Кому выгоден закон о домашнем насилии

Закон о домашнем насилии: за и против

Вокруг законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, предложенного к обсуждению членами Совета Федерации и депутатами Госдумы, разгорелись нешуточные споры

На сайте Совета Федерации опубликован законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, к дискуссии по которому пригласили всех желающих. Предполагается, что новый документ обеспечит защиту прав жертв насилия, даст им возможность психологической реабилитации и поможет с социальной адаптацией.

Помимо большого перечня профилактических мер, жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписания) на срок от 30 суток до 1 года, которые запрещают преследователю вступать в контакты с пострадавшим (в том числе по телефону и через интернет), предпринимать попытки выяснить его местопребывание. В исключительных случаях новый закон обяжет нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. А нападавший должен будет пройти специализированную психологическую программу.

Общественные организации давно заявляли о необходимости нового закона. Активистки Алена Попова и Александра Митрошина собрали около 900 тыс. подписей под петицией с требованием принять документ, а их флешмоб #янехотелаумирать вызвал широкий резонанс. В своем обращении девушки привели пугающую статистику: по их словам, от домашнего насилия в России за год пострадали более 16 млн. женщин, а 38 процентов женщин подвергались вербальному насилию в семье в течение жизни. Реакция же полиции такова: «Когда будет труп, приедем и опишем».

«Сейчас жертва сама доказывает, что она жертва, при этом никакой бесплатной юридической помощи для нее не предусмотрено, а насильнику предоставляется за наши налоги бесплатный адвокат! Государство защищает насильника больше, чем жертву. В случае принятия закона жертва будет защищена государством, полиция, а не сама жертва, займется сбором доказательств», – написали в петиции общественницы.

Сейчас у полиции нет превентивных методов воздействия для предотвращения насилия в семье. Согласно Конституции, государство имеет право вмешиваться в частные дела семьи для отдельных категорий лиц, а пределы такого вмешательства должен определить новый закон.

Попытка разрушить семью?

Однако, кроме сторонников, у законопроекта появились и ярые критики. Люди и организации, которые говорят о себе как о защитниках традиционных ценностей, называют проект «фантазиями дам с Рублевки» и предсказывают разрушительный эффект для российского общества. По их утверждению, цифры о подвергающихся насилию женщинах завышены чуть ли не в тысячи раз, а общественные организации, поддержавшие законопроект, отстаивают в числе прочих и интересы сексуальных меньшинств, а значит, являются сторонниками радикальных антисемейных идеологий.

«Законопроект о профилактике семейно-бытового (домашнего) насилия – это антиконституционный акт. Он фактически уничтожает провозглашенные в Конституции РФ права граждан: на неприкосновенность частной жизни и жилища, частную собственность, на свободу передвижения, право родителей на воспитание детей. Он направлен на дискриминацию мужчин и разрушение семьи», – написали в открытом письме президенту России представители десятков общественных организаций.

Выступила против закона о семейном насилии и Русская православная церковь, заявление об этом появилось на сайте Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Основные аргументы: инициатива «противоречит правовым принципам разумности, справедливости и равенства», нарушает право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну, а также право на защиту информации о частной жизни граждан. Более того, по мнению представителей церкви, подобный закон способствует коррупции.

Если некуда бежать

О том, насколько актуальна сегодня тема насилия в семье, мы решили расспросить людей, имеющих непосредственное отношение к решению этой проблемы. В Краснодаре вот уже восемь лет работает краевой кризисный центр помощи женщинам, учрежденный краевым министерством труда и соцразвития. Сюда можно прийти, когда больше бежать некуда, и остаться здесь на 60 дней (за это время, как подсчитали аналитики, женщина может найти работу, получить первую зарплату и снять жилье). В стационаре могут находиться 23 женщины с детьми, а юристы, психологи и психотерапевты абсолютно бесплатно проконсультируют всех, кто оказался в трудной жизненной ситуации.

