Критика закона о домашнем насилии

«Вывела на насилие», » довела до рукоприкладства» — что за формулировки используются при обсуждении закона о домашнем насилии?

Критика закона о домашнем насилии звучит изо всех щелей. Тут и мужчины визжат «мы жениться перестанем» и женщины поддакивают «мы сами виноваты, у нас просто кризис в отношениях, и вообще, бьёт значит любит».

И если со вторыми все понятно- терпеть или не терпеть, это личное дело каждого. Женщин, которые считают что побои в семье-это кризис, «чего только в семьях не бывает» этот закон не коснётся. Они как терпели, так и будут терпеть. То мужчины категорически против!

Мол, он ударит по рождаемости и по количеству семей в стране. А может на фиг такие семьи не нужны, где калечится детская психика, где есть угроза психическому и физическому здоровью? Закон затрагивает не только физическое, но и психологическое насилие, различные моменты связанные с имущественным вопросом. И в этой части закон можно обсуждать и критиковать, и все что угодно с ним делать. Но меня поражает, как этот закон обсуждают с точки зрения физического насилия, как общество оправдывает это преступление!

Недавно была опубликована статья, где критики законопроекта говорят о том, что женщины сами » ВЫВОДЯТ» мужчин на насилие.

При обсуждении насилия такие формулировки как «довела/довел», » вывела/вывел» должны быть исключены.

В социуме обожают оправдывать действия насильников виной жертвы- сама виновата короткую юбку носит, сама виновата поздно по улице шла, сама виновата хорошую жену муж не ударит, значит довела (в стиле жила-была девочка — сама виновата).

Если человек не может контролировать свои действия, эмоции, оправдывая физическое насилие тем, что его доводят (выводят, провоцируют, она сама хотела) ему необходимо лечиться .

Применять физическую силу в адрес другого человека можно только в одном случае — когда это самозащита при нападении (при этом не важно женщина нападает на мужчину или мужчина на женщину).

Если мужчину или женщину периодически «доводят» до рукоприкладства, это означает что он/она не может себя контролировать, не владеет собственным телом, психически неуравновешенный и психически слабый человек, которому необходимо дистанцироваться от всех стрессовых ситуаций, желательно в профильной клинике. Данный человек не может вести нормальный образ жизни в социуме и существовать в нем не причиняя никому вреда, он не может, тем более , создавать отношений и жить обычной семейной жизнью. В этом случае риск проявления душевного нездоровья и нанесения тяжкого вреда увеличивается. Ведь в семье, за закрытой дверью, домочадцев никто не может защитить, фактически они находятся запертыми в помещении с неадекватным человеком.

Формулировка «довела» служит оправданием и активно поддерживается обществом, считающимся что мужчина во всем хороший, а женщина груша для битья -сама виновата: орала на мужа, хамила, критиковала , вот и «довела». Зачастую и сами мужчины говорят о том, что женщин надо иногда » прикладывать» для того, чтобы знали свое место. Но ведь мужчина не бьёт своего начальника, который тоже высказывает своё недовольство, орёт на него и всячески неуважительно относится. В этой ситуации мужчина может себя контролировать. Может потому что работу боится потерять , а может потому что сдачи боится получить. Также мужчина не бьёт тех кто хамит ему, например, в транспорте, в очереди и т.д. Максимум может ответить крепким словцом. Здесь он тоже себя может контролировать.

Может дело вовсе не в том, что его «доводят» , а в том, что он не боится ударить женщину потому что ему сейчас за это ничего не будет. Женщина слаба, чтобы дать ему сдачи, защитить её некому,» ура-ура, могу на ней оторваться и показать кто тут мамка!»

Обсуждение закона о домашнем насилии во всех красках показывает насколько не защищена женщина от домашней тирании, показывает отношение общества абсолютно наплевательское к этой проблеме, показывает, что мужчина в глазах общественности будет прав, если изобьет женщину, а женщина не права, потому что «довела». Как говорит судья, раскритиковавший этот закон » в других случаях (кроме как «довела») женщина с синяками не ходит».

