Кпрф закон о домашнем насилии

Сергей Удальцов: Чем грозит закон о профилактике домашнего насилия?

По материалам публикаций на сайте портала «Свободная пресса».

Современная Россия полна острейшими социальными проблемами. Нищенские зарплаты, мизерная пенсия, до получения которой теперь еще надо суметь дожить, тотальное воровство чиновников, колоссальное имущественное расслоение и так далее. Перечень будет длинный. Но вот вдруг наши власти озаботились борьбой с домашним насилием. Видимо, других проблем не осталось. Совет Федерации оперативно разработал законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, выложив его в интернете для общественного обсуждения.

[1]

Все вдруг резко возбудились. Валентина Матвиенкосо страданием на лице грозится покончить с домашней тиранией. Разъяренные феминистки проводят митинги, требуя оградить их от проклятых насильников, и скандируют «Бьет — значит сядет!». Сторонники конспирологических теорий видят в этом законопроекте признаки масонского заговора и готовятся строить баррикады у стен Госдумы, чтобы не допустить принятия «проклятого закона», который разрушит русские семьи и подорвет и без того тяжелую демографическую ситуацию. В общем, все при деле, все погружены в жаркие споры. Возможно, в этом одна из задач вбрасывания этой темы в общественное пространство?

Но уж раз пошла такая дискуссия, давайте разберемся, нужен ли нам такой закон? Обстановка в российских семьях далеко не самая благополучная, это факт. Но домашнее насилие у большинства населения закономерно ассоциируется не с банальной руганью и битьем посуды, а с побоями, истязаниями, причинением физической боли. Чаще всего со стороны мужчин в отношении женщин — по принципу физического превосходства.

Но бывают и обратные случаи, когда женщины держат «сильный пол» в черном теле. Однако для таких ситуаций сегодня в законодательстве есть достаточные меры реагирования. Статья 6.1.1 «Побои» в Кодексе об административных правонарушениях (предусматривает арест до 15 суток, штраф до 30 тысяч рублей или обязательные работы). Статьи 116 и 116.1 УК РФ «Побои» (до 2 лет лишения свободы), статья 117 «Истязание» в Уголовном кодексе (до 7 лет лишения свободы), статьи 111, 112, 115 Уголовного кодекса, предусматривающие серьезные сроки лишения свободы за причинение тяжкого, среднего и легкого вреда здоровью.

На мой взгляд, вполне достаточный арсенал способов наказания домашних тиранов. Другое дело, что наши правоохранительные органы далеко не всегда эффективно реагируют на заявления о домашнем насилии, но здесь нужен не новый закон, а усиленный контроль надзорных органов, повышение квалификации сотрудников полиции, расширение штата полицейских, работающих «на земле».

Когда сторонники принятия нового закона говорят о том, что сейчас многие женщины не обращаются с заявлениями в полицию и терпят издевательства, потому что боятся своих мужей, то возникает резонный вопрос: а не будут ли они так же бояться обращаться в полицию и на основании нового закона. Что здесь принципиально изменится? Внятного ответа я пока не услышал.

Если прочитать законопроект, размещенный Советом Федерации, то сразу бросается в глаза неопределенность многих формулировок, что открывает широкое пространство для манипуляций. Семейно-бытовое насилие предлагается трактовать, как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Сразу возникает вопрос: а как будут доказывать факты таких угроз и психического воздействия? Мы знаем, что чаще всего семейные конфликты происходят без свидетелей, с глазу на глаз. И если ориентироваться только на заявление потерпевшей стороны, как предписывает проект нового закона, то мы получим колоссальное количество ложных обвинений, направленных на сведение счетов за какие-либо обиды, или просто мошеннические схемы, нацеленные на последующее завладение имуществом супруга.

Полиция и так сегодня испытывает серьезный кадровый голод, участковых не хватает, районные ОВД завалены работой. И кто в такой ситуации будет что-то проверять? А ведь законопроект предусматривает, что по заявлению потерпевшей стороны полиция может выносить защитное предписание, которое налагает на предполагаемого «домашнего насильника» серьезные ограничения и предусматривает серьезную ответственность за нарушение этих ограничений. Так что это пока очень сырая и непродуманная инициатива, которая, в лучшем случае, пополнит перечень неработающих законов, а в худшем — приведет, например, к преследованию оппозиционеров и других неугодных по надуманным поводам, чем так любит заниматься наша власть.

