Насилие в семье статистика мвд

Депутат Пушкина обвинила МВД в фальсификации статистики по насилию в семье

Закон о домашнем насилии
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Настоящую статистику по побоям в семье дают НКО, а официальной статистике МВД верить нельзя, заявила депутат Госдумы Оксана Пушкина 13 февраля в новом документальном фильме RT на тему домашнего насилия.

Депутат сообщила об отчете, который она получила из МВД. Судя по документу, «после декриминализации побоев число преступлений ( случаев домашнего насилия — прим. ИА Красная Весна) прям аж в два раза упало». В отчете государственного ведомства, по словам Пушкиной, сообщается, что в 2017 году было 60 тысяч случаев насилия в семье, тогда как сейчас — 35 тысяч.

Пушкиной не понравились выводы, приведенные в официальном документе. Она заявила, что никакого снижения нет, так как, по ее мнению, статистику надо отслеживать в течении пяти лет после принятия закона.«Понимаете, цифры нарисованы!», — возмутилась депутат Госдумы.

Выразив недоверие данным МВД, депутат сообщила, что склонна доверять только той информации, которую дают некоммерческие организации (НКО), «потому что официальной статистике я не очень верю в этом виде преступлений».

При этом Пушкина не сообщила, каков уровень насилия в семье по данным НКО. Также депутат не стала пояснять, почему некоммерческие организации обладают большими возможностями для сбора статистических данных, чем государственное ведомство.

Напоминаем, после частичной декриминализации статьи 116 УК РФ «Побои» количество тяжких и особо тяжких преступлений снизилось почти на 25%. По данным ГИАЦ МВД в 2018 году в семье погибло 253 женщины. Однако НКО приводят другую статистику. Например, некоммерческая организация (иностранный агент) «Анна» сообщает, что в России ежегодно от рук своих мужей погибает 14 тысяч женщин.

Комментарий РВС
Пушкина вновь фактически напрямую говорит, что статистику семейно-бытового насилия нужно брать не у российского МВД, а у НКО, тех самых, которые зачастую являются иностранными агентами и связаны с майданными бандеровскими силами на Украине и белоленточными структурами в России.

Надо ли говорить, что эти структуры на деле совершенно не заинтересованы не только в защите российских семей и женщин, но и в существовании России как государства.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Продвижение силами подобных НКО на международном уровне гендерной идеологии и политики снижения рождаемости — это лишь более мягкие и медленные способы ослабления национальных государств, пока еще препятствующих глобализму. В этом смысле совершенно понятно, чьи интересы отстаивает в Госдуме депутат Оксана Пушкина.

http://rvs.su/novosti/2020/deputat-pushkina-obvinila-mvd-v-falsifikacii-statistiki-po-nasiliyu-v-seme

ГИАЦ МВД наконец выдал цифры по насилию в быту — снижение по всем статьям

Ответ на журналистский запрос ИА Красная Весна о подробной статистике насилия в быту предоставил 20 ноября «Главный информационно-аналитический центр МВД России» (ФКУ «ГИАЦ МВД России»).

Согласно документу ГИАЦ (находится в редакции), в котором, тем не менее, отсутствует запрошенная редакцией детальная конкретика по насильственным преступлениям, совершенным против членов семьи, с 2015 по 2018 год наблюдается устойчивое снижение — в полтора раза — количества преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении женщин в семье. Речь тут идет вообще о любых насильственных действиях в семье (не только об убийствах), число которых упало с 35,9 тысячи преступлений в 2015 году до 24 тысяч в 2018-м.

Снизилось и количество насильственных действий от рук супругов (как в отношении мужчин, так и женщин) — с 19,7 тысяч в 2015 году до 15,8 тысяч в 2018-м.

Стоит отметить, согласно данным ГИАЦ, в России в целом криминогенная обстановка улучшается — общее число насильственных преступлений, по которым имеются потерпевшие, в стране упало с 367 тысяч в 2015 году до 245 тысяч в 2018-м.

Причем, если взять общую цифру насильственных преступлений за 2018 год — 250,6 тысячи случаев, и выделить из них преступления, совершенные в отношении женщин — 107,4 тысячи случаев, выходит, что женщин, претерпевших насилие, меньше, чем мужчин.

Отметим, срок ответа на запрос СМИ, согласно ст. 40 ФЗ «О средствах массовой информации», не должен превышать семи дней, но может быть перенесен на более поздний срок со своевременным вручением уведомления об отсрочке и ее причинах.

Однако представители ГИАЦ протянули с ответом много дольше — с учетом того, что запрос был отправлен 24 октября 2019 года. Соответствующего уведомления об отсрочке в редакцию не поступило. С чем связана подобная медлительность и неаккуратность, можно только гадать. Равно как и вызывают вопросы существенные пробелы в предоставленной информации.

Напомним, в ходе мощной пропагандистской кампании, двигающей законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» (СБН), его лоббисты неоднократно заявляли, что МВД якобы не ведет статистики по насилию в семье.

Более того, лоббисты раз за разом приводят свою, радикально завышенную статистику, делая вывод, что российские семьи являются наиболее опасным местом для женщин и детей.

Однако с публикацией текста законопроекта у его авторов — загвоздка. Текст до сих пор официально не опубликован. При этом одна из его разработчиц, депутат ГД Оксана Пушкина, уже утверждает, что идею якобы поддержало 55 регионов России.

