Что плохого в законе о домашнем насилии

Война полов и уничтожение мужественности. Чем противники закона о домашнем насилии аргументируют свою позицию?

К внесению в Госдуму готовится законопроект о профилактике семейно-бытового насилия — спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила рабочей группе подготовить предложения до 1 декабря. Правозащитники много лет добиваются принятия подобного документа — они указывают, что в российском законодательстве до сих пор нет даже понятия «домашнее насилие».

30 октября в Общественной палате прошли слушания «Закон о домашнем насилии: целесообразность и перспективы». Большинство присутствующих высказались против принятия законопроекта. В поддержку закона выступили только сотрудница центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» Екатерина Бахренькова и помощница депутата Оксаны Пушкиной Екатерина Барбакадзе, которая обратила внимание, что большая часть собравшихся не могла видеть проект закона. Соавторы законопроекта Мари Давтян и Алена Попова рассказали, что их на общественные слушания не позвали.

Законопроект предлагает ввести определение домашнего насилия и его видов (сексуальное, физическое, экономическое, психологическое), охранные ордера (предписания, которые запрещают насильнику приближаться к жертве, контактировать с ней и ее близкими, преследовать ее) и курсы управления гневом для агрессоров. «Такие дела» цитируют некоторые аргументы противников закона о профилактике семейно-бытового насилия.

Фото: pxhere.com

Мария Мамиконян

председатель «Родительского всероссийского сопротивления»

«Мы давно выступаем против законопроекта — но не потому, что мы за насилие, а потому, что закон плох и приведет к стремительной деградации семьи. Лоббисты закона используют ложь о семье как об особо опасном месте. У борцов за закон все держится на фейках, это говорит о том, что у них нет нормальных обоснований. Домостроя и униженного положения женщины у нас в стране нет.

Основная цель происходящего — развязать войну полов. Речь идет о разрушении семьи, а разрушить ее можно, только натравив женщин на мужчин. После всех этих флешмобов интернет заполнили высказывания феминисток. Эти высказывания дают очень интересный портрет “борцуний с насилием”. Это агрессивные, негативно настроенные к мужчинам девушки, пользующиеся ненормативной лексикой и в адрес мужчин, и в адрес взрослых женщин, пытающихся объяснить им, что семья — это не ужас-ужас.

Мужская часть поначалу отнеслась к этому с удивлением и сдержанно, но потом пошла обратная волна мужского негодования. Они говорят: “Жениться? Да никогда! Все мы про них поняли, не только жениться, вообще никаких устойчивых отношений! Дети? Да мы не сумасшедшие! Это шкуры, они хотят, чтобы мы на них вкалывали, а потом все забрать и к другому свалить. Защищать такую страну не будем! Теперь, если увижу на улице, что женщину убивают, только порадуюсь: одной шкурой меньше”. Это собирательное мужское высказывание в ответ на феминистический бред.

Два дня назад была серия убийств (подросток убил мать ножницами, а женщина выколола глаза ребенку, объяснив это местью мужу. — Прим. ТД). Понимают ли устроители флешмобов и продвижения закона о домашнем насилии, что это результат их действий по поддержке и прославлению сестер Хачатурян? Сдвинули все нормы, отменили все табу в результате продвижения закона».

Владимир Павленко

доктор политических наук

«Основу российского законодательства составляет советская система норм с изменениями, касающимися рыночных институтов. Для этой системы подобный документ — инородное тело, которое взрывает ее изнутри тем, что утверждает чуждые нам принципы.

Законопроект практически отменяет принцип презумпции невиновности, подменяя его доносом. Удар наносится по здравомыслию. Законопроект направлен не на полноценное расследование каждого эпизода, а на создание информационной волны, которая управляется корпоративными интересами и включает логику толпы. Далеко не все институты, в том числе суды, в состоянии выдержать такое давление.

Авторы законопроекта способствуют тому, чтобы НКО подменяли собой общественную самоорганизацию. Этот законопроект — далеко не первый пример наступления на традиционную семью, и закономерен вопрос: кому это выгодно? Кто продолжает оказывать поддержку вмешательству в семью?

Генеральный тренд глобальной политики — замена традиционной семьи путем пропаганды всевозможных пороков с целью депопуляции. Когда прекратится поставленное на поток производство подобных законопроектов? Тогда, когда будет восстановлен приоритет национальных законов над международным правом и когда Россия перестанет брать на себя обязательства по решениям, которые приняты на глобальном уровне».

