Оон домашнее насилие

Содержание

Глава ООН: пандемия вызвала всплеск домашнего насилия в мире

Глава ООН Антониу Гутерриш призвал правительства всех стран принять срочные меры для борьбы с «ужасающим глобальным всплеском» домашнего насилия, вызванного введенными режимами изоляции.

В своем обращении Гуттериш заявил:

«… в некоторых странах число обращений по «телефону доверия» удвоилось или утроилось на фоне растущей социальной и экономической напряженности, усугубляемой жесткими ограничениями на передвижение, в результате чего многие женщины оказались изолированными дома с жестокими партнерами».

Глава международной организации призвал правительства создать безопасные пути для женщин, чтобы они могли обращаться за помощью, не предупреждая своих обидчиков, в том числе путем создания систем экстренного оповещения в аптеках и магазинах — в тех немногих местах, которые людям пока разрешено посещать.

Он добавил, что приюты для жертв домашнего насилия должны быть причислены к основным услугам и получать инвестиции от государства.

Причины для тревоги есть

  • звонки на «телефоны доверия» удвоились в Ливане и Малайзии по сравнению с аналогичным периодом 2019 года;
  • в Великобритании, Франции, Испании и Италии с момента вступления в силу ограничительных мер зарегистрированы случаи убийств женщин тиранами-мужьями;
  • во Франции сообщения о домашнем насилии в полицию увеличились на 36% в Париже и на 32% — в других местах;
  • многие приюты для жертв домашнего насилия уже переполнены, а те, где еще есть места, не принимают «новеньких» из-за страха распространения вируса.

«Насилие в отношении женщин является такой же серьезной причиной смерти и инвалидности среди женщин репродуктивного возраста, как и рак, и более серьезной причиной плохого состояния здоровья, чем дорожно-транспортные происшествия и малярия вместе взятые», говорится в заявлении Организации Объединенных Наций.

К слову, напомним, что правозащитники предупреждали о вероятности всплеска домашнего насилия, когда ограничительные меры из-за коронавируса только начинали вводиться. Об этом подробнее читайте в материале на сайте.

Скрытые жертвы коронавируса: как мир борется с «карантинным» домашним насилием

«Ситуация доходит до непоправимого»

Специалисты уверены, что число жертв домашнего насилия на самом деле превышает число поступивших обращений. Например, в Вологодской области в городе Сокол с населением 37 тыс. человек за первую неделю самоизоляции (с 30 марта по 5 апреля) полиция получила 70 сообщений о домашнем насилии от местных жителей.

[2]

«Пик пришёлся на выходные дни — 4 и 5 апреля, когда поступало до пяти тревожных звонков за 15 минут. Все они были отработаны нашими сотрудниками, которым пришлось работать в усиленном режиме», — сообщили в городской полиции.

Большинство заявителей, говорят общественники, отказываются писать обращения в полицию: чаще они просят не о юридической поддержке, а о консультации психолога или временном убежище.

Жительница Свердловской области рассказала правозащитникам, что она вместе с двумя малолетними детьми подвергается насилию со стороны мужа и его матери. По словам пострадавшей, мужчина страдает алкоголизмом и в припадках ярости избивает её и приковывает к батарее. Женщина ушла с детьми жить к своей бабушке, но пока не стала обращаться в полицию.

«Некоторые не готовы идти до конца по привлечению виновного к ответственности. Большинство просто описывают ситуации и на предложение юридического сопровождения говорят: «Хорошо, подумаем». Безусловно, каждый взрослый человек сам вправе принимать решение, но, исходя из нашей практики, могу сказать, что когда ситуация доходит до непоправимого, обращаются к нам уже не сами жертвы, а их родственники», — рассказал RT представитель «Зоны права» правозащитник Булат Мухамеджанов.

Юрист «Кризисного центра для женщин» Диана Рамазанова также говорит о росте числа жалоб на домашнее насилие.

«Количество обращений к нашим психологам увеличилось более чем в два раза, а вот у меня как у юриста количество обращений пошло на спад. Дело в том, что пострадавшие, обращавшиеся к нам ещё до изоляции, сейчас как раз должны были покинуть квартиры, где они живут со своими обидчиками. Вместо этого им приходится откладывать переезд в связи с самоизоляцией», — пояснила собеседница RT.

По словам Рамазановой, о насилии в семье чаще всего сообщают женщины, хотя с этой проблемой сталкиваются и пожилые люди, которые страдают от побоев и оскорблений собственных детей или других родственников.

