Домашнее насилие судебная практика

Жестокий карантин: как спастись от домашнего насилия при самоизоляции

В России после введения режима самоизоляции растёт уровень домашнего насилия, сообщают правозащитники. При этом из-за угрозы распространения коронавируса в ряде центров для жертв домашнего насилия временно перестали принимать новых людей. Общественные организации перешли на удалённый режим работы, а полиция с 27 марта приостановила личный приём граждан в отделениях. Всё это, по мнению общественников, приводит к тому, что люди, которые подвергаются насилию со стороны домочадцев, не знают, куда и к кому обратиться.

После окончания режима самоизоляции, когда жертвы смогут покинуть квартиры, в которых сейчас они вынуждены жить с тиранами, количество обращений в полицию существенно увеличится, считают правозащитники.

«Из-за ограничительных мер, которые вводятся в регионах, люди не до конца понимают, как действовать, какие учреждения работают и в каком режиме», — пояснила куратор направления по защите прав женщин и детей правозащитной организации «Зона права», адвокат Валентина Фролова.

За десять дней работы горячей линии юристы этой организации получили 35 сообщений о рукоприкладстве в отношении женщин и детей со стороны домочадцев. При этом лишь в восьми случаях пострадавшие согласились оставить свои контактные данные.

До режима самоизоляции в организацию поступало примерно 30 аналогичных сообщений в течение двух недель, то есть количество обращений выросло более чем в полтора раза.

«Ситуация доходит до непоправимого»

Специалисты уверены, что число жертв домашнего насилия на самом деле превышает число поступивших обращений. Например, в Вологодской области в городе Сокол с населением 37 тыс. человек за первую неделю самоизоляции (с 30 марта по 5 апреля) полиция получила 70 сообщений о домашнем насилии от местных жителей.

«Пик пришёлся на выходные дни — 4 и 5 апреля, когда поступало до пяти тревожных звонков за 15 минут. Все они были отработаны нашими сотрудниками, которым пришлось работать в усиленном режиме», — сообщили в городской полиции.

Большинство заявителей, говорят общественники, отказываются писать обращения в полицию: чаще они просят не о юридической поддержке, а о консультации психолога или временном убежище.

Жительница Свердловской области рассказала правозащитникам, что она вместе с двумя малолетними детьми подвергается насилию со стороны мужа и его матери. По словам пострадавшей, мужчина страдает алкоголизмом и в припадках ярости избивает её и приковывает к батарее. Женщина ушла с детьми жить к своей бабушке, но пока не стала обращаться в полицию.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

«Некоторые не готовы идти до конца по привлечению виновного к ответственности. Большинство просто описывают ситуации и на предложение юридического сопровождения говорят: «Хорошо, подумаем». Безусловно, каждый взрослый человек сам вправе принимать решение, но, исходя из нашей практики, могу сказать, что когда ситуация доходит до непоправимого, обращаются к нам уже не сами жертвы, а их родственники», — рассказал RT представитель «Зоны права» правозащитник Булат Мухамеджанов.

Юрист «Кризисного центра для женщин» Диана Рамазанова также говорит о росте числа жалоб на домашнее насилие.

«Количество обращений к нашим психологам увеличилось более чем в два раза, а вот у меня как у юриста количество обращений пошло на спад. Дело в том, что пострадавшие, обращавшиеся к нам ещё до изоляции, сейчас как раз должны были покинуть квартиры, где они живут со своими обидчиками. Вместо этого им приходится откладывать переезд в связи с самоизоляцией», — пояснила собеседница RT.

По словам Рамазановой, о насилии в семье чаще всего сообщают женщины, хотя с этой проблемой сталкиваются и пожилые люди, которые страдают от побоев и оскорблений собственных детей или других родственников.

Руководитель психологической службы центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова считает, что уровень домашнего насилия увеличивается с ростом тревожности среди населения.

«Многие люди сейчас потеряли работу, кто-то впервые оказался так близко к семье — бывает, что партнёры встречаются дома только по ночам, а теперь они целыми днями вместе. Агрессоры, которые привыкли использовать своего партнёра для снятия тревоги, прибегают к психологическому и физическому насилию. Кроме того, люди начинают выпивать, чтобы заглушить негативные эмоции, а это только усложняет ситуацию», — отмечает психолог.

Лучшая защита — уходить

Чтобы избежать первого или повторного случая домашнего насилия в условиях самоизоляции, важно не скрывать, что вам или вашим близким угрожает опасность от домочадцев. Правозащитники советуют предупредить соседей и попросить их вызвать полицию, если они услышат крики о помощи или продолжительный шум из вашей квартиры. Можно договориться с близкими людьми о кодовом слове, получив которое по звонку или смс, они вызовут полицию к вам домой.

Психолог Татьяна Орлова считает, что лучше попытаться уйти от абьюзера.