– За годы работы мы помогли более чем 37 тысячам человек – консультациями или размещением в стационаре, – рассказывает директор центра Елена Бескоровайная. – Думаю, эта цифра лучше всего говорит о важности и актуальности проблемы семейного насилия в нашем обществе. И, к сожалению, стационар никогда не пустует. Избитые, запуганные, с переломанными костями – сердце разрывается, когда смотришь на этих женщин. Приходят беременные – ставим на учет, в роддом отправляем, приданое для малыша собираем…

Главное условие получения помощи в центре – наличие российского гражданства. По словам директора, их клиентками (вернее, получателями социальных услуг – именно так правильно называть посетителей учреждения) становятся жительницы даже самых отдаленных уголков страны. Полиция и органы соцзащиты порой вынуждены прятать женщин от домашних тиранов, как в настоящем детективе, тайно переправляя их в другие регионы. Однако «любящие супруги» проявляют чудеса изобретательности и находят своих жертв даже за тысячи километров.

– Звонят, представляясь сотрудниками прокуратуры, адвокатами, пытаются выяснить местонахождение жены, – рассказывает Елена Бескоровайная, – Приходят ко мне с охапками цветов и падают на колени: «Люблю, скучаю, детей хочу видеть!» Решать, конечно, только женщинам, тут мы ни советовать, ни запрещать не можем. Однако, как ни печально, многие поверившие клятвам и обещаниям вновь и вновь становятся нашими клиентками. Приезжают синие от побоев, с зашитыми ранами и тут же говорят: «А кто же ему там супчик сварит? Он же после операции, надо возвращаться…»

Со всеми жертвами здесь работают психологи, но порой необходимы годы титанического труда, чтобы избавить от заниженной самооценки и убежденности «бьет – значит, любит».

Кто виноват и что делать

Что же на сегодняшний день предлагает существующее российское законодательство, которое призвано защищать от насилия и дома, и за его пределами? Законами уже предусматривается наказание и за умышленное причинение легкого вреда здоровью, и за побои, не причиняющие вреда здоровью, и оскорбления. До 2017 года побои «в отношении близких лиц» также фигурировали в Уголовном кодексе, но потом был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

[3]

Разбираются в семейных конфликтах обычно участковые – именно к ним надо идти с заявлением, они же направляют на бесплатную судебно-медицинскую экспертизу, чтобы определить вред здоровью.

Читайте так же:  Как самостоятельно подать на алименты

– К сожалению, мы не можем из общей статистики выделить именно количество семейно-бытовых конфликтов, – рассказал руководитель пресс-службы ГУВД Краснодара Артем Коноваленко. – В итоговые цифры попадают все побои – будь то драка на улице, в ночном клубе или дома. Есть такая категория, как «домашние дебоширы», вот их на данный момент в Краснодаре на учете 25 человек, и эта цифра постоянно меняется. Что касается наказаний домашних тиранов, из нашей многолетней практики могу сказать, что чаще всего жены сами отказываются от своих претензий. Зачастую супруги начинают примиряться еще по дороге в отделение полиции, куда везут дебошира. Бывает, что происходит примирение в суде – и там прекращают уголовное дело (а заводят его обычно за повторные нарушения в течение года).

Почему закон о домашнем насилии до сих пор не принят в России

Как вышло, что побои не считаются преступлением, а общество защищает тиранов

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе. Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия. Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта.

Что такое семейно-бытовое насилие?

В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике. «То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами. И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать. В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист.

По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

Агрессора могут выгнать из собственного дома?

Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия. Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой. Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища.

Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти. Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова.

Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие. Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие. Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти. Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист. В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние.

Зачем нужен еще один неработающий закон?

Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта. «Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся. Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов. Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

Война полов и уничтожение мужественности. Чем противники закона о домашнем насилии аргументируют свою позицию?

К внесению в Госдуму готовится законопроект о профилактике семейно-бытового насилия — спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила рабочей группе подготовить предложения до 1 декабря. Правозащитники много лет добиваются принятия подобного документа — они указывают, что в российском законодательстве до сих пор нет даже понятия «домашнее насилие».

