Истерия вокруг домашнего насилия

НКО нагнетает истерию вокруг искуственной темы о домашнем насилии

29 ноября на общественных слушаниях «Иностранное влияние на семейную политику как угроза национальной безопасности», проходящих в Общественной палате Российской Федерации.

В докладе эксперт не только привел примеры получения грантов от иностранных фондов, но и показал, каким образом НКО манипулируют цифрами статистики, чтобы внедрить в общественное сознание миф о плачевной ситуации в сфере преступлений, связанных с «домашним насилием».

Согласно приведенным данным, НКО, играющие ключевую роль в продвижении темы, созданы и на первых этапах своего существования патронировались Госдепартаментом США или аффилированными с ним структурами, таким, например, как Агентство США по международному развитию (USAID).

«В 1995–1997 годах более половины средств, поступающих из Фонда Форда, Фонда Макартуров и Агентства США по международному развитию (USAID) направлялись через три основных организации в Москве: Московский центр гендерных исследований, Информационный центр независимого женского форума и Консорциум женских неправительственных организаций», — отметил Карев. Исследователь отметил, что указанное взаимодействие не прекратилось и после 2012 года, когда деятельность USAID была признана нежелательной на территории РФ.

Эксперт привел сведения о том, что одни и те же фигуры американской политики, а также организации, патронируемые ими, с одной стороны, поддерживали украинские «майданы» 2004 и 2014 годов и последовательно выступали против России, а с другой стороны — щедро спонсировали российские НКО, занимающиеся темой домашнего насилия.

Особую тревогу, по словам выступающего, вызывает то, что представители упомянутых российских НКО уже получили определенные позиции во власти и начинают существенным образом влиять на законотворчество в области социальной политики.

— Экспертный совет при комитете по вопросам семьи, женщин и детей Госдумы РФ,
— Координационный совет Минтруда России по гендерным проблемам,
— Совет по правам человека при президенте
— вот лишь некоторые государственные структуры, где финансируемые Западом российские НКО и их союзники играют заметную роль.

Эксперт информационно-аналитического отдела РВС привел ряд конкретных примеров, когда статистика «семейного» или «домашнего» насилия, выдаваемая представителями НКО за экспертные данные, фальсифицируется сознательно. Карев подчеркнул, что несмотря на то, что манипуляции подобного рода многократно разоблачались, их авторы продолжают транслировать обществу многократно завышенные данные о количестве случаев семейно-бытового насилия в России.

«Имеем ли мы право поверить, что российские НКО, вскормленные Западом и являющиеся инструментом его внешней политики, станут действовать в интересах России?» — добавил в заключение эксперт, обратившись к присутствующим.

Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит?

Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам. В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ. Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана!

Что собой являет домашнее насилие?

Под понятие домашнее насилие попадают ряд действий физического, психологического, сексуального и экономического характера. К физическому насилию относится:

  • толкание, пощечина;
  • побои кулаками, шлепки;
  • побои палками, ремнями, молотками, другими тяжелыми предметами;
  • порезы и уколы ножом или другими острыми предметами;
  • тягание за волосы, плевки, биение головой об стены и т.д.

К психологическому насилию относятся такие обстоятельства:

  • унижения;
  • постоянная критика;
  • постоянный контроль, слежка, в том числе проверка переписок, телефонов, использование шпионского программного обеспечения, камеры слежения;
  • угрозы убийства жертвы или ее близких;
  • использование уничижительных слов в обращении;
  • создание условий, в которых жертва оказывается зависимой от абьюзера и не имеет возможности попросить о помощи;
  • создание отрицательного мнения о жертве, выставление ее психически не здоровой, чтобы вызвать недоверие к ней, если она пожалуется;
  • шантаж, манипуляции.

К сексуальному насилию относятся не только акты проникновения, но и принуждения к демонстрации обнаженного тела, прикасание к гениталиям, смотреть порнографию или мастурбацию партнера, а также выполнять репродуктивные задачи.

Домашнее насилие иногда называется бытовым, и явление юридически определяется не только среди законных супругов, но и в парах, живущих в гражданском браке.

