Домашнее насилие нко

Новости

Из дома будут выселять без суда, а ребенка отнимать, если не купить ему игрушку. Разбираем 10 главных мифов о законе

Необходимость закона о домашнем насилии стала очевидна после серии громких дел последнего времени. Сестры Хачатурян убили своего отца, жертвами которого были многие годы; Маргарите Грачевой муж отрубил кисти обеих рук; широко обсуждались убийства женщин, которые до этого сообщали о насилии в семье. Авторы законопроекта утверждают, что его принятие заметно улучшит ситуацию. Однако у инициативы достаточно противников, которые развернули широкую протестную кампанию и создают много мифов вокруг законопроекта. «Медуза» вместе с юристами «Команды 29» Валерией Ветошкиной, Ариной Начиновой и Максом Оленичевым, а также одним из авторов законопроекта Алексеем Паршиным разбирают десятку самых популярных.

Что нового в этом законопроекте? Почему его все обсуждают?

Законопроект о профилактике домашнего насилия предполагает введение мер дополнительной защиты для людей, которые столкнулись с домашним насилием. Среди них полицейские или судебные предписания, которые обяжут агрессора не применять насилие, а в течение определенного срока вообще не приближаться к жертве и, возможно, пройти специальные психологические курсы. Авторы также считают нужным ввести категории экономического, психологического и сексуального насилия. Активные противники законопроекта в свою очередь утверждают, что его содержание противоречит Конституции, а сам закон позволит выселять людей из собственных домов, разрушит российские семьи и будет наказывать родителей, которые отказались купить ребенку новую игрушку.

Домашнее насилие не отличается от любого другого, отдельный закон не нужен

Что говорят противники:

Николай Земцов, депутат партии «Единая Россия»: «Насилие существует в обществе всегда, но только не надо выделять домашнее насилие. Есть уличное насилие, насилие на стадионах, в метро, любую область возьмите — и там найдутся люди, которые асоциальны».

В реальности:

Действительно, в Уголовном кодексе и КоАП уже предусмотрена ответственность за разные виды насилия. Однако существующие законы не ориентированы на профилактику. «Сейчас полицейские фактически вынуждены ждать, пока не случится очередная трагедия, потому что законных инструментов вмешаться на более ранней стадии и предотвратить ее у них нет», — говорит адвокат Алексей Паршин. Меры, которые предлагает законопроект — правовое информирование, профилактический учет, защитное предписание, — должны предотвращать преступления.

Например, временный запрет приближаться к человеку (защитное предписание) — эффективный способ оградить пострадавшего от агрессии. Уголовная или административная ответственность наступает лишь за неоднократное нарушение предписания.

Жертвы домашнего насилия порой не желают, чтобы обидчик (как правило, близкий родственник, опекун или сожитель) привлекался к уголовной и административной ответственности. «Зачастую им [жертвам домашнего насилия] нужно, только чтобы их оставили в покое и больше не третировали. Если на вас нападает хулиган на улице, от него можно спрятаться дома. Но если дебошир или насильник живет вместе с вами, бежать некуда. Семья по своей сути — это место, где мы должны чувствовать себя в безопасности. А в случае домашнего насилия страдающие от агрессии люди живут в состоянии перманентного страха», — объясняет Паршин.

Доказать наличие психологического насилия невозможно

Что говорят противники:

Владимир Соловьев, телеведущий: «Вы не сможете верифицировать жалобу, потому что вы не сможете определить, есть ли психологическое насилие. Кто будет определять, есть это насилие или нет? Кто приведет систему доказательств? В каком суде это будет взвешено? Кто вынесет это решение?»

В реальности:

Авторы законопроекта считают, что говорить о факте психологического насилия можно, если имели место оскорбления, преследование, клевета, угрозы или обещания расправы в адрес жертвы или ее близких. Также к психологическому насилию относят изъятие документов, удостоверяющих личность, принуждение к тяжелому или опасному труду, совершению преступлений, аморальному поведению или действиям, опасным для жизни и здоровья.

Вероятно, для доказательства таких случаев потребуется выстроить специальную систему. Но это не будет чем-то абсолютно новым для юридической практики, полагают юристы. Валерия Ветошкина и Макс Оленичев считают, что в качестве доказательств можно использовать свидетельские показания коллег, родных и соседей, результаты психологической экспертизы, предыдущие обращения потерпевшего в полицию.