«Жизнь в квартире с агрессором непредсказуема — никто не знает, когда он может перейти к насилию. Лучше держать деньги, телефон и документы при себе, и в момент, когда вы предполагаете, что можете стать жертвой насилия, реагировать очень быстро и уходить», — поясняет она.

Несмотря на то что полиция временно приостановила личный приём обращений от граждан в отделениях, правоохранители по-прежнему обязаны оперативно реагировать на заявления о домашнем насилии — подать их можно по телефону или через сайт МВД.

«Если человек выходит из дома, чтобы доехать до врача и зафиксировать побои — это не является нарушением режима самоизоляции, — поясняет юрист Диана Рамазанова. — Очень важно сообщить о насилии в полицию, поскольку для возбуждения административного или уголовного дела должна проводиться судебно-медицинская экспертиза, а направление на неё выдаёт именно полицейский».

Если вы подверглись нападению со стороны близкого человека, то лучше при посещении врача лично попросить его рассказать об этом полиции.

«По закону врачи обязаны сообщить правоохранителям, что травма пациента получена в результате рукоприкладства», — рассказывает Рамазанова.

2 апреля девять НКО направили премьер-министру России Михаилу Мишустину официальное письмо, в котором предложили создать координационный центр быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, находящихся в совместной изоляции.

Читайте так же:  Подать на развод законы

«Правозащитники оказывают поддержку жертвам насилия, но сложность в том, что в стране нет единого центра этой помощи. Мы предлагаем, чтобы им и стал координационный совет, который сможет обеспечивать безопасность людей, заявляющих о насилии, и содействовать в получении медицинской, психологической и правовой помощи, — отметила Валентина Фролова. — Профильные общественные организации готовы помогать в создании такого органа, но без государственной поддержки нам просто не хватит ресурсов для качественной поддержки пострадавших».

Виды домашнего насилия

Физическое насилие

Физическое насилие — это прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда, страха, боли, травм, других физических страданий или телесных повреждений. Иными словами – это контроль над жертвой, оно же рукоприкладство.

Этот вид считается самым распространенным в семьях – по статистике каждую третью женщину бьет супруг или партнер. К этому виду относятся не только побои, но и удушение, причинение боли в виде ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства, а также уклонение от оказания первой медицинской помощи, депривация сна, принудительное употребление наркотиков или алкоголя. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву определяется как косвенная форма физического насилия.

Самым смертоносным форм физического насилие признано удушение. В основном это скрытая проблема, потому что отсутствуют внешние травмы. Многие штаты США даже приняли конкретные законы против удушения.

Сексуальное насилие

К сексуальному насилию относят тот момент, когда партнер принуждает свою «жертву» к сексу и иным видам сексуальных действий посредством силы, шантажа или угроз. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания. В семьях, где есть сексуальное насилие – женщина «дает», а мужчина – «берет». Принуждение к сексу под видом супружеского долга – тоже сексуальное насилие, так как никакого супружеского долга не существует. Секс в здоровых отношениях всегда происходит по обоюдному, выраженному обоими людьми, согласию, приносит удовольствие, наслаждение и радость от близости с партнером.

Самой жестокой формой сексуального насилия считается изнасилование. К последствиям относятся нежелательная беременность, заболевания, передающиеся половым путем, и психологическая травмы. У женщин, которые пережили изнасилование, в будущем возникают проблемы в постели с новым, адекватным партнером.

Согласно статистическим данным, лишь 10-12% жертв сексуального насилия в России обращаются в полицию. Об этом умалчивается, не приятно и стыдно говорить, тем более, если изнасилование произошло дома партнером.

К формам сексуального насилия относятся также демонстрация гениталий, демонстрация порнографии, сексуальный контакт, физический контакт с гениталиями, рассматривание гениталий без физического контакта, использование партнера для производства порнографии.

Психологическое насилие

Психологическое насилие – это угрозы, шантаж, манипулирование и оскорбления. Этот вид насилия происходит в основном с участием детей. Изверг использует их как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет ему подчиняться.

Психологическое насилие трудно диагностировать и практически невозможно доказать в суде. Признаки психологического воздействия редко видны, а последствия при этом могут быть чрезвычайно тяжелыми. Поначалу это обидные замечания (которые часто называют критикой), едкие шутки особенно и часто публичные, любые действия и высказывания, либо наоборот бездействие унижающее достоинство жертвы.

Если партнер запрещает встречаться с друзьями, родственниками, посещать какие-то места, работать или учиться – это тоже психологическое насилие и, значит, вы живете с абьюзером.

Тот, кто занимается психологическим насилием, часто манипулирует, угрожает, внушает чувства вины. Б

Сюда же относятся унижения и принижение значимости, обесценивание достижений партнера.