Какая ответственность за домашнее насилие?

Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

  • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • общественные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест на 3 месяца.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

[1]

Законопроект о домашнем насилии в России 2019 года

В 2019 году в Государственную Думу был подан законопроект о Домашнем Насилии, поскольку предпосылок достаточно много. В 21 веке многие семьи еще живут по средневековым законам, в то время, как жертвам и их родственникам правоохранительные органы говорят: «Убьет, тогда посадим.»

В домашнем насилии тяжкие телесные повреждения – это редкость, а вот убийства на бытовом уровне происходят в 70% случаев, если в семье присутствует тирания. Причем совершают убийство иногда и жертвы, в процессе самозащиты, после чего их обвиняют в превышении полномочий и отправляют отбывать наказание.

Что же гласит закон? Согласно 4 ст. Закона, цель его – поддержка и сохранения семьи, а также оказание оказание социальной и медицинской помощи пострадавшей стороне. К нарушителю будут применяться защитные предписания, в результате которых он может быть выселен при условии, если есть куда, а также запрет на вступление в любой контакт с жертвой.

Читайте так же:  Сроки рассмотрения заявления на развод через суд

Если вникнуть в суть законопроекта, то он, в случае принятия, вносит ряд изменений в процесс правового взаимодействия между жертвами БН и абьюзерами.

Однако все они направлены на сохранение семьи, а не на защиту прав потерпевших. Поэтому, развернувшаяся полемика вокруг данного нормативно-правового акта, вполне оправдана. В чем минусы закона?

  1. Побои в домашних условиях декриминализируются. Ранее за подобное нарушение нарушитель мог получить до 2-х лет лишения свободы. Согласно новому законопроекту, сейчас это административное нарушение, за которое предполагается штраф до 30 тыс.рублей.
  2. В случае отсутствия доказательств, максимум, на который может рассчитывать жертва – это проведение профилактической беседы.
  3. Если есть доказательства побоев, суд может выдать предписание, по которому нарушитель не имеет права контактировать с пострадавшим ни при каких обстоятельствах. Однако, потенциальная опасность для жертвы в таких ситуациях увеличивается в разы, так как это может только разозлить тирана. Кроме того, штраф будет платиться из семейного бюджета, следовательно косвенно его оплачивает и сама жертва.
  4. В тексте законопроекта ничего не сказано о сексуальном насилии, в результате чего получается, что партнеры заведомо согласны на любые действия интимного характера.

Что важно знать о самообороне

Довольно часто женщины, страдающие от домашнего насилия, пытаются ответить партнеру той же монетой, однако грань между самообороной и превышением довольно тонкая. Человеческое тело устроено таким образом, что в критической ситуации задействует все ресурсы для выживания и резкий выброс адреналина может привести к плачевным последствиям.

Закон позволяет жертве защищать свою жизнь и неприкосновенность, но запрещает наносить телесные повреждения и вред жизни обидчику. Поэтому, конечно лучше при малейших предпосылках тирании обращаться в правоохранительные органы и фиксировать инциденты.

Что делать в случае бытового насилия?

Жертвы домашнего насилия должны тщательно продумать стратегию выхода из сложившейся ситуации. Большинство не решаются на реальные шаги по причине страха усугубить ситуацию, вызвать сильный гнев партнера, что нередко приводит к более тяжелым последствиям.

Что должен знать человек, подвергающийся насилию:

  1. Начать говорить о проблеме с близкими. Рассказать о происходящем, максимально сосредоточившись на всех фактах.
  2. Обязательно подготовить место, куда можно уйти: к друзьям, снять квартиру, если есть такая возможность.
  3. Держать при себе документы.
  4. Обратиться в полицию и письменно написать заявление.
  5. Зафиксировать побои в медицинском учреждении.
  6. Попросить соседей о помощи, в случае, если они услышат крики, и попросить вызвать полицию.
  7. Обратиться в центр поддержки в подобных ситуациях.

Что говорят юристы и правозащитники о законе?

Эксперты утверждают, что штрафные санкции для рецидивистов не предположены и в случае жестких нарушений виновник получит реальный срок.