Отказался купить жене шубу — совершил экономическое насилие

Что говорят противники:

Алексей Комов, член правления Всемирного конгресса семей: «Жена просит тысячу евро, а я говорю: нет, только семьсот. Вот уже экономическое насилие».

В реальности:

Согласно законопроекту, экономическим насилием считаются ситуации, когда человек умышленно лишает другого предметов первой необходимости (жилья, пищи, одежды, лекарств и т. д.). Портит или уничтожает его имущество. Не содержит детей или других недееспособных лиц, находящихся на иждивении. Отказ купить шубу или новый телефон явно не входит в этот перечень.

Людей будут выселять из собственного жилья

Что говорят противники:

Политик Сергей Удальцов: «Понятно, что в большинстве случаев у нарушителя не будет возможности проживать в ином помещении, так как в наших семьях часто еле-еле сводят концы с концами от зарплаты до зарплаты и никаких лишних денег или свободной жилплощади элементарно нет. Зато в тех случаях, когда деньги в семье водятся, новый закон открывает пространство для различных афер с недвижимостью».

В реальности:

В соответствии с законопроектом, суд может вынести предписание, которое обяжет агрессора покинуть место совместного проживания на строго определенный срок. Кто является собственником жилья — не важно, так как жилищные права не могут быть выше гарантированных Конституцией РФ прав на жизнь и личную неприкосновенность. Но присвоить чужое имущество не получится — его владельцем все равно останется тот, на кого оно было зарегистрировано.

Такую меру могут применить, только если нарушитель имеет возможность проживать в другом месте, в том числе по договору найма. Если такой возможности нет, суд вынесет защитное предписание с запретом на семейно-бытовое насилие, требованием пройти психологические курсы, или запрет на преследование (если потерпевшая уйдет из дома сама).

Читайте так же:  Обидеть ребенка может каждый

Также законопроект предусматривает обеспечение жертвы домашнего насилия бесплатным жильем, но не дольше чем на два месяца.

Запрет на измену будет считаться сексуальным насилием

Что говорят противники:

Ольга Леткова, председатель Ассоциации родительских комитетов и сообществ: «То есть люди в браке почему-то, по мнению авторов закона, сохраняют право вступать в половые связи с кем угодно, и никто не имеет права им мешать и критиковать. Это касается и детей, если они захотят вести раннюю беспорядочную половую жизнь».

В реальности:

Законопроект не вносит новых определений сексуального насилия, а ссылается на существующую 18-ю главу УК РФ, где содержатся определения половой свободы и неприкосновенности. К преступлениям относятся изнасилования, насильственные действия сексуального характера, секс и развратные действия с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, и т. д. Подробные разъяснения на этот счет дал Пленум Верховного суда.

«На практике, — добавляет Арина Начинова, — правоохранительные органы часто отказывают в возбуждении уголовного дела, например, об изнасиловании супругом. Законопроект дает дополнительную защиту тем, кому сложно доказать факт свершившегося сексуального насилия».

Родителям запретят воспитывать детей

Что говорят противники:

Протоиерей Всеволод Чаплин: «Если отец запретит 13-летней дочери уйти в полночь гулять непонятно с кем, это станет трактоваться как лишение свободы выбора. Вы отрубили какие-нибудь сомнительные сайты ребенку — вот вам уже „изоляция с целью лишения социальных контактов“».

В реальности:

Законопроект учитывает, что родители обязаны воспитывать своих детей. Поэтому считает насилием только действия (или бездействие), которые причиняют ребенку физическую боль, наносят вред здоровью или нарушают базовые права , прописанные в других законах. При этом действия родителей, которые формально могут считаться психологическим или экономическим насилием, но не нарушают базовых прав ребенка и не вредят его здоровью, насилием не считаются (это отдельно прописано в законопроекте).

Отказ купить ребенку игрушку или запрет пользоваться интернетом не считаются насилием, потому что не причинят вреда здоровью и не нарушат прав ребенка.