Еще один весьма сомнительный пункт нового законопроекта предусматривает возможность по решению суда обязать домашнего тирана «покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

Понятно, что в большинстве случаев у нарушителя не будет возможности проживать в ином помещении, так как в наших семьях часто еле-еле сводят концы с концами от зарплаты до зарплаты и никаких лишних денег или свободной жилплощади элементарно нет. Зато в тех случаях, когда деньги в семье водятся, новый закон открывает пространство для различных афер с недвижимостью.

Подобных «косяков» в законопроекте еще очень много. Если честно, то мне представляется, что в настоящее время принятие подобного закона пользы не принесет, зато позволит влезать в семейные дела нашим далеко не всегда справедливым чиновникам, а также различным мошенникам под видом «некоммерческих организаций», оказывающих помощь жертвам домашнего насилия.

Именно поэтому эти НКО так активно лоббируют принятие сомнительного закона, так как понимают, что появится возможность получать различные государственные гранты и прочие преференции. А вот обычным гражданам этот закон в текущей ситуации, скорее, создаст лишние проблемы, не решив при этом саму проблему домашнего насилия. Буду рад ошибиться, но перспективы просматриваются именно такие.

В целом, вместо принятия такого сомнительного закона, нашим властям следовало бы уже сейчас сосредоточиться на развитии института участковых уполномоченных полиции (которые и должны контролировать проблемные семьи) и создании государственных центров психологической помощи, где «трудные семьи» смогут бесплатно или за незначительную плату получать консультации и помощь для разрешения конфликтов и сохранения семейных отношений.

Также необходимо повышать квалификацию сотрудников полиции и усиливать надзор за административными и уголовными делами, связанными с домашним насилием. Ну и, конечно, развивать воспитательную работу среди молодежи, пропагандировать здоровые семейные отношения и уважение людей друг к другу. И тогда новые законы просто не понадобятся…

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.

НовостиРаботу над законопроектом о домашнем насилии отложили до конца пандемии

Об этом заявила Валентина Матвиенко

Читайте так же:  Заявление на встречу с ребенком после развода

Сенаторы отложили работу над законопроектом о профилактике домашнего насилия по окончания пандемии COVID-19. При этом председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила: «Не думаю, что будет какой-то всплеск насилия домашнего, ведь семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период». Она также сказала, что сообщения о росте числа случаев бытового насилия из-за самоизоляции нуждаются в проверке, сообщает «Интерфакс». Матвиенко добавила, что «в любом случае тема никуда не ушла, не исчезла» и что сенаторы собирают информацию из регионов по этому вопросу.

Общественные кризисные организации для женщин отметили рост числа обращений в марте с началом режима самоизоляции. Правозащитники связывают это с тем, что жертва и агрессор оказались в замкнутом пространстве. Как рассказывала директорка центра «Насилию.нет» Анна Ривина: «Мы заметили, что в тех парах, где уже было насилие, его стало ещё больше. Раньше многие, кто обращались к нам, могли на весь день уйти из дома — сейчас такой возможности у них нет. Всё ещё печальнее с пожилыми людьми и детьми». Управляющая Кризисным центром для женщин Елена Болюбах сообщила о похожей ситуации: «Я могу сказать, что теперь к нам чаще обращаются с такими эпизодами насилия, которое усиливается в карантине». Директорка «Китежа» Алёна Ельцова рассказала «Таким делам»: «Мы в первый раз оказались в такой ситуации, когда насильник не выходит из дома и не даёт женщине обратиться к нам».

Депутат Госдумы Оксана Пушкина также сообщила о росте жалоб на издевательства над пожилыми людьми. В апреле российские НКО обратились к правительству РФ и региональным властям с просьбой принять меры для защиты пострадавших.

Проект закона о профилактике домашнего насилия был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года.