Опубликован проект закона о домашнем насилии в России: основные принципы и первая критика

Сегодня Советом Федерации был опубликован проект будущего закона о профилактике семейно-бытового насилия. На официальном сайте приведены основные принципы защиты жертв. При этом уточняется, что все положения в документе неокончательны, а в дискуссии по их доработке может участвовать любой желающий.

Исходя из текста документа, будущий закон направлен на защиту жертв насилия в семье: женщин, мужчин, детей и стариков, которые подвергаются физическому или психическому страданию или получают угрозы на этот счет. В тесте законопроекта также вводятся такие понятия, как «примирение» и «запрет на общение с жертвой».

Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено: совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети интернет, предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося семейно-бытовому насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю,

— сказано в тексте законопроекта.


В документе также сказано, что виновного в домашнем насилии могут обязать покинуть место совместного проживания с жертвой или же добровольно позволить жертве самостоятельно покинуть общее жилье. В законопроекте также предложено обеспечить социальное обслуживание жертв и их реабилитацию.

Вышедший сегодня план закона о домашнем насилии уже был раскритикован активистами и многочисленными пользователями сети. Так, общественный деятель Алена Попова назвала понятие «содействовать примирению», прописанное в проекте, попыткой переложить вину за конфликты на жертв насилия.

Сам факт «содействовать примирению» — это опять сказать жертве: «Дура, сама виновата, ты чего это, не хочешь мириться, что ли? А дети? А закон?

[3]

— высказалась Попова в своем Facebook.

Прокомментировала текст законопроекта и юрист Мари Давтян. Она считает, что опубликованный документ — это урезанная, сокращенная и во многом юридически безграмотная информация. Давтян убеждена, что новый закон не имеет смысла, потому что его пункты исключают из-под действия закона все виды физического насилия, так как они содержат в себе признаки либо административного правонарушения, либо преступления.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Читайте так же:  Уголовное преследование за неуплату алиментов

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    [1]

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    В Госдуме ответили РПЦ на критику закона о домашнем насилии

    Депутат Госдумы, соавтор законопроекта о домашнем насилии Оксана Пушкина раскритиковала позицию Русской православной церкви (РПЦ) по документу, сообщает издание «Подъем».

    Пушкина отметила, что мнение РПЦ о некоторых «правовых дефектах» в проекте должно быть подкреплено фактами. «Мнение РПЦ должно быть обосновано, а не голословно, как и мнение любого гражданина или общественного объединения, желающего повлиять на судьбу нашего закона», — сказала она.

    Депутат отметила, что согласна с церковью в том, что насилие в семье — это недопустимо и «великий грех». Однако в заявлении Патриаршей комиссии не было предложений, как сделать так, чтобы этот принцип соблюдался.

    Ранее в РПЦ выступили против закона о семейно-бытовом насилии, потому что в нем обвиняемый автоматически становится виновным. Перечисленные в документе меры по профилактике насилия в церкви назвали репрессивными. Там отметили, что агрессором человека можно будет назвать за «практически любое нормальное человеческое действие». Использовать закон граждане начнут против своих близких, в том числе для отстранения родителей от воспитания детей. Позже патриарх Кирилл предостерег россиян, указав на возможность узаконенного вторжения в семейные дела.

    Текст законопроекта о домашнем насилии появился на сайте Совета Федерации 29 ноября. В скором времени документ направят в Госдуму. В нем предлагается ставить домашних тиранов на профилактический учет, проводить профилактику через поддержку семей, добровольность и индивидуальный подход. Некоторые крупные активистки раскритиковали проект в нынешнем его виде, указав, что он не решил проблему.

    Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

    Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

    Читайте так же:  Решение суда раздел земельного участка

    «Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

    «В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

    Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

    Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

    Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

    [2]

    О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

    После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

    Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

    Авторы законопроекта о насилии в семье ответили на критику патриарха

    Депутаты Госдумы Ольга Савастьянова и Ирина Роднина, которые выступили одними из авторов законопроекта о домашнем насилии, в разговоре с РБК прокомментировали слова патриарха Кирилла, раскритиковавшего их инициативу.