Подобная форма общения распространена не только среди супругов и партнеров, но и между родителями и детьми. Почти во всех случаях это приводит жертву к серьезным психологическим и эмоциональным проблемам, и без помощи психолога нельзя обойтись.

Экономическое насилие

Экономическое – тот случай, когда один партнер лишает другого финансовой свободы. Начинается все просто – один из партнеров/супругов полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений.

В дальнейшем это контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству. Зачастую к этому виду насилия относят даже запрет на получение образования и/или трудоустройство, и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки. Если мужчина дает деньги только на определенные товары или покупает их сам, не пускает на работу или учебу – это тоже насилие.

Когда один из партнеров сам отказывается работать – это тоже форма экономического насилия. В таком случае он заставляет другого работать за двоих или мешает его работе из-за собственных комплексов.

«Глобальная вспышка»

Случаи рукоприкладства в семьях в связи с вынужденной самоизоляцией резко участились по всему миру. Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер 27 марта заявил, что за первый месяц изоляции количество случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% по стране и на 36% — в Париже.

В британской национальной телефонной службе для пострадавших сообщили, что количество подобных звонков за субботу в первую неделю ужесточённого карантина увеличилось на 65% по сравнению с аналогичным днём неделей ранее, когда карантинные меры были менее жёсткими. О росте числа сообщений заявила и Национальная горячая линия по домашнему насилию в США.

В китайской провинции Хубэй, которая стала эпицентром распространения коронавируса, полиция в течение февраля, когда население находилось на жёстком карантине, получила вдвое больше жалоб на домашнее насилие по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом журналистам сообщили в местном центре помощи женщинам.

В ООН также признали проблему, назвав её общемировой.

«В последние недели по мере усиления экономического и социального давления и страха мы становимся свидетелями ужасающей глобальной вспышки насилия в семье», — заявил 5 апреля Генсек ООН Антониу Гутерреш.

Международная организация призвала правительства всех стран включить в национальные планы борьбы с коронавирусом положения о предотвращении насилия в отношении женщин и возмещении ущерба, причинённого в результате такого насилия.

Гутерреш заявил о необходимости увеличить господдержку профильным некоммерческим организациям и работающим в онлайн-режиме службам поддержки, установить аварийные системы сообщения об угрозе в аптеках и продуктовых магазинах, а также приравнять приюты к объектам жизнеобеспечения.

Читайте так же:  Подача документов для установления отцовства

Общественные организации, куда можно обратиться за поддержкой в случае домашнего насилия:

«Зона права», +7 (917) 897-60-55 (WhatsApp, Telegram) — юридическая, информационная, психологическая поддержка

Консорциум женских неправительственных объединений, +7 (495) 690-63-48 — защита прав женщин

Центр «Насилию.нет» +7 (495) 916-30-00, [email protected]

Центр «Сестры», +7 (499) 901 0201, [email protected] — психологическая и информационная поддержка пережившим сексуальное насилие

Центр против насилия в отношении женщин «АННА», +7 (800) 7000 600 — юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия

Проект «Правовая инициатива», +7 (499) 678-21-37, +7 (981) 713-20-83

Женский кризисный центр «Китеж», +7 (916) 920-10-30 (WhatsApp) — юридическая и психологическая поддержка, помощь в трудоустройстве и съёме жилья

Домашнее насилие в семье: закон в России, статистика, помощь, права

Что такое домашнее насилие

Домашние насилие называют по-разному – домашнее, семейное, партнерское. Но у всех этих словосочетаний одно значение – насилие происходит между людьми, которые находятся в личных отношениях. В основном это супруги, партнеры или бывшие супруги.

Важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие, регулярно повторяющееся.

Конфликт переходит в понятие «домашние насилие», когда он происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. По мнению психологов, оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Закон о домашнем насилии в России

К сожалению, на данный момент специального закона о семейном насилии в России нет. Мужчины, взятые под стражу за избиение жены, обычно проходят по нескольким статьям УК РФ: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») 116 («Побои») и 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 105 «Убийство». Ни в одной из статей нет такого пункта – как преступление, совершенное в отношении супруги/партнерши.

Как комментирует правозащитница, руководитель проекта «Насилию нет» Анна Ривина, дела, возбужденные по уголовной статье «легкий вред здоровью» и «побои», — это дела частного обвинения.

— После таких заявлений мужчину чаще всего отправляют под подписку о невыезде, статья-то не тяжелая. И он продолжает жить со своей жертвой в одних и тех же стенах. Давит. Требует, чтобы та забрала заявление, — отмечает специалист.

Проблема зачастую еще в том, что пострадавшие часто не заинтересованы в возбуждении дела против своего партнера. Женщинам все еще кажется, что «нельзя выносить сор из избы», «семью можно сохранить» и «сами разберемся», «это больше не повторится».