Совфед отложил работу над законом о домашнем насилии из-за коронавируса

17 апреля. ПРАВМИР. Сенаторы продолжат работу над законопроектом о противодействии бытовому насилию после окончания пандемии коронавируса. Как сообщил Интерфакс, об этом заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

По ее мнению, в нынешней ситуации не будет какого-то всплеска домашнего насилия, ведь семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период.

Матвиенко заявила, что сенаторы и эксперты собирают и анализируют информацию по этому вопросу из регионов. Сообщения о росте случаев бытового насилия из-за самоизоляции нуждаются в проверке, считает она.

Ранее учредитель и директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина заявила, что количество обращений по поводу домашнего насилия в их центр выросло с начала режима самоизоляции. Официальных данных на этот счет нет. Ривина отметила, что все страны фиксируют рост семейного насилия, но в России нет механизмов подсчета.

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывают в России уже более пяти лет. В конце 2019 года появилась его предварительная версия, которую раскритиковали как сторонники, так и противники принятия такого закона.

О пандемии коронавируса в телеграм-канале «Правмира» @pravmirru: каждое утро — актуальная и достоверная информация из СМИ и блогов. Подписывайтесь!

В первый раз не посадят — разбираем законопроект о семейном насилии

Что такое побои?

Под «побоями» законодательство подразумевает действия, которые повлекли физическую боль, но не привели к кратковременному расстройству здоровья и утрате трудоспособности. Это несколько или множество ударов, следствием которых могут быть ссадины, синяки и кровоподтеки.

Что изменится, если новый закон примут?

В случае если проект будет принят, лицо, впервые нанесшее побои близкому человеку, не будет привлечено к уголовной ответственности и будет наказано в соответствии с административной статьей.

Однако второе и последующие избиения в семье будут считаться уголовными преступлениями.

Почему решили изменить статью?

В июле 2016 года изменения в УК РФ перевели побои из уголовных в разряд административных правонарушений, при этом оставляя побои, совершенные близкими родственниками, в сфере уголовного преследования.

По мнению ряда законодателей, вызывал недоумение тот факт, что конфликты внутри семьи являются уголовным преступлением, а те же действия, совершенные на улице, — административным правонарушением.

«Если вы шлепнули своего расшалившегося малыша, вам грозит до двух лет лишения свободы. А если ваш сосед побил вашего ребенка — все закончится административным наказанием, — обеспокоена замглавы комитета Совфеда по законодательству Елена Мизулина. По ее мнению рассматриваемый законопроект позволяет исправить ситуацию с необоснованным вмешательством в семейные дела в случае, если у ребенка замечены ссадины и синяки.

Смягчение ответственности не развяжет руки «домашним тиранам»?

Этого опасаются некоторые законодатели. Депутаты фракции КПРФ внесут поправки ко второму чтению законопроекта, согласно которым уголовную ответственность за побои в отношении детей и беременных женщин предлагается сохранить.

При этом предлагается не учитывать количество раз, которое были совершены побои и иные насильственные действия, причинившие боль.

Фракция поддержит новый законопроект, если поправки будут приняты, сообщил замглавы комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Юрий Синельщиков.

Какова ответственность за побои сейчас?

В настоящее время побои вне семьи, совершенные впервые, квалифицируются как административное правонарушение, а за побои в семье предусмотрена уголовная ответственность, они являются преступлением.

За преступление по статье 116 УК РФ закон устанавливает следующие наказания: обязательные работы на срок до 360 часов, исправительные работы на срок до одного года, лишение свободы на срок до двух лет, принудительные работы на срок до двух лет, арест на срок до шести месяцев.

Наказание по административной статье 6.1.1. КоАП РФ заключается в наложении штрафа в размере от пяти тысяч до тридцати тысяч рублей, либо аресте на срок от десяти до пятнадцати суток, либо обязательных работах на срок от шестидесяти до ста двадцати часов.

Один раз шлепнуть ребенка – преступление?

По мнению адвоката Евгения Зайцева, не могут подвергаться преследованию родители, которые “один раз шлепнули” ребенка в воспитательных целях.

«Побои – это несколько ударов, они недаром стоят в УК РФ во множественном числе. Один раз шлепнуть ребенка – это не административная и не уголовная ответственность.

Другое дело, если удар нанес значительный вред здоровью или побои были систематическими.