Детей будут забирать без суда и следствия

Что говорят противники:

Сергей Миронов, лидер партии «Справедливая Россия»: «Больше всего наша фракция опасается, что этим законопроектом прокладывается путь введения ювенальной юстиции в нашей стране, главная цель в конце концов — изымать детей из семей, изымать, потом куда-то отдавать, я не исключаю, что и в однополые семьи за рубежом. Нас не устраивает эта опасность в этом законопроекте».

В реальности:

Органы опеки уже имеют право изымать детей из семей в экстренных ситуациях — эта процедура прописана в Семейном кодексе. Ничего нового законопроект к этому не добавляет. Ни одна из профилактических мер (правовое просвещение и информирование, профилактический учет, профилактическая беседа, специализированные психологические программы, защитное предписание, судебное защитное предписание), содержащихся в законопроекте, не предусматривает изъятия детей из семьи.

Закон запретит ухаживать за женщинами

Что говорят противники:

Николай Николаев, депутат Госдумы от партии «Единая Россия»: «Признаюсь, я преследовал свою жену все 25 лет. Начал еще до свадьбы. И не прекращаю до сих пор. Например, я заезжаю за ней на работу. Иногда настырно, совсем без спроса, поджидаю ее с дочкой на занятиях, чтобы обеих забрать домой».

В реальности:

Преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Сталкер может искать, куда переехала его жертва, пытаться связаться через соцсети, электронную почту, звонить по телефону, преследовать на работе или учебе, настаивать на общении. Речь идет не об ухаживаниях, а о вторжении в личное пространство. Если разница вам не вполне ясна, Алексей Паршин советует ознакомиться с делом Валерии Володиной: «В результате преследования со стороны агрессора она была вынуждена покинуть родной город, сменить имя, а затем уехать и из страны».

Закон о домашнем насилии противоречит Конституции

Что говорят противники:

Фрагмент публичного аналитического доклада фонда «Семейная политика.РФ»: «Эта система позволит под видом „профилактических мероприятий“ произвольно применять практически к любому совершеннолетнему гражданину России меры репрессивного характера. При этом в рамках данной параллельной системы правовых норм не будет действовать конституционная презумпция невиновности».

В реальности:

Законопроект реализует то, что уже есть в Конституции. Вторая статья говорит о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. А согласно статье 21 «никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Домашнее насилие нарушает права, которые государство обязано защищать.

Авторы законопроекта не собираются отменять презумпцию невиновности. Защитное предписание, во-первых, временная мера; во-вторых, не устанавливает чью-либо виновность. Ее определяют в суде.

Сторонники закона манипулируют цифрами

Что говорят противники:

Валерий Фадеев, глава Совета по правам человека при президенте РФ: «Теоретически борьба с домашним насилием — это правильно. Но когда я иногда слышу в СМИ от сторонников этого закона, что мужья убивают в семье 14 тысяч женщин, а оказывается, что 14 тысяч — это больше, чем общее число убийств в России, я начинаю сомневаться в правдивости этих аргументов».

В реальности:

Эта цифра и правда не соответствует действительности . Но поскольку нет соответствующего закона, единой системы статистики по домашнему насилию тоже не существует. А в полиции фиксируют далеко не все случаи. Согласно экспертным оценкам, больше половины женщин не обращаются в правоохранительные органы. К тому же в официальную статистику не попадают бывшие супруги, а также люди, живущие в гражданском браке.

C января по сентябрь 2019 года МВД зафиксировало 15 381 случай бытового насилия против женщин. За 2018 год подобных преступлений было 21 390. Больше 60% уголовно наказуемых деяний в отношении детей происходит в семьях.

Анна Вилисова, Илья Шевелев

В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

Читайте так же:  Что необходимо чтоб подать на развод

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

Какая защита предлагается жертвам насилия

Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

Как изменился документ

Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

[1]

За законопроект и против него

Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

«Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

«Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

Читайте так же:  Доверенность на ребенка азербайджан

Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

Реакция на закон

Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

Девять НКО просят правительство РФ защитить жертв домашнего насилия во время карантина

Общественные организации, помогающие жертвам насилия в семье, обратились к правительству РФ и главам регионов с просьбой принять срочные меры для защиты пострадавших в условиях карантина. Текст письма опубликован на сайте «Российская общественная инициатива».