Если ДН фиксируется впервые, то человек будет оштрафован. Условием является и тяжесть нарушение, то есть, если это ограничивается шлепками, подзатыльниками, и т.д. К сожалению, Уголовный Кодекс РФ не регламентирует понятие побои, соответственно опирается лишь на телесные повреждения и если их нет, то доказать рукоприкладство будет проблематично.

Кроме того, жертвы сами часто не говорят о сложившейся ситуации, поскольку часто считают такое поведение нормой. Ведь на уровне менталитета в РФ такие утверждения – «Бьет, значит любит», «Сама спровоцировала» и т.д.

Следовательно, спасение и защита прав жертв домашнего насилия в руках исключительно самих пострадавших. Во всяком случае, пока.

Куда обращаться за помощью пострадавшим?

Женщины, страдающие от домашнего насилия, дети, пожилые люди, не должны молчать. В РФ имеется несколько организаций, которые помогают в борьбе с созависимостью и домашней тиранией:

  1. Проект «Насилию.нет» https://nasiliu.net/.
  2. Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  3. Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.
  4. Горячая линия помощи: 8-800-7000-600. Позвонить туда можно бесплатно.

Психологи говорят, что подобные союзы редко становятся нормальными и проблемы в отношениях будут только усугубляться. Разработчики законов иного мнения и прилагают усилия для сохранения ячейки общества любой ценой.

В результате домашнего насилия страдают не только женщины, но и дети, которые рискуют попасть «под горячую руку» либо же наблюдают за этим и получают серьезные психологические травмы. Стоит ли сохранять семью в таком формате или нет, решать, конечно, партнерам, но нужно помнить и о том, что даже у любви есть предел.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана!

В закон о домашнем насилии впишут изгнание виновного из дома

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) подготовил законопроект, в котором предлагает закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и права пострадавших от него. В частности, пострадавший, согласно предложению СПЧ, может получить право обратиться за так называемым защитным предписанием, говорится в документе. Текст законопроекта есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердили два источника в СПЧ.

В разработке документа приняла участие зампредседателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. По ее словам, основная цель законопроекта — не вводить дополнительные или более строгие санкции, а предусмотреть превентивные меры по профилактике правонарушений. «Предусмотренные законопроектом меры не являются наказаниями за правонарушение, это временные меры по недопущению новых или более тяжких правонарушений и по защите пострадавших», — пояснила депутат.

Предложения СПЧ станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совете федерации по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента. Финальную версию документа будут вносить сенаторы.

Что предлагает СПЧ

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.
Читайте так же:  Акт гражданского состояния установление отцовства

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой. Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

[2]

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия. «Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке». Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя. У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся. Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать. »

Как еще можно защитить жертв насилия

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова. «В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она. Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения. Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.

Феминизм — и истерия о «семейно бытовом насилии» — это давление на власть

Простые и структурированные понятия взаимоотношений мужчина- женщина, чувства, эмоции, настоящая любовь, свойства характера

Феминизм — и истерия о «семейно бытовом насилии» — это давление на власть

Глобальное нашествие феминисток, или Управляемый женский хаос

Представляю на Ваше обозрение довольно таки любопытный Фильм об истинном лице феминизма и каких целей он преследует на самом деле . Увиденное мною в этом Фильме несколько шокировало меня . Предлагаю посмотреть данный фильм и сделать Выводы и оставить комментарии . ЖЕНЩИН НАКАЧИВАЮТ НЕНАВИСТЬЮ! А что Вы думайте об этом ?

«Управляемый женский Хаос» на Ютубе

Совет Федерации подготовил законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. Депутат Госдумы Оксана Пушкина намерена внести этот законопроект на обсуждение в ближайшее время.

Закон о домашнем насилии в России продвигают феминистки Алена Попова и блогер Александра Митрошина.

Видео (кликните для воспроизведения).

Борцы за права женщин организовали антисемейную пиар-кампанию #ЯНеХотелаУмирать , посвященную рассказам о том, что в российских семьях якобы творится ужасное семейное насилие. Написанный по инициативе Валентины Матвиенко законопроект был выложен сайте Совета Федерации. Он вызвал огромное количество отрицательных отзывов.