— Часто жертва домашнего насилия недооценивает уровень опасности. И даже если ее, например, регулярно бьют, не всегда осознает себя жертвой — это осознание серьезно бьёт по самоценности и идентичности. Осознавать это стыдно и неприятно. Обычно психика к этому не готова, и она пытается скомпенсироваться, оправдывая насильника и приписывая себе агрессивное и провоцирующее поведение. Я часто слышу от клиенток, переживших насилие: «Это я его довела», «Это я его спровоцировала», но, разобравшись, мы приходим к выводу, что это защитный механизм и в реальности всё было не так, — говорит практикующий психолог Елена Садыкова.

Если взять 115 и 116 статьи, то они относятся к делам частного обвинения. В этом случае жертва должна снять побои, найти свидетелей, а потом выступить в качестве обвинения. Это тормозит женщин, и они отказываются от возбуждения дела.

29 ноября 2019 года был опубликован законопроект подготовленный сенаторами и депутатами. Законопроект «О внесении изменений в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подготовлен в одном пакете с проектами федеральных законов «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» и «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части профилактики семейно-бытового насилия».

Публикации

В Посольстве Франции в Москве состоялась конференция «Предупреждение домашнего насилия: опыт Совета Европы и национальная судебная практика», организованная в рамках председательства Франции в Комитете министров Совета Европы. Мероприятие было приурочено к открытию очно-дистанционного курса обучения программы HELP (Human Rights Education for Legal Professionals) Совета Европы по теме защиты от домашнего насилия.

Видео (кликните для воспроизведения).

Участники конференции обсудили стандарты Совета Европы по защите от домашнего насилия и особенности их имплементации в национальные правовые системы государств-членов международной организации.

Программа HELP направлена на обучение представителей юридических профессий, в том числе судей, прокуроров и адвокатов. Образовательная платформа содействует включению в первоначальное и дополнительное образование стандартов Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ) в интерпретации Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Платформа также направлена на распространение лучших практик и оказание консультативной помощи по разработке курсов, образовательных материалов и методологии, определению приоритетных тем в области образования. Учитывая сложность в отслеживании правоприменительной практики ЕСПЧ, которая стремительно развивается, программа HELP дает возможность представителям юридических профессий эффективным образом следить за последними изменениями в этой области, получать актуальную информацию.

Проблема домашнего насилия и пути ее решения

Открывая конференцию, Михаил Лобов, руководитель Департамента политики и сотрудничества в области прав человека Совета Европы, отметил необходимость комплексного подхода для выстраивания модели эффективного ответа на вызовы, стоящие сегодня перед каждым государством-членом Совета Европы.

«Проблема имеет глубокие социальные корни. Она не может быть искоренена лишь путем санкций. Речь идет не просто об отсутствии того или иного закона или подзаконного акта, который бы установил определенную ответственность за преступления, связанные с домашним насилием. Это было бы слишком просто. Эффективная борьба с домашним насилием является комплексной работой. Если мы возьмем бытовое насилие, то каждый из присутствующих в той или иной форме прямо или косвенно с этим сталкивался», — отметил спикер.

Лобов отметил, что системность подхода к решению проблемы заключается в том числе в своевременном и комплексном обучении юристов актуальным методам противодействия насилию в отношении женщин на основе стандартов ЕКПЧ в интерпретации ЕСПЧ.

Обучение в области прав человека для представителей юридических профессий // Совет Европы

В условиях труднодоступности качественной профессиональной юридической подготовки образовательная платформа HELP, по мнению спикера, представляет собой исключительную возможность для представителей юридического сообщества повысить квалификацию по самым различным направлениям и проблемам, с которыми они сталкиваются на практике.

Читайте так же:  Ребенок начал обижать детей

Спикер подчеркнул, что организаторам HELP удалось не просто перевести содержание курсов на национальные языки, но и адаптировать их к правовым реалиям законодательства каждого государства-члена Совета Европы.

Сотрудничество России и Совета Европы

Представитель аппарата уполномоченного по правам человека в России Любовь Филипп, в свою очередь, обратила внимание на существующие институциональные практики взаимодействия между европейским и отечественным экспертным сообществом в вопросе совершенствования механизмов борьбы с домашним насилием.

«Есть универсальная истина, применимая ко всем странам, культурам, традициям — насилие в отношении женщины ни при каких обстоятельствах не может стать приемлемым, оправданным, терпимым. Следуя своим международным обязательствам, букве и духу национального законодательства, РФ достигла большого прогресса в области прав и законных интересов женщин», — подчеркнула Филипп.

Эксперт отметила успехи в реализации проекта «Национальная стратегия действий Российской Федерации в интересах женщин на 2017—2022 годы», организованного при поддержке Совета Европы и Министерства труда и социальной защиты РФ в сотрудничестве с Министерством иностранных дел РФ и Европейским союзом. Проект направлен на развитие навыков и знаний по предупреждению социального неблагополучия и насилия в отношении женщин, а также на большую вовлеченность женщин в общественно-политическую жизнь страны.