Руководитель психологической службы центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова считает, что уровень домашнего насилия увеличивается с ростом тревожности среди населения.

«Многие люди сейчас потеряли работу, кто-то впервые оказался так близко к семье — бывает, что партнёры встречаются дома только по ночам, а теперь они целыми днями вместе. Агрессоры, которые привыкли использовать своего партнёра для снятия тревоги, прибегают к психологическому и физическому насилию. Кроме того, люди начинают выпивать, чтобы заглушить негативные эмоции, а это только усложняет ситуацию», — отмечает психолог.

Психологи по всему миру бьют тревогу. пандемии коронавируса и карантинных ограничений участились случаи домашнего насилия. В Европе проблема настолько серьезная, что в некоторых странах даже ввели кодовое слово. Если жертва побоев не может открыто сообщить о своей проблеме, она должна обратиться в аптеку и произнести специальную фразу.

По данным ООН, во Франции число жалоб на домашнее насилие за месяц выросло на 30%, в Аргентине — на 25%, на Кипре и в Сингапуре — на 30% и 33%. При этом жалобы подают менее 40% женщин.

В Великобритании в первые две недели карантина британские мужчины убили 10 своих женщин дома. В условиях эпидемии жаловаться можно, но бежать некуда — центры помощи либо переполнены, либо закрыты. В Англии женщинам готовы помочь отели, но только если государство расплатится с ними по стандартному гостевому тарифу.

В Италии число звонков от женщин на горячую линию сократилось лишь потому, что увеличилось число СМС. Испании для жертв домашнего насилия разработали тайный сигнал SOS — нужно спросить в аптеке , которая спасает жизнь». Аптекарь запишет имя и адрес для «оформления доставки» и передаст данные в полицию.

Читайте так же:  Практика лишения родительских прав отцов через суд

В России число жалоб от пострадавших женщин, по разным данным, выросло минимум в полтора раза. Эту проблему сейчас приходится решать дистанционно. Не все так называемые кризисные квартиры, где женщины прятались от агрессоров, сейчас работают. А многим больше некуда ехать.

Правозащитники призывают правительство: сейчас жертвам домашнего насилия как никогда нужна дополнительная поддержка. Речь идет о создании кризисных центров, работающих в условиях пандемии. Пока такие есть только в некоторых крупных городах, например, в Нижнем Новгороде.

Психологи создают своеобразные методички, как избежать необратимых последствий. При любой конфликтной ситуации они советуют уходить в другую комнату или на кухню. И лучше предупредить соседей — это дополнительная страховка, сдерживающий фактор для буйного мужа или сожителя. Телефон и документы лучше держать при себе.

Украина: ЮНФПА оказывает психологическую помощь жертвам домашнего насилия

Домашнее насилие существовало во все времена, но в связи с пандемией люди оказались заперты в четырех стенах и проблема приобрела еще большую актуальность. На Украине, например, в первые две недели карантина число звонков на национальную горячую линию увеличилось на 26 процентов, а число обращений в кризисные центры Фонда ООН в области народонаселения выросло более, чем в два раза.

«Женщина не всегда может позвонить на «горячую линию» прямо из дома, — говорит Алена Кривуляк, одна из руководитель неправительственной организации «Ла Страда». – это может быть опасно. Подобный звонок может вызвать новую волну агрессии со стороны партнера. Поэтому с нами можно связаться по Скайпу, мессенджеру Фейсбука, электронной почте и послав сообщение через наш сайт».

В украинском представительстве Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) рассказывают, что большая часть звонков – 63 процента — поступает ночью: пострадавшие выжидают, когда обидчик заснет. Эта тенденция наблюдается и во время карантина. Кстати, сами нападавшие тоже звонят на «горячую линию».

Женщина не всегда может позвонить на «горячую линию» прямо из дома. Подобный звонок может вызвать новую волну агрессии со стороны партнера

Психологи рады таким звонкам — это значит, что человек пытается справиться с гневом и отчаянием и изменить свое поведение. Открытые ЮНФПА кризисные центры сейчас в основном перешли в ведение муниципальных властей. Сегодня там стараются свести к минимуму физические обращения за помощью и по возможности оказывают психологическую поддержку по телефону.

Тем не менее, в дни карантина закрылось лишь одно из девяти убежищ для жертв домашнего насилия – остальные работают. Чтобы попасть туда, правда, надо получить справку от врача об отсутствии коронавирусной инфекции. Тех, у кого есть симптомы COVID-19, направляют в больницу.

