Насилие в однополых семьях

СМИ: В Московскую больницу поступил мальчик из однополой семьи с признаками насилия

Мальчик жаловался на боли в животе, но при осмотре обнаружилось, что ребенок подвергался сексуальному насилию.

Мальчика взяли в семью с «двумя папами» из интерната.

В московский НИИ неотложной детской хирургии и травматологии попал 12-летний мальчик с признаками аппендицита. При осмотре диагноз не подтвердился. Но при дальнейшем опросе и осмотре медиками ребенок стал вести себя неадекватно, отказывался от осмотра, заявляя что ему будет больно, как часто бывает, когда он ложится, сообщает Агентство Москва со сылкой на источники в правоохранительных органах.

После расспросов ребенка врачи были шокированы подробностями. Мальчик рассказал медикам, что рос в семье алкоголиков, а впоследствии был изъят из семьи и помещен в интернат. Из интерната его усыновил мужчина. Это отец жил с другим папой и спали в одной постели. Так же он сообщил, что оба отца проделывали с ребенком странные манипуляции.

Медики заявили о данном случае в полицию. Следствие выясняет все обстоятельства произошедшего.

Обсуждение ( 27 )

Бедный ребёнок, сколько натерпелся, эти геи-педофилы , настолько надоели, смотреть тошно, и потом они выходят, и делают, все то же самое, к таким людям надо применять , смертную казнь. Ребенок долго будет находиться у психолога.

В однополых парах домашнее насилие случается чаще?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Исследование, проведенное в США, показало, что однополые пары чаще сталкиваются с домашним насилием, чем люди, состоящие в гетеросексуальных отношениях. Почему это так и как американцы справляются с этой проблемой?

    Двадцать лет назад в городе Кембридж в Массачусеттсе тогдашний бойфренд Курта Роджерса запер его в квартире на три с половиной часа и угрожал ему ножом и пистолетом.

    После многочасовых уговоров Роджерсу удалось сбежать и спрятаться. Этот случай стал для него тяжелым испытанием, однако тогда он даже не подумал, что стал жертвой преступления.

    «Я не воспринимал это как домашнее насилие, поскольку для меня это проблема, с которой сталкиваются гетеросексуальные женщины», — объясняет он.

    Стресс меньшинства

    В течение многих лет американские общественные организации занимались почти исключительно помощью женщинам, пострадавшим от партнеров-мужчин, хотя однополые браки и гражданские партнерства стали законными теперь уже в большинстве штатов.

    В прошлом году Центры по контролю и профилактике заболеваний США провели исследование, указывающее, что домашнее насилие в однополых парах встречается не реже, чем в разнополых.

    В этом году Медицинская школа Файнберга Северо-Западного университета в Чикаго провела обзор четырех ранее проведенных исследований, охватывающих в общей сложности 30 тысяч участников. Авторы обзора пошли еще дальше и утверждают, что уровень домашнего насилия у гомосексуальных пар в большинстве случаев оказывается выше, чем у гетеросексуальных партнеров.

    Пытаясь понять причины этого феномена, ученые обнаружили свидетельства в пользу связи домашнего насилия и так называемого «стресса меньшинства» — теории, согласно которой ощущение себя частью меньшинства вызывает у человека дополнительный стресс.

    «Существуют внешние факторы стресса, такие как дискриминация или насилие в отношении геев, и существует внутренний стресс, связанный с усвоенным внутренним негативным отношением к гомосексуальности», — объясняет один из авторов исследования Ричард Кэрролл.

    Внешнее давление приводит к тому, что жертвы насилия не сообщают о нем, потому что не хотят рассказывать о себе властям. Но внутренние факторы стресса могут быть даже более травмирующими.

    «Иногда гомосексуалы проецируют свои негативные убеждения и чувства к себе на своего партнера», — объясняет психолог.

    «Мы считаем, что жертвы домашнего насилия в однополых парах на каком-то уровне верят, что заслуживают этого из-за внутренней неприязни к себе», — говорит он.

    Демонизация ЛГБТ?

    Курт Роджерс основал собственную организацию, оказывающую геям, лесбиянкам, бисексуалам и трансгендерам помощь в борьбе с домашним насилием.

    Однако когда Роджерс только начинал, далеко не всем членам ЛГБТ-сообщества его идея показалась полезной.

    «Тогда мы боролись против демонизации однополых отношений, и некоторые люди посчитали, что мы даем противникам дополнительный аргумент в пользу «нездоровости» наших отношений», — объясняет он.

    «Я думаю, люди старались улучшить имидж ЛГБТ-сообщества и доказать, что гомосексуальные отношения ничуть не хуже, а то и лучше, чем гетеросексуальные», — говорит активистка Кейти Аткинс.

    Только для женщин

    Как рассказывает Роджерс, на протяжении многих лет он возлагал вину за жестокость партнера на себя, посещал группы самопомощи, чтобы улучшить отношения и стать лучше.

    Но когда он все-таки смог принять факт насилия, найти помощь оказалось весьма непростой задачей

    «Если мужчина позвонит на горячую линию по борьбе с домашним насилием, сотрудники либо повесят трубку, либо предложат обратиться в организации, работающие с мужчинами-агрессорами. Предполагается, что если звонит мужчина, то именно он и является обидчиком, который хочет исправиться», — объясняет Роджерс

    «Люди считают, что сексуальное насилие связано с сексизмом, но это не так», — говорит он.

