Памятка о домашнем насилии

Как спастись от домашнего насилия в условиях карантина? Отвечают правозащитницы

Эксперты говорят о возможном росте случаев домашнего насилия во время карантина. Многие жертвы могут оказаться в ловушке, выбраться из которой будет непросто: у агрессоров появится возможность контролировать каждый их шаг. «Афиша Daily» спросила у правозащитниц, как себя обезопасить в таких условиях, и привела номера телефонов кризисных центров.

Ольга Гнездилова

Юристка «Правовой инициативы»

Домашнее насилие связано в первую очередь с тем, что агрессор не готов решать свои проблемы, а просто вымещает злобу на близких. Во время карантина все может быть усугублено потерей работы. Не все официально оформлены и имеют право на денежное возмещение. Для тиранов же до сих пор нет никаких наказаний. Все, кроме органов власти, понимают, что если применяется насилие — это не ответственность пострадавшего .

Люди преклонного возраста тоже становятся жертвами — избивают и отбирают пенсии и у мужчин-пенсионеров. Но, хоть полиция и встает на сторону пострадавшего, у пенсионера очень мало ресурсов на защиту. Нужно много сил, чтобы пройти все инстанции. Как вариант, можно найти бесплатного юриста и подать иск вместе с ним.

Сейчас полиция занята карантинными мерами и выпиской протоколов. Работы стало больше, а штат сотрудников и законодательство по отношению к жертвам домашнего насилия не изменились. Если нанесены побои, то в теории полицейские могут произвести арест, но только после решения суда. Практика показывает, что большинство наказаний — штраф в 5000 рублей, который вызывает еще большую злобу.

Если позволяют финансы, то лучше всего собрать вещи и переехать. Нельзя ждать, что агрессор исправится. В Москве есть один государственный приют, но туда тяжело попасть: требуют очень много документов и московскую прописку, которой нет у большинства жителей.

С другой стороны, и среди полицейских бывают люди, понимающие опасность. Кто‑то старается помочь из личных соображений, действуя как ответственный гражданин. В любом случае вызов будет зафиксирован. Если произойдет тяжелое преступление, то пойдет речь о бездействии полиции и компенсации со стороны государства. Обращение нужно как минимум для того, чтобы правоохранительные органы разделяли ответственность за последующее насилие вместе с тем, кто его применяет .

Алена Ельцова

Директор кризисного центра «Китеж»

Карантин — серьезное испытание для отношений. Обстановка дома во время самоизоляции вызывает стресс в парах со здоровыми отношениями, не говоря уже о семьях со случаями домашнего насилия. Сейчас можно увидеть, что по всему миру увеличилось количество разводов. Особенно там, где карантин введен давно. Дополнительная угроза — экономические последствия, что тоже вызывает конфликты и недопонимания. Пока мы не знаем, к чему готовиться, но сфера социальной помощи должна будет измениться. Сейчас собираем продуктовый запас и вводим строгий учет продуктов, будет уменьшение трат, но очень не хотелось бы урезать пайки пострадавшим.

Поступает очень много звонков не только от жертв домашнего насилия, но и от людей, оставшихся без квартиры. Для каждого мы ищем место в приютах по месту жительства. Но кризисные центры всегда работают в рамках государственного финансирования, и средств не хватает. Работаем на пределе, а сотрудники получают зарплаты по 20 тыс. рублей. К увеличению потока пострадавших наша система не готова. В Испании правительство выкупило дешевые апартаменты для размещения жертв домашнего насилия. В России же благотворителей становится все меньше, а центрам помощи сложно выжить .

Домашнее насилие не получится разрядить своими силами, рано или поздно произойдет «взрыв». Если под удар попадает ребенок, то в данном случае на защиту семьи должны вступить правоохранительные органы и социальная защита. Если агрессор угрожает тем, что заберет детей, то не стоит бояться, а нужно всеми силами обеспечивать безопасность своей семьи.

Если полиция приезжает по звонку соседей, то не может проникнуть в жилье без разрешения хозяев. Есть случаи, когда в квартире совершается убийство, а полиция не имеет права взломать дверь . Именно поэтому активисты добиваются принятия закона о домашнем насилии: чтобы полиция стала инструментом спасения.

Сейчас большинство приютов Москвы и области работают, но «Мамин домик» объявил карантин. Это зависит от распоряжения руководителей. Полное закрытие приютов возможно после приказов сверху, либо когда они станут переполнены.

Анна Ривина

Директор центра «Насилию.нет»

Очевидно, что в режиме карантина можно ожидать роста домашнего насилия. Здесь сталкиваются два права на жизнь — [нужно выбирать] не умереть от болезни, соблюдая самоизоляцию, или не умереть от домашнего насилия.

Насилие может не только усугубиться, но и произойти в семьях, где его не было . Даже в мирное время окружающие часто отказываются помогать посторонним или даже близким людям. Сейчас из‑за карантина, когда все ограничивают контакты и коммуникации усложнились, есть возможность отгородится от проблем еще больше.

Радует, что Департамент социальной защиты Москвы видит проблему и уже готовит материал с разделом о домашнем насилии в условиях карантина. Если совершается преступление, должны работать правоохранительные органы. Центр помощи не сможет попасть в квартиру и забрать агрессора в отделение. Но желающий помочь может повесить на дверь дома информацию о кризисных центрах и телефонах. Есть шанс, что такие меры подействуют.

Пока что мы работаем в штатном режиме и не было ситуаций, которые были бы не по зубам. Мы перевели фонд «Насилию.нет» в онлайн-режим и закрыли офис, но, к сожалению, часть девушек приходят под закрытую дверь.