В то же время эксперты отмечают, что поскольку предлагаемый закон является, по сути, калькой с западных законов о домашнем насилии (domestic violence), то лоббисты не могут уйти от его ключевых слабых законотворческих мест, криминализирующих любые человеческие отношения, а также нарушающих право частной собственности и применяемых вне рамок уголовного процесса «охранных ордеров».

http://rvs.su/novosti/2019/giac-mvd-nakonec-vydal-cifry-po-nasiliyu-v-bytu-snizhenie-po-vsem-statyam

СитуацияСексуальное насилие в России: Цифры и факты

The Village c помощью социологов и экспертов узнал, как часто люди в России становятся жертвами сексуального насилия

В начале июля украинская журналистка Анастасия Мельниченко запустила в Facebook акцию #яНеБоюсьСказати (или #ЯНебоюсьСказать), в рамках которой призвала женщин не бояться рассказать о насилии, с которым они сталкивались на протяжении жизни. Сотни историй совершенно разных людей — как женщин, так и мужчин, — в той или иной мере столкнувшихся с ситуациями, о которых в нашем обществе принято молчать, вызвали совершенно различные реакции: от поддержки до непонимания, а иногда даже осуждения. С помощью социологов и экспертов The Village разобрался, как часто люди в нашей страны сталкиваются с проявлениями сексуального насилия, как оно регламентировано юридически и почему существует такая разница между официальной и неофициальной статистикой.

Читайте так же:  В каких случаях нужна доверенность на ребенка

Как часто люди становятся жертвами сексуального насилия?

По данным Федеральной службы государственной статистики, в 2015 году в России зарегистрировано 3 900 преступлений категории «насилование и покушение на изнасилование». При этом обвинительных приговоров за этот же период вынесено 2 700. А по неофициальным данным, в прошлом году изнасилованию подверглись порядка 10 тысяч человек. Согласно информации социологов, чаще всего пострадавшими становятся люди в возрасте от 15 до 27 лет, однако официально подтвердить эти данные довольно сложно.

Всего зарегистрировано случаев изнасилования
и покушения на него

в 2015 году — 3 900, в 2014 году — 4 200, в 2013 году — 4 200

в 2015 году — 2 700, в 2014 году — 2 900, в 2013 году — 2 900

Почему такая разница между официальной и неофициальной статистикой?

[3]

Во-первых, далеко не все пострадавшие обращаются в полицию: согласно статистике, которую собрали сотрудники центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры», это делают лишь 10–12 % жертв. Так происходит по разным причинам: кто-то стыдится и винит в случившемся себя, а кто-то боится осуждения общества. Во-вторых, по данным центра, правоохранительные органы принимают заявление только у каждой пятой обратившейся. И наконец, в-третьих, только в одном случае из трёх удаётся добиться возбуждения уголовного дела.

Как юридически регламентировано сексуальное насилие?

В Уголовном кодексе РФ сексуальному насилию отведено четыре статьи: 131 «Изнасилование», 132 «Насильственные действия сексуального характера», 133 «Понуждение к действиям сексуального характера» и 134 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». Тем не менее никак не зарегламентирована ответственность за эксгибиционизм, харассмент и другие виды сексуального насилия.

Почему правоохранительные органы могут не принять заявление об изнасиловании?

Делами об изнасиловании занимается Следственный комитет, но можно обратиться и в ближайшее отделение полиции, куда должны будут вызвать следователей из СК. Потерпевшей или потерпевшему необходимо дать показания, написать заявление и получить уведомление о его получении, а также пройти медицинскую экспертизу.

Изнасилование относится к той категории преступлений, которые, как правило, осуществляются без свидетелей. Поэтому единственное, на что может в дальнейшем опереться обвинение, — медицинская экспертиза. Большинство пострадавших находятся в состоянии шока после произошедшего и в первую очередь идут в душ, что затрудняет медицинское освидетельствование.

Также влияет и скорость обращения в правоохранительные органы — в идеале это нужно сделать незамедлительно. На практике всё сложнее. Ведь изнасилование довольно часто совершают близкие или знакомые люди, поэтому жертве сексуального насилия требуется время, чтобы осознать случившееся.

Немаловажным фактором является поведение сотрудников полиции и Следственного комитета, которые часто не верят пострадавшей или пострадавшему, и если не обвиняют человека в случившемся, то отговаривают его от написания заявления. Именно поэтому важно как можно раньше получить профессиональную психологическую помощь.

Как часто выносят обвинительные приговоры по делам об изнасиловании?

Самое сложное — добиться возбуждения уголовного дела. Если сделать это удалось, то в подавляющем большинстве случаев будет вынесен обвинительный приговор. Что касается самой статьи об изнасиловании, то одни юристы отмечают, что она фактически вынуждает пострадавшую или пострадавшего доказывать факт физического сопротивления, тогда как изнасилование — это не про сопротивление, а про отсутствие согласия на секс. Другие говорят о проблемах в правоприменении и необходимости обучения сотрудников правоохранительных органов более человечной работе с пострадавшими.

Как помочь пострадавшему от сексуального насилия?

Подробнее об этом читайте в нашем отдельном материале.