Александр Синельников

профессор кафедры социологии семьи и демографии МГУ

«Закон о профилактике семейно-бытового насилия — внешнего происхождения, он продавливается в Россию международными организациями. Любое государство, которое уступает внешнему давлению и позволяет менять свое законодательство, теряет суверенитет и в конце концов перестает быть государством. А к чему сводятся предлагаемые изменения в законодательство? К массированному вмешательству во внутрисемейную жизнь.

Если этот закон будет принят, это усугубит и без того чрезвычайно острую ситуацию: у нас больше половины браков заканчивается разводами, низкая рождаемость, естественная убыль населения. В тех западных странах, где давно уже подобные законы приняли, кризис семьи зашел гораздо дальше. В Европе половина населения к 50 годам ни разу не вступает брак, почти половина детей рождается вне брака. В Германии среди женщин, которые родились в конце 1960-х годов, 23% никогда не рожали. В России — 8%, в три раза меньше. В других европейских странах и США положение мало отличается: всюду добровольно бездетных намного больше, чем вынужденно бездетных.

Феномен чайлд-фри много чем объясняется, но одна из причин — супружеская пара просто боится произвести на свет ребенка, который через несколько лет пойдет в школу, где ему объяснят, куда жаловаться на родителей, если они обижают. Вмешается ювенальная юстиция, ребенка могут изъять из семьи. И некоторые люди, которых довольно много, решают эту проблему так: не заводят детей.

Если этот закон будет принят, это просто убьет семью, а вместе с ней общество и государство».

Людмила Виноградова

член Общественной палаты РФ

«В 2017 году уголовно наказуемые побои в отношении членов семьи были переведены в состав административных правонарушений — таким образом Госдума исправила ошибку, допущенную предыдущим законом. С тех пор произошли позитивные изменения, поскольку те правонарушения, которые были скрыты для официальной статистики, стали очевидны. Процедура привлечения виновного к ответственности упростилась и ускорилась.

Читайте так же:  Установление отцовства в какой суд обращаться

Лоббисты закона о профилактике домашнего насилия, стремясь достичь своей цели, развернули агрессивное продвижение услуг, прописанных в их законодательных предложениях. Они предъявляют не соответствующие действительности цифры статистики. На самом деле в 2015 году в России случаи домашнего насилия составляли всего 2,2% от количества всех преступлений в отношении женщин. И процент этот сокращается год от года.

В РФ действуют законы гораздо эффективнее, чем предлагают феминистки. Защитное предписание — это вчерашний день для нашего судопроизводства. Уголовный кодекс содержит не менее 40 составов, квалифицирующих преступления, отнесенные феминистками к семейно-бытовому насилию. Действующий закон содержит намного больше профилактических мер, не уступающих зарубежным. Предлагаемые лоббистами законопроекта меры уже закреплены в российском законодательстве, нет никакой необходимости устраивать конкуренцию норм права».

Геннадий Прохорычев

уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области

«Я хочу сказать о социальной стороне данного “законопроекта” — в кавычках, потому что это не законопроект, а размышления с Рублевки. Это фантазия на тему, которая нереальна в существующем формате. Законотворцы предлагают содействие в получении временного жилья жертве. Спуститесь на землю, женщины с Рублевки! Мы не можем в субъектах РФ расселить людей, которые нуждаются в этом.

Нас всех хотят убедить в том, что в семьях происходит что-то ужасное, а мужчины — изверги, которые истязают и насилуют… У нас недостаточно программ по работе с мальчиками, юношами и мужчинами. У нас так сложилось, к сожалению, что акцент на женщинах, мужчина где-то в стороне».

Федор Лукьянов

священник, ответственный секретарь Патриаршей комиссии РПЦ по вопросам семьи

«Мы должны задать себе вопрос: кому выгоден проект? Фиона Хилл, специальный помощник президента США по российским делам, написала книгу, в которой говорится, что русским не нужна Сибирь, осваивать это пространство они не смогут. Как раз утрата маскулинности в обществе, утрата мужского начала приводит к отсутствию способности осваивать географическое пространство. Мы видим здесь некий глобальный заказ.

Физическое насилие между супругами отвратительно и недопустимо. Если кто-то из супругов совершает реальные преступные действия, государство может, а нередко и должно преследовать это по закону. Вместе с тем церковь выступает против попыток дискредитировать семью, брак и домашний очаг, представив их в виде потенциального источника угрозы и насилия. Семья была и остается наиболее безопасным для человека окружением, а трагические отклонения от этой нормы — результат отхода от подлинных основ семейной жизни.