    Роджерс подчеркивает: женщина может совершать насилие в отношении мужчины, мужчина может совершать насилие в отношение женщины и все это может произойти и в однополых парах.

    [2]

    Не только физическая сила

    Однако сейчас многое изменилось. По словам Роджерса, ситуация начала быстро улучшаться, после того как Массачусетс в 2004 году стал первым штатом, легализовавшим однополые браки.

    В 1990-е полиция не могла принять факт домашнего насилия в гей-паре. Если они кого-то и арестовывали, то обоих мужчин.

    «Но сейчас, после того как мы прожили 10 лет в обществе, где признаются однополые браки, когда полицейские видят двух мужчин, спорящих на улице, они не воспринимают это исключительно как драку в баре», — говорит он.

    Однако Кейти Аткинс отмечает, что многим до сих пор тяжело понять, что насилие связано с властью и контролем, а не только с традиционным представлением о физической силе.

    «Существует заблуждение по поводу домашнего насилия в ЛГБТ-сообществе, что агрессором выступает более маскулинный партнер или тот, у кого стрижка короче, но это совершенно не так», — объясняет она.

    Акт против насилия для всех

    Активисты заявляют, что осознанию проблемы насилия в однополых парах помогает принятый в прошлом году федеральный закон о насилии против женщин, который теперь включает положение о недискриминации.

    Читайте так же:  Мать одиночка трудная жизненная ситуация

    Это означает, что акт может быть применен к любому человеку, невзирая на его ориентацию и гендерную идентичность, даже в штатах, где запрещены однополые браки.

    Помимо помощи ЛГБТ-сообществу, это положение означает, что мужчинам, подвергшимся домашнему насилию со стороны женщин, также будет куда обратиться.

    «Не случится резкого перехода, после которого вдруг всем помогут, — говорит Роджерс, — но теперь появится прочная правовая основа, которая поможет сделать еще один шаг».

    Пока поддержку гомосексуальных жертвам домашнего насилия оказывают преимущественно либеральные штаты, однако уже появляются признаки того, что ситуация начинает медленно меняться по всей стране.

    Насилие, как одна из причин гомосексуализма (СМИ)

    Столько толков, мнений, дискуссий в народе о том — является ли гомосексуализм угрозой для общества, или всё-таки не стоит уделять столь большое внимание этому явлению. И если не обращать внимания, то может, он со временем исчезнет.

    Одни в народе машут рукой, что, мол, у вас больше нечем заняться, другие – смеются и частенько даже в компаниях рассказывают анекдоты о гомосексуалистах. Третьи – недоумевая, просто остаются без всякого персонального мнения, не имея никакого основания и аргументации. А некоторые, как говорится, от греха подальше, предпочитают сохранить полный нейтралитет.

    Давайте вместе рассмотрим факты, а также угрозу и последствия, которые несёт эта культура смерти. Эта статистика поможет нам раскрыть глаза и самим сделать соответствующие выводы. Почему проходят гей-парады в городах? Почему в христианских странах лоббируются интересы секс-меньшинств, даже не принимая во внимания мнение большинства народа? Что за этим стоит, и как бороться с культурой смерти?

    Предлагаю читателю вначале познакомиться с фактами о причинах возникновения гомосексуализма. Согласно статистическим данным д-ра Пола Камерона, основателя и руководителя Института исследования семьи, гомосексуализм имеет следующие корни:

    Инцест является одной из причин гомосексуализма. По статистике, 69% опрошенных гомосексуалистов призналось, что всё началось с кровосмесительных половых отношений в детстве (когда насилие совершалось собственными отцами, отчимами и т.д.).

    Многие гомосексуалисты родом из приёмных гомосексуальных семей. Насилие в семьях происходит ежедневно. Ребёнок, воспитанный гомосексуалистом, однозначно вырастает таким же. Подобное влияние особенно вредит ребёнку (это главная причина, почему христиане против адаптаций детей гомосексуалистами). 60% гомосексуалистов выросли в приёмных семьях, где подвергались сексуальному насилию.

    Другой причиной гомосексуальной ориентации является растление малолетних до 16 лет преподавателями. Напрашивается вопрос: позволительно ли учителям с нетрадиционной ориентацией обучать детей. Многие утверждают, что гомосексуализм социально приемлемое явление. Но, к сожалению, среди гомосексуалистов процент насильников значительно выше, чем среди гетеросексуалов. И главными в решении подобных вопросов должны быть права и интересы детей. Учителя-гомосексуалисты в учебных заведениях представляют особую опасность детям.

    Нередко, человек избирает гомосексуализм в результате садомазохизма и также после множества беспорядочных гетеросексуальных связей.

    Анализируя эту печальную статистику, можно ли оставаться равнодушным или толерантным к пропаганде гомосексуализма в нашей стране? Вежливый нейтралитет в этом вопросе равнозначен молчаливому согласию на рост сексуального насилия в школах. Сексуальная толерантность лишит наших детей какой-либо личной безопасности в учебных заведениях.

    В отчёте Министерства здравоохранения США за 1989 год (в странах СССР такой статистики просто не существует) говорится, что до 30% самоубийц среди молодежи это геи и лесбиянки. Этот факт, как и все связанное с гомосексуализмом, можно трактовать по-разному.