Шесть бригад ЮНФПА помогают военным и боевикам, а также их семьям преодолеть психологические последствия участия в вооруженных действиях – такая поддержка помогает предотвратить возможное рукоприкладство. Доля таких телефонных консультаций увеличилась с 69 процентов в марте до 85 процентов в апреле. «Недавно позвонила одна женщина, — вспоминает Юлия Мудра, психолог одной из таких бригад. – Ее беспокоила крайняя нервозность ее мужа, который служит в армии. Эта женщина раньше приходила в клинику, а сейчас, во время карантина, решила обратиться по телефону. Мы тут же начали работать с этой семьей и нам удалось предотвратить домашнее насилие».

Проекты по оказанию психологической помощи на Украине осуществляются при финансовой поддержке Канады, Эстонии и Великобритании. В ЮНФПА считают, что даже на фоне распространения коронавирусной инфекции, необходимо обеспечивать психологическую поддержку уязвимых членов общества.

ООН встревожена случаями домашнего насилия в России

В 2018 году международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России после вступления в силу закона о декриминализации семейных побоев. Исследователь HRW Юлия Горбунова говорила, что «в законе даже нет четкого определения домашнего насилия» и до сих пор нет конкретных цифр о его жертвах. «По данным Росстата и Минздрава 2012 года, каждая пятая женщина подвергается насилию со стороны супруга или партнера, по данным МВД за 2008 год, большая часть тяжких насильственных преступлений приходится на преступления в отношении членов семьи. Однако полных данных до сих пор нет. В том числе и из-за стигматизации жертв официальными лицами и неосведомленности самих пострадавших о том, куда и как обращаться»,— отмечала госпожа Горбунова.

В апреле 2019 года Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом. Суд приговорил обидчика к девяти месяцам лишения свободы, но при этом указал, что нападение спровоцировала госпожа Тимагова, подав жалобу в суд. Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

Домашнее насилие – следствие патриархального сознания

В подавляющем большинстве случаев , виновником насилия по отношению к женщине оказывается муж, партнер или знакомый. Вот и многие женщины Украины не чувствуют себя в безопасности в собственном доме. Это выяснилось в ходе — уже второго — исследования, которое в Донецкой, Луганской и Житомирской областях провели в рамках Программы ООН по восстановлению и построению мира. О результатах Елене Вапничной рассказал руководитель Программы Виктор Мунтяну.

ВМ: В целом люди чувствуют себя немного более безопасно, то есть в 2018 году данные немного более оптимистичные. Но, конечно же, нас беспокоят очень серьезные различия в самоощущении с точки зрения безопасности между мужчинами и женщинами. Если примерно 64 процента мужчин заявили, что они чувствуют себя в безопасности, прогуливаясь в темное время суток по улицам своего населенного пункта, то заявить то же самое смогли только 38 процентов женщин. Нужно сказать, что женщины чувствуют себя в меньшей безопасности и дома. Проведя анализ, мы пришли к выводу, что это, скорее всего, связано с все еще высокими уровнями домашнего насилия и гендерно-обусловленного насилия. Мы проводили это исследование на территории Донецкой и Луганской областей и в Житомирской области, для того, чтобы была возможность сравнить уровень ощущения безопасности и доступа к правосудию между западом и востоком страны.

[3]

ЕВ: Я предполагаю, что в Донецкой и Луганской областях и женщины, и мужчины чувствуют себя в меньшей безопасности просто вследствие конфликта. Но вот домашнее насилие – это общая проблема для Украины или на востоке она присутствует в большей степени?

Читайте так же:  Насилие в семье над детьми куда обращаться

ВМ: В целом эта проблема, конечно же, присутствует во всех областях страны. Естественно, восток может показывать более высокие уровни, потому что влияние конфликта снижает уровень ощущения безопасности. К этому я хотел бы добавить, что в 2018 году мы второй год на востоке проводим другое исследование «Индекс социального сплочения», и в целом он показывает что население на востоке Украины остается довольно традиционным, в том числе в вопросе семейных отношений и гендерных ролей в обществе. Около 60 процентов мужчин и женщин в Донецкой и Луганской областях, во-первых, согласны с тем, что женщина должна заботиться о семье и детях, а не строить карьеру – в случае, если мужчина может обеспечить семью, а также – что женщины должны заниматься более легкими, социальными профессиями: учитель, медсестра, социальный работник. Что самое интересное: 60 процентов мужчин и 40 процентов женщин уверены в том, что мужчина в семье должен иметь решающее слово. Я думаю, вот эти показатели и объясняют условия, в которых развивается самоощущение небезопасности и все еще удручающий уровень домашнего насилия.