Диана Зевина

Руководитель программы «Не разлей вода»

В связи с вынужденной изоляцией агрессор может раздражаться сильнее, чем обычно. Жизнь в современной семье устроена так, что люди проводят вместе мало времени. Супруги уходят на работу, а дети — в образовательные учреждения. Но в семьях, где уже было насилие, внешние факторы не являются первопричиной. Пик обращений в службы помощи — праздничные дни, когда вся семья находится дома.

Будет здорово, если полиция подготовит рекомендации к таким ситуациям. Чаще всего они не реагируют на случаи домашнего насилия: звонки поступают от родных, которые мирятся и забирают заявление.

Полиция не всегда реагирует на обращения должным образом: выезжают, принимают заявления, но не имеют четких протоколов по действиям. Они или не могут зайти в дом, или не знают, как разговаривать с агрессором и пострадавшими . Далеко не во всех городах работают кризисные центры, нет охранных ордеров, нет закона о домашнем насилии. С одной стороны, полицейские по-человечески не хотят связываться, с другой — не знают, что делать.

Идеология кризисных центров такова, что они работают при любых обстоятельствах. Пострадавшие могут обратиться в профильные центры и организации в любое время.

Татьяна Белова

Юристка «Консорциума женских неправительственных объединений»

Неоднократно фиксировалось, что ситуация с домашним насилием усугубляется во время длительных праздников не только в России, но и в других странах. Сложно определить, сколько времени в России будут действовать карантинные меры, но быстро ситуация не решится. К сожалению, жилищные условия у большинства семей не позволяют быть изолированными друг от друга, особенно если речь идет о многодетных семьях.

Читайте так же:  Ребенок обижает игрушку

В условиях длительного домашнего карантина необходимо постараться не поддаваться паническим настроениям и депрессии. Если началось психологическое давление на вас или вашего ребенка, которое может закончиться физическим насилием, продумайте план безопасности . Постарайтесь не находиться наедине с агрессором в закрытых пространствах и с опасными предметами, которые могут быть применены против вас.

Не привлекая внимания агрессора, соберите сумку со всем необходимым: документами, деньгами, запасным телефоном и лекарствами. Постарайтесь заранее проговорить возможную ситуацию с семьей или друзьями, которым можете доверять.

Если вы решили помочь соседям, то должны оценить свои силы. Если вы уверены, что готовы вмешаться, — постарайтесь подняться к своим соседям в сопровождении, заранее узнайте мобильный телефон участкового и обязательно сообщите ему о происходящем. В любом случае только в полномочиях полиции пройти в квартиру и выявить, что происходит. Да, полиция не всегда реагирует на подобные сигналы. Но другой полиции у нас нет. Если ситуация опасная и критическая, звоните по номеру 112 с мобильного.

Номера телефонов, куда можно обратиться в случае домашнего насилия:

Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия +7 800 7 000 600

Телефон доверия центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» +7 (499) 901 02 01

Телефон доверия Московского кризисного центра помощи женщинам и детям +7 (499) 977 20 10

Домашнее насилие: как ты можешь помочь тем, кто с ним столкнулся

Колумнистка Екатерина Попова рассказывает, как можно помочь пострадавшим от домашнего насилия. Сохрани у себя этот текст, потому что завтра пострадавшей может оказаться твоя подруга.

В Госдуме снова обсуждается законопроект о профилактике домашнего насилия. Его создатели и сторонники в очередной раз говорят о числе пострадавших, а противники — пугают традиционным чучелом тюрьмы. Например, глава комитета Госдумы по делам семьи Тамара Плетнева заявила, что нельзя мужа сажать — кто же будет деньги зарабатывать? Судьба закона всё ещё под вопросом: неизвестно, примут ли документ, но очевидно, что даже если это произойдёт, понадобится не год и не два, чтобы отойти от парадигмы «Если супруг приносит зарплату, то пусть бьёт». Пока же мы имеем полицию, которая неохотно реагирует на вызовы к домашним боксёрам, и суды, предпочитающие наказывать их штрафами.

И жить в таком мире можно, только опираясь друг на друга. И поэтому сегодня мы хотим рассказать, что ты можешь сделать для подруги, родственницы или знакомой, которая столкнулась с домашним насилием.

Скажи ей, что она ни в чём не виновата

Звезда сериала «Год культуры» Вера Воронкова избила 13-летнюю дочь

Пусть забудет про поговорку про глазки, которые видели, что покупали: невозможно угадать, какой мужчина и когда превратится в чудовище. Не надо слушать доброхотов, рассуждающих про звоночки: тысячи мужчин «звенят» совершенно одинаково, но отнюдь не каждый из них решает от разговоров перейти к физическим упражнениям, в которых жене предназначена роль спортивного снаряда. Ни одну женщину нельзя осуждать за то, что она не сообразила, не заметила, не догадалась, что придётся «кушать».

Скажи той, кого бьют, что она никого не провоцировала. Мужчины любят рассказывать, что вот в загс-то они нормальными шли, но за несколько лет их «довели», но это всё ложь. Это только их выбор — даже самые холеричные истерики отлично справляются с тем, чтобы не бросаться на высмеивающих их начальников, наглых чиновников или просто пьяных хулиганов, которые не прочь поиздеваться над прохожим. Мужчина бьёт не потому, что женщина с кем-то переписывается или забывает петь дифирамбы его зарплате, а потому что знает: на ней можно сорвать плохое настроение и остаться безнаказанным.

Как понять, что это опасно?