    «Я не увидела здесь [в словах патриарха] негативной реакции. Патриарх говорит о том, что нужно относиться к законопроекту с большой осторожностью. Патриарх говорит, что нужно делать все, чтобы не допускать любого насилия, чтобы жизнь супругов была радостной, счастливой, а в этой атмосфере воспитывались дети. Мы только за», — сказала председатель думского комитета по контролю и регламенту Ольга Савастьянова.

    Она отметила, что авторы законопроекта заинтересованы в публичном обсуждении проекта. «Вопрос, готовы мы к диалогу или нет, уже не стоит, этот диалог идет», — сообщила она.

    Ирина Роднина указала, что пока мало кто видел предлагаемый текст законопроекта, хотя суждений о нем появилось множество. «Идет столько информации, которая к делу отношения не имеет, полное искажение фактов», — возмутилась депутат.

    Роднина подчеркнула, что в законопроекте говорится не только о трениях между супругами, но и о взаимоотношениях с людьми преклонного возраста. «Когда у меня бывают приемы населения, не бывает такого, чтобы ко мне со слезами не обращались пожилые люди Идут судебные процессы, их выгоняют из квартир, навешивают замки — причем это обоюдно, как и дети к родителям так поступают, так и наоборот», — пояснила она.

    Комментируя реакцию патриарха, Роднина не взялась предположить, почему та оказалась негативной, посоветовав РПЦ направить все силы на работу с прихожанами.

    Адвокат еще одного автора законопроекта Оксаны Пушкиной Екатерина Тягай в беседе с РБК дала юридическую оценку правовому анализу законопроекта, сделанному патриаршей комиссией по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Правозащитник отметила, что заявление комиссии почти дословно повторяет рассуждения авторов, подготовивших «правовой анализ» этого законопроекта. «Оба текста пронизаны традиционной для популистских рассуждений патетикой, но, увы, далеки от правовой оценки, на которую претендуют», — считает адвокат.

    По ее словам, в тексте патриаршей комиссии говорится о «ряде правовых дефектов», а также о «серьезных концептуальных дефектах», но не назван ни один из них. «В заявлении вразнобой перечисляются принципы и нормы Конституции, которые противопоставляются законопроекту — голословно и без аргументов», — считает Тягай.

    «Если все же вглядеться в выдвинутые претензии, сразу становится ясно, что борьба идет на идеологическом уровне, а текст законопроекта на сайте Совфеда, похоже, никто не читал Доводы и выводы, изложенные в заявлении патриаршей комиссии, очевидно, имеют лишь одну цель: сформировать негативное отношение общества к обсуждаемому законопроекту, а не предложить реальные механизмы профилактики и предотвращения насилия в семье — самом близком круге», — заключила адвокат.

    РБК направил запрос в РПЦ.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Совет Федерации опубликовал законопроект о профилактике семейно-бытового насилия 29 ноября. Его авторы определили семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения вреда различного типа. В документе указано, что помощь пострадавшим может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Но защита должна предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или существует угроза его повторения.

    Патриарх Кирилл, комментируя предложение о принятии закона о борьбе с домашним насилием, призвал с большой осторожностью относиться к любым попыткам вторжения в семейную жизнь. «Есть нечто опасное в тех тенденциях, которые сегодня формируются в том числе и в законодательной сфере, когда некоторые пытаются под видом борьбы с семейным неблагополучием узаконить вторжение в семейную жизнь сторонних сил», — заявил предстоятель.

    Читайте так же:  Развод в лнр через суд имея детей

    Совфед отложил работу над законом о домашнем насилии из-за коронавируса

    17 апреля. ПРАВМИР. Сенаторы продолжат работу над законопроектом о противодействии бытовому насилию после окончания пандемии коронавируса. Как сообщил Интерфакс, об этом заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

    По ее мнению, в нынешней ситуации не будет какого-то всплеска домашнего насилия, ведь семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период.

    Матвиенко заявила, что сенаторы и эксперты собирают и анализируют информацию по этому вопросу из регионов. Сообщения о росте случаев бытового насилия из-за самоизоляции нуждаются в проверке, считает она.

    Ранее учредитель и директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина заявила, что количество обращений по поводу домашнего насилия в их центр выросло с начала режима самоизоляции. Официальных данных на этот счет нет. Ривина отметила, что все страны фиксируют рост семейного насилия, но в России нет механизмов подсчета.