Благодарим за помощь в подготовке материала юристов Мари Давтян и Глеба Глинку

http://www.the-village.ru/village/city/situation/240689-govorit-o-nasilii

Декриминализация побоев в семье ухудшила ситуацию с домашним насилием в России — Human Rights Watch

Правозащитники представили доклад, основанный на интервью с пострадавшими от домашнего насилия, экспертами, практикующими адвокатами, российскими и зарубежными НКО, полицейскими и госслужащими

Москва. 25 октября. ИНТЕРФАКС — Ситуация с домашним насилием в России значительно ухудшилась после декриминализации статьи о побоях в семье, сообщила исследователь Human Rights Watch по России Юлия Горбунова на пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакса» в четверг, где презентован доклад организации на данную тему.

«Сразу скажу, по нашим выводам, ситуация с домашним насилием в России стала хуже в разы», — сказала Ю.Горбунова.

По ее словам, по данным Росстата и Минздрава России 2012 года, каждая пятая женщина в РФ подвергается насилию от рук мужа или партнера.

Она отметила, что, согласно статистике МВД, в России наблюдался стабильный рост насильственных преступлений в семье вплоть до 2017 года, после чего практически в два раза их количество упало. «И это, естественно, связано с декриминализацией», — сказала Ю.Горбунова.

«Мы сделали вывод, что последствия декриминализации статьи были исключительно негативные. Во-первых, декриминализация привела к ощущению безнаказанности для агрессора, что можно не бояться уголовной ответственности. практически исчезла превентивная функция уголовного наказания, которая очень важна именно в делах по домашнему насилию», — рассказала Ю.Горбунова.

«Второй момент — что облегченные санкции стали еще больше подрывать гарантии защиты для пострадавших. И третий — что возникли новые проблемы процессуального характера», — уточнила Ю.Горбунова.

Она привела статистику судебного департамента при Верховном суде, которая гласит, что после декриминализации значительно больше людей стали наказывать за побои как административное правонарушение.

«Здесь нужно сказать, что, во-первых, большинство этих людей были оштрафованы, это максимальная санкция, которой они были подвергнуты. И второе, что штраф выплачивался зачастую из семейного бюджета, то есть в результате опять страдают сами женщины», — пояснила Ю.Горбунова.

Процессуальные проблемы, по ее словам, связаны с тем, что очень сложно возбудить административное производство по делам семейно-бытового насилия, о чем говорят все юристы.

[2]

Ю.Горбунова сообщила, что единственный, возможно, позитивный момент от декриминализации состоял в том, что массовое обсуждение этой проблемы в то время привело к повышению уровня понимания и самими пострадавшими, и обществом того, что домашнее насилие не является нормой.

«Это не частное и не семейное дело, а социальная комплексная проблема, которая требует комплексного решения», — подчеркнула она.

«Рекомендации, которые мы сделали в докладе, что в России необходим закон о домашнем насилии, где будет четко прописано определение. Где будет прописано, что домашнее насилие должно преследоваться в порядке публичного обвинения. Нужны охранные ордера, нужен доступ к специализированной помощи. И нужна ратификация стамбульской конвенции, которая на сегодняшний день является самым полным и исчерпывающим международным соглашением по этой теме», — сказала Ю.Горбунова.

Она также добавила, что некоммерческие организации (НКО) работают в России в атмосфере подозрительности.

«Напрямую страдают НКО, которые работают в России, в этой атмосфере подозрительности и постоянно сталкиваются с риском быть заклейменными как «иностранный агент», — сказала Ю.Горбунова.

По ее словам, во время подготовки доклада исследователи Human Rights Watch столкнулись со сложностями в работе с государственными службами и ведомствами.

«Мы хотели для доклада встретиться как можно с большим количеством бюджетных учреждений, чтобы посмотреть, как государство осуществляет помощь пострадавшим, как организованы государственные кризисные центры. И именно в этой сфере нам было сложно, потому что много было недоверия и в некоторых случаях нам открытым текстом говорили, что «геополитическая ситуация сейчас такая, что мы не можем предсказать, что произойдет, если мы будем с вами общаться», — рассказала представитель Human Rights Watch.

Читайте так же:  Помощь в смене фамилии

В свою очередь заместитель директора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Рейчел Денбер отметила, что «декриминализация первых побоев в отношении домашних лиц стала серьезным шагом назад для России».

Она отметила, что работа организации по изучению ситуации с домашним насилием была проведена и на постсоветском пространстве.

«Среди этих стран только Россия, Узбекистан и Беларусь не имеют закона о домашнем насилии. А из всех стран Европы только Россия и Азербайджан отказались подписать и, соответственно, не ратифицировали Конвенцию против насилия над женщинами», — сказала представитель HRW.

Вместе с тем Р.Дембер отметила, что позитивные шаги в решении этой проблемы все-таки есть: «Есть конкретные лица, которые пытаются изменить ситуацию. Есть позитивные шаги, особенно со стороны министерства труда».

Адвокат Мари Давтян также заявила, что полиция избегает привлечения к ответственности лиц, избивающих своих родственников.

«Потерпевший пишет заявление и хорошо, если кто-то с ним связывается, а может и не свяжутся вообще. В 90% случаях потерпевший получит бумажку с отказом в возбуждении уголовного дела», — сказала адвокат.