Читайте так же:  Какой минимальный размер алиментов на одного ребенка

Подобные законы принимаются во многих странах, все они содержат одни и те же нормы, разрушающие институт семьи. Эти законы они лоббируются феминистками, ратующими за гендерное равенство. Теперь глобальный феминизм пришел и в Россию. Чем страшны эти законы? Во что мутировал современный феминизм и кем он управляется?

Хилари Клинтон, будучи Госсекретарем США, объявила, что права женщин станут основой внешней политики США. С тех пор многочисленные женские организации и НКО активно участвуют в оппозиционных движениях, свергающих законную власть. По всему миру сейчас проходят феминистские акции с требованиями не только сломать основополагающие принципы права. Феминистки выступают против государства как такового.

Это диктатура самого отвратительного вида. Наказания по доносам, отсутствие ответственности за ложь. Первобытный шабаш объявляет себя равноправием, докатились. А женщина подчиняется СИЛЕ!

[3]

Ложь о тотальном семейном насилии в России!

Оригинал взят у

voodhause в Ложь РИА Новости

Чудовищными цифрами жонглируют и другие СМИ.
Как всегда отличился «первый канал». За 59 секунд они способны подать коктейль из приправленной чувствами лжи и информации её разоблачающей.

Shaken, not stirred

Когда всё это видишь возникает устойчивое впечатление, что народу пытаются вменить чудовищные преступления. Хотят доказать, что мы не человеки, а изверги. Кто же ведёт эту войну? Всё становится очевидным, как только узнаёшь откуда берутся эти лживые цифры:
Анатомия манипуляции: формирование антисемейных мифов

Закон о «домашнем насилии» — подборка статей

Закон о домашнем насилии содержит в себе много опасных норм и принимать его в том виде, в каком он подготовлен сейчас, нельзя.

В этом уверена телеведущая, победительница конкурса «Миссис Москва» Надежда Юшкина. «Мне не понравилось, что в законопроект заложена защита жертв не бесплатная, а за деньги».

Часто жертвы насилия материально зависимы от своих тиранов. А это значит, что у них может не быть денег для защиты.

В законопроекте сказано, что оплачивать защиту жертве насилия могут насильники.

«Но из жизни мы знаем, что у нас по алиментам задолженности огромные», — говорит Юшкина.

Государство не может обеспечить взыскание алиментов на детей. Кто и как будет обеспечивать взыскание денег с домашнего дебошира, совершенно непонятно, подчеркивает общественница.

Очевидно, что если насильник не захочет платить, то жертва останется без защиты, говорит она.

А тогда смысла в таком законе мало.

Кроме того, общественницу насторожило, что в законопроекте нарушен принцип добровольности. «Формулировки такие, что получается, что согласия жертвы на ее защиту не нужно. Добровольности никакой не предусматривается», — заявляет Юшкина.

При этом большие полномочия передаются некоммерческим организациям, которые будут иметь широкие полномочия навязывать жертвам защиту.

Напомним, законопроект активно продвигается депутатом Оксаной Пушкиной и правозащитницей Аленой Поповой.

****************

Накануне Минюст России – редкий случай – оказался в центре скандальной истории. Газета «Коммерсант» вольно пересказала меморандум в адрес ЕСПЧ о позиции России относительно домашнего насилия: мол, Россия не считает это серьёзной проблемой. Но Минюст уточнил, что рассматривает насилие в семье важной проблемой, как любое насилие: «государство обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой: ребенок, женщина или мужчина».

Из чего следует, что не нужен отдельный закон о домашнем насилии – а это один из пунктиков либеральных правозащитников мира наряду с харассментом, ювеналкой и правами геев. Более того, в России считают (и эти цитаты «Коммерсанта» не опровергал Минюст), что — о, кошмар! — пострадавшие женщины «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

Такая позиция уже представлена «прогрессивными правозащитниками» за страшное мракобесие российского государства, которое защищает жуткую патриархальную ячейку общества, где мужики с капустой в бороде рубят руки непослушным жёнам, а те поддерживают «кровавый режим». В связи с чем спешу, как страшный мракобес, солидаризоваться с Минюстом, который проявил на редкость смелую традиционалистскую позицию.