30 октября в Общественной палате прошли слушания «Закон о домашнем насилии: целесообразность и перспективы». Большинство присутствующих высказались против принятия законопроекта. В поддержку закона выступили только сотрудница центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» Екатерина Бахренькова и помощница депутата Оксаны Пушкиной Екатерина Барбакадзе, которая обратила внимание, что большая часть собравшихся не могла видеть проект закона. Соавторы законопроекта Мари Давтян и Алена Попова рассказали, что их на общественные слушания не позвали.

Читайте так же:  Цель оформления загранпаспорта при смене фамилии

Законопроект предлагает ввести определение домашнего насилия и его видов (сексуальное, физическое, экономическое, психологическое), охранные ордера (предписания, которые запрещают насильнику приближаться к жертве, контактировать с ней и ее близкими, преследовать ее) и курсы управления гневом для агрессоров. «Такие дела» цитируют некоторые аргументы противников закона о профилактике семейно-бытового насилия.

Фото: pxhere.com

Мария Мамиконян

председатель «Родительского всероссийского сопротивления»

«Мы давно выступаем против законопроекта — но не потому, что мы за насилие, а потому, что закон плох и приведет к стремительной деградации семьи. Лоббисты закона используют ложь о семье как об особо опасном месте. У борцов за закон все держится на фейках, это говорит о том, что у них нет нормальных обоснований. Домостроя и униженного положения женщины у нас в стране нет.

Основная цель происходящего — развязать войну полов. Речь идет о разрушении семьи, а разрушить ее можно, только натравив женщин на мужчин. После всех этих флешмобов интернет заполнили высказывания феминисток. Эти высказывания дают очень интересный портрет “борцуний с насилием”. Это агрессивные, негативно настроенные к мужчинам девушки, пользующиеся ненормативной лексикой и в адрес мужчин, и в адрес взрослых женщин, пытающихся объяснить им, что семья — это не ужас-ужас.

Мужская часть поначалу отнеслась к этому с удивлением и сдержанно, но потом пошла обратная волна мужского негодования. Они говорят: “Жениться? Да никогда! Все мы про них поняли, не только жениться, вообще никаких устойчивых отношений! Дети? Да мы не сумасшедшие! Это шкуры, они хотят, чтобы мы на них вкалывали, а потом все забрать и к другому свалить. Защищать такую страну не будем! Теперь, если увижу на улице, что женщину убивают, только порадуюсь: одной шкурой меньше”. Это собирательное мужское высказывание в ответ на феминистический бред.

[1]

Два дня назад была серия убийств (подросток убил мать ножницами, а женщина выколола глаза ребенку, объяснив это местью мужу. — Прим. ТД). Понимают ли устроители флешмобов и продвижения закона о домашнем насилии, что это результат их действий по поддержке и прославлению сестер Хачатурян? Сдвинули все нормы, отменили все табу в результате продвижения закона».

Владимир Павленко

доктор политических наук

«Основу российского законодательства составляет советская система норм с изменениями, касающимися рыночных институтов. Для этой системы подобный документ — инородное тело, которое взрывает ее изнутри тем, что утверждает чуждые нам принципы.

Законопроект практически отменяет принцип презумпции невиновности, подменяя его доносом. Удар наносится по здравомыслию. Законопроект направлен не на полноценное расследование каждого эпизода, а на создание информационной волны, которая управляется корпоративными интересами и включает логику толпы. Далеко не все институты, в том числе суды, в состоянии выдержать такое давление.

Авторы законопроекта способствуют тому, чтобы НКО подменяли собой общественную самоорганизацию. Этот законопроект — далеко не первый пример наступления на традиционную семью, и закономерен вопрос: кому это выгодно? Кто продолжает оказывать поддержку вмешательству в семью?

Генеральный тренд глобальной политики — замена традиционной семьи путем пропаганды всевозможных пороков с целью депопуляции. Когда прекратится поставленное на поток производство подобных законопроектов? Тогда, когда будет восстановлен приоритет национальных законов над международным правом и когда Россия перестанет брать на себя обязательства по решениям, которые приняты на глобальном уровне».