Взять календарь и составить график насилия, увидеть его повторения и эскалацию — оно всегда идет по экспоненте, можно даже предсказать приблизительную дату следующего инцидента. «У пострадавшей есть два состояния: когда ее бьют — ей плохо, но через несколько дней мозг вытесняет из сознания опасность. Поэтому оценить степень опасности жертве действительно сложно. Нужно записывать и перечитывать», — советует психолог Татьяна Орлова.

Не обижайся, если твоя помощь ничего не изменила

Ты можешь сказать соседке, что слышишь, как её бьют, и готова дать показания в суде, — и получить в ответ: «Да это вообще не твоё дело!» Ты можешь пустить сбежавшую подругу пожить в свою квартиру — и обнаружить там её мужа ещё до того, как с её лица исчезнут следы синяков: «Мы помирились и начинаем всё заново!» Ты можешь потратить весь день в полиции — и в итоге узнать, что знакомая забрала заявление, которое вам с таким трудом удалось всучить правоохранителям.

Кому-то из жертв просто некуда идти, кто-то верит в обещания «раскаявшегося» мужа, кого-то убедят родственники, что надо дать «семье» ещё один шанс. В конце концов, мы живём в стране, где глава комитета по делам семьи не стесняется заявлять, что не нужно никаких охранных ордеров, запрещающих насильнику приближаться к жертве: «У нас же люди быстро мирятся», а депутаты утверждают, что причина семейного насилия — «заниженная» роль мужчин в семье, а не законы, позволяющие за избиение жены отделаться штрафом — как за неправильную парковку.

Правозащитники и активисты бьются за то, чтобы эти законы изменить. Но пока этого не произошло, нам остаётся только поддерживать друг друга словом и делом — и не останавливаться, даже если кто-то эту поддержку отверг.

Краткий гид по семейному насилию: кто виноват и что делать

Сейчас идут бурные дебаты вокруг принятия закона о домашнем насилии — при всей очевидности его необходимости находятся противники, считающие закон «антисемейным» (можно ли назвать семьей место, где кого-то бьют?), в законопроект пытаются внести абсурдные поправки о содействии примирению сторон, в общем, судьба его все еще под вопросом. Меж тем домашнее насилие в России приобретает масштабы стихийного бедствия.

Автор «Домашнего Очага» Ольга Карчевская при содействии центра «Насилию.нет» составила краткий гид по наиболее важным аспектам этого явления.

Почему это происходит?

Прежде всего это культурные особенности: представление о неравенстве мужчины и женщины, из которых следуют отношения власти. На свойственные всему обществу патриархальные представления могут накладываться религиозные представления о роли мужчины и женщины в семье. Экономические причины тоже играют роль: финансовая зависимость женщины в декрете ставит ее в уязвимое положение, иногда общее финансовое неблагополучие семьи может служить триггером (спусковым крючком) насилия. Личные травмы агрессора тоже важны: зачастую его личная история — это история насилия в детстве, и он транслирует его дальше. Часто и личная история жертвы тоже включает агрессию в детстве, и ее представления о нормальном искажены, нет установки «со мной так нельзя».

Как устроено насилие?

Агрессия и насилие — это одни из биологических механизмов адаптации к стрессовой ситуации, и если у человека нет убеждения, что насилие недопустимо, то изменить этот сценарий сложно или невозможно. Ситуация системного (то есть повторяющегося) насилия говорит о том, что агрессор убежден в своем праве поступать так. Пострадавшая сторона не может влиять на решение «автора насилия» осуществлять его, она может только прилагать усилия к тому, чтобы покинуть опасную для нее ситуацию. Менять свои убеждения может только сам агрессор — через психотерапию. К сожалению, ситуации, в которых агрессоры добровольно обращаются за помощью, редки. Самая выгодная стратегия для жертвы — спасать себя.

Читайте так же:  Алименты на ребенка обучающегося на очном

Почему они не уходят?

Самая банальная причина — некуда уйти, особенно если на руках маленькие дети. Еще одна причина — надежда, что агрессор изменится, жертва жалеет агрессора, берет на себя ответственность за ситуацию, чтобы совладать с ощущением беспомощности.

Существует «цикл насилия», в который входят в том числе раскаяние, клятвы и «candy show» («сладкое шоу» — временное идеальное поведение с ношением на руках). Обиды забываются или блокируются (так называемая диссоциация травматического расщепления). Другая причина — страх за свою жизнь, за жизнь детей или самого агрессора (он может угрожать убийством или самоубийством в случае расставания).

Стоит учитывать и то, что насилие деформирует личность жертвы, она перестает реагировать на ситуацию так, как отреагировал бы благополучный человек. Когда у нас нет возможности из ситуации выйти, мы научаемся в ней жить и долго миримся с неприемлемым отношением.

А если он извиняется?

Это ничего не меняет. Чтобы по‑настоящему перестроить механизмы насилия, агрессору нужно несколько лет терапии. Извинения, даже самые искренние, просто входят в цикл домашнего насилия, периоды затишья становятся все короче, агрессия эскалируется, когда все закончится фатально — вопрос лишь времени.

Надо отказаться от надежды, что все исправится, и научиться выражать свой гнев. Выражение злости необходимо для процесса сепарации, отделения. Но лучше делать это не в присутствии абьюзера — это небезопасно, а например, на психотерапии. На все это нужны ресурсы, которых в ситуации хронического насилия всегда мало. Необходимо как можно быстрее покинуть ситуацию опасности и уже тогда разбираться с последствиями.

В каких семьях происходит насилие?

В любых. Ни экономическое благополучие, ни высокий социальный статус, ни внешне идеальные отношения сами по себе не являются гарантией от насилия, которое, будучи стигматизированным (рассказывать о таком считается стыдным, «нельзя выносить сор из избы»), может долгое время оставаться скрытым от посторонних глаз.

