а не побои предотвращать!»

На что Николаева резонно отвечает:

«Ты помнишь раньше была статья частного обвинения «побои, нанесённые из личной неприязни»? Так вот не работала она с домашним насилием. По разным причинам — жены часто отзывались заявления и дело прекращалось за примирением сторон, менты отказывались регистрировать такие заявления, потому что «сами разберетесь». У этих дел много специфики и одним пунктом к существующей статье ее не отразишь. Равно как и процессуально она должна оформляться иначе. Во всех развитых странах это именно отдельный закон. »

http://newizv.ru/article/general/26-11-2019/sami-ne-razberutsya-yuristy-sporyat-nuzhen-li-zakon-o-domashnem-nasilii

Минюст назвал масштабы проблемы домашнего насилия преувеличенными

Такую позицию Министерство юстиции РФ высказало в официальном письме ЕСПЧ, где рассматриваются дела женщин, пострадавших от домашнего насилия. Кроме того, в министерстве считают, что мужчины больше страдают от дискриминации в случае домашнего насилия.

Летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех женщин, которые заявили, что государственная власть не защищает их от дискриминации и домашнего насилия. С копией письма Минюста ЕСПЧ ознакомилась газета «Коммерсант».

Письмо подписал заместитель министра юстиции Михаил Гальперин. В тексте письма правительство признает, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены».

Министерство ссылается на некую статистику, согласно которой пострадавшими от насильственных преступлений, повлекших смерть или причинение тяжких последствий здоровью, в большинстве становятся мужчины.

«Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола», — пишет Минюст ЕСПЧ.

Минюст предположил, что женщины, которые обратились в ЕСПЧ, пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации». Министерство уверяет, что «российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия».

В России разрабатывается специальный закон о профилактике семейно-бытового насилия — недавно в документе появилось понятие «Преследование». Законопроект о домашнем насилии должен дать жертвам право на реабилитацию и охранный ордер от агрессора. Нападавших же будут отправлять на тренинги по работе с гневом.

Читайте так же:  Плюсы развода для женщины с детьми

Центр «Насилию.нет» сообщает, в 95% случаев домашнего насилия именно женщины являются жертвами агрессии, погибшими от рук мужей.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.asi.org.ru/news/2019/11/19/minyust-domashnee-nasilie/

Власти России считают, что масштабы домашнего насилия в стране «достаточно преувеличены»

Правительство РФ не считает домашнее насилие «серьезной проблемой». Его масштабы в стране «достаточно преувеличены». Такое мнение высказал Минюст РФ в официальном ответе в ЕСПЧ, где рассматриваются дела нескольких жертв домашнего насилия. В их числе — Маргарита Грачева, которой бывший муж отрубил кисти.

Летом 2019 года Европейский суд по правам человека направил российским властям вопросы по делам четырех россиянок. Те пожаловались, что власти не могут защитить их от домашнего насилия, а также на дискриминацию. Дела всех четырех широко освещались в СМИ. Все женщины независимо друг от друга обратились в ЕСПЧ в разные годы, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на адвоката Ольгу Гнездилову из НКО «Правовая инициатива», которое сопровождает одну из жалоб. ЕСПЧ объединил жалобы и задал России по ним общие вопросы.

Мужчине, отрубившему руки жене из ревности, вынесли приговор

В частности, европейский суд поинтересовался, есть ли в России «законодательная база для наказания за все формы домашнего насилия и обеспечения гарантий для жертв», а также признают ли российские власти серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия и связанной с ним дискриминации женщин. Последний вопрос в списке: существует ли в России системная проблема нарушения прав женщин и требует ли она общих мер? «Если суд вынесет по нему решение, то государство получит список рекомендаций и сроки их выполнения», — пояснила Гнездилова.

Власти дали официальный ответ, его подписал замминистра юстиции РФ Михаил Гальперин. В нем власти признают, что в России существует насилие в семье. Но подчеркивают, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены».

Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

При этом правительство считает, что «жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации». Логика проста: они находятся в меньшинстве, от них не ждут просьб защитить от жестокого отношения со стороны женщины. А статистика о насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, и вовсе гласит, что «большинство пострадавших являются мужчинами».

По мнению авторов ответа, четыре россиянки своими жалобами в ЕСПЧ пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

http://www.znak.com/2019-11-19/vlasti_rossii_schitayut_chto_masshtaby_domashnego_nasiliya_v_strane_dostatochno_preuvelicheny

Проблемы домашнего насилия Минюст назвал преувеличенными

Минувшим летом Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) направил правительству России вопросы по делам четырёх россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от домашнего насилия. В ответе российского Минюста говорится, что масштабы домашнего насилия в России «достаточно преувеличены».