Первое. Отношения в семье — это тончайшая субстанция, тесно связавшая людские души многочисленными невидимыми нитями, сделавшая их порой роднее, чем кровную родню. Никто никогда не разберётся в тонкостях отношений мужа и жены лучше, чем они сами. То, что со стороны кажется, скажем, равнодушием одного к другому, на самом деле, может быть временной слабостью или игрой, призванной подразнить супруга. И наоборот — счастливые улыбки на лицах и «сюсюканье» зачастую прикрывают огромную пропасть между людьми. И чем она шире, тем больше «зайчиков» и «котёнков» в обращении друг к другу.

Второе. Проблемы отношений в семье — запутаннее и сложнее, чем конфликт в Сирии или Палестине. Там одна обида накладывается на сотни других, а заявленная причина на самом деле скрывает истинную, которая не всегда даже осознаётся. Если какой-то правозащитник или психолог убеждённо выносит приговор мужу или жене— это грубая профанация, гоните его тряпками. Разобраться в семейных проблемах полицейскими мерами невозможно, ими можно только загнать семью в тупик, когда правоохранителей один супруг использует против другого. Или чтобы уже оформить распад семьи, что порой само по себе преступление.

Третье. Да, насилие непозволительно – как в обществе, так и в семье. И за откровенное насилие — тем более такое, как отрубание рук — надо наказывать по действующему законодательству. Нет никакой необходимости создавать какую-то особенную статью про насилие в семье — какая разница, где оно происходит? Никакой. О чём и заявил Минюст ЕСПЧ.

Да, желательно предотвращать насилие как таковое, но предотвращая насилие в семье, можно наломать дров больше, чем сделают сами враждующие супруги. Без вмешательства всегда есть надежда, что самые близкие друг другу люди образумятся и найдут выход — примирение или пусть даже развод. Вмешательство же — это акт обнародование глубоко личных проблем, что наносит душевную рану на всю жизнь каждому в семье, и особенно детям. Само вмешательство извне, как правило, подводит поссорившихся к полному разрыву – чтобы не переживать стыд перед окружающими.

Фраза о том, что если один раз муж поднял руку на жену, то когда-то он обязательно её убьёт — это манипуляция, не соответствующая правде. Здесь нет никакой заданности, всё в силах людей и нет ничего невозможного. Бывает, что муж или жена из-за обоюдного эгоизма ведут вражду, а затем, после страшной катастрофы (болезни или чего-то) осознают, что у них кроме друг друга никого нет — и отношения нормализуются или даже расцветают. Бывает, что после ухода от ненавистного мужа жена (или наоборот) неожиданно для себя теряли смысл жизни и угасали.

Читайте так же:  Где делать свидетельство о рождении ребенка

Четвёртое. Насильником в семье может быть не только мужчина, и эту крамольную для феминисток в СПЧ мысль пытался донести Минюст. Женщины – вы не поверите! – нередко бывают агрессивнее мужа, могут даже избивать его. Что же, прикажете за это сажать женщину? Но это же позор и мужу, и детям. Кроме того, женщины истеричного типа (а их сейчас всё больше, так как это считается модным в обществе потребления) часто провоцируют мужа на агрессию, изводят безумными претензиями, требованиями, шантажируют «запретом на интим». Этот психологический террор, хорошо известный психологам, тем не менее часто замалчивается. Насилие бывает не только физическим, но и психологическим — и в семье, кстати, последнее случается гораздо чаще.

Пятое. Либеральные правозащитники используют тему борьбы с насилием в семье как ещё один инструмент по развалу традиционной семьи. Если с помощью ювеналки они учат детей жаловаться на родителей, провоцируют отчуждение детей и родителей, то в этом случае добиваются отчуждения жены и мужа. В семью искусственно поселяют некую третью фигуру (причём даже не государство, а некий международный закон), которая на правах судьи решает, кто в семье агрессор, а кто пострадавший. Повторюсь, зачастую это не понятно самим членам семьи, не то что нам с вами. Введение этакого третейского судьи в семью — верный способ сделать детей и родителей врагами друг другу, заставить общаться их только через адвокатов.