Семейные отношения имеют глубоко личную и нравственную природу, а потому не могут всецело регулироваться законодательно. Путь по предотвращению трагических ситуаций в семье лежит не через расширение вмешательства закона, а через нравственное возрождение общества.

Лоббирование принятия законопроекта явно связано с лоббированием Стамбульской конвенции (международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье. — Прим. ТД). Нам кажется неслучайным огромное международное давление, которое оказывается на нашу страну, нам понятен заказчик этого давления. Думаю, все здравомыслящие граждане выступят против этого законопроекта».

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 1 от 20.01.2020 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
ИНН: 9710001171
КПП: 770401001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ПАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Почему закон о домашнем насилии это не угроза семье?

Чудовищная история с убийством девочки в Саратове вызвала большой резонанс, но надо понимать, что случаи, когда ребенок погибает от рук преступника-рецидивиста при подобных обстоятельствах, единичны. Большинство случаев насильственной смерти детей происходят в семьях, от рук родственников или людей, которые живут с ними в одном доме. На одного ребенка, убитого на улице, приходится несколько сотен детей, вынужденных годами жить в опасности, детей, жестоко искалеченных или убитых людьми, которым они доверяли, теми, которые их должны были защищать. Скорбеть о Лизе и выступать против закона о домашнем насилии довольно лицемерно. Мы не можем оставить детей без защиты на том основании, что их убивает не чужой человек за гаражами, а кто-то из близких прямо у них дома.

Читайте так же:  Как подать заявление на снижение алиментов

Когда речь идет о вмешательстве в дела семьи, мы все испытываем понятную тревогу. Закон о домашнем насилии прочно связан в сознании многих со страшными рассказами про «отберут ребенка за шлепок по попе», «подросток наговорит на родителей за то, что отняли компьютер». Но важно понимать, что существующее положение дел создает в этом плане гораздо больше рисков.

Что происходит сейчас, если кто-то предполагает, что ребенок пострадал от насилия в семье? Допустим, в детском саду увидели у него синяки и в ответ на вопрос «Что случилось?» он сказал, что его побили дома. Воспитатель обязан сообщить в опеку. Опека обязана разобраться.

Сотрудник опеки оказывается перед очень неприятным выбором. Возможно, ребенок все придумал или его не так поняли. Возможно, его правда избили. За один день и максимум один разговор с родителем (и то если удалось его застать дома или вызвонить по телефону) это не всегда поймешь. Как быть? Отправить ребенка домой, где его, возможно, изобьют до полусмерти за то, что «настучал»? Или запугают, чтобы больше никому ничего не рассказывал? Или увезут в неизвестном направлении? Мы же не знаем, в каком состоянии тот, кто его побил. Может быть, у него алкогольный психоз, или он жестокий психопат. Это может быть вообще не родитель, а, например, сожитель матери или родственник, страдающий зависимостями. А может быть, ничего страшного нет, и произошло недоразумение, или, даже если ребенка наказали сгоряча, родитель уже сам сожалеет и решил, что больше никогда такого не сделает?

Врагу не пожелаешь принимать такие решения. Либо сотрудник опеки оставляет ребенка в ситуации, когда он находится в полной власти человека, который гипотетически является насильником по отношению к нему, и человек может сделать что угодно, либо забирает ребенка в приют. Наверное, неудивительно, что в этой ситуации чаще всего принимается решение ребенка забрать, даже если нет уверенности, что угроза очень серьезная.

Происходит очень несправедливая вещь. Мало того, что ребенка избили, после этого его забирают не только от обидчика, но и от его других родственников, которые, может быть, его не обижали! Из его семьи, из его дома, от его игрушек, от его друзей, из его школы – от всего его мира. Его насильственно помещают фактически в место лишения свободы, пусть и комфортное, — именно за то, что его побили. Нынешняя практика, которая существует сейчас – это практика “наказания жертвы”, того, кто пострадал. И нет другого способа его защитить, кроме как изолировать. В довольно частой ситуации – насилие со стороны сожителя матери – ребенок оказывается в приюте, теряя все, а насильник сплошь и рядом продолжает жить где жил, если не заведено уголовное дело.