По словам спикера, несмотря на отсутствие в настоящее время специального закона и тот факт, что Россия пока не подписала Конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (известную также как Стамбульская конвенция), наиболее прогрессивные положения международного права так или иначе находят отражение в законопроектах, разрабатываемых аппаратом уполномоченного по правам человека РФ.

Особая роль в борьбе с систематическим характером нарушения прав женщин отводится профилактическим мерам и повышению информированности населения, что возможно только при наличии актуальных статистических данных по проблеме и эффективных механизмов защиты жертв от противоправного поведения, отметила Филипп.

Юридическое сообщество как авангард защиты

Член Совета Адвокатской палаты города Москвы, председатель Совета молодых адвокатов Дмитрий Кравченко заявил, что юридическое сообщество достаточно давно уделяет внимание смежным вопросам, в частности, занимается разработкой механизмов противодействия психологическому давлению, которое, по словам спикера, в определенной степени соотносится с проблематикой домашнего насилия.

Кравченко согласен с тем, что одним из ключевых компонентов любой правозащитной деятельности является профилактика, предупреждение противоправных действий.

Роль международных институтов в национальной правоприменительной практике

Вице-президент Адвокатской палаты Санкт–Петербурга Максим Семеняко сообщил, что на фоне ряда знаковых событий этого года (возвращение России в Парламентскую ассамблею Совета Европы (ПАСЕ), принятие стандарта профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов и пилотное постановление ЕСПЧ по жалобе Валерии Володиной против РФ) конференция приобретает особое значение.

«Оно [возвращение России в ПАСЕ — прим. ред.] окончательно прекратило дискуссию о том, будет ли Россия соблюдать компетенцию ЕСПЧ», — отметил Семеняко.

Обучение в области прав человека для представителей юридических профессий // Совет Европы

[2]

Что касается дела Володиной, то Страсбургский суд в июле этого года пришел к выводу, что действующее российское законодательство не обеспечивает на должном уровне охрану интересов каждого члена семьи. По мнению Семеняко, это прецедентное дело, и это лишь часть айсберга.

Юрист ЕСПЧ Елена Барони, в свою очередь, упомянула о другом деле, рассмотренном ЕСПЧ, который обозначил стандарты по защите жертв от домашнего насилия и пути совершенствования национального правового поля. Это дело «Опуз против Турции», в рамках которого заявительница и ее мать заявили о том, что подвергались насилию со стороны мужа заявительницы. Женщины неоднократно подавали жалобы в национальные правоохранительные органы, утверждая, что их жизнь находится в опасности. В конечном счете мужчина был признан виновным в убийстве и приговорен к пожизненному лишению свободы, но на время рассмотрения его дела в апелляционной инстанции он был освобожден и продолжал, как утверждала заявительница, угрожать ей расправой.

Основные стандарты Совета Европы по предупреждению домашнего насилия и борьбе с его проявлениями

По мнению начальника отдела гендерного равенства Совета Европы Катерины Болоньезе, начиная с 70-х годов, когда проблематике домашнего насилия стали уделять внимание, наиболее значимым шагом стало появление Стамбульской конвенции.

«Конвенция — это база, это основа. Не важно, ратифицировала страна Конвенцию или нет, мы призываем всех руководствоваться заложенными в этот документ принципами», — сказала Болоньезе, добавив при этом, что у международного юридического сообщества наконец-то появилась фундаментальная основа для развития инструментов борьбы с различными формами дискриминации граждан с учетом позиции ЕСПЧ.

Продолжая тему международных правовых стандартов, эксперт напомнила о принятой Советом Европы в марте этого года Рекомендации о предупреждении и пресечении сексизма. По мнению Болоньезе, существует прямая связь между проявлением сексизма в различных формах в повседневности и насилием. «Никто не должен подвергаться дискриминации по половому признаку. Сексизм же позволяет существовать климату, в котором также позволяется и насилие», — отметила спикер.

Опираясь на статистические данные, Болоньезе согласилась с тезисом об основополагающем значении превентивных действий и последовательном информировании общества.

«Нужно информировать и обучать людей навыкам и методам предотвращения насилия. Нам нужно менять привычки, менталитет, чтобы стало возможным искоренение стереотипов, допускающих насилие. Обучение должно быть фундаментальным», — отметила эксперт.

Отдельное внимание было уделено проблеме сокрытия факта противоправного действия и появления страха у жертвы насилия на этапе отстаивания своих прав. По словам Болоньезе, в Европе, как и во всем мире, сложилась ситуация, когда потерпевшая сторона часто предпочитает умолчать о случаях дискриминации.