ЕВ: Я помню, что мы все были несколько шокированы результатами ооновского исследования о сексуальном насилии на Украине, особенно в связи с вооруженным конфликтом, потому что обычно мы говорим о сексуальном насилии как орудии ведения вооруженных действий в африканских странах, и вот, оказывается, на Украине имеет место такое явление. Что делает правительство и, вы, возможно, ему помогаете, чтобы эту проблему решать?

Генсек ООН сообщил о вспышке домашнего насилия на фоне пандемии COVID-19

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш призвал страны усилить борьбу с домашним насилием, вспыхнувшим на фоне массовой изоляции, вызванной пандемией коронавируса. В своем видеообращении он напомнил, что недавно призывал к прекращению боевых действий во всех вооруженных конфликтах мира. Однако насилие, по его словам, не ограничивается полем боя.

Гутерреш отметил, что в последние недели по мере усиления экономического и социального давления происходит «ужасающая глобальная вспышка насилия в семье». В некоторых странах число женщин, обращающихся в службы поддержки, удвоилось, пишет РИА Новости.

Генсек ООН призвал правительства включить положения о предотвращении насилия в отношении женщин в свои национальные планы борьбы с коронавирусом. Гутерреш убежден, что нужно увеличить финансирование онлайн-служб поддержки и организаций гражданского общества, а судебные системы должны преследовать, виновных в жестоком обращении с женщинами.

Напомним, в марте Всемирная организация здравоохранения объявила вспышку новой коронавирусной инфекции COVID-19 пандемией. По последним данным, в мире зафиксировано уже более 1,13 миллиона случаев заражения, почти 63 тысячи человек скончались.

Оон домашнее насилие

Российские власти считают, что не должны выплачивать компенсации женщинам, пострадавшим от домашнего насилия из-за бездействия полиции. Об этом говорится в замечаниях замминистра юстиции Михаила Гальперина к жалобам четырех россиянок, рассматриваемым в ЕСПЧ, передает «Коммерсант».

Наталью Туникову муж пытался сбросить с 16 этажа и избивал, при попытке защититься она ударила его ножом. Супруг Елены Гершман избивал ее, а затем вывез дочь в другую страну и не давал видеться с ребенком. Ирина Петракова также перенесла побои и насилие, причем даже после развода. Маргариту Грачеву после предложения о разводе муж вывез в лес и отрубил кисти рук.

Женщины просили квалифицировать насилие в отношении них как пытки, причиной которых стало в том числе и бездействие полиции. Как отметила в разговоре с газетой юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина, Комитет ООН по правам человека, Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин и Комитет ООН против пыток признали, что серьезные случаи домашнего насилия могут быть расценены как пытки.

В ответе России сказано, что, согласно статье 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрет пыток), государство не может нести ответственности в случаях, если пытки «причинялись им в результате действий частных лиц».

Кроме того, в документе отмечается, что если во время расследования дела предполагаемого обидчика привлекли к административной ответственности, то девушки не могут оспаривать законность действий или бездействия полиции. По версии правительства, для этого есть глава 22 КоАП (о полномочиях должностных лиц), и потерпевшие должны подавать отдельный иск о действии или бездействии полиции.

Ранее, отвечая на вопросы ЕСПЧ по случаям Туниковой, Грачевой, Гершман и Петраковой, российской правительство назвало проблему домашнего насилия «преувеличенной». По версии Гальперина, обратившись в ЕСПЧ, россиянки пытались «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации». После этого Минюст обвинил «Коммерсант» в неправильном переводе ответа и объяснил, что слова чиновников «вырвали из контекста».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Жестокий карантин: как спастись от домашнего насилия при самоизоляции

В России после введения режима самоизоляции растёт уровень домашнего насилия, сообщают правозащитники. При этом из-за угрозы распространения коронавируса в ряде центров для жертв домашнего насилия временно перестали принимать новых людей. Общественные организации перешли на удалённый режим работы, а полиция с 27 марта приостановила личный приём граждан в отделениях. Всё это, по мнению общественников, приводит к тому, что люди, которые подвергаются насилию со стороны домочадцев, не знают, куда и к кому обратиться.

После окончания режима самоизоляции, когда жертвы смогут покинуть квартиры, в которых сейчас они вынуждены жить с тиранами, количество обращений в полицию существенно увеличится, считают правозащитники.