Насилие существует везде в мире и «лечится» только законодательно. В странах, где нет охранных ордеров, где полиция не выезжает на такие вызовы, где за избиение члена семьи не полагается ничего, кроме штрафа из семейного бюджета, насилие победить невозможно. «Закон о домашнем насилии» должен быть принят, а полиция должна быть обучена работать с такими ситуациями.

Могу ли я его провоцировать?

Этот вопрос женщина задает себе, чтобы подсознательно взять ответственность на себя, чтобы перестать чувствовать себя беспомощной. К тому же общество диктует нам такие установки, как «женщина должна быть мудрее», «муж — голова, а женщина — шея», как бы говоря, что за хорошее поведение женщине полагается хорошее отношение со стороны партнера. В таком контексте, например, ревность партнера оправдывается тем, что женщина вела себя недостойно, что-то себе позволила, ведь дыма без огня не бывает.

«Чаще всего патологическая ревность возникает в хороших отношениях. Чем лучше становится жертва, тем больше она демонстрирует своему агрессивному партнеру «твои механизмы контроля работают», — говорит психолог центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова. — Часто женщина задается вопросом «могу ли я вылечить его своей любовью?». Нет, можно только усилить травматический механизм абьюзера. Его травма записана глубже и мощнее, чем ваша любовь, он всегда будет подозревать, что вы хотите его бросить. И он будет выплескивать это в агрессию, часто — физическую».

[3]

Терапия или развод?

Если насилие только что впервые случилось, он признает вину, берет на себя полную ответственность и хочет меняться — тогда есть надежда на терапию. Практически во всех остальных случаях нужно расходиться, дальше терапия возможна только при раздельном проживании. Через достаточно долгий срок, возможно, получится сойтись, но относиться к такой возможности стоит скорее как к чуду, чем к чему-то ожидаемому.

Как понять, что можно попробовать сойтись обратно? Если в ходе совместной терапии стало понятно, какие формы насилия применяются, если абьюзер не перекладывает ответственность за них на партнера, если проработаны новые способы коммуникации, можно аккуратно попробовать снова жить вместе, но при первых признаках рецидива — расходиться.

Как подготовить побег?

Главное правило — на побег нельзя спрашивать разрешения. Ситуация, когда жертва решает выйти из отношений, зачастую самая опасная для нее. Также не стоит ждать разрешения от родственников — часто они говорят: «Ты сама себе такого мужа выбрала, в твоем возрасте/с оравой детей ты себе другого не найдешь/ это не наши проблемы». Нужно найти тех, кто поддерживает (это могут быть специальные организации, в том числе центр « Насилию.нет »). Собрать документы, по возможности отложить денег на первое время, найти, куда уйти (приют для матерей с детьми или пересидеть у подруги). Уходить, когда абьюзера нет дома, и делать это так, чтобы он ни о чем не подозревал. Уйдя, сменить номер телефона, не сообщать о своем местонахождении общим знакомым.

Если избивают прямо сейчас

Всеми способами пытаться покинуть помещение, кричать, стараясь привлечь внимание соседей, если есть возможность — вызвать полицию, если есть возможность включить диктофон — включить. Но лучше не дожидаться такой ситуации. Если вы предполагаете, что такое может случиться, уходите уже сейчас. Далеко не всегда удается выйти из акта насилия живой, даже если у агрессора нет намерения вас убивать, он может просто не рассчитать силы. Второго шанса сохранить себя может попросту не представиться.

Как не вернуться обратно

Необходим психотерапевт (в кризисных центрах есть бесплатные или дешевые варианты помощи), группа поддержки для жертв домашнего насилия, возможно, медикаментозная поддержка (антидепрессанты). Также, полезно почитать книги Ланди Банкрофта «Почему он это делает» и Тани Танк «Бойся, я с тобой». На сайте центра «Насилию.нет» есть инструкция для людей, находящихся в ситуации системного семейного насилия.

Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию: 8 (800) 7000 600.

Вызовите полицию

Сейчас дела о домашнем насилии относятся к сфере частного обвинения: именно жертва должна доказывать, что она была избита, заявления от соседки, подруги или родственницы никто рассматривать не будет.

Однако, говорит адвокатесса и одна из авторок закона о профилактике домашнего насилия Мари Давтян, обращаться к правоохранителям в ряде случаев всё же стоит: «Если вы понимаете, что человеку угрожает опасность, например слышите крики и грохот сверху, очевидно, что там происходит насилие, вызывать полицию нужно: это вопрос спасения жизни и здоровья женщины. Может, она напишет заявление, может, нет, но данный конкретный инцидент остановят».

Это касается и ситуаций, когда вы видите, что кого-то бьют на улице. Мари Давтян рассказывает, что когда она сталкивалась с такими случаями, достаточно было просто обратиться к женщине и спросить, не надо ли вызвать полицию: мужчину отрезвляла мысль, что они здесь не одни и посторонние готовы вмешаться. Однако такие решения вам придётся принимать на свой страх и риск: не исключено, что «боксёр» уже вошел в раж, мало что соображает и скорее бросится на свидетельницу, чем остановится. Что вы точно можно сделать, так это оглядеться, нет ли рядом сотрудников полиции или способа их вызвать: например, в метро для этого есть специальные кнопки.

Читайте так же:  Гражданское право лишение родительских

Если вы чувствуете, что вы агрессор

Кирилл Федоров, психолог, сооснователь движения « Психология за права человека »: «Если вы осознали, что практикуете какое-либо насилие по отношению к своим близким, вам необходимо обратиться за психологической помощью. На мой взгляд, любой психолог или психотерапевт с хорошей профессиональной подготовкой поможет вам понять, в чем причины такого поведения (травмы прошлого, проблемы с эмоциональной саморегуляцией, личностные особенности, воздействие внешнего стресса).