Между тем одним из дел, по которым ЕСПЧ направлял свой запрос, было дело тогдашней жительницы подмосковного Серпухова, а ныне Санкт-Петербурга М аргариты Грачёвой, которой бывший муж отрубил кисти рук. Однако, российские власти предполагают, что в ситуации домашнего насилия мужчины также и даже больше женщин страдают от дискриминации, поскольку в их случае не принято просить о защите от лиц другого пола, — сообщает газета «КоммерсантЪ».

ЕСПЧ же запрашивал, существует ли в России законодательная база для наказания за домашнее насилие всех форм и обеспечения гарантий для его жертв, согласны ли власти с серьезностью и масштабами системной проблемы нарушения прав женщин.

В ответе российского правительства на эти вопросы говорится , что насилие в России «наказывается независимо от пола потерпевшего и от того, было ли оно совершено членами семьи, партнерами или третьими лицами», — отмечает телеканал «Дождь». Минюст же помимо вопросов о возможной дискриминации мужчин в российских семьях отметил, что нет доказательств того, что женщины страдают чаще их. В целом же законы России соответствует «семейно-охранительному подходу», согласно которому чрезмерное вмешательство государства в дела семьи нарушает права граждан на неприкосновенность их частной жизни.

Тем не менее, как отмечалось на слушаниях в Госдуме в конце октября, по данным социологов, которые представили свои доклады, жертвами насилия в семье в большинстве случаев — до 75% — становятся именно женщины, а когда речь идет о супружеском насилии, их доля и вовсе достигает 91%. И если бы закон о домашнем насилии в России был уже принят, то, вероятно, судьба сестёр Хачатурян, убивших своего отца-тирана, как и тысяч других, но не получивших известности женщин, сложилась иначе.

http://newizv.ru/news/society/19-11-2019/problemy-domashnego-nasiliya-minyust-nazval-preuvelichennymi

Правительство РФ считает проблему домашнего насилия преувеличенной

Правительство России не рассматривает домашнее насилие в качестве «серьезной проблемы» и считает, что его масштабы в стране «достаточно преувеличены». Об этом говорится в официальном ответе Министерства юстиции России Европейскому суду по правам человека, пишет «Коммерсантъ».

Летом 2019 года ЕСПЧ направил российским властям вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации. Среди них Маргарита Грачева, которой бывший муж отрубил кисти рук.

Суд, в частности, спросил, есть ли в России законодательная база для наказания за домашнее насилие и обеспечения гарантий для жертв; признают ли власти серьезность и масштабы проблемы; есть ли в стране системная проблема нарушения прав женщин.

В ответе правительства, который был направлен в ЕСПЧ, отмечается, что насилие в России «наказывается независимо от пола потерпевшего и от того, было ли оно совершено членами семьи, партнерами или третьими лицами».

Более того, российские власти предполагают, что в ситуации домашнего насилия мужчины больше страдают от дискриминации, поскольку в их случае не принято просить о защите от лиц другого пола.

Авторы документа делают вывод, что России не нужен отдельный закон о домашнем насилии, поскольку чрезмерное вмешательство государства в семейную жизнь нарушает право личности на неприкосновенность частной жизни. Пострадавшие женщины, по утверждению Минюста, «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

  • Россия является единственной из стран – членов Совета Европы, где не принят закон против домашнего насилия. За последние десять лет законопроекты о профилактике домашнего насилия вносились в Госдуму более 40 раз, но не прошли ни одного чтения.​ В 2017 году из российского Уголовного кодекса удалили статью за побои, а за семейное насилие ввели административную ответственность. После этого, по данным правозащитников, количество жалоб на домашнее насилие только увеличилось.
  • В октябре стало известно о новой версии законопроекта. Его планируют внести в Госдуму до конца 2019 года. Вчера стало известно, что в него после рекомендаций ЕСПЧ добавили понятие «преследование». Под ним предлагается понимать любые действия, из-за которых потенциальная жертва может испытывать страх за свою безопасность.
  • По данным счётчика Counting Dead Women Russia, за 8 месяцев этого года от рук партнеров или мужей в России погибли 850 женщин.
Читайте так же:  Муж хочет забрать детей после развода

http://www.svoboda.org/a/30279736.html

Минюст РФ признал необходимость закона против домашнего насилия

Министерство юстиции России признало серьёзность и актуальность проблемы домашнего насилия в стране. Об этом говорится в официальном письме ведомства родственникам четырех россиянок, погибших из-за домашнего насилия.