В случае же с избиением чужого ребенком играет роль не факт родства, а факт малолетства – это является отягчающим обстоятельством», — считает он.

Закон – одинаков для всех?

Детский омбудсмен Москвы Евгений Бунимович заявил , что любое проявление насилия неприемлемо, однако считает, что наказание должно быть одинаковым, что в семье, что за ее пределами.

Читайте так же:  Принудительный раздел квартиры

«Все должны понимать, что ни детей, ни женщин, ни мужчин, ни стариков бить нельзя – здесь никаких вопросов быть не может. Все разговоры о том, что можно бить детей в качестве воспитания – это все из какого-то позднего средневековья и это неприемлемо. Я считаю, что наказание должно быть и в семье и вне семьи одинаковым, и если вне семьи на сегодня подобное происшествие квалифицируется как административное нарушение, то, может быть и в семье его можно расценивать также», – сказал он.

В законопроекте о домашнем насилии появилось понятие «преследование»

Уточнение о преследовании

В пятницу, 15 ноября, в Совете Федерации прошло заседание рабочей группы по подготовке законопроекта о домашнем насилии. К нему депутаты Госдумы подготовили замечания и поправки, с которыми ознакомился РБК. По словам соавтора законопроекта депутата Оксаны Пушкиной, предложенные изменения будут учтены в финальной версии законопроекта.

Что такое преследование

Новые поправки уточняют понятие преследования — под ним понимаются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем». Также под это определение подпадают любые действия, из-за которых потенциальная жертва может испытывать опасения за свою безопасность.

Эта норма очень важна, сейчас российское законодательство никак не защищает от преследования, говорит эксперт организации «ООН-женщины» Елена Мезенцева. «За это спасибо ЕСПЧ, летом Европейский суд принял решение в пользу пострадавшей от домашнего насилия Валерии Володиной, она выиграла иск против России, темой иска было преследование», — добавила эксперт. Тогда же появилась информация, что в ЕСПЧ находится более 100 жалоб на домашнее насилие, и часть из них связана с преследованием, говорит Мезенцева.

Связь с делом Соколова

Соавтор законопроекта о домашнем насилии Оксана Пушкина рассказала РБК, что резонансное дело обвиняемого в убийстве аспирантки бывшего преподавателя СПбГУ Олега Соколова не прошло мимо внимания рабочей группы. По ее словам, петербургский университет участвовал в подготовке исследования по заказу Госдумы о семейно-бытовом насилии в России: «По возвращении в Питер, буквально через несколько дней, авторов исследования накрыло трагическое совпадение событий. Соколов оказался их коллегой по СПбГУ». Руководитель исследования, профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков выступил с предложением создать при вузе центр изучения проблем семейно-бытового насилия.

Соколов был задержан 9 ноября, после того как он упал в реку, пытаясь избавиться от рюкзака с женскими руками и травматическим пистолетом. При обыске в его квартире были найдены останки аспирантки Анастасии Ещенко. На допросе Соколов признался в ее убийстве и оформил явку с повинной. Возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 105 УК (убийство). Спустя некоторое время Соколова уволили из СПбГУ, а также удалили информацию о нем с сайта Российского военно-исторического общества, в котором он состоял.

В замечаниях также предлагается ввести запрет общественным организациям, которые занимаются профилактикой семейно-бытового насилия, информировать силовые структуры о случаях насилия без согласия жертвы. «Подобного рода «обязанность» приведет к нарушению прав лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, без желания потерпевшей нельзя обращаться в полицию», — говорится в документе.

Елена Мезенцева напомнила историю российского хоккеиста Вячеслава Войнова, который после избиения жены был приговорен в США к 90-дневному тюремному сроку. «Там мнением его девушки никто особенно не интересовался, потому что там это дела публичного обвинения, а у нас они продолжают оставаться делами частного обвинения», — сказала Мезенцева. Из-за этого большинство женщин забирают из полиции заявления о домашнем насилии уже на следующий день, говорит она. «Надавили, [жертва] передумала, поняла, что без его зарплаты не проживет, причины могут быть любые, — поясняет эксперт. — Запрет для организаций сообщать такую информацию означает только одно — по этим ситуациям не будут возбуждаться дела».