    Возможно, столь высокий процент геев и лесбиянок среди самоубийц объясняется греховной, неправильной, неестественной природой гомосексуальности. Библия говорит: «Возмездие за грех – смерть» (Римлянам 6:23). Гомосексуалисты своими же руками вершат суд Божий над собой.

    Можно ли назвать дискриминацией подавление того, что приносит реальный вред обществу. О какой толерантности может идти речь, если существует угроза здоровья и благополучия наших собственных детей?! Кто остановит эту угрозу?

    Кто-то должен стать первым, кто возвысит голос за истину. Сегодня общественное мнение еще на стороне традиционной семьи, но люди не осознают важности активного противодействия «голубой экспансии». Необходимо поднять дух народа (общественное мнение), чтобы извращение всегда и везде вызывало такую же реакцию, как и другие преступления.

    Возбудить дух народа могут именно общественные акции и пикеты в поддержку законов, блокирующих легализацию гомосексуальных браков, адаптацию детей геями и лесбиянками. Давайте также посмотрим на т.н. «манифест геев», опубликованный на сайте НГО «Любовь против гомосексуализма».

    «Мы будем сексуально использовать ваших сыновей, оплот вашей немощной мужественности, ваших банальных мечтаний и безвкусной лжи. Мы будем совращать их в ваших же школах, общежитиях, гимназиях, раздевалках, спортзалах, семинариях, молодежных группах, туалетах кинотеатров, армейских казармах, мотелях, мужских клубах и зданиях парламента. Везде, где мужчины встречаются с другими мужчинами, они реваншируют наш имидж. Они будут страстно желать и боготворить нас».

    «Женщины, рыдайте о свободе. Вы говорите, что мужчины вас больше не удовлетворяют, что они рушат ваше счастье. Что ж, мы знатоки мужского лица, мужского тела и заберем их у вас. Мы будем развлекать их, мы будем учить их, мы утешим их, когда они плачут. Женщины, вы говорите, что готовы жить друг с другом вместо мужчин. Что ж, идите и живите друг с другом. Мы подарим вашим мужчинам неведомые им доселе удовольствия, потому что мы сами – лучшие из мужчин. И только мужчина знает, как на самом деле угодить другому мужчине. Только мужчина способен понять глубину чувств и переживаний, разум и тело другого мужчины».

    «Ваши законы, запрещающие гомосексуализм, будут отменены. Новое законодательство будет поощрять любовь между мужчинами. Все гомосексуалисты должны встать плечом к плечу как братья, мы должны быть едины в искусстве и философии, едины социально, политически и финансово. Мы переживем триумф только тогда, когда сможем представить нашему злобному гетеросексуальному врагу свое единое лицо. Если вы осмелитесь назвать нас голубыми или педерастами, мы заколем вас в ваши трусливые сердца и надругаемся над вашими мертвыми ничтожными телами».

    «Мы будем писать стихи о любви между мужчинами. Мы будем ставить спектакли, в которых мужчины открыто ласкают мужчин. Мы будем снимать фильмы о любви между мужественными героями, которые заменят ваши дешевые, искусственные, сентиментальные, скучные, инфантильные, гетеросексуальные страсти, доминирующие сегодня в кинозалах. Мы изваяем статуи красивых молодых мужчин, смелых атлетов и установим их в ваших парках, на площадях и торговых рядах. Мировые музеи наполнятся изображениями прекрасных обнаженных юношей. Наши писатели и музыканты сделают любовь между мужчинами модной и престижной, и нам это удастся, потому что мы являемся экспертами в популяризации стиля».

    «Мы устраним гетеросексуальные связи при помощи юмора и сатиры, при помощи средств, которые умеем использовать профессионально. Мы снимем маски с влиятельных гомосексуалистов, которые притворялись гетеросексуалами. Вы будете потрясены и напуганы, когда узнаете, что ваши президенты и их сыновья, ваши промышленники и сенаторы, ваши мэры и генералы, ваши атлеты и кинозвезды, ваши телеведущие и общественные деятели, ваши священники – не привычные и надежные гетеросексуальные буржуа, которыми, по вашему мнению, они являются. Мы повсюду – мы проникли в ваши ряды. Будьте осторожны, когда мы говорим о гомосексуалистах, потому что мы всегда среди вас: возможно, мы сидим напротив вас или спим с вами в одной постели».

    Читайте так же:  Можно ли оформить отказ от ребенка

    «Компромиссов не будет. Мы не размазня среднего класса. Мы интеллектуалы и аристократы от природы среди человеческой расы, а голубая кровь никогда не пойдет на уступки. Те, кто пойдут против нас, будут отправлены в изгнание. Мы поднимем огромные частные армии, как это сделал Мишима, чтобы разгромить вас. Мы покорим мир, потому что солдаты, вдохновленные и соединенные гомосексуальной любовью и уважением – неуязвимы, как древнегреческие воины».

    «Семья – этот рассадник лжи, предательства, тщедушия, лицемерия и жестокости – будет упразднена. Институт семьи, который отравляет воображение и обуздывает свободную волю, будет устранен. В генетических лабораториях будут происходить зачатие и взращивание совершенных мальчиков. Они будут объединены в коммунах под руководством и наставничеством опытных. Все церкви, которые нас осуждают, будут закрыты. Нашими единственными богами будут юноши. Мы приверженцы культа красоты, нравственности и эстетики. Все уродливое, вульгарное и банальное будет уничтожено. Поскольку мы изгнаны из гетеросексуальных кругов среднего класса, то можем жить, руководствуясь лишь голым воображением. Даже крайность для нас слишком малое».