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывают в России уже более пяти лет. В конце 2019 года появилась его предварительная версия, которую раскритиковали как сторонники, так и противники принятия такого закона.

    О пандемии коронавируса в телеграм-канале «Правмира» @pravmirru: каждое утро — актуальная и достоверная информация из СМИ и блогов. Подписывайтесь!

    Опубликован законопроект о домашнем насилии в России. Что с ним не так?

    Поделиться сообщением в

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

      Внешние ссылки откроются в отдельном окне

      Совет Федерации опубликовал свой проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Эта версия не понравилась инициаторам принятия закона о домашнем насилии. Чем же именно?

      Почему исключается физическое насилие

      Главное, что не нравится критикам, это то что понятие семейно-бытового насилия, используемое в документе, исключает из-под действия закона все виды физического насилия, такие как, например, побои.

      Семейно-бытовое насилие, как следует из законопроекта, — это деяние, «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но дело в том, что из-за декриминализации в 2017 году побоев в семье, совершенных впервые, они как раз подпадают под административное правонарушение.

      «В подобной формулировке понятия «семейно-бытовое насилие» проект закона теряет вообще всякий смысл», — считает Давтян.

      Первым пунктом при перечислении принципов профилактики семейно-бытового насилия в документе значится «поддержка и сохранение семьи», поэтому Попова делает вывод о том, что законопроект направлен на примирение сторон и урегулирование конфликта. По ее же мнению, стоит сконцентрироваться на защите жертвы.

      Помимо этого, отмечают критики, нужно распространить действие закона и на лиц, которые сейчас или раньше вместе жили и вели совместное хозяйство, ведь до 12% семей живут в незарегистрированном браке, а почти 30% семей, по их данным, проживали совместно до заключения брака.

      Есть претензии и к пункту о защитном предписании. В проекте сказано, что оно выносится с согласия лиц, подвергшихся насилию, или их законных представителей. Но его можно выносить и без его согласия, считают правозащитницы, если есть основания полагать, что человек «находится в состоянии зависимости от нарушителя или испытывает страх ввиду нахождения в психотравмирующей ситуации».

      Опубликованный Советом Федерации законопроект предполагает, что защитное предписание запретит агрессору общение любыми способами с тем, кто подвергся насилию, а также выяснять его местонахождение и снова совершать семейно-бытовое насилие.

      Нужно дополнить этот пункт запретом вступать в контакт через третьих лиц, посещать место проживания/пребывания пострадавшего, места его работы, учебы, лечения, а также приближаться к нему ближе, чем на 50 метров, считают Попова и Давтян.

      За нарушение защитного предписания законопроект предполагает штрафы и арест. «Такого рода санкции приведут к ошибке, которая уже была допущена при декриминализации побоев. Предлагаемая ответственность настолько ничтожна, что не будет являться сдерживающим фактором для правонарушителя», — уверена Давтян.

      Чем недовольны критики

      Авторы появившегося ранее проекта закона о домашнем насилии раскритиковали опубликованный Советом Федерации вариант.

      «Мы с соавторами ознакомились с предложенной редакцией Совета Федерации. Я, например, в тотальном ужасе. Начиная от цели закона — «сохранять семью», а не защищать жертву, — заканчивая «содействовать примирения сторон», — написала в «Фейсбуке» активистка Алена Попова, соавтор законопроекта о профилактике домашнего насилия.

      Мы с соавторами ознакомились с предложенной редакцией Совета Федерации. Я, например, в тотальном ужасе. Начиная от цели.

      Конец Facebook сообщения , автор: Alena

      Депутат Госдумы Оксана Пушкина, еще один соавтор, обратила внимание на то, что в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия — побои, причинение вреда здоровью, потому что они содержат в себе признаки других правонарушений или преступлений.

      «Эта редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо!» — написала в «Фейсбуке» адвокат Мари Давтян.

      «Эта редакция не согласовывалась с нами, хотя я член рабочей группы при Совфеде», — возмутилась юрист.

      «Мы с соавторами тоже ознакомились с новой предложенной редакцией Совета Федерации. И есть моменты, с которыми мы принципиально не согласны», — сказала Би-би-си депутат Пушкина. По ее словам, особое внимание стоит уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания.