Они требовали у главы Минюста проверить заместителя министра, уполномоченного России при ЕСПЧ Михаила Гальперина на профпригодность. Ранее он утверждал, что масштабы проблемы домашнего насилия в России «достаточно преувеличены», поэтому нет необходимости принимать отдельный закон по этой теме.

Теперь же в официальном ответе ведомства подчиненный Гальперина подчеркнул, что проект федерального закона о профилактике семейно-бытового насилия «полностью поддерживается Минюстом».

Однако, как отмечает «Коммерсантъ», это заявление противоречит документу, который Гальперин направил в ЕСПЧ. Кроме того, указывает издание, в Минюсте не уточнили, о какой версии документа идёт речь.

  • Проект закона о профилактике домашнего насилия был опубликован 29 ноября Советом Федерации. Согласно документу, под «семейно-бытовым» насилием подразумеваются физические деяния, не содержащие признаки административного правонарушения или уголовного преступления. При этом в качестве наказаний совершивших насилие предлагаются «профилактические беседы» и «защитные предписания».
  • Законопроект подвергся критике как сторонников принятия документа, которые считают его содержание выхолощенным, так и его противников, которые полагают, что проблема домашнего насилия преувеличена, а закон разрушит институт семьи.
  • По данным МВД, с января по сентябрь 2019 года в России было совершено более 15 тысяч преступлений против женщин в области семейно-бытовых отношений.
  • По данным ресурса femic >

http://www.svoboda.org/a/30341914.html

НовостиМинюст РФ назвал проблемы домашнего насилия «преувеличенными»

По мнению органа, мужчин нужно защищать от действий женщин

Минюст России прокомментировал дело четырёх россиянок, которые пожаловались ЕСПЧ на «неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации». Одна из них — Маргарита Грачёва, которой бывший муж отрубил кисти рук. Европейский суд направил вопросы российскому органу ещё летом 2019 года, рассказывает «Коммерсантъ».

Так, у Минюста поинтересовались, есть ли в России «законодательная база для наказания за все формы домашнего насилия и обеспечения гарантий для жертв», признают ли власти «серьёзность и масштабы проблемы домашнего насилия» и «есть ли в стране системная проблема нарушения прав женщин». На это Министерство юстиции РФ ответило, что, хотя бытовое насилие «никогда не рассматривалось в качестве отдельного преступления», в УК и КоАП есть «более сорока уголовных и не менее пяти административных положений, касающихся различных актов насилия в отношении личности». Между тем представители Минюста заметили, что сама проблема насилия в семье, а также «серьёзность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин достаточно преувеличены».

«Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола», — считают авторы официального документа, направленного в ЕСПЧ. Они также добавили, что статистика говорит о противоположной ситуации: большинство пострадавших от насильственных действий, «повлёкших тяжкие последствия для здоровья или смерть», — это мужчины.

Напомним, что ранее, в октябре, СПбГУ представил данные нового исследования о домашнем насилии, результаты которого показали, что около 75 % пострадавших в таких ситуациях оказываются женщинами.

Более того, в Минюсте уверены, что «законодательная база» России «эффективно решает проблемы домашнего насилия», а четыре женщины, обратившиеся в Европейский суд, «пытаются неверно истолковать общую ситуацию» с бытовым насилием в РФ и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

[1]

Правозащитница Алёна Попова отметила, что защищать от насильственных действий в семье нужно людей любого пола, однако закона для этого нет. Кроме того, неясно, о «подрыве» каких «усилий» властей идёт речь, например, со стороны Маргариты Грачёвой, которая жаловалась на побои, но правоохранительные органы ничего не предприняли.

[2]

Адвокат Мари Давтян в беседе с «Коммерсантом» назвала ответ Минюста «троллингом, который невозможно обсуждать всерьёз», а также добавила, что в целом министерство не против готовящегося законопроекта о профилактике бытового насилия и такой ответ можно объяснить несогласованностью разных департаментов.

ОБНОВЛЕНИЕ 19.11.2019, 18:10

В Минюсте заявили, что фразы о домашнем насилии, которые приведены в официальном ответе ЕСПЧ, «вырваны из контекста». «Опубликованная рядом СМИ информация о том, что Минюст России считает масштабы домашнего насилия преувеличенными, искажает суть заявленной в Европейском суде по правам человека позиции властей Российской Федерации и содержит вырванные из контекста заявления. Также в сообщениях СМИ некорректно переведены с английского на русский язык выдержки из процессуальной позиции», — уточнили в министерстве.