    «Наше грядущее утонченное общество будет управляться элитой, состоящей из поэтов геев. Одним из главных требований к претендентам на государственные должности в новом гомоэротичном обществе будет увлечение греческой страстью. Всякий зараженный гетеросексуальной похотью будет автоматически смещен с ответственной должности. Все мужланы, настаивающие на глупой гетеросексуальности, подвергнутся суду органов правосудия и станут незаметными».

    «Мы перепишем историю, которую вы наполнили и обесславили вашей гетеросексуальной ложью и искажениями. Мы широко осветим гомосексуальность великих лидеров и мыслителей, которые создали цивилизацию. Мы продемонстрируем неразрывную связь гомосексуализма, интеллектуальности и творчества, гомосексуализм как залог истинного благородства и подлинной красоты в мужчине».

    «Мы будем победителями, потому что нас ведут горькие страдания угнетенных, которые вынуждены играть жалкие, второстепенные роли в ваших безыскусных гетеросексуальных шоу на протяжении веков. У нас хватит сноровки использовать оружие и построить баррикады окончательной революции. Трепещите, гетеросвиньи, потому что мы предстанем перед вами без масок».

    Объективное изучение фактов полностью опровергает расхожее пропагандистское заявление гомосексуалистов, что сексуальная ориентация является врожденной. За исключением уникальных случаев физических аномалий в организме, человек выбирает сексуальных партнеров одного пола либо делая сознательный выбор, либо в результате сексуального насилия, повлиявшего на психику человека.

    Отношение христиан к гомосексуализму основано в большей мере на простых и ясных словах библейских текстов: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость» (Левит 18:22). Апологеты гомосексуализма утверждают, что сам Иисус и его ученики одобряли однополую любовь. Однако, Новый Завет также категоричен, как и Ветхий: «Не обманывайтесь. ни малакии [пассивные гомосексуалисты], ни мужеложники [активные гомосексуалисты]. Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9-10).

    Гомосексуальное поведение греховно, беспорядочно, мерзкое и противоестественно. Это нарушение замысла Бога о человеке. Бог сотворил всех гетеросексуальными. Иисус «сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Матф. 19:4-6).

    Более чем в 99% случаев сексуальная ориентация определяется воспитанием, не генами или физиологией. Абсолютное большинство гомосексуалистов либо выросли в неполных семьях, либо пострадали от насилия, психологического, физического или сексуального.

    Сексуальную ориентацию возможно изменить посредством терапии и молитвы.

    Нужно понимать, что уравнивание геев и лесбиянок в правах с гетеросексуалами поощряет молодежь из неблагополучных семей экспериментировать с противоестественными видами секса, но, главное, открывает двери пропаганде гомосексуализма на всех уровнях: от средств массовой информации до детских учебных заведений. Именно туда, в школы и даже детские сады идут пропагандисты гомосексуализма, получив законодательную поддержку в виде запрета дискриминации по сексуальной ориентации. Их главная цель — получить доступ к чистым умам и сердцам школьников, но еще лучше — детсадовских малышей, которые принимают любую информацию за чистую монету. Когда ядовитые картинки с «папами» и «мамами» одного пола отпечатались в детском сознании, все дальнейшее развитие зиждется на этой модели интимных отношений.

    Каким должно быть повседневное отношение христиан и пасторов к этим представителям враждебной идеологии, не нарушая заповедь любви и сострадания?

    Сексуально активным, нераскаявшимся геям и лесбиянкам необходимо отказать в членстве в церкви. Тем более, непрошедшие полную реабилитацию бывшие гомосексуалисты не могут быть рукоположены на руководящие должности в церкви.

    С другой стороны, пасторам и лидерам нужно быть готовыми служить обращенным геям и лесбиянкам. Ясное понимание духовных и психологических аспектов этого явление должно быть также понятно служителям церкви, как и другие пороки — пьянство, наркомания, насилие и т.д. Необходимо существование узкоспециализированных христианских служений, изучающих гомосексуализм и готовящих методологию для реабилитации.

    Гомосексуализм называют культурой смерти. Однополые семьи не способны к воспроизведению, в отличие от естественной семьи. Пропаганда гомосексуализма — прямая дорога к демографической катастрофе и вырождению любого народа.

    Какой народ заинтересован в своём вырождении? История нас научила на примере Содома и Гоморы, что за одну ночь Бог стёр с лица земли тысячи людей за мерзость гомосексуализма. И сегодня мы, христиане, будучи священниками своего народа, в ответе за происходящее в нашей стране! Закроем ли мы все двери и окна своих домов от этой мерзости? Или же вручим извращению ключи от наших городов — посредством толерантной или нейтральной позиции?

    «Манифест гомосексуалистов» Свифта в переводе Ивана Борягина

    Домашнее насилие в ЛГБТ-семьях

    В обществе, где культурная политика определяется тесным корсетом «традиционной нравственности», даже порционная раздача тумаков происходит строго по принципу «мальчики налево, девочки направо».

    Английский информационный проект «Семья без страха» акцентирует внимание на том, что домашнее насилие не связано с полом или сексуальной ориентацией сторон. Это утверждение справедливо и для наших врожденных биологических характеристик. Никто не рождается, чтобы стать жертвой — пресловутая виктимность складывается постепенно, вытесняя и замещая продуктивные защитные механизмы. И уж тем более наивно полагать, что отношения с представителями собственного пола смогут обезопасить нас от столкновения с агрессией со стороны партнера. Впрочем, это не мешает подобным стереотипам успешно существовать в нашем сознании.