Авторы замечаний считают, что нужно ужесточить ответственность за нарушение защитных предписаний, которые запрещают преследователю приближаться к жертве. Такое предписание может быть выдано на срок от 30 дней до года, при необходимости суд может его продлить. Но депутаты уверены, что штрафы — слишком мягкое наказание за нарушение предписания. «Предлагаемая ответственность настолько ничтожна, что не будет являться сдерживающим фактором для правонарушителя, — говорится в документе. — Нами предлагается в случае первого нарушения ввести административную ответственность, а при повтором — уголовную».

Авторы законопроекта из Совета Федерации также собрали мнения регионов о готовящейся инициативе, говорится в справке, представленной в ходе обсуждения (есть у РБК). Подавляющее большинство субъектов — 55 из 85 — предлагает принять закон о профилактике семейно-бытового насилия.

Пушкина уточнила, что свои поправки к законопроекту еще предложат министерства, общественные организации, кризисные центры и так далее.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». После этого парламентарии разработали документ, о котором в середине октября писал РБК. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Законопроект предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия, а также описывает его виды — физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Опубликован текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

[2]

Профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

Читайте так же:  Строительство домов под ключ материнский капитал

В числе основных мер защиты пострадавших указаны защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков.

Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не возымеет действия — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

«В случае если есть основания полагать, что вынесенное защитное предписание не обеспечивает безопасность и защиту лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием», — говорится в тексте законопроекта.

Судебное защитное предписание предусматривает вышеупомянутые запреты для нарушителя, а также другие, более жесткие профилактические меры. Оно обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Помимо государственных органов, к профилактике семейно-бытового насилия предполагается привлечь и общественные и некоммерческие организации. Они смогут в том числе «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем».

Накануне спикер СФ Валентина Матвиенко анонсировала широкую дискуссию по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, чтобы он стал «актом консолидации общества, а не причиной раздора». Она подчеркнула, что законопроект ни в коей мере не угрожает семейным ценностям, напротив — их разрушение происходит там, где превалирует бытовое и семейное насилие, где дети растут в недоброжелательной обстановке. По мнению спикера, проявления этого атавизма необходимо не просто пресечь, а изжить, сделать неприемлемым для общественного сознания. «Это только укрепит семью», — заявила она.

«В обществе идет активная дискуссия по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия. Это свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме, которая мало кого оставляет равнодушным. Мы видим, что споры не утихают, целый ряд общественных организаций высказал пожелания ознакомиться с законопроектом», — прокомментировала публикацию текста документа вице-спикер СФ Галина Карелова. По ее словам, решено продлить обсуждение до 15 декабря 2019 года. Ранее планировалось подготовить его к внесению в Госдуму до 1 декабря.

Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта. В том числе — представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Спикер заверила, что все конструктивные предложения будут учтены.

Опубликованный Совфедом законопроект о домашнем насилии не согласовали с рабочей группой

На сайте Совета Федерации РФ 29 ноября опубликовали финальную версию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, который разрабатывала группа депутатов Госдумы, сенаторов и представителей экспертного сообщества. Документ еще на стадии формирования вызвал многочисленные споры. Сторонники принятия нового закона ссылаются на ужасающую статистику домашнего насилия в стране. Противники, отстаивающие «традиционные ценности», считают, что закон разрушит институт семьи в России.

Однако еще больше вопросов возникло при изучении итогового варианта законопроекта. По словам соавтора законопроекта адвоката Мари Давтян, опубликованная редакция документа не согласовывалась с членами рабочей группы при Совфеде РФ.

«Это результат заигрываний Совфеда с консервативными группами»

«Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности. Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективный. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно», — написала Давтян на своей странице в Facebook.

Опубликованный законопроект содержит 28 статей, хотя ранее их было на порядок больше. Основные положения документа сейчас выглядят так:

1. Определение семейно-бытового насилия. Этот термин до сих пор не закреплен юридически. В законопроекте говорится, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания и/или имущественного вреда.

Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов.