После этого у опеки есть неделя на то, чтобы подать на лишение родительских прав. Закон обязывает ее это сделать. И через неделю эта же горячая картошка оказывается в руках судьи. У судьи обычно к этому времени недостаточно фактов, чтобы принять решение: было, не было, опасно, не опасно, можно возвращать, нельзя возвращать. Понятно, что сплошь и рядом перестраховываются. Если есть риск вернуть ребенка туда, где, возможно, ему грозит опасность, или ребенка оставить в учреждении – выбирают оставить в учреждении.

Таким образом, сейчас практика такова, что малейшее подозрение, что ребенок в семье подвергается насилию, влечет за собой катастрофические последствия для ребенка и для семьи. Очень трудно потом вернуть обратно, на это не предусмотрено процедуры и никто не хочет брать на себя ответственность. Даже если удалось вернуть ребенка, травма для него и для семьи бывает очень серьезной.

Как же быть, ведь действительно страшно оставлять ребенка в, возможно, опасной ситуации?

Запрет находиться с ребенком должен быть предъявлен взрослому

Для этого и предлагается способ, которым во всем мире разрубается этот мучительный узел. Вместо того, чтобы забирать ребенка из-за подозрений, что какой-то из взрослых в его окружении для него опасен, выносится запрет этому взрослому находиться вместе с ребенком. Конечно, это тоже сложная ситуация: может быть, взрослому обидно, неудобно, неприятно, особенно если, например, он на самом деле этого не делал. Но по сравнению с отобранием ребенка из семьи очевидно, что это гораздо меньшая беда – взрослому найти где-то пожить несколько дней или недель, и дать больше времени, например, той же опеке разобраться. Сам по себе запрет очень мотивирует родителя на контакт с опекой, его не придется отлавливать и упрашивать поговорить, как это нередко бывает.

Да и снять запрет — намного проще, чем вернуть ребенка, если уже его отобрали. Допустим, опека несколько дней разбирается, договаривается о каком-то сотрудничестве и видит, что опасности для ребенка нет, и запрет снимается полицией. При этом запрет на приближение это не судимость, не арест, ничего очень ужасного для взрослого человека он не несет, и даже если тревога окажется ложной или преувеличенной, жизнь семьи легче вернется к норме.

В случаях, когда есть серьезная угроза, что обидчик в неадекватном состоянии вернется, будет угрожать семье, то вступает в силу уже вторая часть этого закона, когда ребенка надо забрать в убежище вместе с другим его близкими взрослым, не разрушая семью, не разрушая их отношения. Таких историй не так много, но они случаются, поэтому убежища должны быть в каждом районе.

Обычно, если у человека сохранился здравый смысл, он не будет нарушать запрет на приближение. Если это все таки происходит, можно и нужно вызывать полицию, не дожидаясь агрессии. Полиция в этой ситуации не может сказать, как они сейчас часто говорят: «Будет повод, тогда вызывайте». Нет нужды ждать, что кого-то уже изобьют и потом снимать побои. Есть прямой запрет на приближение к ребенку, если он нарушен – это основание для задержания, для административного дела. Мировой опыт показывает, что это действует очень охлаждающе. Если известно, что за нарушение запрета тебя, а не ребенка заберут в казенный дом – это отрезвляет, а кому недостаточно окажется – административный арест может добавить здравого смысла и самообладания. И наоборот, если взрослый в этой ситуации демонстрирует законопослушность и адекватность, это аргумент за то, что с ребенком все будет в порядке и после отмены запрета. Не гарантия, но весомый довод.

Читайте так же:  Выборы дело семейное

Конечно, к этому должны быть добавлены программы помощи тем родителям, которые бьют детей под влиянием гнева или беспомощности, но это уже сфера социальной работы и психологии, а не закона.

Еще один страх: ребенок (подросток) будет манипулировать и наговаривать на родителей, например, приемных. Такое нечасто, но случается. Он наговорил, его забрали, в приюте он через два дня пожалел и признался, что наврал, и теперь уже очень хочет домой — но не тут то было. Вернуть ребенка, которого забрали по жалобе на жестокое обращение, очень сложно. Такие истории тянутся месяцами, и часто так и не удается вернуть ребенка в семью. В этом случае запрет на приближение также предлагает более мягкий вариант, хотя, конечно, это все может быть очень тяжело и неприятно для родителя, которого оговорили, но восстановить справедливость будет намного проще.

