Подписаться против закона о домашнем насилии

Содержание

НовостиКампания против закона
о домашнем насилии набирает обороты

Они считают, что он «разрушит» семьи

В интернете и офлайне набирает обороты кампания противников закона о семейно-бытовом насилии. Они ведут агитацию в соцсетях, планируют протестные акции и создают петиции, чтобы помешать его принятию. По их мнению, он несёт в себе «радикальную антисемейную идеологию» и грозит уничтожить «традиционные духовно-нравственные ценности». Правозащитники уже рассказывали, что «неизвестные засылают сотни писем Путину и в Думу», предупреждая о возможном «разрушении семей» под влиянием нового закона. Реальные угрозы поступали одной из соавторов законопроекта Оксане Пушкиной, а также её единомышленникам — в связи с этим она направила запрос в МВД.

Портреты Пушкиной фигурируют и в коллажах, которые распространились в соцсетях в связи с борьбой против закона. На одном постере изображается противостояние двух миров: в первом Сатана, окружённый ЛГБТ-флагом, однополыми парами и соавтором законопроекта, борется с мужчиной из второго, за спиной которого множество детей, церковь и женщина с младенцем. По неподтверждённой информации, автором произведения является художник Борис Заболоцкий — его же именем подписаны и другие похожие картинки, датированные 2016 годом.

Читайте так же:  Три материнских капитала

Пушкина не уточнила, кто именно присылает угрозы, но заметила, что это «хорошо организованная и финансируемая кампания». Тем не менее многие противники закона не скрываются. Одним из самых заметных борцов оказывается Андрей Кормухин, лидер православного движения «Сорок сороков». Он автор флешмоба #ЗаСемью — за одноимённой группой «ВКонтакте», в которой собираются источники по теме, следят около 370 человек. Именно Кормухин организует субботний митинг на 1500 человек в московских «Сокольниках», а кроме того, он уже возглавлял протестную акцию ранее. На выступлении в начале ноября одним из доводов против закона мужчина назвал то, что он уже принят в 120 «цивилизованных» странах. «Это те страны, по которым уже маршируют гей-парады, которые говорят, что потреблять в пищу человечину — это очень даже полезно, это те страны, которые хотят легализовать педофилию. Они хотят дотянуться до наших детей», — отметил он.

Издание Regnum опубликовало открытое обращение к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона, а также «исключить возможность какого-либо влияния феминизма, гендерной идеологии и иных радикальных антисемейных идеологий на принятие государственных решений». Поддерживает протест и сообщество CitizenGO, которое известно своими петициями за запрет абортов и против обязательной вакцинации детей. Оно разместило и требование остановить принятие закона о бытовом насилии, собравшее на момент этой публикации более 19 тысяч подписей. В нём указывается, что против выступают около 180 общественных объединений. «Дождь» уточняет, что это «просемейные» организации: региональные женские союзы, спортивные клубы, родительские комитеты, православные приходы и другие. Правозащитница Алёна Попова, чьё мнение приводит «Настоящее время», предполагает, что в России ресурс CitizenGO получает финансирование со стороны предпринимателя и основателя телеканала «Царьград» Константина Малофеева.

Между тем за принятие закона о домашнем насилии выступают пока больше пользователей — петицию подписали почти 900 тысяч человек.

[2]

Противники закона признают, что проблема насилия существует, но высказываются против того, чтобы выносить «частный» вопрос на публичное рассмотрение. «Лучше сделать комплексное изменение законодательства, которое касалось бы и уголовного кодекса, потому что без этого реальную проблему насилия не решить. Мы не против решения проблемы домашнего насилия, мы не оправдываем домашних насильников и понимаем, насколько это всё плохо и как это всё серьёзно. Но мы за то, чтобы эта проблема решалась с меньшими социальными рисками и более эффективно», — уточнила член экспертного совета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Леткова.

Тем не менее «Настоящее время» приводит слова Кормухина, что «в законодательстве уже есть всё, чтобы регулировать случаи насилия». «Самое важное — это заставить работать правоохранительные органы, если они этого не делают. Наши юристы уже готовят соответствующие предложения», — добавил он.

Остановим антисемейный закон о «домашнем насилии»!

stopzakon5.png

Материалы по теме

http://lenta.ru/news/2019/11/29/zakon/

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Материалы по теме

    Материалы по теме

    Остановим антисемейный закон о » домашнем=»» насилии»!