В процессе работы с психологом вы сможете усилить свою мотивацию к необходимым изменениям и и вместе выработать альтернативную модель поведения, которая не будет вредить ни вам, ни окружающим.

Все это станет возможным, когда вы признаете прежде всего перед самим собой, что именно на вас лежит ответственность за совершенные действия (в противовес, например, позиции «они сами меня довели»/»если бы она так себя не вела…»). В России психологическая помощь людям, применяющим насилие в семье находится в зачаточном состоянии. Тем не менее есть уже профессионалы, которые специализируются в подобных темах, например, психологи центра « Альтернатива насилию », которые консультируют, в том числе, в он-лайн формате».

Сохраните это: как можно помочь тем, кто столкнулся с домашним насилием

Видео (кликните для воспроизведения).

В Госдуме обсуждается законопроект о профилактике домашнего насилия. Его создатели и сторонники в очередной раз говорят о числе пострадавших, а противники — пугают традиционным чучелом тюрьмы. Например, глава комитета Госдумы по делам семьи Тамара Плетнева заявила, что нельзя мужа сажать — кто же будет деньги зарабатывать? Судьба закона всё ещё под вопросом: неизвестно, примут ли документ, но очевидно, что даже если это произойдёт, понадобится не год и не два, чтобы отойти от парадигмы «Если супруг приносит зарплату, то пусть бьёт». Пока же мы имеем полицию, которая неохотно реагирует на вызовы к домашним боксёрам, и суды, предпочитающие наказывать их штрафами.

И жить в таком мире можно, только опираясь друг на друга. И поэтому сегодня мы хотим рассказать, что вы можете сделать для подруги, родственницы или знакомой, которая столкнулась с домашним насилием.

[2]

Вызови полицию

Сейчас дела о домашнем насилии относятся к сфере частного обвинения: именно жертва должна доказывать, что она была избита, заявления от соседки, подруги или родственницы никто рассматривать не будет.

Однако, говорит адвокатесса и одна из авторок закона о профилактике домашнего насилия Мари Давтян, обращаться к правоохранителям в ряде случаев всё же стоит: «Если вы понимаете, что человеку угрожает опасность, например слышите крики и грохот сверху, очевидно, что там происходит насилие, вызывать полицию нужно: это вопрос спасения жизни и здоровья женщины. Может, она напишет заявление, может, нет, но данный конкретный инцидент остановят».

Это касается и ситуаций, когда вы видите, что кого-то бьют на улице. Мари Давтян рассказывает, что когда она сталкивалась с такими случаями, достаточно было просто обратиться к женщине и спросить, не надо ли вызвать полицию: мужчину отрезвляла мысль, что они здесь не одни и посторонние готовы вмешаться. Однако такие решения тебе придётся принимать на свой страх и риск: не исключено, что «боксёр» уже вошел в раж, мало что соображает и скорее бросится на свидетельницу, чем остановится. Что ты точно можно сделать, так это оглядеться, нет ли рядом сотрудников полиции или способа их вызвать: например, в метро для этого есть специальные кнопки.

Поезжайте с ней в полицию и травмпункт

По словам Мари Давтян, сопровождать женщину в полицию не только можно, но и нужно: никаких законодательных запретов находиться с потерпевшей на этапе подачи заявления нет, а вот дежурные, видя, что женщина пришла не одна, примут его быстрее. Можно идти и в травмпункт: на сами медицинские процедуры третьих лиц не пустят, но всё остальное время быть рядом и поддерживать подругу вы имеете полное право.

Найдите памятку о том, как подаётся заявление (например, пошаговую инструкцию предлагает проект «Насилию.нет») и действуйте по ней — это очень поможет, ведь для только что избитой и напуганной женщины следование даже очень чётким и понятным инструкциям — непосильная задача.

Помогите ей подготовиться к бегству

Если ваша знакомая решила уйти, помогите ей сделать это. Узнайте, где есть приюты для жертв домашнего насилия, на каких условиях в них можно попасть, есть ли там свободные места. Найдите в интернете юридические и общественные организации, которые могут помочь, передайте все контакты подруге. Возьмите на хранение документы, банковские карты, которые надо прятать от мужа, ценные вещи, одежду и лекарства. Купите и отдайте простой дешёвый мобильник, который она спрячет дома, — на случай если муж отберёт её телефон.

SOS-адреса

  • Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию (при поддержке центра «АННА»): 8−800−7000−600.
  • Центр помощи « Насилию.нет ».
  • Московский кризисный центр для женщин « АННА ».
  • Консорциум женских неправительственных объединений — бесплатная юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия: wcons.net , 8−495−690−63−48.
  • Центр экстренной психологической помощи МЧС России: 8−495−626−37−07.
  • Центр помощи пережившим сексуальной насилие « Сестры »: 8−499−901−02−01.
  • Сеть взаимопомощи жертвам домашнего насилия: tineodna.ru .

Найдите и киньте подруге план безопасности для жертв домашнего насилия: иногда женщины просто не понимают, что живут в чрезвычайной ситуации, и такие инструкции позволяют им пересмотреть своё отношение к происходящему. Разберите его вместе, проговаривая, что исполнимо, что — нет. Можно ли договориться с соседями, чтобы те вызвали полицию, услышав крики? Удастся ли убедить учителей и воспитателей, что ни в коем случае нельзя отдавать ребёнка отцу? Куда можно сбежать в случае очередного инцидента — к родителям, друзьям, в гостиницу? Что надо уничтожить, чтобы абьюзер не нашел беглянку: записные книжки, аккаунты в соцсетях?