И только в случае, когда у ребенка есть лишь один взрослый, и именно этот взрослый подозревается в жестоком обращении, и невозможно никого найти, кто пожил бы с ребенком или принял бы его к себе, только тогда он помещается в приют. Понятно, что это не так часто будет случаться

За ложный донос ответственность не предусмотрена

Фото с сайта health.harvard.edu

Основанием для того, чтобы власти приступили к «профилактике», может быть заявление не только самого пострадавшего, но и сотрудников соцзащиты, медицинских учреждений и т.п. А если потенциальная жертва семейно-бытового насилия находится в «беспомощном или зависимом» состоянии, то подать заявление об угрозе насилия (не говоря уже о факте) может любой гражданин. Рассматривать эти заявления, жалобы и сообщения органы власти должны «незамедлительно».

[1]

Не защищает: пожилой человек не будет жаловаться

[2]

Пожилые люди часто сталкиваются в семье с такими формами насилия, как игнорирование их потребностей, пренебрежительное отношение. Но они не пойдут жаловаться на это в полицию. «Насилие над стариками всегда безмолвное. Пожилые люди боятся ухудшить отношения с родственниками и остаться в одиночестве, пусть даже в психологическом. Они могут написать заявление только тогда, когда дело дойдет до побоев, приводящих к инвалидизации или даже к угрозе жизни», — говорит Александра Имашева, руководитель Центра психологической помощи «Свеча».

Распространенная форма экономического насилия, когда сын-пьяница отнимает у родителей пенсию, тоже выходит за рамки законопроекта, поскольку является правонарушением или даже преступлением, говорит Александра Имашева.

Нарушает права: семьи людей с деменцией окажутся в сложной ситуации

Видео (кликните для воспроизведения).

«Люди, которые ухаживают за пожилыми людьми с деменцией, могут в какие-то моменты срываться, кричать. Потом они плачут, извиняются, осознают, что делали это под влиянием усталости и эмоций. Да и сами пациенты могут вести себя шумно. У нас есть подопечные, которые почти постоянно кричат, если не принимают специальную поддерживающую терапию.

Конечно, соседи могут неправильно оценить такие крики. Думаю, прежде всего необходимо развивать систему поддержки семей, ухаживающих за пожилыми людьми с деменцией», — считает руководитель патронажной службы «Милосердие» Алена Давыдова.

Даже синяки могут свидетельствовать не о побоях, а о том, что человек упал или у него слабая сосудистая система, отметила она.

Между тем, согласно законопроекту, если соседи, которым надоел шум, донесут о семейно-бытовом насилии в отношении старика с деменцией, полиция должна будет отреагировать «незамедлительно».

«Ложный донос о преступлении наказывается, а в законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия никакой ответственности за ложный донос не предусмотрено», — отметил Сергей Пашин.

Закон о домашнем насилии не касается наказания

Часто встречается аргумент, что закон о домашнем насилии не нужен, ведь все эти случаи и так подпадают под уголовное законодательство, мол, и так нельзя никого бить головой о батарею. Но закон о домашнем насилии не касается сферы наказания. Есть уголовный кодекс, и если установлено, что ребенка били головой об батарею, наказывать будут в соответствии с ним. Закон о домашнем насилии нужен именно для того чтобы в тех случаях, когда неясно, было или нет, когда сначала сказали, а потом взяли назад свои слова, иметь возможность не принимать необратимые суровые решения.

Это закон, который дает пострадавшему защиту на время разбирательства, поскольку понятно, что в семейной ситуации люди очень сильно связаны друг с другом, и у них амбивалентное отношение друг к другу. Если на нас напал незнакомец из-за угла, у нас нет к нему никаких других чувств, кроме возмущения и желания наказать. С родителями и супругами все гораздо сложнее. Жертва может не хотеть быть избитой, но еще меньше хотеть в детский дом или потерять семью. Закон нужен для того, чтобы снизить эту амбивалентность, чтобы дать возможность просто физически не находиться в одном месте, не подвергаться угрозе давления или дальнейшего насилия.

И еще один плюс – закон разрешил бы мучительную дилемму, с которой сталкивается каждый, кто слышит или видит, как бьют ребенка. Сообщить – и уже вечером ребенок будет в приюте. Или не сообщать – и ребенка продолжат бить. Это очень плохой выбор.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    Читайте так же:  Суд плати развод загс

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Экспертом по «психическим страданиям» станет полицейский

    Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

    Определять, был факт семейно-бытового насилия или нет, и кто кого в семье обидел, будет сотрудник органов внутренних дел. Ему придется оценивать даже «угрозу причинения психического страдания». Никаких правил, что считается психическим страданием, или шкалы, с помощью которой это страдание измерять, полицейским не выдают.