      «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультативны. Очередное бремя административной ответственности [штрафов] отразится на семейном бюджете, а соответственно и на жертве», — сказала она, добавив, что отправит свои предложения в Совет Федерации.

      «Работа продолжается», — резюмировала депутат.

      Что предлагают сенаторы

      Согласно тексту, опубликованному на сайте верхней палаты российского парламента, под семейно-бытовым насилием имеется в виду умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и психического страдания. Под защиту должны попасть супруги, бывшие супруги, родители детей, близкие родственники.

      Полиция, прокуратура, другие органы власти и местного самоуправления должны, согласно проекту, заняться профилактикой домашнего насилия. Основанием для профилактики может стать либо заявление человека, подвергшегося семейно-бытовому насилию, либо заявление других людей, которым стало известно о насилии.

      Основным принципом профилактики при этом названа «поддержка и сохранение семьи», а также «добровольность получения помощи лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию».

      Если факт насилия установлен, выносится защитное предписание, сказано в проекте. Для этого нужно согласие жертвы или ее законного представителя. Нарушителю будет запрещено вступать в контакты с жертвой, в том числе по телефону и интернету, а также предпринимать попытки выяснить место пребывания жертвы.

      Если эти запреты нарушены, полиция обращается в суд за судебным защитным предписанием, которое позволит выселить нарушителя (если есть куда, уточняется в законопроекте).

      История вопроса

      Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение.

      До 2017 года в статье 116 Уголовного кодекса России были указаны побои «в отношении близких лиц». Но такие побои в семье, совершенные впервые, вывели из-под действия УК и стали считать административным правонарушением.

      В последний год активизировалось обсуждение нового законопроекта о домашнем насилии. В Москве и Санкт-Петербурге прошли митинги и одиночные пикеты за принятие этого закона.

      В ноябре на тему законопроекта высказался представитель Русской православной церкви Вахтанг Кипшидзе. По его словам, предлагаемые меры основываются на западном опыте борьбы с домашним насилием и могут негативно отразиться на институте семьи в России.

      Читайте так же:  Банк грудных детей на усыновление

      Опрос: 79% россиян выступили за принятие закона о домашнем насилии

      7 апреля. ПРАВМИР. За принятие закона для защиты женщины от агрессии мужа или партнера выступает подавляющее большинство россиян — 79%. Такие результаты опроса опубликовал «Левада-центр».

      О том, что такой закон не нужен, заявили 16% опрошенных. Из них 18% уверены, что в стране проблемы домашнего насилия нет, 15% считают, что в России уже есть необходимые законы. 14% респондентов ответили, что не нужно вмешиваться в семейные дела. Столько же полагают, что с появлением закона женщины будут им злоупотреблять. Еще 11% заявили, что женщина сама виновата в том, что ее бьют.

      Признает домашнее насилие серьезной проблемой общества 61% россиян, из них 74% — женщины.

      71% опрошенных не знает о случаях насилия над женщинами в своем близком окружении. 28% рассказали, что это происходило с их родственниками и знакомыми. Еще 31% назвал проблему преувеличенной. Как правило, противники законодательной защиты женщин от насилия заявляют, что проблемы нет, либо она преувеличена, а также «занесена к нам с Запада».

      О конкретных случаях насилия в семье знают 28% россиян, при этом женщины демонстрируют большую осведомленность. Чаще всего о таких случаях знают домохозяйки. Эксперты связывают это с наличием у них свободного времени для общения с подругами, в том числе пострадавшими от насилия, а также с большей уязвимостью перед работающим партнером.

      Как отмечают социологи, проблема насилия в семье универсальна, с ней сталкиваются россияне вне зависимости от своего возраста, достатка, образования или места жительства.

      Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывают в России уже более пяти лет. В конце 2019 года появилась его предварительная версия, которая подверглась критике как сторонников, так и противников появления закона.

      Как выгнать мужа из его квартиры и другие новации законопроекта о домашнем насилии

      Нет семейному насилию!