Александр Синельников

профессор кафедры социологии семьи и демографии МГУ

«Закон о профилактике семейно-бытового насилия — внешнего происхождения, он продавливается в Россию международными организациями. Любое государство, которое уступает внешнему давлению и позволяет менять свое законодательство, теряет суверенитет и в конце концов перестает быть государством. А к чему сводятся предлагаемые изменения в законодательство? К массированному вмешательству во внутрисемейную жизнь.

Если этот закон будет принят, это усугубит и без того чрезвычайно острую ситуацию: у нас больше половины браков заканчивается разводами, низкая рождаемость, естественная убыль населения. В тех западных странах, где давно уже подобные законы приняли, кризис семьи зашел гораздо дальше. В Европе половина населения к 50 годам ни разу не вступает брак, почти половина детей рождается вне брака. В Германии среди женщин, которые родились в конце 1960-х годов, 23% никогда не рожали. В России — 8%, в три раза меньше. В других европейских странах и США положение мало отличается: всюду добровольно бездетных намного больше, чем вынужденно бездетных.

Феномен чайлд-фри много чем объясняется, но одна из причин — супружеская пара просто боится произвести на свет ребенка, который через несколько лет пойдет в школу, где ему объяснят, куда жаловаться на родителей, если они обижают. Вмешается ювенальная юстиция, ребенка могут изъять из семьи. И некоторые люди, которых довольно много, решают эту проблему так: не заводят детей.

Если этот закон будет принят, это просто убьет семью, а вместе с ней общество и государство».

[2]

Людмила Виноградова

член Общественной палаты РФ

«В 2017 году уголовно наказуемые побои в отношении членов семьи были переведены в состав административных правонарушений — таким образом Госдума исправила ошибку, допущенную предыдущим законом. С тех пор произошли позитивные изменения, поскольку те правонарушения, которые были скрыты для официальной статистики, стали очевидны. Процедура привлечения виновного к ответственности упростилась и ускорилась.

Лоббисты закона о профилактике домашнего насилия, стремясь достичь своей цели, развернули агрессивное продвижение услуг, прописанных в их законодательных предложениях. Они предъявляют не соответствующие действительности цифры статистики. На самом деле в 2015 году в России случаи домашнего насилия составляли всего 2,2% от количества всех преступлений в отношении женщин. И процент этот сокращается год от года.

В РФ действуют законы гораздо эффективнее, чем предлагают феминистки. Защитное предписание — это вчерашний день для нашего судопроизводства. Уголовный кодекс содержит не менее 40 составов, квалифицирующих преступления, отнесенные феминистками к семейно-бытовому насилию. Действующий закон содержит намного больше профилактических мер, не уступающих зарубежным. Предлагаемые лоббистами законопроекта меры уже закреплены в российском законодательстве, нет никакой необходимости устраивать конкуренцию норм права».

Геннадий Прохорычев

уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области

«Я хочу сказать о социальной стороне данного “законопроекта” — в кавычках, потому что это не законопроект, а размышления с Рублевки. Это фантазия на тему, которая нереальна в существующем формате. Законотворцы предлагают содействие в получении временного жилья жертве. Спуститесь на землю, женщины с Рублевки! Мы не можем в субъектах РФ расселить людей, которые нуждаются в этом.

Нас всех хотят убедить в том, что в семьях происходит что-то ужасное, а мужчины — изверги, которые истязают и насилуют… У нас недостаточно программ по работе с мальчиками, юношами и мужчинами. У нас так сложилось, к сожалению, что акцент на женщинах, мужчина где-то в стороне».