    Зять раскритиковал борщ тещи, и она страдает – это насилие, за которое его нужно поставить на профилактический учет? Теща в сердцах разбила айфон зятя, ему причинен имущественный вред – ее надо выселить из собственной квартиры?

    Выбор мер профилактического воздействия будет зависеть от личного опыта и взглядов на жизнь конкретного сотрудника правоохранительных органов. Например, он может на глазах у изумленных соседей забрать предполагаемого нарушителя в отделение полиции и провести с ним там профилактическую беседу.

    Не защищает: оценивать ситуацию должен специалист

    Сотруднику полиции может не хватить квалификации, чтобы выявить факт семейно-бытового насилия в отношении пожилого человека. Лучше, когда ситуацию оценивают специально обученные люди, считает Алена Давыдова.

    «В Израиле ситуацию в семье, где есть нуждающийся в уходе пожилой человек, отслеживает социальный работник. Это специалист с высшим образованием, который регулярно навещает семью. Если есть какие-то признаки насилия, в том числе психологического, или родственники получают материальную компенсацию за уход, но пренебрегают нуждами подопечного, социальный работник сообщает об этом в страховую компанию или в полицию», — рассказала она.

    [3]

    Нарушает права: презумпции невиновности, доказательств и расследования не будет

    «Человек с деменцией может жаловаться, фантазировать. Мы все знаем, что при этом заболевании бывают такие нарушения, когда человеку кажется, будто у него воруют деньги, или его не кормят», — отметила Алена Давыдова.

    Но законопроект не предусматривает расследование, сбор доказательств, даже презумпцию невиновности. Это «нарушителю» придется доказывать сотруднику полиции, что он невиновен.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Преступление без преступления: логическая загадка

    Согласно определению, предложенному в законопроекте, семейно-бытовое насилие — это умышленные действия, которые причиняют или «содержат угрозу причинения» физического или психического страдания, а также имущественного вреда. При этом к семейно-бытовому насилию не относятся административные правонарушения и уголовные преступления.

    Не защищает: закон беспомощен, когда преступление совершено

    Получается, закон беспомощен против наиболее опасных правонарушителей. Если родственник уже избил пожилого человека с деменцией, никаких мер по отношению к нему законопроект не предусматривает, потому что побои в зависимости от причиненного вреда являются или административным правонарушением, или уголовным преступлением.

    «В данной редакции документ выглядит неэффективным», — считает Александра Имашева, руководитель Центра психологической помощи «Свеча».

    Впрочем, группа разработчиков законопроекта уже подготовила поправки, которые распространяют понятие «семейно-бытовое насилие» и на те деяния, которые перечислены в КоАП и УК.

    Читайте так же:  Развод с несовершеннолетними детьми отзывы

    Нарушает права: «подвергшимся насилию считается человек, не подвергшийся насилию»

    Если действия человека не являются правонарушением, преступлением или проступком, значит, он не нарушитель, отметил Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, профессор Высшей школы экономики. «Если он нарушил право, то какое именно это правонарушение? Если он нарушил правила общежития, то какое до этого дело государству? Закон не должен регламентировать, как надо объясняться в любви девушке и как супруги должны жить вместе», — считает Пашин.

    В нынешней редакции непонятно, кого и от чего защищает закон. «Оскорбление – это административный проступок, как и клевета. Угроза – это преступление. Побои – это иногда административный проступок, иногда преступление. Что это за нарушения, которые не являются ни преступлением, ни проступком, но могут причинять психические страдания?» — недоумевает эксперт.

    Согласно законопроекту, лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию, — это в том числе люди, «в отношении которых есть основание полагать», что им «могут быть причинены» физические или психические страдания, или же имущественный вред. «Значит, подвергшимся насилию считается человек, не подвергшийся насилию», — делает вывод Сергей Пашин.

    Законопроект нарушает неприкосновенность частной жизни и наносит удар по принципу правовой определенности (ясности и точности правового регулирования), считает юрист.

    В Генеральной прокуратуре, однако, полагают, что законопроект будет способствовать профилактике административных правонарушений и уголовных преступлений до их совершения.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Законопроект о семейном насилии: беспомощная защита, нарушители без нарушений

    Мы примерили обсуждаемый законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» на ситуацию, когда в семье обижают стариков – а такое встречается. Сможет ли новый закон защитить их?