2. Профилактика. Принимать участие в профилактике домашнего насилия и оказывать помощь пострадавшим должны общественные, кризисные и медицинские организации, сотрудники полиции и прокуратуры, омбудсмены и органы власти. Меры нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Главная цель — предупреждение противоправных действий, устранение причин насилия и защита жертв от домашних тиранов. Общественные организации, социальные службы и органы власти должны содействовать примирению сторон вне зависимости от того, возбуждено уголовное или административное дело. Среди мер профилактики — индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

3. Защитные и охранные предписания. Это абсолютно новые явления для России. Защитные предписания будут выдавать сотрудники полиции. Они могут быть выписаны только лицам, достигшим 18 лет. «Защитное предписание выносится с согласия лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, или их законных представителей», — говорится в законопроекте.

Документ запрещает нарушителям вступать в любые контакты с жертвой (в том числе по телефону или через интернет), приближаться к пострадавшему и выяснять его местоположение. В законопроекте прописано, что действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранное предписание будет выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться на срок до года и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также будет нельзя контактировать с жертвой, помимо этого его могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма — говорится в документе). Кроме того, агрессора могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу. Какие будут введены наказания за игнорирование предписаний — в законопроекте не прописано.

Читайте так же:  Список документов для матери одиночки

«Законопроект надо переписывать»

По словам Давтян, определение семейно-бытового насилия в нынешней редакции законопроекта полностью выводит из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления.

«Закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд. В ситуациях семейно-бытового насилия особенно важна защита пострадавших и оказание им поддержки в период подачи заявлений о правонарушении/преступлении, а также в период проверки указанных заявлений. А исходя из предложенной формулировки, человек лишается возможности воспользоваться мерами предлагаемого проекта закона. В подобной формулировке понятия „семейно-бытовое насилие“ проект закона теряет вообще всякий смысл. Там еще много всего на самом деле, но уже этого достаточно, чтобы сказать, что проект в данной редакции недопустим. Все надо опять переписывать, а время идет», — заявила Давтян.

Влияние ЕСПЧ и декриминализации побоев

Работа над законопроектом о домашнем насилии велась несколько лет и была ускорена после того, как летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от насилия в семье и дискриминации. Эти дела широко освещались в СМИ.

ЕСПЧ, в частности, указал на историю Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук. Во время следствия было установлено, что полиция не реагировала на жалобы женщины о побоях. Ирину Петракову избивал и насиловал муж, причем преследовал ее даже после развода. Елена Гершман пережила серию тяжелых избиений со стороны экс-супруга, но из-за декриминализации домашнего насилия ей отказали в возбуждении уголовного дела. Бывший супруг при этом похитил у нее дочь и вывез в другую страну. Наталью Туникову регулярно избивал гражданский партнер, она ударила его ножом после того, как он попытался сбросить ее из окна. Женщину осудили, но потом амнистировали.

Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

В 2017 году в России приняли закон о декриминализации побоев, который лоббировала сенатор Елена Мизулина. «Семейных» агрессоров теперь за оставленные синяки и ссадины не отправляют в колонии, а штрафуют. Противники изменений предсказывали, что нововведения развяжут руки людям, которые потенциально могут совершить насилие. Пессимистичные прогнозы начали сбываться. Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Замдиректора национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрей Синельников в разговоре с корреспондентом Znak.com заявил, что после декриминализации побоев существенно выросло число обращений от пострадавших. В 99% случаев помощи ищут жены домашних тиранов. В 2014 году «Анна» приняла 8 тысяч таких звонков, в 2016 году — 20 тысяч, в 2017-м — около 26 тысяч, а в 2018-м — уже 32 тысячи. «Среди тех, кто к нам обращается, 70% — это люди, которые не нашли поддержки в полиции и социальных службах», — отметил он.

Позиция противников законопроекта

За принятие законопроекта выступают правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества и кризисные центры. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи», отстаивающие «традиционные ценности». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. Консерваторы, в частности, опасаются, что закон позволит изымать детей из семей без решения судов. «Если мы проиграем, то антисемейные либерал-фашисты придут в наши семьи и будут отбирать наших детей для однополых пар, потому что им неоткуда взять детей», — заявлял координатор движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин.

РПЦ также выступает против законопроекта. Замглавы синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе ранее говорил, что предлагаемый документ вызывает сомнения, так как базируется на западном опыте. В РПЦ считают, что действующего законодательства РФ достаточно для борьбы с домашним насилием.