«Из-за ограничительных мер, которые вводятся в регионах, люди не до конца понимают, как действовать, какие учреждения работают и в каком режиме», — пояснила куратор направления по защите прав женщин и детей правозащитной организации «Зона права», адвокат Валентина Фролова.

За десять дней работы горячей линии юристы этой организации получили 35 сообщений о рукоприкладстве в отношении женщин и детей со стороны домочадцев. При этом лишь в восьми случаях пострадавшие согласились оставить свои контактные данные.

До режима самоизоляции в организацию поступало примерно 30 аналогичных сообщений в течение двух недель, то есть количество обращений выросло более чем в полтора раза.

Читайте так же:  Программа материнский капитал до какого года

Лучшая защита — уходить

Чтобы избежать первого или повторного случая домашнего насилия в условиях самоизоляции, важно не скрывать, что вам или вашим близким угрожает опасность от домочадцев. Правозащитники советуют предупредить соседей и попросить их вызвать полицию, если они услышат крики о помощи или продолжительный шум из вашей квартиры. Можно договориться с близкими людьми о кодовом слове, получив которое по звонку или смс, они вызовут полицию к вам домой.

Психолог Татьяна Орлова считает, что лучше попытаться уйти от абьюзера.

«Жизнь в квартире с агрессором непредсказуема — никто не знает, когда он может перейти к насилию. Лучше держать деньги, телефон и документы при себе, и в момент, когда вы предполагаете, что можете стать жертвой насилия, реагировать очень быстро и уходить», — поясняет она.

Несмотря на то что полиция временно приостановила личный приём обращений от граждан в отделениях, правоохранители по-прежнему обязаны оперативно реагировать на заявления о домашнем насилии — подать их можно по телефону или через сайт МВД.

«Если человек выходит из дома, чтобы доехать до врача и зафиксировать побои — это не является нарушением режима самоизоляции, — поясняет юрист Диана Рамазанова. — Очень важно сообщить о насилии в полицию, поскольку для возбуждения административного или уголовного дела должна проводиться судебно-медицинская экспертиза, а направление на неё выдаёт именно полицейский».

Видео (кликните для воспроизведения).

Если вы подверглись нападению со стороны близкого человека, то лучше при посещении врача лично попросить его рассказать об этом полиции.

«По закону врачи обязаны сообщить правоохранителям, что травма пациента получена в результате рукоприкладства», — рассказывает Рамазанова.

2 апреля девять НКО направили премьер-министру России Михаилу Мишустину официальное письмо, в котором предложили создать координационный центр быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, находящихся в совместной изоляции.

«Правозащитники оказывают поддержку жертвам насилия, но сложность в том, что в стране нет единого центра этой помощи. Мы предлагаем, чтобы им и стал координационный совет, который сможет обеспечивать безопасность людей, заявляющих о насилии, и содействовать в получении медицинской, психологической и правовой помощи, — отметила Валентина Фролова. — Профильные общественные организации готовы помогать в создании такого органа, но без государственной поддержки нам просто не хватит ресурсов для качественной поддержки пострадавших».

«Глобальная вспышка»

Случаи рукоприкладства в семьях в связи с вынужденной самоизоляцией резко участились по всему миру. Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер 27 марта заявил, что за первый месяц изоляции количество случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% по стране и на 36% — в Париже.

В британской национальной телефонной службе для пострадавших сообщили, что количество подобных звонков за субботу в первую неделю ужесточённого карантина увеличилось на 65% по сравнению с аналогичным днём неделей ранее, когда карантинные меры были менее жёсткими. О росте числа сообщений заявила и Национальная горячая линия по домашнему насилию в США.


В китайской провинции Хубэй, которая стала эпицентром распространения коронавируса, полиция в течение февраля, когда население находилось на жёстком карантине, получила вдвое больше жалоб на домашнее насилие по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом журналистам сообщили в местном центре помощи женщинам.

В ООН также признали проблему, назвав её общемировой.

«В последние недели по мере усиления экономического и социального давления и страха мы становимся свидетелями ужасающей глобальной вспышки насилия в семье», — заявил 5 апреля Генсек ООН Антониу Гутерреш.

Международная организация призвала правительства всех стран включить в национальные планы борьбы с коронавирусом положения о предотвращении насилия в отношении женщин и возмещении ущерба, причинённого в результате такого насилия.

Гутерреш заявил о необходимости увеличить господдержку профильным некоммерческим организациям и работающим в онлайн-режиме службам поддержки, установить аварийные системы сообщения об угрозе в аптеках и продуктовых магазинах, а также приравнять приюты к объектам жизнеобеспечения.