    Популярные ЛГБТ-порталы, касаясь темы домашнего насилия в однополых парах, часто повторяют схему насилия в семьях гетеросексуалов. Опыт ЛГБТ-семей может быть представлен как синкретичная часть общего массива случаев домашнего насилия. Доктор философии Ричард Найлон, исследующий проблему домашнего насилия в ЛГБТ-парах, утверждает, что даже сами статистические данные о случаях насилия в ЛГБТ-семьях стали систематически собираться лишь в 1987 году. Специфично, что материалы, посвященные проблеме домашнего насилия среди ЛГБТ, преимущественно ориентированны на мужскую аудиторию. В них используется тот же патриархальный сценарий мужской агрессии как ожидаемого поведения.

    [1]

    На 1 случай насилия над мужчинами приходится более 12 случаев насилия над женщинами (статистика из классического исследования домашнего насилия Steinmetz&Lucca, 1988), что часто становится аргументом в пользу игнорирования темы насилия над мужчинами. Молчание о домашнем насилии вне патриархальной модели наносит серьезный ущерб информированию гей-сообщества о проблемах насилия в однополых семьях. Отрицание того факта, что мужчины могут являться жертвами, а женщины — выступать в роли агрессоров, приводит к отрицанию самой возможности насилия в ЛГБТ-семьях.

    [3]

    Англоязычные ресурсы, посвященные проблеме домашнего насилия, используют для обозначения семейного насилия более широкую фразу — «domestic violence & abuse». Абьюз, буквально означающий «злоупотребление», позволяет более точно отразить суть домашнего насилия. Термин «абьюз» акцентирует внимание на том, что основной целью насилия является власть над жертвой, контроль партнера. Когда разбивается устойчивая связка между насилием вообще и физическим насилием, легче заметить, насколько травматичен и опасен опыт других видов плохого обращения.

    Читайте так же:  Исключение имущества из совместно нажитого судебная практика
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Несмотря на то, что семейное насилие может принимать поистине чудовищные формы, не следует приписывать абьюзеру инфернальной монструозности. Партнер-абьюзер — это вовсе не хладнокровный мизантроп. Отношения жертва-абьюзер — это скорее форма паразитизма, когда один из партнеров использует для полноценной жизнедеятельности ресурсы второго (донора). Символическим отображением семейного насилия является не гигантский примат Кинг-Конг с хрупкой блондинкой в руках, а вампир из готического романа.

    «Цель абьюза — незаметно и любовно выпивать из жертвы силы, подпитывая ощущение собственной значимости. Именно поэтому абьюз редко начинается с побоев»

    Чтобы понять, насколько глубоки причины молчания о проблеме домашнего насилия и как эта проблема преломляется в ЛГБТ-парах, следует понять сам механизм абьюза. Как уже отмечалось, целью абьюза является контроль, т.е. превращение коммуникативной схемы «субъект-субъект» в отношение субъекта к объекту, с которым можно совершать манипуляции. Домашнее насилие — это циклическое действие, своеобразные «американские горки». Из ситуации комфорта жертва постепенно движется к ситуации напряжения и высшей ее точке — непосредственно насилию (побоям, сексуальному насилию, угрозам, оскорблениям и т.д.), а затем снова откатывается в зону комфорта, когда абьюзер демонстрирует раскаяние. Со временем цикл ускоряется, от стадии комфорта до стадии агрессии проходит меньше времени.

    Параллельно с внутренним напряжением жертва и абьюзер имеют также некую «отдачу» от социума. Реакция окружающих, это внешнее напряжение, также опосредовано является частью механизма насилия. В данном контексте домашнее насилие — это насилие в паре. Это значит, что партнеры знакомы окружающим не только по одному, но и вдвоем: у социума есть ожидания, связанные с ними, есть представления об их паре, есть, в конечном итоге, репутация пары. Все это является значимой частью нашего социального капитала. «Успешность» нашей семьи — важный механизм оценки нашей личности.

    Ожидания общества от приписываемых членам семьи ролей во многом фундируют такое явление, как виктимблейминг, «обвинение жертвы». Виктимблейминг может иметь разные формы оправдания насильника. Так, например, сталкиваясь с психологическим давлением или запугиванием в семье, партнер-жертва, обращаясь за помощью, может получить в ответ попытки окружающих «верно истолковать» действия абьюзера, найти логическое объяснение насильственному поведению в поведении самой жертвы. Окружающие словно вступают в сговор с насильником, отказывая жертве в рациональности, адекватности. Эти действия часто также базируются на устойчивых гендерных стереотипах, отсылают к специфическим чертам, якобы присущим полу.

    Мы часто уверены, что способны противостоять домашнему насилию, порой даже пребывая в ситуации абьюза. Иллюзия контроля ситуации многократно усиливается стереотипом о диспозиции гендерных ролей в связке «жертва-абьюзер», и в этом есть особая опасность для однополых партнеров. Часто случаи насилия в гомосексуальных парах замещаются сценарием «мужских разборок» или порнографическими зарисовками про БДСМ. Кроме того, укорененный в обществе стереотип о семейном насилии как патриархальном явлении создает дополнительный психологический барьер для мужчин-геев при обращении за помощью. В теории существуют психотерапевты, шелтеры, организации помощи жертвам насилия в семье.