    Более 180 общественных объединений и организаций выступили с открытым письмом против принятия закона, основанного на радикальной идеологии феминизма и ведущего к разрушению семьи. Остановим его вместе с ними!

    Подпишите обращение в поддержку открытого письма!

    Более 180 просемейных организаций подписали открытое письмо к Президенту с просьбой не допускать принятия закона о профилактике семейно-бытового (домашнего) насилия. Поводом послужили действия лоббистов радикальной антисемейной идеологии феминизма и т.н. «гендерной идеологии», продвигающих закон, который якобы решит проблему насилия в российских семьях.

    Печальный опыт и реалии стран, в которых подобные законопроекты были приняты, говорят о той опасности, которую он несет в себе для наших семей.

    Мы видим, как на Россию оказывается беспрецедентное давление со стороны радикальных идеологических групп, добивающихся принятия этого закона!

    Мы ответственно заявляем: законопроект, который нам навязывают, является инструментом коренного и насильственного изменения самих основ российского общества, уничтожения наших традиционных семейных и нравственных ценностей.

    Призываем вас поддержать просемейные организации и подписать обращение с просьбой не допускать принятия деструктивного закона о профилактике домашнего насилия, который, в действительности, правильно было бы назвать «законом о насилии над семьей»!

    Борьба с домашним насилием – это только благовидный лозунг, которым прикрываются структуры, стремящиеся изменить (и меняющие!) уклады традиционного общества во всем мире!

    К примеру, среди более 70 «правозащитных» организаций, недавно выступивших в поддержку принятия этого антисемейного закона, нет ни одной организации, деятельно поддерживающей традиционные семейные и нравственные ценности.

    Зато среди них мы видим целый ряд организаций, отстаивающих интересы гомосексуалистов и лесбиянок (“Российская ЛГБТ-сеть”, Ресурсный центр для ЛГБТ, Правозащитный ЛГБТ-кинофестиваль “Бок о Бок”), а также радикальных феминистских структур (Просветительский проект “Школа феминизма”, Инициативная группа “Феминистки поясняют”, Инициативная группа “Феминитив”, Феминистская инициативная группа ”Костер”, Инициативная группа “Либеральный феминизм в Уфе” и др.) и организаций, официально признанных иностранными агентами (например, Общероссийское общественное движение «За права человека», Кризисный центр для женщин «Анна»).

    Также примечательно, что во многих странах мира лоббированием законов о профилактике семейного насилия и Стамбульской конвенции занимаются структуры, представляющие интересы Института «Открытое общество» (Фонд Сороса).

    Пропаганда принятия такого закона в России основана на недобросовестных манипуляциях, введении в заблуждение общественности и представителей власти в отношении статистических данных и норм права. Лоббисты заявляют, что действующее законодательство якобы не защищает жертв «семейного насилия». Это прямая ложь! При этом предложения самих правоохранительных органов лоббисты игнорируют. Необходимо совершенствовать работу правоохранительных органов, а не подменять решение проблем неадекватным законотворчеством!

    Лоббисты заявляют о необходимости принятия закона, ссылаясь также на якобы невероятно высокие цифры «семейного насилия» в России. В частности, распространяется ложь о «14 тысячах ежегодно убиваемых мужьями жен» и совершении «80% преступлений против детей в семье».

    Читайте так же:  В эмиратах женщина подала на развод

    При этом по данным Главного информационно аналитического центра МВД (ГИАЦ МВД) от рук мужей вовсе не гибнет 14 тысяч женщин в год. Например, по данным за 2018 г. в результате семейно-бытового насилия (а это действия не только мужей, но и любых родственников или соседей) погибло 253 женщины. В отношении детей в семье совершается вовсе не 80%, а 17,5% преступлений, а доля родительских среди них еще меньше — 11,5% (данные на 2018 г.).

    Нетрудно доказать, что ложью являются и другие утверждения лоббистов, которые заявляют, что в России 40% тяжких преступлений совершаются в семье, а от семейного насилия в год страдает 16 миллионов женщин.

    Ложь используется при лоббировании законопроекта по очень простой причине: зная правду, его не поддержит ни один здравомыслящий человек и ни один неангажированный чиновник.

    Нашему обществу не нужен законопроект, который продвигают с помощью лжи и манипуляций!

    Присоединяйтесь к открытому письму просемейных организаций и поддержите требования:

    • Не допускать принятия закона о профилактике семейно-бытового(домашнего) насилия.
    • Исключить возможность ратификации Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием), а также принятия любых иных законов, нормативных правовых актов и программ, связанных с феминизмом, гендерной идеологией и другими радикальными антисемейными идеологиями и структурами.
    • Исключить возможность какого-либо влияния феминизма, гендерной идеологии и иных радикальных антисемейных идеологий на принятие государственных решений в сфере семейной, социальной и культурной политики и в области образования.