И наконец, последнее. Ссоры и драки в семье — это только последствия психологических проблем людей, отражение ценностного и духовного кризиса. Наша злость на себя от ощущения внутренней пустоты и отсутствия смысла жизни поражает деструктивное поведение и насилие – как в обществе, так и в семье.

Но даже наличие проблемных семей лучше, чем временное спорадическое сожительство самок и самцов, которые становятся всё распространённее в России. Модные герои масскультуры, звёзды соцсетей и ютуб-властители умов учат молодых ребят, юношей и девушек, жить свободно, не прикипая друг у другу, как атомы, и при первых же трудностях тут же расходиться и сходиться с другими самц(к)ами. Отсюда и всё большее количество пар, которые съезжаются на время, потом расходятся из-за первой же серьёзной ссоры, затем каждый находит другого временного спутника – и так постоянно, лишь бы не выйти из зоны личного комфорта (на самом деле равнодушия). В итоге такие самцы/самки умирают никому не нужными, одинокими нарциссами, а такое общество обречено на вымирание.

Да, брак действительно не лёгкая прогулка, а тяжкий труд, не выдерживая который, супруги нередко впадают в крайности — но это всё можно преодолеть, если воспринимать не как ярмо, а как шанс на удержание того, что тебе дорого, что является твоей судьбой. Если считать семью как совместное художественное произведение – новую социальную клетку большой жизни. Те же, кто пытается заменить под благим поводом защиты от насилия разрушить семью и заменить её выгодным сожительством, просто призывают к вырождению.

Эдуард Биров, ForPost Севастополь

С одной стороны, такой закон очень нужен в России, но с другой – именно та инициатива, которую пропихивают сейчас товарищи гендерки под видом этого закона, абсолютно чудовищна и недопустима.

Конечно, в наших юридических условиях – а наш суд наследует правовому сознанию крестьянской общины и Советской власти, в рамках которого преступления против личности это нечто несущественное, то ли дело преступления против государства, религии и казенного имущества. Так вот, в наших юридических условиях важно облегчить положение жертв и ужесточить наказание для насильников.

Чтобы обвинение было публичным, а не частным, чтобы проще было укрыть и дистанцировать жертву от ревнивого и мстительного подозреваемого, чтобы полиция не отмахивалась от заведения дел, чтобы сроки были тяжелее, чтобы само отношение к домашнему мордобою было серьезным – и без всякой декриминализации по Мизулиной.

Все это тем более существенно, поскольку домашнее насилие, в отличие от уличного, это не страшная одноразовая лотерея (встретил в подворотне взбесившегося работника ЖКХ или не встретил), а повседневная жизнь в аду годами и десятилетиями. И пусть эти пострадавшие люди часто виктимны, пусть они психически созависимы – все это не извиняет и не оправдывает того ужаса, в котором они находятся день за днем.

И как же грустно и несправедливо, что такую нужную, такую благородную и правильную историю товарищи гендерки умудрились испакостить и вывернуть наизнанку.

Дело в том, что товарищам гендеркам категорически не нравится простая и логичная идея, что насилие – это агрессивные физические действия, последствия которых в виде побоев, ранений и травм фиксируются медициной.

Они буквально стеной встают против такой трактовки и. вы угадали, творчески дополняют ее своей версией 58-й статьи в СССР и 282-й статьи в РФ.

А именно: вводят термины «психологическое насилие» и даже «экономическое насилие», в результате чего настоящие нападения на женщин и детей тонут в море неопределенных, мутных и абсолютно юридически непроверяемых конфликтов вокруг обид, ругани, истерик, денег и всего того выяснения отношений, которое, увы, всегда было, есть и будет в нашей жизни, и которое не может рассматривать никакой суд – кроме Страшного, конечно.