Общественные организации, куда можно обратиться за поддержкой в случае домашнего насилия:

«Зона права», +7 (917) 897-60-55 (WhatsApp, Telegram) — юридическая, информационная, психологическая поддержка

Консорциум женских неправительственных объединений, +7 (495) 690-63-48 — защита прав женщин

Центр «Насилию.нет» +7 (495) 916-30-00, [email protected]

Центр «Сестры», +7 (499) 901 0201, [email protected] — психологическая и информационная поддержка пережившим сексуальное насилие

Центр против насилия в отношении женщин «АННА», +7 (800) 7000 600 — юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия

Проект «Правовая инициатива», +7 (499) 678-21-37, +7 (981) 713-20-83

Женский кризисный центр «Китеж», +7 (916) 920-10-30 (WhatsApp) — юридическая и психологическая поддержка, помощь в трудоустройстве и съёме жилья

Комитет ООН признал ответственность России по делу о домашнем насилии в Чечне

Комитет ООН CEDAW по ликвидации дискриминации в отношении женщин 12 апреля вынес первое решение по домашнему насилию в России. Об этом ТД сообщили в проекте «Правовая инициатива».

Комитет рассмотрел жалобу жительницы Чечни Шемы Тимаговой и признал, что Россия нарушила Конвенцию ООН о ликвидации дискриминации в отношении женщин, поскольку не смогла восстановить права жертвы домашнего насилия. CEDAW отметил, что женщина стала жертвой дискриминации по признаку пола, и рекомендовал России назначить пострадавшей компенсацию в связи с причиненным ущербом.

Тимагова рассказала, что в 2009 году муж избил ее лопатой до потери сознания. Его оштрафовали за причинение вреда здоровью. После этого женщина подала на развод, их общий дом был разделен на две половины. Зимой 2010 года бывший муж Тимаговой напал на нее, дважды ударил топором по голове и оставил лежать и истекать кровью без медицинской помощи.

Пострадавшая выжила, но приобрела инвалидность. Нападавшего задержали, однако в суде прокуратура и адвокаты настаивали на том, что Тимагова оскорбляла бывшего мужа, тем самым «сама его спровоцировала». В итоге обвинение в покушении на убийство было снято и мужчина был осужден за причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта, «вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим аморальным поведением потерпевшей». Суд приговорил его к девяти месяцам лишения свободы. После приговора Тимагова подверглась травле и была вынуждена переехать из своей половины дома.

Комитет ООН CEDAW признал ответственность государства в нарушении прав пострадавшей. Он рекомендовал властям России принять меры для снижения случаев насилия в отношении женщин и для государственной поддержки жертв, в том числе криминализировать домашнее насилие, ввести охранные ордера, предоставить жертвам насилия доступ к правосудию. Правительство России должно рассмотреть мнения комитета вместе с его рекомендациями и в течение шести месяцев направить в ООН письменный отчет о предпринятых мерах.

Читайте так же:  Калькулятор алиментов на ребенка и жену

В феврале 2017 года президент России Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье. Закон перевел побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения. По мнению правозащитной организации Human Rights Watch, отмена уголовной ответственности стала серьезным шагом назад в борьбе с домашним насилием в России. Агрессоры стали чувствовать себя более безнаказанными, а пострадавшая сторона практически утратила гарантии защиты — женщинам стало значительно сложнее доводить дело до суда.

В России стартовала акция в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия. Всем, кто пережил насилие в семье, предлагают отправить открытки депутатам, чтобы привлечь их внимание к проблеме. Акция посвящена Маргарите Грачевой, сестрам Хачатурян, Галине Каторовой и другим жертвам домашнего насилия. Все средства, вырученные от продажи открыток, пойдут в помощь проекту «Насилию.нет», кризисному центру «Китеж», кампании за закон о домашнем насилии, в Центр юридической помощи жертвам насилия.

Больше текстов, фотографий и новостей — в нашем Телеграме.

Пришлите нам свою новость в чат-бот в Телеграме.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 1 от 20.01.2020 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
ИНН: 9710001171
КПП: 770401001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ПАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Оказавшиеся в изоляции россияне принялись бить своих пожилых родителей

Режим изоляции, введенный в связи с распространением в России коронавируса, привел к увеличению числа жертв домашнего насилия, в том числе среди пожилых людей. Их стали бить собственные дети, оказавшиеся в изоляции. Об этом заявила заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, соавтор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия Оксана Пушкина в беседе с радиостанцией «Говорит Москва».