Она отметила, что отказывая в уголовном деле, полицейские не возбуждают и административного производства. При этом правовых механизмов заставить полицию привлекать к ответственности тех, кто совершает домашнее насилие, у юристов нет.

Как отметила адвокат, в докладе «Хьюман Райтс Вотч» содержатся примеры дел, когда женщины обращались за помощью к государству, но «государство не только не помогало им, не только не защищало, но фактически способствовало созданию атмосферы, когда человек чувствует свою безнаказанность и может делать с потерпевшим что угодно».

Видео (кликните для воспроизведения).

«После декриминализации нет никакого сдерживающего фактора, потому что все понимают, что максимум, что грозит человеку — это штраф в 5 тысяч рублей», — сказала В.Давтян.

Она подчеркнула, что «атмосфера насилия, которая происходит в семье, рано или поздно выходит в общество и переходит на государственный уровень, поэтому, когда мы говорим о борьбе с домашним насилием — это часть борьбы с насилием в мире».

В феврале 2017 года президент России подписал закон о декриминализации побоев в семье. Новые поправки перевели побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

По данным Human Rights Watch, исследование организации проводилось с ноября 2017 по май 2018 года в нескольких регионах России, включая Москву, Московскую область, Санкт-Петербург, Псков, Нижний Новгород, Владивосток, дистанционно в Екатеринбурге, Краснодаре и Тюмени. Города выбирались после консультации с организациями, которые оказывают помощь пострадавшим от домашнего насилия.

Доклад основан на 69 интервью с пострадавшими от домашнего насилия, экспертами, практикующими адвокатами, сотрудниками общественных учреждений, российскими и зарубежными НКО, полицейскими и госслужащими.

http://www.interfax.ru/presscenter/635045

Сколько женщин в России страдают от домашнего насилия по версии МВД

В МВД оценили, сколько россиянок стали жертвами преступлений в области семейно-бытовых отношений с января по сентябрь 2019 года.

женщина

пострадала от домашнего насилия
с начала года по версии МВД

За весь прошлый год эта цифра составила 21 390 преступлений, рассказали «РБК» в ведомстве. Тем не менее в центре «Насилию.нет» отмечают, что в среднем россиянки обращаются в полицию лишь после седьмого избиения. «Около 70 % пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат», — пояснила директор центра Анна Ривина.

Как судят женщин за защиту он насилия

Большинство женщин, осужденных в России за убийство, защищались от домашнего насилия. Такие данные представили «Новая газета» и «Медиазона», проанализировав судебные вердикты, вынесенные в 2016–2018 годах.

За три года по статье за убийство осудили более 3 тысяч россиянок — 79 % из них, по данным журналистов, страдали от насилия дома. Почти тысячу женщин осудили по статье за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего. В этом случае доля жертв домашнего насилия — 52 %.

Также журналисты изучили приговоры по статье за убийство при превышении пределов необходимой обороны. Большинство осужденных женщин (83 %) защищались от своих партнеров, еще 8 % — от родственников мужского пола. Почти в 40 % таких приговоров отмечается, что погибший регулярно избивал свою партнершу.

Из показаний одной из осужденных, наказание — пять лет колонии:

«Проснулась от того, что отец сидел на ней сверху и стягивал ее джинсы. Она начала его успокаивать, говоря: „Что ты делаешь, я же твоя дочка“. На что он ей ответил: „Ты баба, у которой четыре года не было мужика, хочу сделать тебе приятное“. При этом он начал наваливаться на нее своим корпусом, удерживая ее руки. Далее он схватил ее за волосы и стал притягивать ее голову в область своего паха. Возможности убежать у нее не было, так как комната маленькая, а отец преграждал ей путь из комнаты. Тогда она начала щупать на комнатном столике рукой, чтобы найти что-нибудь, чем можно ударить отца. Ей под руку попался нож».

В 97 % приговоров женщины использовали при убийстве нож, обычно кухонный. Криминологи обычно отмечают, что россиянки чаще всего наносят удар спонтанно, а иногда тем же оружием, которым им угрожали, говорится в исследовании.


http://www.the-village.ru/village/city/news-city/368097-skolko-zhenschin

Суды назначили полмиллиарда штрафов за домашнее насилие

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2017 году в российские суды поступила 161 тыс. дел о домашнем насилии, что многократно превышает аналогичные показатели за прошлые годы. Причина роста числа зарегистрированных случаев домашнего насилия — декриминализация статьи «побои» в УК РФ. Административные нарушения стало легче фиксировать, и это помогло получить реальную картину насилия в стране. С другой стороны, по мнению правозащитников, из-за декриминализации выросло и число случаев насилия, что, впрочем, только частично подтверждают данные кризисных центров для женщин.

Опубликованные судебным департаментом при Верховном суде РФ данные по административным правонарушениям за 2017 год дали возможность впервые оценить работу новой редакции основной статьи за домашнее насилие, которую правительство реформировало в прошлом году. Напомним, в начале 2017 года в России был принят закон, декриминализовавший домашнее насилие. До этого момента побои в семье относили к уголовным преступлениям (ст. 116 УК РФ), за которое предполагалось наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Теперь за аналогичное деяние полагается только административный штраф до 30 тыс. руб., либо арест до 15 суток, либо обязательные работы, а уголовное наказание предусмотрено только для случаев рецидива. Против декриминализации активно выступ ряд экспертов — по их мнению, прямым следствием смягчения наказания за побои может быть рост их числа (подробнее см. “Ъ” от 27 декабря 2017 года).