Среди факторов, побуждающих пострадавших скрывать случаи насилия, спикер выделила финансовую зависимость потерпевшей стороны, отсутствие эффективно функционирующей системы мониторинга, предоставления убежища, бесплатной юридической помощи, оперативного рассмотрения жалобы на проявление насилия и недоверие правоохранительных органов к подобным жалобам, нехватка квалификации у представителей судейского корпуса и юридического сообщества.

«Люди должны знать, как они могут получить помощь. В противном случае все это [меры по борьбе с насилием в отношении женщин — прим. ред.] становится бесполезным. Мы должны показать, что в наших обществах нет места безнаказанности», — подчеркнула Болоньезе.

Кроме того, она выразила обеспокоенность тем, что бремя доказывания до сих пор лежит на жертве насилия. «Необходимо прекратить задавать вопросы женщинам о том, какое у них было поведение или как они были одеты. Необходимо сконцентрироваться на том, что она подверглась насилию», — отметила Болоньезе.

Читайте так же:  Размер регионального материнского капитала

Домашнее насилие во Франции и «цифровая дискриминация»

Адвокат Парижской палаты, почетный президент ассоциации «Адвокаты против насилия в отношении женщин» Май-Ким Янг-Пая, рассказала об имплементации положений Стамбульской конвенции в национальное законодательство Франции.

Французский адвокат заметила, что процесс имплементации еще продолжается и любое обсуждение дальнейшего вектора развития механизмов защиты от домашнего насилия так или иначе проходит в контексте положений Стамбульской конвенции и положений ЕКПЧ в интерпретации ЕСПЧ.

По словам Май-Ким Янг-Пая, всего за период 1980–2003 годов во Франции было принято порядка 23 законопроекта в области защиты от домашнего насилия.

Спикер также сообщила, что в настоящее время идет активная дискуссия о включении в Уголовный кодекс Франции разграничения между насильственными действиями в отношении женщин и мужчин. Гендерный аспект, по мнению адвоката, играет важную роль в наши дни, когда речь заходит об уголовном производстве.

Наряду с этим, отметила спикер, не так давно в Административный кодекс Франции была введена ответственность за психологическое воздействие и дискриминацию по половому признаку «дома, на работе, на улице», а граждане теперь проходят специальное дополнительное обучение для борьбы с этим явлением.

Практика четкого прописывания в законодательных актах всех обстоятельств и статусов участников правоотношений, по мнению спикера, способствует возникновению у жертв психологической уверенности в невозможности безнаказанного насилия, в связи с чем правоохранительные органы все чаще получают информацию о противоправных действиях.

В заключение спикер отметила, что особое внимание стоит уделить аспекту защиты жертв от «цифровой дискриминации», организовать специальные образовательные курсы повышения правовой грамотности в вопросе защиты персональных данных и конфиденциальности, поскольку это имеет огромное значение в условиях цифровизации всех сфер жизни.

Домашнее насилие: уголовно-правовой и криминологический аспект

Дата публикации: 04.05.2018 2018-05-04

[3]

Статья просмотрена: 2033 раза

Библиографическое описание:

Пухова, К. С. Домашнее насилие: уголовно-правовой и криминологический аспект / К. С. Пухова. — Текст : непосредственный, электронный // Молодой ученый. — 2018. — № 18 (204). — С. 263-266. — URL: https://moluch.ru/archive/204/49979/ (дата обращения: 18.04.2020).

В современной России проблема домашнего насилия является одним из наиболее актуальных направлений предупреждения преступности. На фоне декриминализации побоев в отношении членов семьи и близких лиц вопросы семейно-бытовое насилия стали предметом пристального внимания российской общественности, что делает актуальной данную работу.

В работе исследована проблема противодействия домашнему насилию в Российской Федерации. Предложены пути по совершенствованию законодательства нашей страны в области предупреждения домашнего насилия. Проанализирована официальная статистика, рассмотрена характеристика современного домашнего насилия посредством опроса жителей города Хабаровска по вопросам домашнего насилия.

Ключевые слова: семейно-бытовое насилие, физическое насилие, психологическое насилие, сексуальное насилие, экономическое насилие, жертва домашнего насилия, семейный дебошир, семейный наставник.

Одной из основных проблем в сфере семейно-бытового насилия продолжает оставаться слабое нормативно-правовое регулирование данных вопросов. При условии постоянного развития и изменения особенностей и форм преступных посягательств, в законодательстве данной области права, не только отсутствует необходимая динамика, но и наблюдается в некотором смысле регресс, выраженный, по нашему мнению, в действиях по декриминализации домашнего насилия в РФ.