«Звонки от жертв каждый день. (. ) В основном жертвы — женщины. С карантином увеличились звонки от соседей людей преклонного возраста. Они тоже становятся жертвами семейно-бытового насилия. Над ними издеваются их собственные дети, вымещая свою неудовлетворенность жизнью, отбирая пенсии», — рассказала Пушкина.

По словам депутата, точной статистики по домашнему насилию в России нет, поскольку нет соответствующего закона. Кроме того, она отметила, что в связи с пандемией у полицейских прибавилось работы. «Сейчас полиция занята карантинными мерами и выпиской протоколов», — отметила Пушкина.

В 2019 году был разработан законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. Авторы законопроекта, в частности, предлагают ставить на профилактический учет виновных в семейном насилии. Сторонники законопроекта считают, что в действующей редакции есть много недочетов, к примеру, критикуется понятие «содействовать примирению». В октябре в сети было опубликовано открытое письмо президенту России Владимиру Путину против принятия закона о домашнем насилии, под которым подписались 180 общественных организаций. Авторы письма считают закон «антисемейным».

Всего в России с начала эпидемии зарегистрировано 6343 случая заражения коронавирусом в 80 регионах. За все время зафиксировано 47 летальных исходов, два пациента скончались за последние сутки; 406 человек выздоровели, из них за последние сутки — 51.

Домашнее насилие во время карантина — Ирина Костерина

Буквально в первые недели с начала введения карантина в разных странах отовсюду стали поступать тревожные сигналы – резко выросло количество жалоб на насилие в семье – до 35-40 процентов. И это только те, кто позвонил на «горячую линию». Сколько же женщин терпит издевательства молча! Елена Вапничная расспросила о ситуации в России и других постсоветских странах Ирину Костерину, эксперта по гендерным вопросам в Фонда им. Генриха Белля

ИК: Да, мы как раз с коллегами из нескольких стран буквально на прошлой неделе созванивались и обсуждали, какие есть новые риски, связанные с коронавирусной пандемией, и как это влияет на положение женщин и вообще населения, и все без исключения сказали, что проблема номер один сейчас – это рост домашнего насилия: и в отношении женщин, и в отношении детей, и в отношении пожилых людей. В России это, конечно, тоже актуально, но у нас статистика как не собиралась, так и не собирается. Тем не менее, кризисные центры, которые давали женщинам приют, сказали в первую неделю, что приюты переполнены – сразу к ним обратились женщины, и все, новых мест нет, места не освобождаются. Женщины с детьми, сбежавшие от ситуации насилия, у них там поселились, а поскольку они еще и экономически уязвимы, многие остались без работы – непонятно, как теперь будет развиваться ситуация. Но коллеги из Армении, из Грузии, из Украины — все сказали, что у них все то же самое. Где-то есть своя специфика, есть более уязвимые группы – допустим, трансгендерные люди в тех странах, где это особо стигматизируемая группа. То есть они остаются в малогабаритной квартире с родственниками, которые их ненавидят, от которых они зависят сейчас экономически – это тяжело.

Читайте так же:  Госуслуги справка о смене фамилии из загса

В России ситуация с жилплощадью тоже не особенно хорошая, поэтому можно представить себе, что очень многие женщины остаются сейчас в замкнутом пространстве со своими обидчиками вот в этой ситуации, которая у нас называется «самоизоляция», когда выходить особо, кроме магазина, некуда. Поэтому «горячие линии» есть, но позвонить на них – как? Куда можно скрыться в своей квартире, где запереться? Этого пространства просто нет. Поэтому ситуация, конечно, очень-очень тяжелая. Действительно, многие говорят, что это сейчас проблема номер один.

ЕВ: Я бы предположила, что, наверное, есть два типа домашнего насилия: есть застарелая проблема, когда женщина находилась в такой ситуации и, грубо говоря, в «мирное время», до пандемии. Но говорят еще о том, что в условиях карантина многие не справляются с собой и на фоне страхов и тревоги вымещают какую-то свою агрессию на членах своей семьи. Ну вот, с этим, казалось бы, наверное, можно как-то справиться, например психологическую помощь какую-то дистанционно оказывать? Этому уделяется внимание?

ИК: Знаете, я вот заметила, что на этой неделе стали появляться какие-то общероссийские «горячие линии» или мэрия Москвы, еще какие-то департаменты предлагают людям психологическую помощь, если у вас есть проблемы, связанные с сидением дома в замкнутом пространстве. Я не знаю, насколько люди туда обращаются, но хорошо, что эта возможность есть.