По словам представителей органа, в документе изложена точка зрения о том, что «проблема насилия является общей для многих стран», в том числе и для России, при этом «государство обязано обеспечить безусловную защиту» всех пострадавших — будь то ребёнок, женщина или мужчина. Кроме того, в министерстве «не исключают дальнейшего совершенствования законодательства в этой сфере для защиты прав граждан».

http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/news/247195-about-home-violence?from=readmore

Замглавы Минюста попросили проверить на профпригодность из-за оценки проблемы насилия в семье

Родственники четырех женщин, погибших из-за домашнего насилия, попросили министра юстиции РФ Александра Коновалова проверить на профпригодность своего заместителя Михаила Гальперина, заявившего, что масштабы проблемы насилия в семье в РФ «достаточно преувеличены». Об этом говорится в пресс-релизе правозащитной организации «Зона права», пришедшем в редакцию NEWSru.com.

«Мы выражаем глубокое возмущение в связи с позицией официального представителя РФ при ЕСПЧ и поставили перед главой Минюста вопрос о профессиональной пригодности его зама и соответствия его занимаемой должности», — говорится в документе.

Поводом для обращения послужила позиция Гальперина как Уполномоченного РФ при Европейском суде по правам человека по жалобе четырех пострадавших от домашних тиранов женщин, рассматриваемой в ЕСПЧ. Он указал, что масштаб проблемы насилия в семье и дома, а также серьезность и масштаб его дискриминационного влияния на женщин в России существенно преувеличены. В документе Минюста, подписанном Гальпериным, заявляется, что мужчины в случаях домашнего насилия страдают от дискриминации больше, так как «они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола». Доказательств тому, что насилию в семье подвергаются преимущественно женщины, нет, заявили в Минюсте.

В свою очередь, правозащитники обращают внимание, что в последние годы любое дело о домашнем насилии вызывает широкий общественный резонанc: одним из подписавших письмо стал отец Яны Савчук, убитой сожителем в Орле. Как напоминают правозащитники, незадолго до убийства участковый полицейский заявила будущей жертве: «Вы не волнуйтесь, будет труп — приедем, опишем»: впоследствии против представительницы полиции было возбуждено уголовное дело. Также в числе авторов обращения значатся родственники жертв домашнего насилия из Северной Осетии, Чувашии и Самарской области.

Читайте так же:  Прописка ребенка при разводе родителей

Правозащитники также напоминают, что актуальность проблемы признают и высокопоставленные должностные лица — председатель СКР Александр Бастрыкин, глава МВД Владимир Колокольцев и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, выступившие с критикой закона о декриминализации побоев. В настоящее время в Госдуме РФ готовится законопроект о противодействии насилию в семье, предусматривающем, в частности, введение института охранных ордеров и временных убежищ для пострадавших.

«Это категорически непрофессионально то, что сделал человек, подписавший этот документ и фактически подставивший всё правительство. Человек вообще не знает, что тема насилия активно обсуждается, вызывает шквал эмоций. Что закон о домашнем насилии уже прописан, подготовлен список поправок к КоАП РФ и т.д.», — прокомментировала позицию Гальперина один из авторов законопроекта, депутат Оксана Пушкина.

Отметим, что против законопроекта о семейном насилии активно выступают православные и родительские организации, которые считают, что он «нарушает право родителей на воспитание детей», а также направлен на «дискриминацию мужчин и разрушение семьи». Противники инициативы считают, что законопроект лоббируют радикальные феминистки, «иноагенты» и защитники прав ЛГБТ, нацеленные на «уничтожение традиционных и нравственных ценностей». Авторам законопроекта — депутату Госдумы Оксане Пушкиной, адвокатам Алексею Паршину и Мари Давтян и создательница сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алене Поповой — угрожают расправой в соцсетях.


http://www.newsru.com/russia/22nov2019/neprigoden.html

«Сама виновата»: домашнее насилие в России – «преувеличенная» проблема? | #КУБ

Скопировать линк для интеграции видео

Добро пожаловать в «Куб»!

«Масштаб проблемы насилия в семье и дома, а также серьезность и размах его дискриминационного влияния на женщин в России существенно преувеличены», — утверждают в министерстве юстиции. Позже в ведомстве заявили, что журналисты исказили смысл письма Минюста в ЕСПЧ, но эти слова в документе действительно были. Оригинал письма на английском есть в распоряжении Euronews.

Эти слова содержались в ответе Минюста по делу Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук, и еще трех жертв домашнего насилия. Как считают в ведомстве, потерпевшие не смогли доказать, что женщины в России чаще мужчин страдают от домашнего насилия и что в стране существует гендерная дискриминация, когда речь идет об этой проблеме. Хотя ранее, когда в ЕСПЧ рассматривалось дело другой россиянки, МВД предоставило статистику. В ней говорилось, что женщины чаще мужчин становятся жертвами домашнего насилия.