Читайте так же:  Подать на банкротство после развода

Федор Лукьянов

священник, ответственный секретарь Патриаршей комиссии РПЦ по вопросам семьи

«Мы должны задать себе вопрос: кому выгоден проект? Фиона Хилл, специальный помощник президента США по российским делам, написала книгу, в которой говорится, что русским не нужна Сибирь, осваивать это пространство они не смогут. Как раз утрата маскулинности в обществе, утрата мужского начала приводит к отсутствию способности осваивать географическое пространство. Мы видим здесь некий глобальный заказ.

Видео (кликните для воспроизведения).

Физическое насилие между супругами отвратительно и недопустимо. Если кто-то из супругов совершает реальные преступные действия, государство может, а нередко и должно преследовать это по закону. Вместе с тем церковь выступает против попыток дискредитировать семью, брак и домашний очаг, представив их в виде потенциального источника угрозы и насилия. Семья была и остается наиболее безопасным для человека окружением, а трагические отклонения от этой нормы — результат отхода от подлинных основ семейной жизни.

Семейные отношения имеют глубоко личную и нравственную природу, а потому не могут всецело регулироваться законодательно. Путь по предотвращению трагических ситуаций в семье лежит не через расширение вмешательства закона, а через нравственное возрождение общества.

Лоббирование принятия законопроекта явно связано с лоббированием Стамбульской конвенции (международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье. — Прим. ТД). Нам кажется неслучайным огромное международное давление, которое оказывается на нашу страну, нам понятен заказчик этого давления. Думаю, все здравомыслящие граждане выступят против этого законопроекта».

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 1 от 20.01.2020 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
ИНН: 9710001171
КПП: 770401001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ПАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Почему закон о домашнем насилии это не угроза семье?

Чудовищная история с убийством девочки в Саратове вызвала большой резонанс, но надо понимать, что случаи, когда ребенок погибает от рук преступника-рецидивиста при подобных обстоятельствах, единичны. Большинство случаев насильственной смерти детей происходят в семьях, от рук родственников или людей, которые живут с ними в одном доме. На одного ребенка, убитого на улице, приходится несколько сотен детей, вынужденных годами жить в опасности, детей, жестоко искалеченных или убитых людьми, которым они доверяли, теми, которые их должны были защищать. Скорбеть о Лизе и выступать против закона о домашнем насилии довольно лицемерно. Мы не можем оставить детей без защиты на том основании, что их убивает не чужой человек за гаражами, а кто-то из близких прямо у них дома.

Когда речь идет о вмешательстве в дела семьи, мы все испытываем понятную тревогу. Закон о домашнем насилии прочно связан в сознании многих со страшными рассказами про «отберут ребенка за шлепок по попе», «подросток наговорит на родителей за то, что отняли компьютер». Но важно понимать, что существующее положение дел создает в этом плане гораздо больше рисков.

Что происходит сейчас, если кто-то предполагает, что ребенок пострадал от насилия в семье? Допустим, в детском саду увидели у него синяки и в ответ на вопрос «Что случилось?» он сказал, что его побили дома. Воспитатель обязан сообщить в опеку. Опека обязана разобраться.

Читайте так же:  Таблица лишение и ограничение родительских прав

Сотрудник опеки оказывается перед очень неприятным выбором. Возможно, ребенок все придумал или его не так поняли. Возможно, его правда избили. За один день и максимум один разговор с родителем (и то если удалось его застать дома или вызвонить по телефону) это не всегда поймешь. Как быть? Отправить ребенка домой, где его, возможно, изобьют до полусмерти за то, что «настучал»? Или запугают, чтобы больше никому ничего не рассказывал? Или увезут в неизвестном направлении? Мы же не знаем, в каком состоянии тот, кто его побил. Может быть, у него алкогольный психоз, или он жестокий психопат. Это может быть вообще не родитель, а, например, сожитель матери или родственник, страдающий зависимостями. А может быть, ничего страшного нет, и произошло недоразумение, или, даже если ребенка наказали сгоряча, родитель уже сам сожалеет и решил, что больше никогда такого не сделает?