    «На практике, если ты взрослый гомосексуальный парень, позвонить по телефону из социальной рекламы «для детей и женщин» — чрезвычайно сложно»

    Репутация пары имеет большое влияние на интенсивность виктимблейминга. Принцесса Диана выступала в мировой прессе изменницей и булемиком с завидным постоянством, но в случае социально неблагополучной пары, например, семьи алкоголиков, обвинение жертвы намного сильнее. В случае с ЛГБТ-парами ситуация значительно обостряется, если в обществе уже существует стигматизация однополых отношений. Тогда пара изначально имеет своеобразную «социальную карму», является для общества неблагополучной. Факт семейного насилия работает на подтверждение стереотипа, и жертва имеет дополнительный барьер для того, чтобы озвучить проблему, попросить о помощи. Ричард Найлон говорит о прямой связи уровня гомофобии в сообществе и проблемы домашнего насилия в ЛГБТ-парах: «Если сообщество отказывается признавать вашу семью, не может быть признано и насилие в семье».

    Еще одной особенностью восприятия насилия в гомосексуальных парах для гомофобных обществ является большой процент закрытых партнерств. Исследователи темы домашнего насилия в семьях ЛГБТ подчеркивают важность открытости как способа профилактики абьюза. Р. Бергер, автор статьи «Мужчины вместе» о проблемах гомосексуальных отношений, утверждает, что закрытость, постоянные усилия по сокрытию своих отношений являются серьезным фактором стресса для геев и лесбиянок. Выбирая слова-заместители, скрывающие истинную природу партнерства, закрытые пары предпочитают называть друг друга друзьями или соседями по квартире, а это наносит ущерб доверительным отношениям в паре. Кроме того, закрытость сводит к минимуму поддержку семьи, на которую может рассчитывать жертва абьюза в гетеросексуальной паре.

    Опасения быть обвиненным или обесцененным, усиленные закрытостью партнера, всегда играют на руку абьюзеру, загоняя жертву в клетку вины и стыда, гарантирующую молчание и изоляцию. Изоляция способствует утрате объективного взгляда на ситуацию, что легко позволяет манипулятивное поведение агрессора. В этом плане жертва играет в одни ворота с насильником, старательно конспирируя проблему. Одним из признаков такой конспирации, а также вариантом психологической защиты является выбор синонимов для насилия. Подмена образа насилия образом конфликтной ситуации или сексуальной игры — типичная уловка абьюзера и ментальная ловушка жертвы. Рассказать даже самым близким людям о «ссоре» гораздо проще, чем расписаться в собственной слабости и попасть под открытый огонь чужих стереотипов.

    Читайте так же:  Разрешение на установление отцовства

    Чтобы гарантировать молчание, абьюзер должен подавить в жертве привычные механизмы защиты, заместив их новым виктимным поведением. Для этого, например, можно развивать в партнере недоверие к людям или усиливать собственную значимость в глазах партнера постоянным обесцениванием его собственного мнения, а также мнения значимых для него людей.

    «Закрытый квир-партнер в данном случае — это уже заведомо молчащий партнер»

    Кроме того, это создает широкое поле для манипуляции жертвой, создавая новые возможности для шантажа, изоляции или угроз. Угроза аутинга, вынужденный каминг-аут под давлением чувства вины перед партнером, требование закрытости как способ изоляции партнера — все эти методы применяются абьюзерами в гомосексуальных парах, резонируя с внутренним напряжением партнера из-за сексуальной ориентации, если для него этот вопрос является точкой собственных комплексов и страхов.

    Даша рассказывает о том, как заметила в семье подруги проблему домашнего насилия.

    — Когда ты впервые подумала, что в семье у Ани есть проблемы?

    — Когда она вдруг пропала. До этого она была общительным открытым человеком, мы часто встречались — она экстраверт, да и у нас всегда были близкие отношения.

    — Вы долго не виделись?

    — Полгода. Если раньше она говорила, что хочет приехать, встретиться, то сейчас, наоборот, стала отказываться, увиливать или прямо говорить, что не может оставить Алену одну. Я подумала, что она просто не хочет общаться — люди меняются, круг общения меняют, не всегда это происходит по обоюдному согласию, иногда просто от тебя человек устал, а ты не понял. Она периодически писала мне в сети, сама. Просто спрашивала, как дела, или что-то подобное. На все вопросы о себе или не отвечала, или переводила тему. Это было совсем на нее не похоже, разговоры были очень странные.

    «Она не общалась ни со мной, ни с мамой, вообще ни с кем»

    Не приезжала домой (к родителям. — Авт.), или приезжала, когда мамы нет дома, т.к. Алена боялась, что если Аня поговорит с мамой, обратно не приедет.

    — Аня сама завела с тобой разговор о том, что чувствует давление?

    — Она позвонила, когда у них впервые появились эти проблемы дома. Несколько дней подряд — звонила, говорила, что чувствует давление, что дома тотальный контроль, что она боится вызвать Аленин гнев или обиду, что проще себя ограничивать, чем с этим разбираться. Она даже додумывала сама эти обиды заранее и заранее себя за них наказывала. В каком-то мануале про насилие я читала, что жертва пытается предугадать реакцию насильника, чтобы обезопасить себя, хотя это и бесполезно. Вот у нее такое было, предугадывание. Например, «я чувствую, что ей плохо, когда я на нее жалуюсь». Мы проговорили тогда три дня — я просила ее приехать, поговорить с мамой, говорила, чтобы она приезжала к нам просто на пару дней — переждать бурю, подумать. Она успокоилась и опять пропала. Сейчас это раз в месяц, в полтора происходит — она пишет, что у них проблема. Потом исчезает. В остальное время с ней нельзя поговорить, она неуловима.