Читайте так же:  Число матерей одиночек

Как следует из данных судебного департамента при ВС, в прошлом году российские суды рассмотрели 161 тыс. дел по ст. 6.1.1. КоАП (побои) и привлекли к ответственности 113,4 тыс. человек. Большинство из них (90 тыс. человек) обязали заплатить штраф, 14,4 тыс. человек назначили наказание в виде исправительных работ, еще 8,8 тыс. попали под административный арест. Общая сумма штрафов составила 429,4 млн руб., однако из них были взысканы или добровольно уплачены только 168,4 млн руб. Впрочем, сумма уплаченных штрафов по другим статьям также в среднем не превышает трети от суммы назначенных. Отметим, что в 2015 и в 2016 годах, когда побои считались уголовным правонарушением, в суды ежегодно передавалось около 55 тыс. дел, по которым число осужденных составило соответственно 16,2 тыс. человек и 17,8 тыс. человек. В 2017 году, когда уголовное наказание стали назначать только за повторные побои, число дел по ст. 116 (ч. 1) составило менее 2 тыс., из которых 1,5 тыс. были отозваны, а 500 закончились обвинительным приговором.

Как семейное насилие будут лечить профилактикой

Новые данные судебного департамента дают, возможно, наиболее реалистичную картину статистики домашнего насилия в РФ, полагают опрошенные “Ъ” эксперты. Ранее статистика, которой оперировало МВД, говорила о 15 тыс. пострадавших в ходе семейных конфликтов и о более чем 60 тыс. преступлений на бытовой почве в 2017 году. Российские правозащитники не раз заявляли о скрытой природе домашнего насилия и о преуменьшении этой проблемы из-за низкого числа обращений. «Возбудить дело по административной статье гораздо легче, чем по уголовной, кроме того, штрафы — это доход бюджета, поэтому у правоохранителей нет причин отказывать потерпевшим»,— говорит руководитель юридического департамента Национальной юридической службы Юлия Галуева.

В то же время, по мнению Мари Давтян, адвоката для пострадавших от домашнего насилия, многократный рост числа дел по статье «побои» может свидетельствовать и о росте насилия в стране в целом. «Декриминализация побоев была воспринята частью населения как разрешающий сигнал»,— говорит она. В таком случае, по словам госпожи Давтян, сейчас мы наблюдаем, как российская система предотвращения домашнего насилия, и раньше работавшая неэффективно, полностью теряет контроль над ситуацией. По словам Алексея Паршина, адвоката, соавтора законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», переход от уголовного наказания к административному — в большинстве случаев штрафу — накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку, которую не все готовы нести.

Как в России борются с насилием над женщинами

Несмотря на рост числа зафиксированных правонарушений, по свидетельству кризисных центров, растет и число тех, кто недоволен их работой. По словам господина Синельникова, это подтверждает статистика центра «Анна». «Снизилось число тех, кому удается добиться для агрессоров хоть какого-нибудь наказания, так как у полицейских, за исключением разве что полицейских-женщин, практически исчезла мотивация им помогать»,— считает госпожа Донич.

Необходимо и дальше наблюдать за статистикой: адекватную картину происходящего можно будет получить еще через год или два, говорит господин Паршин. В любом случае, по его словам, необходимо развивать другие институты для помощи пострадавшим от домашнего насилия — например, принять закон о его профилактике, вводящий охранные ордера. Пока этот документ, который разрабатывает группа депутатов партии «Единая Россия» во главе с Оксаной Пушкиной, так и не был внесен в Госдуму.

В Москве выросло число жалоб на побои

Столичный омбудсмен Татьяна Потяева сообщила на слушаниях в Мосгордуме о росте числа обращений о физическом насилии. «После того как был принят закон о декриминализации побоев, количество обращений по этой проблематике значительно увеличилось»,— сказала госпожа Потяева, представляя депутатам ежегодный доклад о деятельности уполномоченного по правам человека в Москве. В аппарате омбудсмена уточнили, что в 2017 году к ним обратился 71 пострадавший от насилия; при этом за год число обращений выросло почти на 27%. Госпожа Потяева сказала, что к ней поступают жалобы на насилие в отношении женщин и детей и все чаще встречаются сообщения о побоях «глубоко пожилых людей». Омбудсмен добавила, что борьба с бытовым насилием будет приоритетной в работе аппарата уполномоченного в 2018 году.

http://www.kommersant.ru/doc/3612798

МВД РФ: от семейных побоев в основном страдают женщины

В то же время в ведомстве отметили, что статистика за январь-декабрь 2015 года приблизительно такая же: в позапрошлом году от семейно-бытовых конфликтов пострадали почти десять тысяч женщин и более 6,5 тысячи детей, всего же по статье УК РФ «Побои» в 2015 году зарегистрировано около 86,5 тысячи преступлений.