Но, действительно, наряду со старыми проблемами сейчас появились новые. Все психологи говорят, что, конечно, это очень тяжело – сидеть так долго в замкнутом пространстве. Плюс появляются же новые фрустрации: многие люди остались без работы – и мужчины, и женщины. И, если мужчина был основным экономическим добытчиком и в «мирное время» уходил из дома, допустим, в 8 и приходил домой в 10 вечера. Он не очень контактировал со своими домашними, выполняя вот эту функцию добытчика, и они только на выходных проводили время вместе. Это была комфортная для всех ситуация. Сейчас эти мужчины сидят дома в неопределенности: непонятно, их малый бизнес или работа будет у них или нет после всего этого. И конечно, часто кто первый под руку попадается? Это жены или дети или старые родители. И я не думаю, что такие мужчины будут обращаться на эту «горячую линию». Обычно все-таки обращаются люди, которые являются жертвами этого насилия, а виновники – очень немногие из них доходят до какого-то осознания того, что их поведение – ненормально и нужно обратиться за помощью.

ЕВ: Вы упомянули приюты, которые переполнены – они, наверное, еще представляют еще и риск заражения коронавирусом, если там – тоже, наверное, в ограниченном помещении – скапливается много женщин, ну и вообще людей.

ИК: Вы знаете, Россия, наверное, занимает какое-то промежуточное место между Европой и бедными странами. Например, у нас всякие вирусологи говорят, что бесполезно вводить карантины в бедных странах — в Индии, в Азии, в Южной Америке, потому что скученность очень высокая, люди в любом случае живут настолько тесными соседскими или родственными связями, что это не поможет. У нас в России тоже есть очень много таких групп риска сейчас: очень много трудовых мигрантов, которые остались «заперты» внутри России и не могут уехать домой, а они обычно снимают квартиру на несколько человек, чтобы было дешевле.

И с женщинами в приютах – я не думаю, что если они остаются вот в этом пространстве
и ограничивают свои контакты с внешним миром, они в группе риска, но кто знает — может, кто-то из них ходит на работу, и работа эта постоянно связана с людьми. Тогда, конечно, они могут представлять угрозу для всего этого маленького сообщества.

Но вот тут как-раз была очень хорошая инициатива: в России есть коалиция независимых организаций, которые лоббировали и лоббируют много лет закон о домашнем насилии, и они обратились к владельцам отелей и хостелов, чтобы они предоставили бесплатно места для женщин, страдающих от домашнего насилия – потому что в приютах мест нет, а отели стоят пустые. И несколько, кстати, откликнулись. У меня даже есть знакомая, у которой есть несколько маленьких отельчиков, и она говорила: «Ребята, нам все равно сейчас. Мы не можем никого селить, так пусть это место будет хотя бы кому-то полезным». И вот я к ней направила как раз организацию, которая занимается женщинами, и она сказала, что они женщину с ребенком поселили к себе.

ЕВ: Ну, и последнее. Ирина, что бы Вы посоветовали женщинам, которые оказались в такой, казалось бы, безвыходной ситуации?

Видео (кликните для воспроизведения).

ИК: Ну, как минимум, держать в курсе своей ситуации кого-то из подруг, из родственников, чтобы было какое-то внешнее участие, чтобы какие-то другие люди могли мониторить, помогать, звонить. Если женщин оказалась в небезопасном пространстве, внешнее участие, внешний контроль помогает сохранить более безопасную обстановку внутри квартиры.

Источники

Литература


  1. Подгорная, Л. И. Deutsche Geschichte in Biografien: Wissenschaft und Kultur / История Германии в биографиях. Наука и культура / Л.И. Подгорная. — М.: Каро, 2015. — 272 c.

  2. Перевалов, В.Д. Теория государства и права / ред. В.М. Корельский, В.Д. Перевалов. — М.: Норма; Издание 2-е, испр. и доп., 2003. — 616 c.

  3. Омельченко, О.А. Всеобщая история государства и права; Остожье; Издание 255-е, 2013. — 576 c.
  4. Шубина, Е.Р. Испанско-русский юридический словарь / Е.Р. Шубина, Т.А. Алексеева. — М.: СПб: Юридический центр Пресс, 2018. — 484 c.
  5. Темнов, Е. И. Теория государства и права / Е.И. Темнов. — М.: КноРус медиа, 2014. — 589 c.
Оон домашнее насилие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here