    — Как ты думаешь, если бы Анин партнер был мужчиной, эта тема бы как-то иначе выглядела? Она бы иначе реагировала на давление, например?

    — Думаю, было бы иначе. У нее раньше такие (гетеросексуальные. — Авт.) отношения были и были какие-то стереотипные ответы, программы действий. Ну, скажем, она знала, что есть такая культурная роль мальчика, и воспринимала всех своих мальчиков соответственно, через эту роль. Аниным мальчикам не прощалось то, что сейчас прощается Алене, например, все эти фразы про «девочек нельзя обижать»… Или вот когда мужчина говорит: «Ты уйдешь к другому», это же воспринимается, как обычная такая «гетеросексуальная» ревность, т.е. одно обвинение.

    «А здесь у них как бы двойное предательство: мало того, что уйдешь, так еще и к мужику. Двойное обвинение, ну, и двойная вина у Ани»

    С родными тоже было бы проще поговорить: не было бы, опять же, двух барьеров. Так ты вроде бы просто говоришь, мол, парень вашей дочери — странный. Ну, и это уже неприятная новость, да? А тут: ваша дочь живет с женщиной, да еще и странной? Как Павлик Морозов какой-то.

    — В разговоре с подругой ты использовала фразу «семейное насилие», буквально?

    — Да. Я прислала ей демотиватор про эмоциональное насилие (в котором говорилось: «Эмоциональное насилие — это когда она настаивает, что лучше тебя знает, чего ты хочешь». — Авт.). Она ответила: «Что-то похожее». Еще однажды отправила ей абзац из книги, там просто списком было перечисление действий, которые классифицируются как абьюз — и почти все у них уже было… Она сказала: «Да, это похоже». Она не говорит: «Да, у нас так, да, она на меня давит». Она говорит: «Это похоже, мы поговорим». А назавтра — «У нас все отлично». И пропадает.

    — Насилие — это сложное слово в разговоре?

    — Да. Мне кажется, у меня нет права говорить, что ее любимый человек — насильник. В ответ есть риск получить отчуждение сразу, еще большую отстраненность.

    — В твоих отношениях возникала проблема насилия?

    — Не думаю… Это для меня болезненна тема — нарушение границ. И мне было важно знать, особенно на первых этапах, что у меня есть возможность как-то сохранить свои границы. Я не чувствую, допустим, слияния в нашей паре.

    — А что для тебя является маркером абьюза — всегда слияние?

    — Мне кажется, что в однополых отношениях люди часто становятся очень… зеркальными. Когда второй полностью живет первым, его интересами. Один похож на второго. Когда ощущение, что есть партнер и «эрзац-партнер» — мне кажется, тут насилие…

    — Как ты думаешь, что делать, если партнер абьюзер?

    — Думаю, человек должен постараться абстрагироваться от чувства вины, так как вина будет всегда. Даже за то, что ты подумал, что партнер насильник и тебе стоит уйти, — тоже будет вина. Мне кажется, что когда ты видишь, знаешь саму технологию абьюза, то проще признаться, что не «это похоже на нас», а реально так у нас и есть. Это уже первый шаг к выходу.

    Читайте так же:  Разводы суть дети

    Насилие в однополых семьях

    Спасибо за участие.

    «. В американском штате Оклахома приведен в исполнение смертный приговор в отношении чернокожей 41-летней лесбиянки Ванды Джин Аллен, осужденной за убийство своей любовницы. «, «. Восемь лет придется провести за решеткой пожилому гомосексуалисту, из ревности убившему своего партнера и его любовника. «, «. В санатории «Долина» убили отдыхающего из Москвы. Убитый оказался гомосексуалистом, а убийца — его отвергнутым любовником. «.

    Что касается насилия над женщинами в традиционных семьях, то, видя ужасающий размах этой проблемы, мировые правозащитные организации уже давно озаботились ею. Есть специальные телефоны доверия, есть убежища, есть психологи, адвокаты, есть худо-бедно защита закона, наконец! Защитой женщин и мужчин в однополых парах не занимается НИКТО.

    Вспоминается девушка, со слезами рассказывавшая о том, что ее подруга, напившись, не задается философским вопросом «можно ли бить женщин?». Вспоминается парень, на глазах у жены избивший и изнасиловавший своего друга «за измену». По данным анонимного опроса ВОЗ, до 70% пострадавших от насилия, никогда и никому не признавались в этом. Опрос проводился без учета сведений об ориентации. Если бы опрашивали только гомосексуалов, то «проглотивших» свои боль, страх и унижение было бы сто процентов. Спросите, почему? Много ли вы помните судебных дел об изнасиловании мужчин? Много ли присяжных посочувствуют «извращенцам», пожинающим плоды своего «разврата»? Много ли найдется адвокатов, готовых защищать интересы ТАКИХ пострадавших?