Президент России Владимир Путин подписал накануне закон о декриминализации побоев в семье. Закон переводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

Согласно закону, административная ответственность за побои, совершенные впервые и без причинения вреда здоровью, устанавливается в виде административного ареста на срок от 10 до 15 суток, штрафа в размере от 5 тыс. до 30 тыс. рублей или обязательных работ на 60-120 часов. Лицо, повторно привлекаемое за нанесение побоев, будет преследоваться по уголовному законодательству в соответствии со статьей 116 УК РФ. Эта статья предусматривает либо штраф до 40 тыс. рублей или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательные работы на срок до 240 часов, либо исправительные работы на срок до шести месяцев, либо арест на срок до трех месяцев.

http://tass.ru/obschestvo/4006801

Госдума вернется к законопроекту 2016 года

После частичной декриминализации побоев в начале 2017 года Госдума планирует заняться профилактикой семейно-бытового насилия. Как признали в МВД, наказания за побои в 2017 году, как правило, ограничивались штрафами, что «не в полной мере отвечает целям наказания». По мнению депутатов и правозащитников, в последнее время случаи семейно-бытового насилия отличаются особой жестокостью, поэтому необходимо реанимировать внесенный в 2016 году законопроект, защищающий жертв домашнего насилия.

Законопроект, в частности, предусматривал упрощенный порядок выдачи органами полиции внесудебных защитных предписаний для защиты пострадавших и близких им лиц. Предписание запрещает правонарушителю совершать акты семейно-бытового насилия, преследовать заявителя, его близких или свидетелей, посещать, вести устные или телефонные переговоры, приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Кроме того, в пакете с законопроектом шли поправки к УК и УПК: домашнее насилие становилось делом публичного или частно-публичного обвинения (для возбуждения дел публичного обвинения достаточно обнаружения факта преступления; дела частно-публичного обвинения возбуждаются по заявлению потерпевшего, но доказательства и улики собирают правоохранительные органы). Нарушение защитного предписания попадало в публичное обвинение, побои — в частно-публичное. Частное обвинение предполагает, что пострадавшая сторона обращается в мировой суд, собирает доказательства, а полиция и прокуратура в этом не участвуют.

Читайте так же:  Усыновление детей в регионе

До июля 2016 года ст. 116 УК РФ (побои) входила в категорию частного обвинения, затем была ужесточена и стала частно-публичной. Однако уже в начале 2017 года депутаты под давлением части общественности убрали эту статью из УК, сделав побои административным правонарушением. В УК остается только ст. 116.1, которая говорит о повторных побоях: они рассматриваются как дело частного обвинения, то есть жертва сама собирает доказательства, нанимает адвоката и судится, тогда как обвиняемому защитник предоставляется бесплатно. Как рассказал “Ъ” господин Беляков, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия так и не был рассмотрен из-за чехарды с переквалификацией обвинений: «Депутаты решили, что вопрос урегулирован, заняв позицию “давайте посмотрим правоприменительную практику”. А статистика не изменилась — как били, так и бьют».

По данным МВД, в 2016 году в результате семейных конфликтов пострадали около 10 тыс. женщин и 5 тыс. детей, в январе—сентябре прошлого года зарегистрировано около 57 тыс. преступлений, совершенных на бытовой почве. Согласно данным, предоставленным “Ъ” в национальном центре по предотвращению насилия «Анна», в 2011 году на всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, поступило 6 тыс. обращений, в 2016 году их число составило уже 20 тыс. «Более 70% позвонивших никогда не обращались за помощью в полицию,— рассказал “Ъ” заместитель директора центра Андрей Синельников.— Из обратившихся в полицию 80% остались недовольны. Между тем у 40% позвонивших имелись черепно-мозговые травмы и другие телесные повреждения».

Согласно результатам опросов Росстата, от домашнего насилия за 2016 год пострадали 16 млн женщин. Глава МВД РФ Владимир Колокольцев 20 декабря 2017 года на заседании правительственной комиссии по профилактике правонарушений сообщил, что за январь—сентябрь расследовано более 7 тыс. преступлений по фактам нанесения побоев. «Более чем в 70% случаев по административным делам о побоях судами принимаются решения о назначении штрафа, что не в полной мере отвечает целям наказания,— заявил господин Колокольцев.— Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором».

Правозащитник Алена Попова, которая является одним из разработчиков законопроекта, три года назад разместила петицию на сайте change.org о необходимости принятия в России закона против домашнего насилия, к настоящему моменту ее подписали более 263 тыс. человек. «Сейчас законы против домашнего насилия действуют почти в 130 странах мира, и они эффективны,— отметила госпожа Попова в разговоре с “Ъ”.— У нас нет вообще понятия домашнего насилия, а законопроект (о его профилактике.— “Ъ” ) такое понятие вводит». Госпожа Попова отметила, что рамочный законопроект, который вносился в 2016 году, не должен претерпеть особых изменений, там меняются технические пункты из-за переноса статьи о побоях из УК в КоАП: «При этом у нас есть ряд поправок, но мы их вносить до вынесения на слушания не будем, это будет второй этап». Она выразила уверенность, что «при этой Думе» поправки о возвращении статьи «Побои» в УК РФ вряд ли возможны. «Но они (депутаты.— “Ъ” ) оголили жертву и теперь должны защитить ее, то есть дать возможность вынесения охранных ордеров»,— добавляет Алена Попова.