    С полным текстом открытого письма вы можете ознакомиться здесь.

    Мы доставим ваши подписи в приемную Президента РФ и другим адресатам.

    Когда Вы подписываете обращение, электронные письма с его текстом направляются нашей информационной системой общего пользования в Совет Федерации, Государственную Думу РФ и Совет по правам человека при Президенте РФ.

    Опубликован проект закона о домашнем насилии в России

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия в России, который в ближайшее время направят в Госдуму, опубликован на сайте Совета Федерации в пятницу, 29 ноября. Ранее спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко заявила, что это необходимо для «открытого обсуждения» закона.

    Авторы законопроекта предлагают ставить на профилактический учет виновных в семейном насилии, а также задействовать семьи в профилактических программах. Кроме того, суд может предписать виновному в домашнем насилии покинуть место проживания с жертвой и прекратить общение. Предлагается выдавать агрессорам предписание о запрете приближаться к пострадавшему на срок до одного года.

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Читайте так же:  Какие документы нужны для усыновления ребенка жены

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Почему закон о домашнем насилии до сих пор не принят в России

    Как вышло, что побои не считаются преступлением, а общество защищает тиранов

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе. Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия. Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта.

    Что такое семейно-бытовое насилие?

    Видео (кликните для воспроизведения).

    В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике. «То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами. И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать. В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист.

    По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

    Агрессора могут выгнать из собственного дома?

    Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия. Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой. Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища.

    Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти. Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова.

    Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие. Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие. Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти. Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист. В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние.

    Зачем нужен еще один неработающий закон?

    [3]

    Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

    Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта. «Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

    Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся. Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов. Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

    Санкт-Петербург против закона о насилии над семьёй

    16 января Всероссийским общественным объединением «Общественный уполномоченный по защите семьи» и Координационным советом патриотических сил Санкт-Петербурга и Ленинградской области проведен круглый стол на тему: «Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» в контексте демографической и национальной безопасности».

    В заседании круглого стола приняли участие представители духовенства, научные деятели, представители органов государственной власти, местного самоуправления, эксперты общественных организаций. Все единодушно выступили против законопроекта, признав, что он нарушает конституционные права граждан, создает правовую основу для избыточного вмешательства в дела семьи, представляет собой угрозу национальной и демографической безопасности страны.

    Представитель Санкт-Петербургской митрополии протоиерей Вадим Буренин, представитель Духовного управления мусульман, имам Ю.Т. Абдуллин указали на грубое нарушение законопроектом основ традиционных религий.

    Сильными и обстоятельными были многие доклады представителей научного сообщества.

    Профессор СПБГУ, д.ю.н, криминолог А.Д. Шестаков, который является автором множества монографий по семейной криминологии, указал на абсолютную ложность американского подхода к решению проблем, связанных с насилием в семье. В частности, профессор отметил, что в семейных конфликтах вина всегда лежит на обеих сторонах, поэтому предусмотренная законопроектом о СБН презумпция вины одной из сторон, которая предполагает применение к ней жесточайших санкций, неприемлема. А.Д. Шестаков в 90е годы являлся членом рабочей группы, которая была создана для разработки закона о противодействии насилию в семье. Профессор рассказал, что рабочую группу изначально окормляли американские советники; российских участников команды вывозили в США для убеждения в правильности американской концепции борьбы с домашним насилием. Попытки уважаемого профессора предложить альтернативу подходу советников США моментально блокировались, что привело к отказу профессора от продолжения работы в группе. А. Шестаков указал, что проблема шире, чем законопроект о СБН, и заключается в катастрофе, которая произошла в законодательной сфере в постсоветское время в связи с написанием российских законов по американским лекалам.

    Читайте так же:  Раздел участка в 1994г

    К.ю.н., адвокат А.В. Швабауэр был представлен доклад о юридической несостоятельности законопроекта и исторической составляющей в продвижении проекта. Одним из базовых международных документов, которые привели к лоббированию ПФЗ о СБН является Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. (КЛДЖ), которая была ратифицирована СССР при Брежневе в 1980 г. Согласно данной Конвенции «для достижения полного равенства между мужчинами и женщинами необходимо изменить традиционную роль как мужчин, так и женщин в обществе и в семье». Из этой Конвенции и ряда других международных документов выросла российская Стратегия действий в интересах женщин 2017 г., которая уже на внутринациональном уровне предусматривает «совершенствование законодательства в сфере профилактики семейно-бытового насилия».