      Наверное, начать стоит с того, что я плохо отношусь к семейному насилию. Очень плохо! Я не сторонник семейного насилия! Я не хочу, чтобы злые мужики били и унижали своих жен и детей! Более того, я в совершенном, непритворном ужасе от статистики смертей от домашнего насилия и я бы очень хотел, чтобы она резко пошла на убыль!

      В то же время я решительно против того, чтобы человека (в нашем случае в 99,999% случаев – мужчину, мужа) выселяли из квартиры, нередко его собственной, именно им и заработанной, всего лишь по звонку его жены. Я столь же решительно против рассмотрения дел о выдаче «охранных ордеров» в мировом суде, особо не нуждающемся в сборе доказательств и состязательности сторон (а также и в присутствии каждой из сторон на судебном заседании). Против именно потому, что наши дорогие женщины далеко не всегда обладают ангельским нравом, и на такой благодатной почве злоупотребления взойдут пышным цветом.

      Нельзя решать одну проблему, создавая массу других. Нельзя попрать базовый принцип презумпции невиновности и одновременно кричать о торжестве законности. Нельзя делать одну из сторон конфликта априори виновной только из-за наличия у неё более тяжелых кулаков. А ещё нельзя грубо вторгаться в семейную жизнь без серьезных на то оснований.

      Вы спросите: с чего это автор так разнервничался? А повод у автора есть, и повод серьёзный: новый проект закона о домашнем насилии был представлен в Госдуму членами инициативной группы, состоящей в основном из видных деятельниц феминистского движения, ЛГБТ-активистов и просто очень хороших людей, понимающих, что «так жить нельзя». Понимают ли они, как можно и нужно? Это вопрос дискуссионный. Но кого у нас интересуют подобные мелочи?

      Ещё раз, без малейшей иронии: домашнее насилие в нашей стране (и не только в нашей) является очень серьёзной проблемой. По статистике последних лет, его жертвами ежегодно становятся около 14 тысяч человек, в основном женщины и дети. И это ещё не самые плохие цифры. Несколько лет назад число погибших доходило до семнадцати тысяч в год! Добавим сюда тех, кто получил увечья, тяжкие телесные повреждения, просто побои и перманентные унижения, и можно с уверенностью говорить о том, что наводить порядок в этой области нужно.

      Презумпция невиновности — «всё»? Окончательно и официально?

      Однако методы, которые предлагаются разработчиками (об этом позднее) закона, довольно экстравагантны и находятся далеко за рамками права и даже здравого смысла. Чего только стоит введение в юридическую практику термина «экономическое (финансовое) насилие». Ситуация, когда вы ограничили ребенка в карманных деньгах, скоро сможет трактоваться как экономическое насилие. А если вы сделали это не просто так, а в ответ на плохое поведение ребенка или его неудовлетворительные отметки, вас могут обвинить ещё и в психологическом давлении, систематическом эмоциональном давлении, создании в семье негативной атмосферы, отрицательно влияющей на здоровье её членов.

      После этого, если ваша супруга или ребенок вдруг пожалуются, вам могут запретить встречаться с членами своей семьи, приближаться к своей квартире ближе чем на 50 метров (GPS-браслет и круглосуточный мониторинг), ну а дальше все просто: развод, алименты, компенсации. Это в лучшем случае. Но возможен и другой вариант: супруга разводиться с мужем откажется, в суде будет нести ахинею про возможность примирения, а сама годами будет жить в квартире мужа (возможно, даже с любовником) и продлевать «охранный ордер» периодическими заявлениями об угрозах.

      И это, вы не поверите, не шутка: инструментов, предлагаемых законом, для этого достаточно, а уж как их будет трактовать и применять суд, можно только догадываться. Но что-то мне подсказывает, что, как обычно, с явным перекосом в пользу женщин, без сбора доказательной базы, заранее назначая мужчину виноватым во всех грехах и бедах.

      Говорить про более серьезные случаи вроде пощечины просто нет смысла: понятно, что тут никто даже разбираться особо не будет. И это при том, что в юридической практике есть много известных случаев нанесения женщиной побоев самой себе. Причем некоторые из них даже были сняты скрытой камерой и при некотором упорстве их можно найти в Интернете.