Авторы обращения отмечают, что число жалоб на семейное насилие возросло в странах, где был введен карантин. Эти данные содержатся в докладе специалиста ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравки Симонович.

«Многие страны, которые ввели карантин раньше, чем Россия, уже столкнулись с ростом. 1234 случая домашнего насилия (например, Китай, Франция, Великобритания, Австралия, Греция, Дания). Многолетний опыт работы наших организаций показывает, что в России число случаев насилия в семье значительно возрастает в период, когда люди вынужденно проводят значительное время дома, например во время праздников или длинных выходных», — говорится в обращении.

Как быть, если дом — это самое опасное место?

Видео (кликните для воспроизведения).

Общественники пишут, что в полиции приостановлен личный прием граждан и обратиться за помощью можно только по телефону, через электронную почту или Почту России. При этом из-за необходимости следить за соблюдением карантина полиции может не хватить ресурсов для контроля за бытовой преступностью.

Авторы письма просят принять срочные меры, которые позволят остановить насилие, переселить пострадавших в безопасное место и обеспечить их доступ к юридической и психологической помощи. Среди этих мер — отказ от привлечения жертв насилия к ответственности за нарушение условий карантина.

Под обращением подписались девять НКО: «Зона права», Консорциум женских неправительственных объединений, центр «Насилию.нет», центр «Сестры», Центр против насилия в отношении женщин «АННА», проект «Правовая инициатива», женский кризисный центр «Китеж», Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», РОО «Кризисный центр для женщин».

«Зона права» открыла горячую линию для жертв домашнего насилия в условиях самоизоляции:

Опубликован текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших указаны защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков.

Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не возымеет действия — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

«В случае если есть основания полагать, что вынесенное защитное предписание не обеспечивает безопасность и защиту лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием», — говорится в тексте законопроекта.

Судебное защитное предписание предусматривает вышеупомянутые запреты для нарушителя, а также другие, более жесткие профилактические меры. Оно обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Помимо государственных органов, к профилактике семейно-бытового насилия предполагается привлечь и общественные и некоммерческие организации. Они смогут в том числе «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем».

Накануне спикер СФ Валентина Матвиенко анонсировала широкую дискуссию по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, чтобы он стал «актом консолидации общества, а не причиной раздора». Она подчеркнула, что законопроект ни в коей мере не угрожает семейным ценностям, напротив — их разрушение происходит там, где превалирует бытовое и семейное насилие, где дети растут в недоброжелательной обстановке. По мнению спикера, проявления этого атавизма необходимо не просто пресечь, а изжить, сделать неприемлемым для общественного сознания. «Это только укрепит семью», — заявила она.

Читайте так же:  Если потерял сертификат на материнский капитал

«В обществе идет активная дискуссия по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия. Это свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме, которая мало кого оставляет равнодушным. Мы видим, что споры не утихают, целый ряд общественных организаций высказал пожелания ознакомиться с законопроектом», — прокомментировала публикацию текста документа вице-спикер СФ Галина Карелова. По ее словам, решено продлить обсуждение до 15 декабря 2019 года. Ранее планировалось подготовить его к внесению в Госдуму до 1 декабря.

Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта. В том числе — представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Спикер заверила, что все конструктивные предложения будут учтены.

Мирись: по закону о домашнем насилии НКО должны будут примирять жертву и агрессора

Окончательная версия законопроекта обязывает общественные и некоммерческие организации, занимающиеся профилактикой семейно-бытового насилия, содействовать примирению конфликтующих сторон.

В документе прописано еще одно обязательство для НКО: им необходимо будет выяснять причины насилия в семье и, чтобы устранить их, проводить индивидуальную работу с агрессором.

С изменениями в законопроекте о семейно-бытовом насилии ознакомился РБК. 29 ноября документ должен появиться на сайте Совета Федерации.

Также в документе уточнили виды насилия. По мнению авторов, «семейно-бытовое насилие — это действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений».

Предупреждать домашнее насилие, а также бороться с его последствиями обязаны будут полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Защищать жертву домашнего насилия необходимо независимо от того, заведено ли в ее ситуации уголовное дело.