Помоги ей подготовиться к бегству

Если твоя знакомая решила уйти, помоги ей сделать это. Узнай, где есть приюты для жертв домашнего насилия, на каких условиях в них можно попасть, есть ли там свободные места. Найди в интернете юридические и общественные организации, которые могут помочь, передай все контакты подруге. Возьми на хранение документы, банковские карты, которые надо прятать от мужа, ценные вещи, одежду и лекарства. Купи и отдай простой дешёвый мобильник, который она спрячет дома, — на случай если муж отберёт её телефон.

SOS-адреса

  • Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию (при поддержке центра «АННА»): 8−800−7000−600.
  • Центр помощи «Насилию.нет».
  • Московский кризисный центр для женщин «АННА».
  • Консорциум женских неправительственных объединений — бесплатная юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия: wcons.net, 8−495−690−63−48.
  • Центр экстренной психологической помощи МЧС России: 8−495−626−37−07.
  • Центр помощи пережившим сексуальной насилие «Сестры»: 8−499−901−02−01.
  • Сеть взаимопомощи жертвам домашнего насилия: tineodna.ru.

Найди и кинь подруге план безопасности для жертв домашнего насилия: иногда женщины просто не понимают, что живут в чрезвычайной ситуации, и такие инструкции позволяют им пересмотреть своё отношение к происходящему. Разберите его вместе, проговаривая, что исполнимо, что — нет. Можно ли договориться с соседями, чтобы те вызвали полицию, услышав крики? Удастся ли убедить учителей и воспитателей, что ни в коем случае нельзя отдавать ребёнка отцу? Куда можно сбежать в случае очередного инцидента — к родителям, друзьям, в гостиницу? Что надо уничтожить, чтобы абьюзер не нашел беглянку: записные книжки, аккаунты в соцсетях?

Читайте так же:  Исковое заявление о разделе имущества супругов образец

Лучшая защита — уходить

Чтобы избежать первого или повторного случая домашнего насилия в условиях самоизоляции, важно не скрывать, что вам или вашим близким угрожает опасность от домочадцев. Правозащитники советуют предупредить соседей и попросить их вызвать полицию, если они услышат крики о помощи или продолжительный шум из вашей квартиры. Можно договориться с близкими людьми о кодовом слове, получив которое по звонку или смс, они вызовут полицию к вам домой.

Психолог Татьяна Орлова считает, что лучше попытаться уйти от абьюзера.

«Жизнь в квартире с агрессором непредсказуема — никто не знает, когда он может перейти к насилию. Лучше держать деньги, телефон и документы при себе, и в момент, когда вы предполагаете, что можете стать жертвой насилия, реагировать очень быстро и уходить», — поясняет она.

Несмотря на то что полиция временно приостановила личный приём обращений от граждан в отделениях, правоохранители по-прежнему обязаны оперативно реагировать на заявления о домашнем насилии — подать их можно по телефону или через сайт МВД.

«Если человек выходит из дома, чтобы доехать до врача и зафиксировать побои — это не является нарушением режима самоизоляции, — поясняет юрист Диана Рамазанова. — Очень важно сообщить о насилии в полицию, поскольку для возбуждения административного или уголовного дела должна проводиться судебно-медицинская экспертиза, а направление на неё выдаёт именно полицейский».

Если вы подверглись нападению со стороны близкого человека, то лучше при посещении врача лично попросить его рассказать об этом полиции.

«По закону врачи обязаны сообщить правоохранителям, что травма пациента получена в результате рукоприкладства», — рассказывает Рамазанова.

2 апреля девять НКО направили премьер-министру России Михаилу Мишустину официальное письмо, в котором предложили создать координационный центр быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, находящихся в совместной изоляции.

«Правозащитники оказывают поддержку жертвам насилия, но сложность в том, что в стране нет единого центра этой помощи. Мы предлагаем, чтобы им и стал координационный совет, который сможет обеспечивать безопасность людей, заявляющих о насилии, и содействовать в получении медицинской, психологической и правовой помощи, — отметила Валентина Фролова. — Профильные общественные организации готовы помогать в создании такого органа, но без государственной поддержки нам просто не хватит ресурсов для качественной поддержки пострадавших».

«Ситуация доходит до непоправимого»

Специалисты уверены, что число жертв домашнего насилия на самом деле превышает число поступивших обращений. Например, в Вологодской области в городе Сокол с населением 37 тыс. человек за первую неделю самоизоляции (с 30 марта по 5 апреля) полиция получила 70 сообщений о домашнем насилии от местных жителей.

«Пик пришёлся на выходные дни — 4 и 5 апреля, когда поступало до пяти тревожных звонков за 15 минут. Все они были отработаны нашими сотрудниками, которым пришлось работать в усиленном режиме», — сообщили в городской полиции.

Большинство заявителей, говорят общественники, отказываются писать обращения в полицию: чаще они просят не о юридической поддержке, а о консультации психолога или временном убежище.

Жительница Свердловской области рассказала правозащитникам, что она вместе с двумя малолетними детьми подвергается насилию со стороны мужа и его матери. По словам пострадавшей, мужчина страдает алкоголизмом и в припадках ярости избивает её и приковывает к батарее. Женщина ушла с детьми жить к своей бабушке, но пока не стала обращаться в полицию.