Правозащитники фиксируют рост обращений переживших сексуальное насилие

Как сообщили “Ъ” в благотворительном центре помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», количество обращений в последние полтора года растет. В центре это связывают, в частности, с запущенным в середине 2016 года в социальных сетях флешмобом под хештегом #яНеБоюсьСказать.

http://www.kommersant.ru/doc/3509147

НовостиВ МВД рассказали, сколько женщин столкнулись
с насилием в 2019 году

А СМИ разобрались, сколько женщин оказались осуждёнными за самооборону

C января по сентябрь 2019 года в России зафиксирован 15 381 случай бытового насилия против женщин. За весь же 2018 год подобных преступлений было 21 390 — такие данные сообщает МВД России изданию «РБК». Между тем правозащитница Алёна Попова, наоборот, видит рост преступлений в сфере бытового насилия в России. «После декриминализации побоев насильники понимают, что это не преступление, а правонарушение. Если жертва подаёт заявление, то на неё давит социум, особенно в регионах», — комментирует она «РБК». С такой оценкой соглашаются и исследователи кафедры уголовного права СПбГУ. «После декриминализации побоев правоохранители в некоторых случаях считают, что не надо вообще туда соваться, заводить дела», — говорит профессор Владислав Щепельков.

Это сказывается и на статистике, которая показывает, что количество случаев домашнего насилия падает. В исследовании СПбГУ о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений приведены такие данные: с 2015 по 2018 год количество случаев насилия внутри российских семей снизилось с 49,6 до 33,3 тысячи, при этом увеличилось в Южном и Дальневосточном округах — с 1,8 до 2,4 тысячи и с 2,1 до 2,6 тысячи соответственно. Но резкий спад заметен именно в 2017-м, хотя за год до этого количество преступлений в сфере домашнего насилия, наоборот, показало рост. В таблице, которую приводит «РБК», видно, что в 2016 году зафиксировали 25 948 преступлений в сфере бытового насилия по статье «Побои», а в следующем — 1780.

Заметен спад и в количестве преступлений против женщин и детей внутри семьи: в отношении первых число сократилось с 35,7 до 24,4 тысячи, вторых — с 11,3 до 5 тысяч. Результаты исследования также показали, что «женщины выступают жертвами в 28,7–35 % убийств, совершаемых на семейно-бытовой почве», и составляют 24,9–29,2 % потерпевших от умышленного причинения тяжёлого вреда здоровью, «совершённого на той же почве». Тем не менее пострадавшими от истязаний или угроз убийства, а также причинения тяжкого вреда здоровью оказываются больше женщин — 86–87 % и 70–75 % соответственно.

«Медиазона» и «Новая газета» провели собственные расследования и выяснили, что многие осуждённые за убийство россиянки сталкивались с домашним насилием. Так, сотрудники «Медиазоны» изучили более четырёх тысяч приговоров, вынесенных женщинам с 2016 по 2018 год по статьям об убийстве без отягчающих обстоятельств и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлёкшем смерть потерпевшего. Они выяснили, что почти 79 % осуждённых по статье 105 УК и 52 % по статье 111 УК оказались пострадавшими от бытового насилия. Тем временем редакция «Новой газеты» пришла к выводу, что 91 % женщин, «осуждённых за превышение самообороны, защищались от своих партнёров или других родственников-мужчин».

Напомним, что до 2017 года побои «в отношении близких лиц» судили по уголовной статье 116, но после декриминализации их перевели в разряд административных правонарушений. Как рассказала «РБК» директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина, «женщины обращаются в полицию в среднем на седьмой раз избиений». «В нашей стране полиции не доверяют, туда идут, когда уже нет никаких возможностей. Около 70 % пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат», — говорит она.

http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/news/247337-domestic-violence-problem

Власти раскрыли данные о жестоком обращении с детьми в регионах

Лидером по числу случаев жестокого обращения с детьми в России в 2018 году стал Пермский край, следует из данных Министерства просвещения и Росстата, с которыми ознакомился РБК. В этом регионе в 2018 году было зафиксировано 159 таких случаев. Это почти в три раза больше, чем в Архангельской области и Краснодарском крае, которые делят второе и третье места, — по 55 таких случаев. В первой пятерке также Оренбургская (53) и Кировская (46) области.

Читайте так же:  Похищение детей ради денег

Что же касается отношения количества случаев жестокого обращения к общему числу детей в регионе, то, по расчетам РБК, антилидером в этой категории стала Еврейская автономная область, где этот показатель составил семь случаев на 10 тыс. детей. На втором месте Камчатский край (3,7 случая на 10 тыс.), далее следуют Ямало-Ненецкий округ (2,9), Пермский край (2,7) и Архангельская область (2,4). Но ориентироваться на эту статистику как на отражение реальной картины нельзя, замечает доктор психологических наук, член правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Галина Семья. И реальная ситуация куда хуже.

Что считается жестоким обращением с детьми

Жестокое обращение с детьми — это умышленное или неосторожное обращение, действия (или бездействие) со стороны взрослых, которые привели к травмам, нарушению в развитии, смерти ребенка либо угрожают его правам и благополучию, объясняет Галина Семья.