Схватил жену за волосы и ударил головой о колено? Штраф 5 000 руб. Нанес жене множественные удары в область головы и.

По мнению замминистра юстиции Михаила Гальперина, все четыре женщины подрывают законные механизмы, которые уже существуют в российской правовой системе, а также ставят под удар попытки правительства улучшить ситуацию.

В министерстве также подчеркнули, что в России наказание за насилие предусмотрено в соответствии с гражданским, уголовным и административным кодексом, независимо от пола жертвы и того, кем совершено преступление: членом семьи, партнером или посторонним человеком.

«У сильного всегда бессильный виноват. Как можно в министерстве не видеть проблему домашнего насилия в России и отвечать в Европейский суд, что защищать надо мужчин. Господин Гальперин, далеко пойдёте!» — пишет мать Маргариты Грачевой Инна Шейкина.

У сильного всегда бессильный виноват) Как можно в министерстве не видеть проблему домашнего насилия в России и отвечать в Европейский суд, что защищать надо мужчин. Господин Гальперин, далеко пойдёте.

Два года назад в России были декриминализированы домашние побои (если преступление совершено впервые). И уже несколько лет группа общественных деятелей борется за принятие закона о профилактике домашнего насилия. Мы пообщались с соавтором документа Мари Давтян:

«Мы считаем, что должен быть максимально широкий перечень людей, которые должны быть защищены этим законом. Речь идет о людях, которые проживают в одном пространстве, семьёй в широком смысле этого слова, не только в юридическом: дети, родители, но и люди, которые в фактических брачных отношениях проживают, а также бывшие супруги и бывшие сожители. Если мы посмотрим на дела о домашнем насилии, то абсолютное большинство потерпевших — это кто? Женщины. Если мы посмотрим дела о сексуальном насилии, абсолютное большинство потерпевших кто? Женщины. Конечно, это те преступления, от которых женщины страдают в значительно большей степени».

У закона нашлось и немало противников. Десятки общественных организаций выступили с открытым письмом против принятия закона. Петицию в интернете подписали около 20 тысяч человек. Для сравнения – петицию за принятие закона подписали почти 900 тысяч.

Закон о «домашнем насилии» породил войну между мужчинами и женщинами Обсуждение в СМИ такой темы как «семейно-бытовое.

По мнению противников инициативы, закон станет инструментом коренного насильственного изменения самих основ российского общества, уничтожения российских традиционных семейных и нравственных ценностей.

#КУБ Поможет ли закон о семейно-бытовом насилии в борьбе против домашнего насилия?

Почему еще десятки организаций выступили против этого закона? Мы поговорили с руководителем одной из них.

«Что такое экономическое насилие? Вот жена просит: «Дай мне 1000 евро». А я говорю: «Нет, только 700». Всё, депрессия, стресс, экономическое насилие. Все взаимоотношения между мужчиной и женщиной в семье – это сплошное психологическое взаимодействие. Есть ли там насилие – кто это будет определять? Некий государственный чиновник, который придет и скажет: «Вы. Нет-нет-нет, Вы. оказываете психологическое давление и экономическое? Вот Вам охранный ордер, Вы не можете приближаться к своему же дому», — говорит глава аналитического центра «Семейная политика.РФ» Алексей Комов.

Видео (кликните для воспроизведения).

Как вы думаете, поможет ли этот закон в борьбе против домашнего насилия? Голосуйте и пишите комментарии в VK, Facebook, Instagram, Youtube, Twitter, Telegram и «Одноклассниках».

Эфир и программы Euronews можно смотреть
на нашем канале в YouTube


http://ru.euronews.com/2019/11/23/the-cube-russia-domestic-violence

Литература


  1. Салыгина, Е. С. Юридическое сопровождение деятельности частной медицинской организации / Е.С. Салыгина. — М.: Статут, 2013. — 192 c.

  2. Омельченко, О. История политических и правовых учений. История учений о государстве и праве; М.: Эксмо, 2011. — 576 c.

  3. Кутафин, О. Е. О. Е. Кутафин. Избранные труды. В 7 томах. Том 6. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица / О.Е. Кутафин. — М.: Проспект, 2011. — 336 c.
  4. Мархгейм, М. В. Правоведение / М.В. Мархгейм, М.Б. Смоленский, Е.Е. Тонков. — М.: Феникс, 2009. — 416 c.
  5. Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Том 2. Учебник. — М.: Зерцало-М, 2002. — 528 c.
Проблема домашнего насилия преувеличена
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here