Об этом же говорит пресс-секретарь Виталия Милонова Илья Евстигнеев: «Мы должны сойти с поводка фем-активисток и заняться соблюдением тех законов, которые у нас есть. По большому счету любой виновник домашнего насилия может быть привлечен по уже существующим статьям. Выдумывать паровоз здесь не надо. Домашнее насилие с точки зрения юриспруденции не отличается от насилия между людьми, которые не состоят в браке. Нужно научиться исполнять те законы, которые уже приняты, а не плодить новые».

Правозащитники с такой позицией не согласны: сейчас государство не защищает жертву и не предотвращает домашнее насилие, а только наказывает за уже совершенные преступления. Авторы законопроекта также указывают на то, что никаких новых методов отъема детей в проекте не рассматривают. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко ранее отвергла опасения о том, что закон даст возможность для избыточного вмешательства в дела семьи. Юристы добавляют, что подобные законы действуют в странах Западной и Восточной Европы, а также СНГ. По статистике, при их наличии случаи побоев в семье сокращаются в среднем на 30%.

Из-за открытых писем движения «Сорок сороков» и оскорбительных коллажей авторы законопроекта, в числе которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, обратились в полицию. Они заявили, что им поступают угрозы. По мнению Пушкиной, в обращениях движения «Сорок сороков» содержатся высказывания, оправдывающие семейное насилие «под видом „сохранения“ псевдосемейных ценностей», которые могут привести к возбуждению ненависти или вражды. Также в публикациях против принятия документа можно найти противоправные призывы, считает Пушкина.

В то же время звучат мнения, что закон развяжет войну между полами, поскольку многие его положения дают простор для всевозможных перегибов в семейных отношениях. Например, жена, не дождавшись от мужа шубы, сможет его шантажировать защитными предписаниями. Таким же образом могут решаться вопросы, если у супругов возникают разные точки зрения по поводу воспитания ребенка. В результате могут появиться случаи, когда один супруг несправедливо выгоняет второго из дома.

«Право на безопасность»

Андрей Синельников считает, что закон о домашнем насилии важен потому, что дает гражданам «право на безопасность». «Охранные ордера будут создавать препятствия для совершения противоправных действий. Без них сейчас домашние тираны чувствуют себя безнаказанными, а это порождает тяжкие преступления. Хочется надеяться, что при обсуждении законопроекта будет прописан также момент, что нельзя будет забрать заявления о насилии. Сейчас вот непонятно, почему забрала жертва свое заявление — по примирению или из-за опасений за собственную жизнь?» — добавил Синельников.

Читайте так же:  Развод если есть дом и дети

Стоит добавить, что изначально также оговаривалось нововведение, которое предполагает перевод дел о домашнем насилии из частных в категорию частно-публичного обвинения. Это бы сняло с потерпевших непосильную для них обязанность самим собирать доказательства и потом идти с ними в суд. Жертвам насилия нужно было бы только подать заявление в полицию. Заявителями, как предполагалось, могли бы выступить свидетели или иные лица (например родственники пострадавшего). Оговаривалось также, что в любом случае прекратить преследование абьюзера будет невозможно — даже если стороны помирились. Однако в опубликованном законопроекте об этом речи не идет.

Пушкина и Роднина предложили расширить круг защищаемых от насилия в семье

Депутаты Госдумы и правозащитники подготовили поправки (есть у РБК) к пока не внесенному законопроекту о домашнем насилии, подготовленному группой парламентариев. В них, в частности, прописано расстояние 50 м, на которое виновнику насилия должно быть запрещено приближаться к жертве, а также уточняется определение преследования как одной из наиболее часто встречающихся форм семейно-бытового насилия.

Действие закона о домашнем насилии должно быть распространено не только на его жертв, но и на их иждивенцев, а также посторонних лиц, если есть основания опасаться, что виновник насилия может причинить им вред или помешать их законной деятельности, отмечают авторы документа.

Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых переговорах, в том числе через интернет, в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы, лечения пострадавшего.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ольга Савастьянова, Ирина Роднина, Татьяна Касаева, Елена Вторыгина, адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и правозащитник Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта депутатами и сенаторами продолжается, «понимание есть», сказала РБК соавтор законопроекта, депутат Оксана Пушкина. «С каждым днем становится ясно, что кричащих против немного, — уточнила она. — Людей, которые выступают за здравый смысл, за понимание проблемы, за желание ее решить, гораздо больше». Собеседник РБК в Совфеде сообщил, что поправки депутатов к первому чтению планируется внести в законопроект.

Что еще предлагается изменить

Новые поправки также предлагают отнести к домашнему насилию деяния, которые попадают под административные и уголовные статьи: побои и причинение вреда. В нынешнем варианте они выведены из-под действия предлагаемого закона. Эта норма необходима, чтобы защитные предписания могли получить пострадавшие от побоев, которые в них больше всего нуждаются, считает адвокат Ольга Гнездилова. «Нынешняя норма [законопроекта] плоха, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления, — уточнила она. — Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема».

Защитный ордер или предписание, говорится в поправках, должен выдаваться немедленно на месте совершения домашнего насилия. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

В документе также предлагается заменить штраф на один год лишения свободы в качестве наказания за повторное нарушение предписания. Штрафы ударят по материальному благополучию семьи, считают авторы поправок, поэтому они могут только усугубить ситуацию. В качестве иных видов наказания предлагается использовать исправительные и обязательные работы.

В конце ноября Совет Федерации опубликовал проект закона о домашнем насилии. Его разработали сенаторы, депутаты, правозащитники и члены президентского Совета по правам человека. Предполагается, что он будет внесен в Госдуму через две недели. Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что до внесения с законопроектом могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ.

К 6 декабря к размещенному на сайте Совфеда законопроекту поступило более 5 тыс. комментариев, сообщила зампредседателя верхней палаты Галина Карелова. По ее словам, замечания будут приниматься и обсуждаться до 15 декабря.

Изначально обсуждались разные версии законопроекта: из последней, как писал РБК, были исключены гражданские браки, в ней не уточнялось расстояние, на которое преследователю запрещено приближаться к жертве. Также в законопроекте прописали обязанность общественных организаций содействовать примирению жертвы с виновником насилия.

Противники и сторонники закона

Поручение разработать законопроект о домашнем насилии сенаторам дала спикер Совфеда Валентина Матвиенко. Мнения общества об этой инициативе разделились. О поддержке законопроекта заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков признавал, что в России существует проблема домашнего насилия.

Патриарх Кирилл, комментируя инициативу парламентариев, призвал с «большой осторожностью относиться к любым попыткам вторжения в семейную жизнь». Он подчеркнул, что церковь считает насилие в семье великим грехом и преступлением, но, выступая против такого насилия, вынуждена «возвысить голос» в защиту семейного пространства «от всякого вторжения извне под любыми предлогами». Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства назвала принятие законопроекта недопустимым и попросила парламент отказаться от него.

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что думская фракция партии будет голосовать против законопроекта из-за несогласия с внедрением через него принципов ювенальной юстиции.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Премьер-министр Дмитрий Медведев на своей пресс-конференции сказал, что «если люди жалуются, значит, домашнее насилие есть», эта проблема не придумана журналистами и «не инспирирована врагами». Он, однако, увидел в законопроекте риск манипулирования и заметил, что проблема может быть решена с новой версией Кодекса об административных правонарушениях.

Источники

Литература


  1. Перевалов, В.Д. Теория государства и права / ред. В.М. Корельский, В.Д. Перевалов. — М.: Норма; Издание 2-е, испр. и доп., 2003. — 616 c.

  2. Рагулин, А.В. Современные проблемы регламентации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в России / А.В. Рагулин. — М.: Юркомпани, 2015. — 290 c.

  3. Молчанов, В.И. Огнестрельные повреждения и их судебно-медицинская экспертиза: Руководство для врачей / В.И. Молчанов, В.Л. Попов, К.Н. Калмыков. — М.: Медицина, 2014. — 272 c.
  4. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия; СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2011. — 142 c.
  5. Гойко, Л.Ф. Судебные были; К.: Украина, 2012. — 208 c.
Кпрф закон о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here