      Одним из аргументов феминисток и правозащитниц является то, что в России сфера домашнего насилия якобы декриминализована. Дескать, бей сколько хочешь, в худшем случае отделаешься штрафом. Это, строго говоря, лукавство, и вот почему. Во-первых, декриминализован только первый случай домашнего насилия. При рецидиве штрафом уже не отделаешься, а сам этот первый случай будет дополнительным аргументом в суде. Во-вторых, это касается только случаев, когда причинен легкий вред здоровью. Разумеется, при вреде средней или большой тяжести ни о какой декриминализации речь не идет, и при наличии соответствующего заявления от потерпевшей стороны преступник будет осужден. Другое дело, что такие дела очень часто заканчиваются примирением сторон, из-за чего, в частности, их очень не любит полиция, но это уже отдельная проблема.

      Вообще, нужно сказать, что в российском Уголовном кодексе достаточно статей, карающих за побои и причинение вреда здоровью. Все они запросто применяются, в том числе и в делах о бытовом насилии, если у потерпевшей стороны есть стремление довести его до конца. И именно по этой причине я решительно против отдельного закона о «домашнем насилии» — это только вредно, это только размывает само понятие насилия и дает нам ложное основание думать, что разные виды насилия могут по-разному трактоваться обществом и судами.

      Читайте так же:  Лишение родительских прав после митинга

      Законов мало не бывает?

      Надо сказать, что я являюсь принципиальным противником всяких «отдельных» законов. Например, отдельного закона о защите власти от оскорблений: либо у нас все граждане в равной мере защищены от оскорблений, либо представители власти у нас не являются гражданами России? Как это трактовать иначе?

      Или вот хороший пример – «Закон о рекламе», где вводится понятие и ответственность за недобросовестную рекламу. Вообще-то, если нас обманывают, стремясь получить какую-то выгоду, это называется мошенничеством. И тех, кто рекламирует заведомо некачественный товар или услугу, нужно судить именно за мошенничество, причем массовое, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с соответствующим наказанием, а не штрафовать за «недобросовестную рекламу». Под эту статью попадают, например, почти все продавцы «чудодейственных» препаратов, аппаратов, настоев и «народных средств», которые морочат головы нашим старикам, забрасывая их почтовые ящики своими газетенками. Но сейчас им грозит в лучшем случае обвинение в «недобросовестной рекламе», что автоматом отбивает у правоохранителей всякое желание связываться с распространителями такого рода продукции – все равно ведь отделаются штрафом, если не удастся доказать серьезный вред от их «чудо-пилюль» и настоек.

      В случае с недобросовестной рекламой как нигде хорошо видно, что принятие отдельного закона не просто не решило проблему, а загнало её внутрь, сделав преступников (извините, иного слова подобрать не могу) вполне респектабельными людьми, бизнесменами. Подумаешь, чуть-чуть хитрят в рекламе, в этом ведь нет ничего страшного, правда?

      Наше увлечение разного рода отдельными законами, мягко говоря, не от большого ума. Но давайте, давайте, больше новых законов о насилии! Закон о насилии в транспорте! Закон о насилии в рабочем коллективе! Закон о насилии в учебных заведениях! Закон о насилии в дошкольных детских учреждениях! И по всей строгости: отнял Андрюшенька погремушку у Дашеньки, отцу маленького хулигана — два года исправительных работ! А Дашеньке — охранный ордер и трех охранников круглосуточно! Ибо не шутки, а насилие, психологическое и психическое давление, моральная травма, способная сказаться на дальнейшем развитии Дашеньки как гармоничной личности!

      Некто Публий Корнелий Тацит ещё в дохристианские времена сказал замечательную фразу:

      Увы, как мы не раз имели возможность убедиться, все-таки умны были эти древние. Так иногда скажут, что не в бровь, а в глаз. И это прямо касается нашего увлечения отдельными закончиками, которые протаскивают через Думу разного рода группы по интересам.

      А в чем же тут интерес, спросите вы? А вот тут, если приглядеться, открываются целые бездны пока ещё не попиленных государственных субсидий…

      Ура, товарищи, новая отрасль экономики и тысячи рабочих мест!