«Некоторые не готовы идти до конца по привлечению виновного к ответственности. Большинство просто описывают ситуации и на предложение юридического сопровождения говорят: «Хорошо, подумаем». Безусловно, каждый взрослый человек сам вправе принимать решение, но, исходя из нашей практики, могу сказать, что когда ситуация доходит до непоправимого, обращаются к нам уже не сами жертвы, а их родственники», — рассказал RT представитель «Зоны права» правозащитник Булат Мухамеджанов.

Юрист «Кризисного центра для женщин» Диана Рамазанова также говорит о росте числа жалоб на домашнее насилие.

«Количество обращений к нашим психологам увеличилось более чем в два раза, а вот у меня как у юриста количество обращений пошло на спад. Дело в том, что пострадавшие, обращавшиеся к нам ещё до изоляции, сейчас как раз должны были покинуть квартиры, где они живут со своими обидчиками. Вместо этого им приходится откладывать переезд в связи с самоизоляцией», — пояснила собеседница RT.

По словам Рамазановой, о насилии в семье чаще всего сообщают женщины, хотя с этой проблемой сталкиваются и пожилые люди, которые страдают от побоев и оскорблений собственных детей или других родственников.

Руководитель психологической службы центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова считает, что уровень домашнего насилия увеличивается с ростом тревожности среди населения.

«Многие люди сейчас потеряли работу, кто-то впервые оказался так близко к семье — бывает, что партнёры встречаются дома только по ночам, а теперь они целыми днями вместе. Агрессоры, которые привыкли использовать своего партнёра для снятия тревоги, прибегают к психологическому и физическому насилию. Кроме того, люди начинают выпивать, чтобы заглушить негативные эмоции, а это только усложняет ситуацию», — отмечает психолог.

Расскажи ей про домашнее насилие

Объясни ей, что она такая не одна: каждый месяц на телефоны горячих линий для пострадавших поступают десятки тысяч звонков, по данным Росстата, каждая пятая женщина в России сталкивалась с побоями, а в опросе ВЦИОМ 40% респондентов ответили, что не исключают угрозы стать жертвой насилия в семье.

Расскажи, что домашнее насилие будет повторяться, а вред, наносимый им, возрастать и что жертвами его могут стать и дети. Убеди, что нельзя игнорировать угрозы. «Посмотришь на другого — убью!» — это не пылкие слова влюбленного, а декларация намерений абьюзера, которая легко может закончиться исполнением обещанного. Объясни, что побои — это только часть проблемы. Если женщину запирают, если прячут от неё деньги и документы, если грозят при разводе отобрать детей, если обещают убить каждого, кто ей поможет, — всё это тоже насилие.

Скажите ей, что она ни в чём не виновата

Пусть забудет про поговорку про глазки, которые видели, что покупали: невозможно угадать, какой мужчина и когда превратится в чудовище. Не надо слушать доброхотов, рассуждающих про звоночки: тысячи мужчин «звенят» совершенно одинаково, но отнюдь не каждый из них решает от разговоров перейти к физическим упражнениям, в которых жене предназначена роль спортивного снаряда. Ни одну женщину нельзя осуждать за то, что она не сообразила, не заметила, не догадалась, что придётся «кушать».

Скажите той, кого бьют, что она никого не провоцировала. Мужчины любят рассказывать, что вот в загс-то они нормальными шли, но за несколько лет их «довели», но это всё ложь. Это только их выбор — даже самые холеричные истерики отлично справляются с тем, чтобы не бросаться на высмеивающих их начальников, наглых чиновников или просто пьяных хулиганов, которые не прочь поиздеваться над прохожим. Мужчина бьёт не потому, что женщина с кем-то переписывается или забывает петь дифирамбы его зарплате, а потому что знает: на ней можно сорвать плохое настроение и остаться безнаказанным.

Расскажите ей про домашнее насилие

Объяснтеи ей, что она такая не одна: каждый месяц на телефоны горячих линий для пострадавших поступают десятки тысяч звонков, по данным Росстата, каждая пятая женщина в России сталкивалась с побоями, а в опросе ВЦИОМ 40% респондентов ответили, что не исключают угрозы стать жертвой насилия в семье.

Читайте так же:  Алименты на совершеннолетнего ребенка судебная практика

Расскажите, что домашнее насилие будет повторяться, а вред, наносимый им, возрастать и что жертвами его могут стать и дети. Убедите, что нельзя игнорировать угрозы. «Посмотришь на другого — убью!» — это не пылкие слова влюбленного, а декларация намерений абьюзера, которая легко может закончиться исполнением обещанного. Объясните, что побои — это только часть проблемы. Если женщину запирают, если прячут от неё деньги и документы, если грозят при разводе отобрать детей, если обещают убить каждого, кто ей поможет, — всё это тоже насилие.

Поезжай с ней в полицию и травмпункт

По словам Мари Давтян, сопровождать женщину в полицию не только можно, но и нужно: никаких законодательных запретов находиться с потерпевшей на этапе подачи заявления нет, а вот дежурные, видя, что женщина пришла не одна, примут его быстрее. Можно идти и в травмпункт: на сами медицинские процедуры третьих лиц не пустят, но всё остальное время быть рядом и поддерживать подругу ты имеешь полное право.

Найди памятку о том, как подаётся заявление (например, пошаговую инструкцию предлагает проект «Насилию.нет») и действуй по ней — это очень поможет, ведь для только что избитой и напуганной женщины следование даже очень чётким и понятным инструкциям — непосильная задача.

[1]

Не обижайтесь, если ваша помощь ничего не изменила

Вы можете сказать соседке, что слышите, как её бьют, и готовы дать показания в суде, — и получить в ответ: «Да это вообще не твоё дело!» Вы можете пустить сбежавшую подругу пожить в свою квартиру — и обнаружить там её мужа ещё до того, как с её лица исчезнут следы синяков: «Мы помирились и начинаем всё заново!» Вы можете потратить весь день в полиции — и в итоге узнать, что знакомая забрала заявление, которое вам с таким трудом удалось всучить правоохранителям.