Врагу не пожелаешь принимать такие решения. Либо сотрудник опеки оставляет ребенка в ситуации, когда он находится в полной власти человека, который гипотетически является насильником по отношению к нему, и человек может сделать что угодно, либо забирает ребенка в приют. Наверное, неудивительно, что в этой ситуации чаще всего принимается решение ребенка забрать, даже если нет уверенности, что угроза очень серьезная.

Происходит очень несправедливая вещь. Мало того, что ребенка избили, после этого его забирают не только от обидчика, но и от его других родственников, которые, может быть, его не обижали! Из его семьи, из его дома, от его игрушек, от его друзей, из его школы – от всего его мира. Его насильственно помещают фактически в место лишения свободы, пусть и комфортное, — именно за то, что его побили. Нынешняя практика, которая существует сейчас – это практика “наказания жертвы”, того, кто пострадал. И нет другого способа его защитить, кроме как изолировать. В довольно частой ситуации – насилие со стороны сожителя матери – ребенок оказывается в приюте, теряя все, а насильник сплошь и рядом продолжает жить где жил, если не заведено уголовное дело.

После этого у опеки есть неделя на то, чтобы подать на лишение родительских прав. Закон обязывает ее это сделать. И через неделю эта же горячая картошка оказывается в руках судьи. У судьи обычно к этому времени недостаточно фактов, чтобы принять решение: было, не было, опасно, не опасно, можно возвращать, нельзя возвращать. Понятно, что сплошь и рядом перестраховываются. Если есть риск вернуть ребенка туда, где, возможно, ему грозит опасность, или ребенка оставить в учреждении – выбирают оставить в учреждении.

Таким образом, сейчас практика такова, что малейшее подозрение, что ребенок в семье подвергается насилию, влечет за собой катастрофические последствия для ребенка и для семьи. Очень трудно потом вернуть обратно, на это не предусмотрено процедуры и никто не хочет брать на себя ответственность. Даже если удалось вернуть ребенка, травма для него и для семьи бывает очень серьезной.

Как же быть, ведь действительно страшно оставлять ребенка в, возможно, опасной ситуации?

Запрет находиться с ребенком должен быть предъявлен взрослому

Для этого и предлагается способ, которым во всем мире разрубается этот мучительный узел. Вместо того, чтобы забирать ребенка из-за подозрений, что какой-то из взрослых в его окружении для него опасен, выносится запрет этому взрослому находиться вместе с ребенком. Конечно, это тоже сложная ситуация: может быть, взрослому обидно, неудобно, неприятно, особенно если, например, он на самом деле этого не делал. Но по сравнению с отобранием ребенка из семьи очевидно, что это гораздо меньшая беда – взрослому найти где-то пожить несколько дней или недель, и дать больше времени, например, той же опеке разобраться. Сам по себе запрет очень мотивирует родителя на контакт с опекой, его не придется отлавливать и упрашивать поговорить, как это нередко бывает.

Да и снять запрет — намного проще, чем вернуть ребенка, если уже его отобрали. Допустим, опека несколько дней разбирается, договаривается о каком-то сотрудничестве и видит, что опасности для ребенка нет, и запрет снимается полицией. При этом запрет на приближение это не судимость, не арест, ничего очень ужасного для взрослого человека он не несет, и даже если тревога окажется ложной или преувеличенной, жизнь семьи легче вернется к норме.

В случаях, когда есть серьезная угроза, что обидчик в неадекватном состоянии вернется, будет угрожать семье, то вступает в силу уже вторая часть этого закона, когда ребенка надо забрать в убежище вместе с другим его близкими взрослым, не разрушая семью, не разрушая их отношения. Таких историй не так много, но они случаются, поэтому убежища должны быть в каждом районе.