Согласно данным статистики МВД России по ст. 116 УК РФ «Побои» только за период с января по сентябрь 2017 года было зарегистрировано около 57 тысяч преступлений, совершенных на бытовой почве, 14 500 тысяч из которых были совершены в сфере семейно-бытовых отношений (из них 9 213 тысяч в отношении женщин и 5 287 тысяч в отношении несовершеннолетних). [4, 4–5 с.].

В частности, до настоящего времени мало исследованы особенности факторов и методов предупреждения насильственной домашней преступности в Хабаровском крае.

На законодательном уровне до сих пор нет специального закона, касающегося домашнего (бытового) насилия. Однако стоит заметить, что в конце сентября 2016 года был вынесен на рассмотрение законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия [4, 3–2 с.]. Вместе с тем, он до сих опор остается не принятым.

До недавнего времени в нашей стране не существовало единого понятие семейно-бытового насилия, что вызывало множество споров со стороны ученых и правоведов. С внесением проекта Федерального закона N 1183390 «О профилактике семейно-бытового насилия», было вынесено на рассмотрение такое понятие: семейно-бытовое насилие — это умышленное деяние (действие или бездействие) одного лица в отношении другого (других) лиц, совершенное в сфере семейно-бытовых отношений, если это деяние нарушает права и свободы человека, и (или) причиняет ему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет нравственные страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред [1, 3–5 с.].

В вышеуказанном законопроекте предполагается выделить четыре вида домашнего насилия:

Физическое, то есть, умышленные насильственные действия, причинившие вред здоровью и (или) физическую боль, любое иное использование физической силы (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ и другое), попытки такого насилия, а также умышленный противоправный отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего, неспособного в силу возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости либо по иной причине, защитить себя от насилия, что может привести к смерти, причинить вред его физическому или психическому здоровью, физическую боль, нанести ущерб чести и достоинству его личности, а также психическому, физическому или личностному развитию [1, 3–5 с.];

Психологическое, то есть, умышленное унижение чести и (или) достоинства путем оскорбления или клеветы, высказывания угроз совершения семейно-бытового насилия по отношению к пострадавшему, его супругу или его родственникам, бывшим родственникам, свойственникам, знакомым, домашним животным, преследование, изъятие документов, удостоверяющих личность, принуждение посредством угроз либо шантажа к совершению преступлений и (или) правонарушений, аморальному поведению или действиям, представляющим опасность для жизни или здоровья пострадавшего, а также ведущим к нарушению психической или психологической целостности; умышленное уничтожение, повреждение или удержание имущества пострадавшего либо его родственников [1, 3–5 с.];

Сексуальное, то есть, деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе принуждение к половым отношениям посредством силы, угроз или шантажа, а также любые иные действия сексуального характера по отношению к членам семьи, в том числе несовершеннолетним [1, 3–5 с.];

Экономическое, то есть, умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарственных препаратов, медицинских изделий или иных предметов первой необходимости, имущества, денежных средств, на которые он имеет предусмотренное законом право, умышленное уничтожение или повреждение имущества, либо иное причинение имущественного вреда; запрет или создание препятствий во владении, пользовании общим имуществом; отказ содержать нетрудоспособных лиц, находящихся на иждивении; принуждение к тяжелому и вредному для здоровья труду, в том числе несовершеннолетнего члена семьи, а также иные подобные действия, вызывающие негативные материальные последствия для пострадавшего [1, 3–5 с.].

Читайте так же:  Отзыв исполнительного листа о взыскании алиментов

В целях установления масштабов домашнего насилия в Хабаровском крае, нами было проведено анкетирование среди жителей г. Хабаровска, в которой был представлен ряд вопросов о домашнем насилии. В ходе анализа проведенного анкетирования был сделан вывод, что жители г. Хабаровска часто сталкиваются с домашним насилием в ходе своей трудовой и повседневной жизни, однако как с ним бороться и законодательство о противодействии бытовому насилию знают не многие. Так, 66 % опрашиваемых не знают о законах, которые регулируют отношения, связанные с домашним насилием, 60 % опрашиваемых знают жертв домашнего насилия или сами являются жертвами и 50 % отвечали о необходимости создания отдельного нормативно-правового акта, который бы регулировал отношения в сфере противодействия семейно-бытового насилия.

При рассмотрении вопроса о совершенствовании законодательства России в области семейно-бытового насилия, мы обратились к опыту зарубежных стран. На сегодняшний день, по меньшей мере, в сорока странах мира имеются те или иные законы [3, 312 с.], противодействующие домашнему насилию, проанализировав опыт этих стран мы пришли к выводу о целесообразности введения следующих изменений в законодательстве России в области противодействия семейно-бытового насилия:

1) Принять специальный федеральный закон «О профилактике семейно-бытового насилия», направленный на защиту и реабилитацию не только жертв домашнего насилия, но и домашних дебоширов, а также профилактику семейного насилия. Данный нормативно-правовой акт должен сформировать отдельный механизм борьбы с семейно-бытовым дебоширством, отрегулировать отношения, связанные с созданием системы профилактики насилия в семейно-бытовой сфере, оказанием услуг пострадавшим от такого насилия, а также закрепить особую процедуру рассмотрения заявлений о насилии в семейно-бытовой сфере.