    А значит, на данном историческом этапе, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Каждый из нас должен владеть элементарными понятиями о том, что такое домашнее насилие и о том, как вовремя распознавать «горячее» и как выйти из подобной переделки живым. Итак, предлагаем вам прочесть (а лучше выучить наизусть) нижеследующий материал — план безопасности Российской Ассоциации кризисных центров «Остановим насилие!», переработанный для гомосексуальных партнеров:

    Насилие — это применение различных форм принуждения с целью установить власть и контроль над другим человеком. В случаях домашнего насилия такое принуждение реализуется в условиях совместного проживания или межличностных отношений.

    ДОМАШНИМ НАСИЛИЕМ СЧИТАЕТСЯ: • Физическое давление — избиение, пощечины, толчки, бросание предметов в партнера, нападение и нанесение ран холодным оружием или другими предметами и прочие действия, способные вызвать травмы или смерть.

    • Эмоционально-психологическое давление — оскорбления, унижение, запреты, угрозы, шантаж, запугивание партнера.

    • Экономическое давление — отъем денег, лишение возможностей заработка, принуждение к попрошайничеству, эксплуатация.

    • Сексуальное давление — принуждение к сексуальным контактам.

    Можно выделить не только индивидуальные, но и социальные причины домашнего насилия в однополых парах.

    СОЦИАЛЬНЫЕ: • Непризнание обществом и государством однополых семей. Непризнание самих семей, автоматически влечет непризнание проблем этих семей.

    • Жертва насилия не имеет возможности получить защиту от гомофобно настроенного общества и правоохранительной системы.

    • В Уголовном Кодексе отсутствуют законы, наказывающие домашнюю агрессию в любом ее проявлении.

    • Крайне малое количество специалистов в правоохранительных органах и среди психологов, способных распознать домашнюю агрессию во взаимоотношениях однополых партнеров.

    • Экономические проблемы общества в целом, негативно отражающиеся на семьях.

    • Возрастающее с каждым годом количество демонстраций насилия в СМИ снижающее критичность в отношении агрессивного поведения. Возникновение «моды» на агрессивность, особенно у женщин.

    ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ: • Неумение контролировать проявление агрессии.

    • Неумение находить «мирные» выходы из конфликтных ситуаций.

    • Неконтролируемые садистические наклонности.

    • Скрытая гомофобия, возможная даже у тех, кто состоит в гомосексуальных отношениях.

    • Привитые с детства агрессивные модели поведения.

    • Детские психические травмы.

    • Употребление спиртного, наркотиков, снижающих самоконтроль.

    • Неконтролируемое стремление к доминированию.

    Домашнее насилие, чаще всего, развивается стандартно и носит цикличный характер. В цикле насилия выделяется три фазы:

    • Напряжение — отдельные вспышки оскорблений. Оба партнера могут оправдывать поведение агрессора реакцией на какие-то его проблемы.

    • Острая фаза — всплеск напряжения в самой негативной форме. Припадки гнева настолько сильны, что агрессор не отрицает их существование, а жертва не отвергает их влияние. Жертва обычно заранее чувствует приближение такой ситуации, и, по мере приближения, растет страх. После выплеска агрессии обычно наступает отрицание серьезности инцидента.

    • «Медовый месяц». В этом периоде агрессор или пытается «загладить вину» или, наоборот, обвиняет жертву в том, что это она спровоцировала насилие.

    Существует всего два варианта прекращения повторения циклов насилия:

    • Разрыв отношений. Возможно, даже посредством привлечения агрессора к уголовной ответственности.

    • Нормализация отношений. Это очень длительный процесс и, в большинстве случаев, излечение возможно только с помощью специалистов

    Тем, кто попал в подобную ситуацию, но не принял решения о разрыве, рекомендуется план безопасности:

    • Если вы чувствуете, что приближается кризисная фаза, постарайтесь, чтобы все произошло либо в людном месте, либо в помещении, из которого в случае необходимости можно легко выйти. Старайтесь избегать наступления кульминации в местах, где есть острые и режущие предметы.

    • Попрактикуйтесь быстро выходить из дома. Определите, какие двери, окна, лифты или лестницы подходят для этого наилучшим образом.

    • Запасные ключи от дома (машины) держите там, где, в случае опасности, их можно быстро взять и покинуть дом.

    • Спрячьте документы, важные вещи и некоторую сумму денег на случай бегства.

    • Заранее договоритесь с кем-то о возможности предоставления вам, в случае необходимости, временного крова.

    • Держите с укромном месте (или уничтожьте) все, что может помочь агрессору найти вас после бегства — записные книжки с телефонами и т.п.

    • Заранее решите, что из ценных вещей (ювелирные изделия и т.п.) можно взять с собой и продать (отдать в залог) в случае острой необходимости.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    • В критической ситуации покидайте дом, даже если не успели взять необходимое.

    Источники

    Литература


    1. Попова А. В. Международное частное право; Питер — Москва, 2010. — 192 c.

    2. Гойко, Л.Ф. Судебные были; К.: Украина, 2012. — 208 c.

    3. Малахов, В. П. Теория государства и права / В.П. Малахов, И.А. Горшенева, А.А. Иванов. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2009. — 160 c.
    4. Бирюков, Б.М. Приватизация и деприватизация жилья: вопросы правового регулирования; М.: Ось-89, 2011. — 208 c.
    5. Кодекс профессиональной этики адвоката; Проспект — М., 2016. — 179 c.
    Насилие в однополых семьях
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here