Кому-то из жертв просто некуда идти, кто-то верит в обещания «раскаявшегося» мужа, кого-то убедят родственники, что надо дать «семье» ещё один шанс. В конце концов, мы живём в стране, где глава комитета по делам семьи не стесняется заявлять, что не нужно никаких охранных ордеров, запрещающих насильнику приближаться к жертве: «У нас же люди быстро мирятся», а депутаты утверждают, что причина семейного насилия — «заниженная» роль мужчин в семье, а не законы, позволяющие за избиение жены отделаться штрафом — как за неправильную парковку.

Правозащитники и активисты бьются за то, чтобы эти законы изменить. Но пока этого не произошло, нам остаётся только поддерживать друг друга словом и делом — и не останавливаться, даже если кто-то эту поддержку отверг.

Жестокий карантин: как спастись от домашнего насилия при самоизоляции

В России после введения режима самоизоляции растёт уровень домашнего насилия, сообщают правозащитники. При этом из-за угрозы распространения коронавируса в ряде центров для жертв домашнего насилия временно перестали принимать новых людей. Общественные организации перешли на удалённый режим работы, а полиция с 27 марта приостановила личный приём граждан в отделениях. Всё это, по мнению общественников, приводит к тому, что люди, которые подвергаются насилию со стороны домочадцев, не знают, куда и к кому обратиться.

После окончания режима самоизоляции, когда жертвы смогут покинуть квартиры, в которых сейчас они вынуждены жить с тиранами, количество обращений в полицию существенно увеличится, считают правозащитники.

«Из-за ограничительных мер, которые вводятся в регионах, люди не до конца понимают, как действовать, какие учреждения работают и в каком режиме», — пояснила куратор направления по защите прав женщин и детей правозащитной организации «Зона права», адвокат Валентина Фролова.

За десять дней работы горячей линии юристы этой организации получили 35 сообщений о рукоприкладстве в отношении женщин и детей со стороны домочадцев. При этом лишь в восьми случаях пострадавшие согласились оставить свои контактные данные.

До режима самоизоляции в организацию поступало примерно 30 аналогичных сообщений в течение двух недель, то есть количество обращений выросло более чем в полтора раза.

«Глобальная вспышка»

Случаи рукоприкладства в семьях в связи с вынужденной самоизоляцией резко участились по всему миру. Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер 27 марта заявил, что за первый месяц изоляции количество случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% по стране и на 36% — в Париже.

В британской национальной телефонной службе для пострадавших сообщили, что количество подобных звонков за субботу в первую неделю ужесточённого карантина увеличилось на 65% по сравнению с аналогичным днём неделей ранее, когда карантинные меры были менее жёсткими. О росте числа сообщений заявила и Национальная горячая линия по домашнему насилию в США.

В китайской провинции Хубэй, которая стала эпицентром распространения коронавируса, полиция в течение февраля, когда население находилось на жёстком карантине, получила вдвое больше жалоб на домашнее насилие по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом журналистам сообщили в местном центре помощи женщинам.

В ООН также признали проблему, назвав её общемировой.

«В последние недели по мере усиления экономического и социального давления и страха мы становимся свидетелями ужасающей глобальной вспышки насилия в семье», — заявил 5 апреля Генсек ООН Антониу Гутерреш.

Международная организация призвала правительства всех стран включить в национальные планы борьбы с коронавирусом положения о предотвращении насилия в отношении женщин и возмещении ущерба, причинённого в результате такого насилия.

Гутерреш заявил о необходимости увеличить господдержку профильным некоммерческим организациям и работающим в онлайн-режиме службам поддержки, установить аварийные системы сообщения об угрозе в аптеках и продуктовых магазинах, а также приравнять приюты к объектам жизнеобеспечения.

Общественные организации, куда можно обратиться за поддержкой в случае домашнего насилия:

«Зона права», +7 (917) 897-60-55 (WhatsApp, Telegram) — юридическая, информационная, психологическая поддержка

Консорциум женских неправительственных объединений, +7 (495) 690-63-48 — защита прав женщин

Центр «Насилию.нет» +7 (495) 916-30-00, [email protected]

Центр «Сестры», +7 (499) 901 0201, [email protected] — психологическая и информационная поддержка пережившим сексуальное насилие

Центр против насилия в отношении женщин «АННА», +7 (800) 7000 600 — юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия

Проект «Правовая инициатива», +7 (499) 678-21-37, +7 (981) 713-20-83

Видео (кликните для воспроизведения).

Женский кризисный центр «Китеж», +7 (916) 920-10-30 (WhatsApp) — юридическая и психологическая поддержка, помощь в трудоустройстве и съёме жилья

Источники

Литература


  1. Жилинский, С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): Учебник; М.: Норма; Издание 4-е, испр. и доп., 2012. — 912 c.

  2. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, №6(12), 2011. В 3 частях. Часть 1. — М.: Грамота, 2011. — 232 c.

  3. Кучерена Анатолий Бал беззакония. Диагноз адвоката; Политбюро — М., 2015. — 352 c.
  4. Саушкин, Ю. Г. История и методология географической науки. Учебное пособие / Ю.Г. Саушкин. — М.: Издательство МГУ, 2014. — 424 c.
  5. Ганапольский Правосудие для дураков, или Самые невероятные судебные иски и решения / Ганапольский, Матвей. — М.: АСТ, 2017. — 416 c.
Памятка о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here