Обычно, если у человека сохранился здравый смысл, он не будет нарушать запрет на приближение. Если это все таки происходит, можно и нужно вызывать полицию, не дожидаясь агрессии. Полиция в этой ситуации не может сказать, как они сейчас часто говорят: «Будет повод, тогда вызывайте». Нет нужды ждать, что кого-то уже изобьют и потом снимать побои. Есть прямой запрет на приближение к ребенку, если он нарушен – это основание для задержания, для административного дела. Мировой опыт показывает, что это действует очень охлаждающе. Если известно, что за нарушение запрета тебя, а не ребенка заберут в казенный дом – это отрезвляет, а кому недостаточно окажется – административный арест может добавить здравого смысла и самообладания. И наоборот, если взрослый в этой ситуации демонстрирует законопослушность и адекватность, это аргумент за то, что с ребенком все будет в порядке и после отмены запрета. Не гарантия, но весомый довод.

Конечно, к этому должны быть добавлены программы помощи тем родителям, которые бьют детей под влиянием гнева или беспомощности, но это уже сфера социальной работы и психологии, а не закона.

Еще один страх: ребенок (подросток) будет манипулировать и наговаривать на родителей, например, приемных. Такое нечасто, но случается. Он наговорил, его забрали, в приюте он через два дня пожалел и признался, что наврал, и теперь уже очень хочет домой — но не тут то было. Вернуть ребенка, которого забрали по жалобе на жестокое обращение, очень сложно. Такие истории тянутся месяцами, и часто так и не удается вернуть ребенка в семью. В этом случае запрет на приближение также предлагает более мягкий вариант, хотя, конечно, это все может быть очень тяжело и неприятно для родителя, которого оговорили, но восстановить справедливость будет намного проще.

Читайте так же:  Смена водительских прав при смене фамилии

И только в случае, когда у ребенка есть лишь один взрослый, и именно этот взрослый подозревается в жестоком обращении, и невозможно никого найти, кто пожил бы с ребенком или принял бы его к себе, только тогда он помещается в приют. Понятно, что это не так часто будет случаться

Закон о домашнем насилии не касается наказания

Часто встречается аргумент, что закон о домашнем насилии не нужен, ведь все эти случаи и так подпадают под уголовное законодательство, мол, и так нельзя никого бить головой о батарею. Но закон о домашнем насилии не касается сферы наказания. Есть уголовный кодекс, и если установлено, что ребенка били головой об батарею, наказывать будут в соответствии с ним. Закон о домашнем насилии нужен именно для того чтобы в тех случаях, когда неясно, было или нет, когда сначала сказали, а потом взяли назад свои слова, иметь возможность не принимать необратимые суровые решения.

Это закон, который дает пострадавшему защиту на время разбирательства, поскольку понятно, что в семейной ситуации люди очень сильно связаны друг с другом, и у них амбивалентное отношение друг к другу. Если на нас напал незнакомец из-за угла, у нас нет к нему никаких других чувств, кроме возмущения и желания наказать. С родителями и супругами все гораздо сложнее. Жертва может не хотеть быть избитой, но еще меньше хотеть в детский дом или потерять семью. Закон нужен для того, чтобы снизить эту амбивалентность, чтобы дать возможность просто физически не находиться в одном месте, не подвергаться угрозе давления или дальнейшего насилия.

И еще один плюс – закон разрешил бы мучительную дилемму, с которой сталкивается каждый, кто слышит или видит, как бьют ребенка. Сообщить – и уже вечером ребенок будет в приюте. Или не сообщать – и ребенка продолжат бить. Это очень плохой выбор.

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Источники

Литература


  1. Макаров, Ю.Я. Рассмотрение мировыми судьями уголовных дел / Ю.Я. Макаров. — Москва: ИЛ, 2015. — 302 c.

  2. Оксамытный, В.В. Теория государства и права / В.В. Оксамытный. — М.: ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004. — 563 c.

  3. Англо-русский юридический словарь с транскрипцией / ред. И.В. Миронова. — М.: СПб: Юридический центр Пресс; Издание 2-е, испр. и доп., 2015. — 697 c.
  4. Матвиенко, Л.О.; Соколов, А.Н. Как оформить земельный участок в собственность; М.: Инфра-М, 2013. — 425 c.
  5. Смоленский, М. Б. Теория государства и права для студентов вузов / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2014. — 256 c.
Кому выгоден закон о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here