    Фото с сайта diariobasta.com

    Лекарство не должно быть вреднее болезни

    Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

    Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено общаться с пострадавшим, в том числе по телефону, на срок от одного до двух месяцев. Судебное защитное предписание, помимо прочего, может обязать нарушителя покинуть помещение, где он проживает совместно с пострадавшим – «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении».

    «Специализированная психологическая программа» в статье 23 законопроекта раскрывается как психологическое сопровождение нарушителя.

    «Но консультирование «работает» только тогда, когда у клиента есть мотивация, — отметила Александра Имашева. — А если нарушитель сопротивляется, считает, что знает ситуацию лучше психолога? Родственники скажут: «Вы даже не представляете, какая это мерзкая старуха», «Вам не понять, какой ужасный характер у папы, он всех довел». Они даже могут этого не говорить, просто думать про себя, и психологическая программа окажется бесполезной. Сложно оказывать психологическую помощь принудительно».

    Совершенно непонятно, как будет действовать защитное предписание в случае с пожилыми людьми, продолжила руководитель Центра психологической помощи «Свеча». «Они часто живут вместе с родственниками и ограничены в передвижениях. Каким образом будет действовать запрет на контакт?»

    В законопроекте говорится о «срочных социальных услугах» самим жертвам семейно-бытового насилия в «организациях специализированного социального обслуживания». Но не объясняется, о чем конкретно идет речь.

    «Скажем, пожилой человек убежал из дома, потому что его там избивали. Куда ему идти? Нигде не прописано. Никаких временных убежищ не предусмотрено», — отметила Александра Имашева.

    Единственная эффективная мера защиты — забрать пожилого человека в дом престарелых или ПНИ. Но сами пожилые люди, как правило, боятся этого больше всего, говорит психолог.

    Профилактическая беседа – самая безобидная на вид мера. Казалось бы, отлично. Пришел участковый и припугнул зарвавшегося алкоголика, угрожающего выгнать мать из дома.

    Однако «содержание, продолжительность, порядок и условия проведения профилактической беседы нигде пока не определены. Скажем, для допросов существуют такие нормы, они содержатся в уголовно-процессуальном кодексе. А здесь – ничего подобного», — отметил Сергей Пашин.

    А что означает профилактический учет? «Еще не установлен факт правонарушения, человеку не дали защититься, зато сразу поставили на учет. И вот он уже гражданин третьего сорта, злодей, семейно-бытовой насильник», — говорит эксперт.

    Самая серьезная мера воздействия – судебное защитное предписание, с которым человека могут выселить из квартиры на год. Кто будет определять, есть у него возможность жить в другом помещении, или нет? Какие критерии существуют для измерения этой «возможности»? На эти вопросы ответов пока нет. Зато в США нарушители аналогичного закона нередко проживают в котельных, пока не истечет срок, на который им предписали разъехаться с пострадавшим членом семьи, отметил Сергей Пашин.

    «Лекарство не должно быть опаснее болезни», — добавил он.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Проект Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия» был опубликован на сайте Совета Федерации 29 ноября. Обсуждение продлится до 15 декабря. Для подготовки документа в Совете Федерации была создана специальная рабочая группа. В начале 2017 года Госдума приняла законопроект о внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса, которая называется «Побои». Рукоприкладство в семье стало административным, а не уголовным преступлением. За полгода до этого перестали быть уголовным преступлением и перешли в разряд административных правонарушений побои в отношении посторонних людей, совершенные впервые и без отягчающих обстоятельств. По данным Следственного комитета РФ, случаи домашнего насилия после декриминализации побоев в семье участились.

    Источники

    Литература


    1. Краткий юридический справочник для профактива. — М.: Профиздат, 2012. — 432 c.

    2. Тихомиров, М. Ю. Защита жилищных прав. Комментарии, судебная практика, образцы документов / М.Ю. Тихомиров. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 144 c.

    3. Файфер, Боб Удвойте ваши прибыли; М.: Юнити, 2011. — 143 c.
    4. Саблин, М. Т. Взыскание долгов. От профилактики до принуждения / М.Т. Саблин. — М.: КноРус, 2013. — 400 c.
    5. Астахов Жилье. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма / Астахов, Павел. — М.: Эксмо, 2009. — 320 c.
    Что плохого в законе о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here