      Да, разного рода неравнодушные граждане с удовольствием займутся реабилитацией подвергшихся домашнему насилию женщин и детей. Они создадут специальные реабилитационные центры, которые должны финансироваться из бюджета (деньги на это есть, как утверждают видные деятельницы феминистского движения), где женщины и их дети смогут пожить какое-то время, пока как-то не устроят их судьбу. Также они с удовольствием организуют работу специальных курсов по контролю агрессии, на которые провинившихся мужчин обяжут ходить судьи. Курсы, само собой, будут не бесплатные, но это уж как полагается, без этого никуда. Да и нечего церемониться с этими подлецами, не заплатят за курсы – сядут, поэтому заплатят сколько им скажут, никуда не денутся!

      И это, скажу я вам, в масштабах страны даже не бизнес, а целая отрасль! По имеющимся оценкам, потребуется не менее пятнадцати тысяч мест в таких реабилитационных центрах. Добавьте к этому небесплатные курсы… А кроме того, активисты, если им ещё и хорошо платить, наверняка смогут дойти до каждой семьи и резко повысить количество женщин, нуждающихся в помощи…

      Ну и в завершение хочется отметить, что предложенный законопроект является отнюдь не самостоятельным плодом многих бессонных ночей членов инициативной группы. Нет, по мнению независимых экспертов, это простой перевод болгарского варианта соответствующего закона. В свою очередь, тот сам далеко не оригинален и выдержан строго в духе европейских ценностей и рекомендаций Брюсселя. Это, кстати, многое объясняет: поверить в то, что члены инициативной группы, повторяющие заученные фразы, способны на создание самостоятельного законопроекта, лично мне тяжело.

      Ещё раз, в завершение, хочу отметить: мои симпатии целиком на стороне жертв домашнего насилия! Это большая и серьезная проблема, с которой обязательно нужно что-то делать!

      Но что-то нужно делать и с поведением наших женщин, которые часто сами ни во что не ставят семейные отношения, супружескую верность и даже порою материнский долг. Семья для многих россиянок давно превратилась в некий коммерческий проект, а супруг – в бизнес-партнера.

      Поэтому вот мое предложение: давайте уже внесем наконец в наше законодательство положение, согласно которому супруг, уличенный в неверности, автоматически лишается прав на воспитание общих детей, алименты и имущество, нажитое другим супругом до брака. Может, тогда и поводов для ревности будет чуть меньше, а ведь это один из главных побудительных мотивов для разных «кухонных боксеров»…

      С другой стороны, не могу упустить случая и уже в который раз не сказать: давайте вернем телесные наказания! Лучшие курсы контроля агрессии — это решение мирового судьи, предписывающие выдать протрезвевшему ревнивцу или садисту пятьдесят плетей на заднем дворе ближайшего РОВД! Поверьте, это хороший компромисс между тюрьмой, куда сажать мужика не хочется, и безнаказанностью, порождающей новые вспышки агрессии!

      Столкнувшись с серьезной критикой своего законопроекта, его «разработчики» взяли двухмесячную паузу. Что само по себе неплохо: авось что умное придет в головы новоявленных реформаторов!

      Поэтому готовимся к обороне. Не как мужики, защищающие себя от слабых женщин, а как граждане, защищающие себя от произвола. Но пасаран!

      Видео (кликните для воспроизведения).

      Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

      Источники

      Литература


      1. Ошо Зрелость. Ответственность быть самим собой / Ошо. — М.: СПб: Весь, 2013. — 185 c.

      2. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (постатейный); Юркомпани — М., 2012. — 520 c.

      3. Конев, Д. В. Признание и приведение в исполнение иностранных судебных актов по гражданским и торговым делам в Германии и России. Сравнительно-правовой анализ / Д.В. Конев. — М.: Wolters Kluwer, 2015. — 262 c.
      4. Кудрявцев И. А., Ратинова Н. А. Криминальная агрессия; Издательство МГУ — Москва, 2013. — 192 c.
      5. Бархатова, Е.Ю. Международное публичное право в вопросах и ответах; Кнорус, 2011. — 232 c.
      Критика закона о домашнем насилии
      Оценка 5 проголосовавших: 1

      ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

      Please enter your comment!
      Please enter your name here