    Участие России в КЛДЖ вынуждает нас регулярно отчитываться в Комитет по реализации КЛДЖ и выполнять его рекомендации. Как отметила А.В. Швабауэр, Комитет в ответ на Восьмой доклад России направил в 2015 г. в адрес России следующие настоятельные требования:

    – устранить «патриархальные представления о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе»

    – принять закон об СБН

    – аннулировать ст. 6.11 КоАП (т.е. легализовать проституцию)

    – обеспечить защиту от дискриминации в отношении женщин из числа лесбиянок, бисексуалов, транссексуалов и интерсексов и т.п.

    В ответ Россия оправдывалась по домашнему заданию, полученному от Комитета КЛДЖ, написав в конце 2019 г. Девятый доклад. Что касается конкретно ПФЗ о СБН, в этом Докладе прямым текстом сказано: «Совместно с Советом Европы (!) при финансовой поддержке Европейского союза (!) реализуется проект по сотрудничеству в осуществлении Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017-2022 годы по направлению «Профилактика и предупреждение социального неблагополучия женщин и насилия в отношении женщин». Участниками проекта являются Совет Европы, Минтруд России, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, МИД России».

    Согласно сайту Совета Европы этот совместный проект запланирован на период с 3 ноября 2018 по 2 мая 2020 и финансируется Советом Европы, который размещает на своем сайте тендеры для проведения различных мероприятий по теме СБН в России. На русскоязычных сайтах подобной информации не имеется.

    Завершая доклад, эксперт отметила, что верная мысль Президента по зачистке власти от агентов зарубежного влияния требует блокирования деятельности инагентов в социальной сфере РФ, для чего требуются изменения законодательства о некоммерческих организациях.

    Вице-президент РАЕН, доктор физ-мат наук, лауреат государственных премий СССР и РФ Г.Н. Фурсей назвал законопроект о СБН безумным давлением на существование человеческого рода, оценил этот документ как путь к лишению человека самостоятельного мышления и свободы воли. Законопроект предполагает насаждение в обществе хаоса, войны всех со всеми.

    Продолжая тему безумности законопроекта доктор мед. наук, профессор, руководитель Санкт-Петербургской профессиональной ассоциации медицинских работников А.А. Редько обосновал опасность законопроекта для здоровья нации, поскольку система, которую вводит законопроект приведет к больной семье, и в итоге к больному обществу в целом. Впоследствии больной нации предложат насильственное лечение и установят нужные лоббистам подобных бесчеловечных законов порядки. Кроме того, профессор обратил внимание на то, что иногда именно болевое физическое воздействие (запрещаемое ПФЗ) необходимо для человека. В медицине, например, признано благотворное воздействие шоковой терапии на пациента, находящегося в истеричном состоянии. А. Редько оценил законопроект как интервенцию против нравственности.

    Подмены законопроекта раскрыла Общественный уполномоченный по защите семьи О.Н. Баранец, указав на то, что проект требует от людей противоестественного поведения, например, блокирует возможность прощения и примирения, что имманентно православной культуре, и провоцирует войну родных людей между собой.

    Представители законодательных органов власти выступили жестко против законопроекта: депутат Заксобрания Ленобласти, член партии КПРФ Н.А. Кузьмин; депутат Госдумы РФ, член партии «Единая Россия» И.Б. Дивинский (через представителя), депутат Заксобрания Санкт-Петербурга, член партии «Единая Россия» Р.О. Коваль; депутат Муниципального Совета МО №15, член партии «Справедливая Россия» В.Т. Демура.

    Впечатляющими были и многие другие доклады:

    – руководителя общественного движения «Патриоты Великого Отечества», писателя Н.В. Старикова, который показал, что законопроект противоречит нашей культурно-исторической традиции, которая не исходит из включения в семьи представителей НКО и прочих ведомств, что фактически предусматривает законопроект;

    – члена Общественной палаты РФ, руководителя РОО «Иван Чай» Э.Ю. Жгутовой, которая рассказала о внутреннем конфликте в Комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, материнства и детства по причине поддержки законопроекта (в отличие от Элины и еще двух членов) такими членами Комиссии как Ю. Зимова, Е. Альшанская, С. Рыбальченко;

    – Героя России, Председателя Союза ветеранов спецподразделений СПб и Ленобласти А.Н. Махотина; сопредседателя Координационного совета патриотических сил СПб и Ленобласти, модератора круглого стола А.Б. Цыганова; Председателя Содружества ветеранских организаций «За други своя» В.И. Боцвина.