Таким образом, вместо необходимого «закона про мордобой» товарищи гендерки упорно стремятся придумать еще один закон о символических преступлениях, еще одну версию «оскорбления чувств», «разжигания розни», «отрицания Холокоста», «отрицания победы в войне» и тому подобной «контрреволюционной деятельности» и «антисоветской агитации».

Мы, здравые люди, понимаем, что психологическое, экономическое и прочее невидимое насилие каким-то сложным образом существует на свете, но нет лучшего шанса на спекуляции, вранье, клевету и пропаганду, чем такого рода «преступления», введенные в официальный оборот.

Представления об унижениях, обиде, плохих условиях жизни, оскорблениях, манипуляциях и эмоциональном давлении у людей до такой степени разнообразны, и даже у одного и того же человека могут так сильно меняться на протяжении жизни, что один человек просто не заметит того, из-за чего другой может сойти с ума.

Разумеется, эта стихия – своего рода жизненная трагедия, подобно тому, как трагедией могут быть неразделенная любовь, старение, одиночество, любая смерть, наконец.

Но в уголовном кодексе место только тем трагедиям, которые можно зафиксировать в справке из травмпункта и которые физически организовал другой человек – кулаками, ножом etc.

Читайте так же:  Выход из ипотеки созаемщика при разводе

Прочее – материал для исповеди, психолога и художественной литературы.

Почему же товарищи гендерки так упрямо не признают этого факта, почему они так держатся за свои обидки и настаивают на заведомо скандальном, лживом и крайне туманном понимании природы насилия?

Казалось бы, проще было бы взять общество и государство в союзники – и вместе наказать тех, кто не вызывает решительно никакой симпатии ни у кого из адекватных людей. Но нет.

Я вам скажу, почему так происходит.

Секрет Полишинеля состоит в том, что товарищи гендерки хотят власти.

Под видом помощи жертвам они хотят настоящего контроля над обществом, а добиться этого, преследуя одних садистов, психопатов, буйных алкоголиков и маньяков – невозможно.

Ну остановили вы на взлете какого-нибудь нового «доцента Соколова», когда он ударил кого-нибудь, но к расчлененке еще не приступил – спасибо, а дальше-то что?

Садист наказан, но все остальные, все те, кто не склонен к алкоголическому распаду сознания и дракам с женами, подругами или детьми, так и останутся вне вашей власти, равно как и их несостоявшиеся жертвы.

Они-то все живут за пределами кровавого макабра, они не такие, как этот алкаш и маньяк, а товарищи гендерки в этих условиях – все равно что хороший участковый милиционер и скорая помощь, которая приехала вовремя.

Но они не хотят быть участковым и скорой помощью.

Они хотят быть Большим Братом и Неизвестными Отцами, то есть Великой Матерью и Политбюро Сестер. А для этого – нужно создать то широкое поле символических преступлений, в рамках которого каждый человек потенциально виноват, как это и было в СССР у партии, органов и угнетенного фем. то есть рабочего класса, простите.

И вот именно поэтому, для получения власти и дисциплинирующего всеобщего контроля, под видом борьбы с настоящими насильниками, садистами и психопатами будут проталкиваться все новые и новые мифологические преступления и ограничения слов, образов, текстов, всевозможных бытовых и публичных жестов.

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Источники

Литература


  1. Правоведение. Шпаргалка. — Москва: ИЛ, 2014. — 892 c.

  2. Изварина, А. Ф. Судебная система России. Концептуальные основы организации, развития и совершенствования / А.Ф. Изварина. — М.: Проспект, 2014. — 304 c.

  3. Коряковцев, В.В. Суд присяжных в России: история и современность.-Спб.:Алеф-Пресс,2015. / В.В. Коряковцев. — Москва: СИНТЕГ, 2015. — 341 c.
  4. ашов, А. И. Правоведение. Учебник для вузов / А.И. Балашов, Г.П. Рудаков. — М.: Питер, 2015. — 544 c.
  5. Теория государства и права / ред. К.А. Мокичев. — М.: Юридическая литература, 2005. — 520 c.
Истерия вокруг домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here