В десяти регионах не зафиксировано ни одного случая жестокого обращения с детьми. Четыре из них находятся в Северо-Кавказском федеральном округе: Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. Также не зафиксировано жестокого обращения с детьми в Тамбовской и Орловской областях, Республике Алтай, Калмыкии, Севастополе и на Чукотке. В большинстве из них статистики по жестокому обращению с детьми нет из года в год, следует из данных Росстата.

По абсолютным цифрам судить о ситуации в каждом конкретном регионе неправильно, считает Семья. «В одних регионах специалисты нацелены и подготовлены к выявлению жестокого обращения — [поэтому фиксируется] много случаев, в других — нет, и мало того, они могут получить требование не указывать причину», — говорит эксперт. Она связывает лидерство Пермского края с тем, что в регионе активно занимаются профилактикой насилия. Статистику по Кавказу она называет «слабым местом».

Правовое поле в этой сфере «резиновое», отмечает уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович. То, что один педагог или работник органа опеки посчитает вопиющим случаем, другой сочтет обычным делом, поясняет он. «Из-за этого такая разница в статистике по разным регионам, и именно поэтому она ничего не означает, кроме того, что мы не видим реальную картину», — считает омбудсмен. С одной стороны, многие случаи жестокого обращения не доходят до правоохранительных органов, с другой — действия добросовестных родителей могут быть записаны как жестокое обращение. «Например, какой-нибудь папа, который случайно споткнулся с ребенком на шее и упал. Кому лучше от того, что этого папу еще будут штрафовать, как-то наказывать и так далее?» — задается вопросом Бунимович.

[1]

Как часто лишают родительских прав за жестокое обращение

Статистика по жестокому обращению с детьми не коррелирует с данными по лишению родительских прав. Регион — лидер по количеству родителей, лишенных прав за жестокое обращение с детьми, — Крым. Там за 2018 год было принято 26 таких решений. В Приморском крае — 17, Архангельской области — 14, Нижегородской и Оренбургской — по 11.

По общему количеству случаев лишения родительских прав по всем причинам (а не только за жестокое обращение) лидирует Московская область с показателем 1165. В Красноярском крае — 1126, Свердловской области — 981, Пермском крае — 964, Нижегородской области — 947.

«Суд прописывает только одну причину как основную и, как правило, ту, что легче доказать. Например, алкоголизм и насилие практически всегда связаны, а суд лишает прав за алкоголизм (3284 случая в 2018 году, а за жестокое обращение — 276)», — отмечает Галина Семья.

Сколько возбуждается уголовных дел на недобросовестных родителей

Пятерка антилидеров по уголовным делам по ст. 156 Уголовного кодекса (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего) в 2018 году выглядит следующим образом: на первом месте Оренбургская область с 118 делами, затем Башкирия — 114, Пермский край — 73, Саратовская область — 70, Челябинская область — 66 случаев (данные Генпрокуратуры). Во всех регионах, кроме Перми, количество уголовных дел превышает количество зафиксированных случаев жестокого обращения с детьми.

По данным МВД, в 2018 году число преступлений против несовершеннолетних увеличилось на 5% (с 91 554 в 2017 году до 96 150), в том числе на 4,9% (с 13 487 до 14 152) — направленных против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних. Более 60% (54 697, в 2017 году — 44 568) уголовно-наказуемых деяний в отношении детей совершено в семьях.

«Чтобы дошло до лишения родительских прав, надо доказать умышленность жестокого обращения. Есть политический фактор, бывают ситуации, когда суды получают негласное указание не портить статистику и не лишать родительских прав», — говорит Галина Семья.

Негативную роль сыграл закон о декриминализации домашних побоев, утверждает Бунимович. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

В пресс-службе Минпросвещения сообщили, что ведомство занимается профилактикой жестокого обращения с детьми. «Психологическая и методическая поддержка родительского сообщества — эффективный механизм, который во многом может препятствовать и предотвращать возникновение случаев жестокого обращения с детьми. В национальном проекте «Образование» заложено создание центров помощи семьям, которые охватят все страну», — указали в ведомстве.

В Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы насилие в отношении детей было признано одним из главных вызовов современности и был предложен комплекс мер, но его так и не удалось реализовать из-за отсутствия единого органа, ответственного за решение проблемы, считает Галина Семья.

Эксперт отмечает, что анализ статистических данных свидетельствует о тревожной тенденции увеличения более чем в два раза числа несовершеннолетних, пострадавших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями, совершенных членами их семей, фактически проживающими совместно с ними: в 2011 году — 5,4 тыс., в 2016-м — 12,3 тыс.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.rbc.ru/society/14/08/2019/5d5126249a79479ea5f4db0a

Литература


  1. Ганапольский, М.Ю. Правосудие для дураков, или Самые невероятные судебные иски и решения / М.Ю. Ганапольский. — М.: Астрель, АСТ, 2014. — 972 c.

  2. Соколова Э. Д. Правовое регулирование финансовой деятельности государства и муниципальных образований; Юриспруденция — Москва, 2009. — 264 c.

  3. Перов, С.И. Основы судебно-бухгалтерской экспертизы / С.И. Перов. — М.: Ярославль: Нюанс, 2015. — 662 c.
  4. Конституционный судебный процесс / ред. М.С. Саликов. — М.: Норма, 2015. — 416 c.
  5. Все о пожарной безопасности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. — М.: Альфа-пресс, 2010. — 480 c.
Насилие в семье статистика мвд
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here