    – Председателя Санкт-Петербургского отделения движения «Народный Собор» А.А. Артюха, который указал на необходимость согласования всех законопроектов с представителями традиционных религий в России.

    Сильный отклик получило яркое выступление известного актера Павла Бадырова, который указал на истинные причины продвижения подобных проектов международными олигархическими структурами, которые имеют целью создать общество управляемых рабов. ПФЗ о СБН является прекрасным инструментом для решения постановленной задачи, поскольку непредсказуемость и суровый характер наказаний по ПФЗ о СБН будет формировать в обществе страх и подавлять в людях волю.

    С учетом позиции Президента РФ В.В. Путина, выраженной в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 15 декабря 2020 года, о недопустимости приоритета международного законодательства над Конституцией РФ участники круглого стола указали на неприемлемость дальнейшего продвижения и обсуждения законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», лоббируемого на основании международных Конвенций и иных документов, нарушающих положения Конституции РФ.

    По результатам обсуждения участниками круглого стола приняты рекомендации, среди которых:

    – снятие законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» с рассмотрения.

    – отказ от присоединения к Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием против женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция).

    Читайте так же:  Решение суда развод раздел имущества

    – разработка законопроектов, направленных на укрепление суверенитета страны, отказ от внешних обязательств по международным конвенциям, в результате которых в России продвигаются опасные для института семьи законодательные инициативы.

    В частности, предложено разработать законопроект о расширении оснований для признания некоммерческих организаций, имеющих иностранное финансирование либо действующих в интересах зарубежных бенефициаров, иностранными агентами вне зависимости от профиля их деятельности; о введении запрета сотрудникам некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранных агентов, занимать должности в органах государственной власти и в общественных комитетах при органах государственной власти; о запрете на иностранное финансирование реализации национальных стратегий в России.

    – разработка закона о прохождении любых федеральных законопроектов экспертизы представителей традиционных религий России, перечисленных в Основах государственной культурной политики (утв. Указом Президента РФ от 24 декабря 2014 г. N 808), на соответствие законопроектов традиционным духовным ценностям России.

    – введение в действующее законодательство норм, ограничивающих насилие и жестокость в интернете и компьютерных играх, а также ответственности за нарушение указанных норм.

    – сохранение существующей маркировки информационной продукции, учитывающей различную возрастную градацию в зависимости от характера информации, способной нанести вред развитию и здоровью детей.

    – разработка законопроекта об уголовной ответственности за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди детей.

    – разработка законопроекта о применении принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших правонарушения в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения, принимая во внимание вопрос о виде и количестве совершенных правонарушений, наличии у правонарушителя хронического алкоголизма (наркомании).

    Кроме того, запланировано направление в рабочую группу по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию РФ рекомендации – разработать для включения в Конституцию РФ норму о запрете посягательства на традиционные духовные ценности Российской Федерации.

    ПС.
    Одновременно с круглым столом, организованным ОУЗС и КСПС, 16.01.2020 г. проходило обсуждение законопроекта о СБН в Общественной палате СПб с участием сподвижницы В.И. Матвиенко – Л. Косткиной. Будем следить, насколько участники дискуссии в ОП СПб поняли то, что сказал в Послании Президент РФ и то, что требуют граждане России.

    Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

    Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

    «Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

    «В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

    Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

    Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

    Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

    О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

    После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

    Источники

    Литература


    1. Чиркин, В. Е. Основы сравнительного правоведения / В.Е. Чиркин. — М.: МОДЭК, НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, 2014. — 392 c.

    2. Репин, В.С. Настольная книга нотариуса (теория и практика); М.: Юрилическая литература, 2013. — 288 c.

    3. Гриненко А. В., Костанов Ю. А., Невский С. А., Подшибякин А. С. Адвокатура в Российской Федерации. Учебник; ТК Велби, Проспект — М., 2016. — 208 c.
    4. Михайленко, Е. В. Менеджмент в юриспруденции / Е.В. Михайленко. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, МОДЭК, 2012. — 280 c.
    5. Марченко, М. Н. Теория государства и права / М.Н. Марченко, Е.М. Дерябина. — М.: Проспект, 2012. — 720 c.
    Подписаться против закона о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here