2) Внести в ст. 63 УК РФ как вид отягчающего обстоятельства: совершение насилия (физического, психологического, сексуального, экономического) в отношении членов семьи (жены, сожительницы; супруга, сожителя; родителей; детей и иных членов семьи, находящихся на иждивении).

3) Так же, может быть целесообразным ввести отдельные пункты в ч. 2. ст. 105, ч. 2. ст. 111, ч. 2. ст. 112, ч. 2, ст. 113, ч. 2. ст. 114, ч. 2. ст. 115, ч. 2. ст. 117, ч.2. ст. 131, ч.2. ст. 132 УК РФ: «то же деяние, совершенное в отношении членов семьи жены, сожительницы; супруга, сожителя; родителей; детей и иных членов семьи, находящихся на иждивении). И на основании указанного признака ввести соответствующие части в ст. 116, 119, 133, 134,135 УК РФ.

Однако, для эффективной борьбы с феноменом семейно-бытового насилия, работы одного уголовного законодательства недостаточно. Необходимо на государственном уровне вводить пропаганду и агитацию о необходимости искоренения домашнего насилия из общества; необходимо просвещать граждан о том, куда необходимо обращаться в случае обнаружения признаков семейного насилия, путем информирования в средствах массовой информации, проведения семинаров и классных часов в образовательных учреждениях и на производственных предприятиях; а так же не маловажно вводить программы реабилитации не только для жертв семейно-бытового насилия, но и семейных дебоширов и вести активную реабилитационную работу с семьей в целом, посредством выявления круга проблем семьи и пути их разрешения. С семьей, в которой имеет место домашнее насилие, должен работать не только психолог, социальный работник, сотрудник правоохранительных органов, но и необходимо назначать наставника — наставником может быть любое лицо (специальное образование иметь не обязательно) которое заинтересованно в помощи семье.

Видео (кликните для воспроизведения).

Мы убеждены, что на данном этапе невозможно точно дать оценку о целесообразности или нецелесообразности изменений в уголовном законодательстве в области семейно-бытового насилия. Характеризовать данное явление, возможно, будет лишь тогда, когда начнет действовать ФЗ «О профилактике семейно-бытового насилия», так же когда появится Постановление Пленума Верховного суда РФ о практике применения ст. 116. 1 УК РФ и ст. 6.1.1. КоАП РФ и появится судебная практика по данной категории дел.

  1. Проект Федерального закона N 1183390–6 «О профилактике семейно-бытового насилия» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 28.09.2016). — 3–5 с.
  2. Волков К. А. Постановление Пленума Верховного Суда по делам против половой неприкосновенности и половой свободы личности: разъяснения новые, а проблемы старые // Преступность в России: проблемы реализации закона и правоприменения: Сборник научных трудов. — 2015: БГУЭП, 2015. — С. 57–63.
  3. Грухина Ю. А., Дударева Е. В., Рубцова А. Е. К вопросу о домашнем насилии. — Новосибирск: Юрист, 2015. — 309 с.
  4. Козлова Н. А. Руку опусти // Российская газета. — 2017. — № 7196 (30). — С. 2–3.
  5. Куянова А. В. Профилактика семейно-бытовых конфликтов, домашнего насилия и предупреждение преступлений, совершаемых на бытовой почве // Административное право и процесс. — 9-е изд. — М.: Юрист, 2015. — 731 с.
  6. Серебряков В. А., Сыров А. П. Проблемы комплексного криминологического исследования быта. Вопросы борьбы с преступностью. — 33-е изд. — М.: Юрид. Лит, 2017. — 63 с.
  7. Иншаков С. М. Криминология учебник. — М.: Юриспруденция, 2009. — 432 с.
  8. Мелешко Н. П.. Домашнее насилие в современной России: криминологические проблемы противодействия. Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 17-е изд. — М.: Проспект, 2009. — 167 с.

Источники

Литература


  1. Липинский, Д. А. Общая теория юридической ответственности / Д.А. Липинский, Р.Л. Хачатуров. — М.: Юридический центр Пресс, 2017. — 950 c.

  2. Комаров, С. А. Теория государства и права / С.А. Комаров, А.В. Малько. — М.: Норма, 2004. — 442 c.

  3. Правовые и социально-психологические аспекты управления. — М.: Знание, 2005. — 320 c.
  4. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах. Учебное пособие / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2014. — 240 c.
  5. Контрольно-кассовая техника. Нормативные акты, официальные разъяснения, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 113 c.
Домашнее насилие судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here