Профилактика насилия может начаться после заявления пострадавшего или обращения свидетелей, увидевших насилие или узнавших о нем. Также поводом будут служить сведения органов власти и решение судов. Такие дела обещают рассматривать в незамедлительном порядке и назначать потенциальным агрессорам профилактические меры: беседы, помощь в социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие.

В законопроекте прописали и порядок выдачи защитных ордеров: их может получить как жертва домашнего насилия, так и человек, которому угрожают, для этого нужно только дать согласие. Ордер, он же защитное предписание, запрещает агрессору связываться с жертвой лично, по телефону или через интернет и выяснять, где она находится. Ордер действует 30 дней, но при необходимости его можно продлить до 60.

В законопроекте есть статья и о судебном защитном ордере сроком на год, который выдается по заявлению полицейских в случае, если они сомневаются в надежности обычного ордера. По судебному предписанию нарушителю могут назначить специальную психологическую программу, обязать съехать с совместного жилья и передать жертве ее имущество и документы.

По законопроекту, конфиденциальность и агрессора, и жертвы сохраняется.

В настоящий момент в России разрабатывается специальный закон о профилактике семейно-бытового насилия — недавно в документе появилось понятие «Преследование». Законопроект о домашнем насилии должен дать жертвам право на реабилитацию и охранный ордер от агрессора. Нападавших же будут отправлять на тренинги по работе с гневом.

По данным центра «Насилию.нет», в 95% случаев домашнего насилия именно женщины являются жертвами агрессии, погибшими от рук мужей.

Документ опубликовали на официальном сайте Совета Федерации. К его обсуждению пригласили все заинтересованные стороны.

«Будем признательны за конкретные предложения по корректировке статей проекта закона», — сказано на сайте Совфеда.

Обновление от 29.11.2019, 14:58:

Была добавлена информации о публикации законопроекта на сайте Совета Федерации.

[2]

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Читайте так же:  Раздел приватизированного имущества

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    [3]

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    В законопроект о домашнем насилии добавили обязанность НКО по примирению

    В итоговой версии законопроекта о домашнем насилии появилась обязанность некоммерческих (НКО) и общественных организаций содействовать примирению жертвы и виновника насилия, пишет РБК со ссылкой на документ, который пока еще не внесли в Госдуму. Кроме того, в законопроекте решили оставить три угрозы насилия — физическое и психическое страдание, а также имущественный вред. По данным “Ъ”, в Кремле считают, что в тексте нужно оставить только физическое насилие.

    Законопроект о семейно-бытовом насилии разработала группа сенаторов. В итоговой версии документа появились нормы по примирению жертвы и виновника насилия. Кроме этой работы НКО и общественные организации должны будут заниматься выяснением и устранением причин насилия и проводить индивидуальную работу с нарушителями.

    Устанавливается, что семейно-бытовое насилие — это действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаков иных правонарушений. По данным “Ъ”, в Кремле считают, что в этом понятии нужно оставить упоминание только физического насилия.

    В документе решили оставить введение охранного ордера — предписания, которое выдают жертве. Благодаря ордеру виновнику насилия будет запрещено контактировать с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет. Если эти меры не помогут, то участковый может обратиться в суд. Предполагается, что в таком случае виновника могут обязать пройти психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой или передать ей ее имущество и документы.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Подробнее о законопроекте о домашнем насилии — в материале “Ъ” «За домашними тиранами присматривает Кремль и Белый дом».

    Источники

    Литература


    1. Ивакина, Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов); М.: Юристъ, 2012. — 384 c.

    2. Ведихин, А. Forex от первого лица. Валютные рынки для начинающих и профессионалов / А. Ведихин. — М.: Омега-Л, 2005. — 428 c.

    3. Зайцева, Т. И. Нотариальная практика. Ответы на вопросы. Выпуск 3 / Т.И. Зайцева, И.Г. Медведев. — М.: Инфотропик Медиа, 2016. — 400 c.
    4. Астахов Жилье. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма / Астахов, Павел. — М.: Эксмо, 2009. — 320 c.
    5. Великородная, Л. И. Государственная регистрация юридических лиц: от создания до ликвидации / Л.И. Великородная. — М.: Московская Финансово-Промышленная Академия, 2011. — 304 c.
    Домашнее насилие нко
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here