Что делать жертве домашнего насилия

«Если выйдешь из дома, сообщу полиции»

Карантин порождает волну домашнего насилия: что делать жертвам?

[3]

  • Во вторник, 13 апреля, в Сети началась серия вебинаров онлайн-школы команды Moscow FemFest для женщин, испытывающих трудности во время режима самоизоляции. Цикл открывает одна из наиболее болезненных тем — проблема домашнего насилия. Как считают создатели курса, несмотря на то, что из-за карантина в стрессовой ситуации оказались миллионы людей в России, основной удар на себя приняли женщины. К сожалению, в прямом и переносном смысле. В дискуссии приняли участие правозащитница Мари Давтян, а также психолог Зара Арутюнян.

    В России идет третья неделя самоизоляции, но то, что карантин приведет к всплеску домашнего насилия, стало понятно еще по итогам первой. Уже к концу марта количество звонков на телефон доверия кризисного центра «Анна» стало больше на 25%. Кризисный центр «Китеж» отметил увеличение на 15%.

    При этом получить точную статистику роста домашнего насилия во время распространения вируса будет нельзя даже по окончании пандемии: Россия — единственная страна в Совете Европы, где нет закона против домашнего насилия. Данные по таким обращениям практически не собирают, говорит Мари Давтян.

    Эксперты сходятся на том, что риски заточения «в четырех стенах» были очевидны еще до введения жестких противоэпидемиологических мер. Общая социальная напряженность, неуверенность в будущем и потеря работы из-за пандемии стали благодатной почвой для агрессии — особенно в тех семьях, где случаи насилия встречались и раньше. Кроме того, отсутствие повседневной нормальной жизни лишило людей возможности сбрасывать внутреннюю агрессию, отмечает Зара Арутюнян:

    Зара Арутюнян. Фото: Facebook

    — Существуют механизмы внутреннего сдерживания. Для некоторых семей нагрузку снимало даже наличие у мужа любовницы. Кому-то из моих клиентов-мужчин я советовала заниматься боксом или ходить в тир. При этом снятие напряжения могло происходить даже неосознанно, та же рыбалка могла снять напряжение с жены. Во время карантина возможности для альтернативной жизни исчезли, — поясняет психолог.

    — В Центре защиты пострадавших появились обращения, связанные непосредственно с коронавирусом и карантинными мерами. Несколько из них были примерно одного содержания: «уволили с работы, запил и стал применять насилие». Кроме того, в одном из случаев мужчина угрожал своей жене, что, если она выйдет из дома, он расскажет полиции, что она нарушает режим самоизоляции, — говорит Мари Давтян.

    КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


    УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

    8 800 350 84 37

    Мари Давтян. Фото: Facebook

    Самое страшное при этом — это не только рост кейсов, но еще полная потеря инструментов защиты жертвы. С этим в России было плохо и раньше, однако сейчас активистам приходится дополнительно «маневрировать».

    К примеру, даже в случае реальной угрозы женщине будет сложнее попасть в травмпункт и снять побои, так как многие медучреждения перепрофилируются под коронавирус.

    Кроме того, граждан перестала принимать полиция, а работающие сотрудники больше заняты контролем соблюдения режима самоизоляции.

    Раньше можно было составить «план безопасности», собрать необходимые документы, договориться с соседями и родственниками. В условиях карантина жертва будет вынуждена вернуться домой, так как помочь ей никто не сможет, поясняет Давтян. Это в разы усугубит ее положение. В текущей ситуации план спасения приходится долго и тщательно продумывать индивидуально.

    — Стоит делить ситуации по принципу «есть угроза жизни и здоровья или нет». Если мы понимаем, что в сложившейся [семейной] ситуации присутствует насилие, но мы не можем найти из нее выход, приходится только выживать и мимикрировать. Если насилие угрожает жизни, мы должны аккуратно искать пути помощи, — говорит Мари Давтян.

    В первую очередь, правозащитница рекомендует обратиться в региональный кризисный центр. Важно помнить, что ни в коем случае нельзя срываться и говорить о своих намерениях агрессору — это обязательно повлечет за собой рост насилия, утверждают эксперты.

    Если ситуация становится опасной для жизни — нужно первым делом покинуть жилье, и впоследствии обратиться травмпункт или полицию. О работе служб необходимо узнать заранее. Если возможности покинуть дом нет — необходимо все же пытаться дозвониться в полицию, просить это помочь сделать родственников и друзей.

    Однако сейчас эффективнее может оказаться даже помощь соседей, которые услышали шум, вспоминает один из недавних кейсов Давтян.

    Начать прорабатывать план спасения стоит, даже если ситуация с насилием в семье не критична, но вы подозреваете, что она может ухудшиться. Чтобы выиграть время, основной задачей в режиме самоизоляции остается выживать «в четырех стенах» и оттягивать момент серьезного проявления агрессии.

    — Первое, что надо помнить — насильник всегда виноват. Но я скажу страшную для феминистки вещь — не провоцируйте, смягчайте углы. Я говорю это, несмотря на то, что провокация — это всегда слово стороны насильника и к реальности отношения не имеет. Однако женщины, которые несколько лет живут в абьюзивных отношениях, знают, где находятся слабые места насильников.

    В условиях карантина следует вести себя близко к стереотипному образу идеальной женщины. Можно не верить, что мужчину можно купить за правильно прожаренную котлетку, но абьюзеры таковы, — поясняет Арутюнян.

    Читайте также

    «Весь день пьет и бьет». Самоизоляция — идеальная среда для домашнего насилия. Что делать?

    Несмотря на то, что женщине придется идти на серьезные унижения — пока это реальный выход, хотя бы просто из-за того, что под постоянным надзором со стороны агрессора вряд ли получится даже поговорить с сотрудниками кризисного центра по телефону доверия. Сейчас подобная стратегия «притворства» может дать необходимое время на подготовку побега и поиск ресурсов помощи.

    К сожалению, во время пандемии на первом месте стоит не достоинство, а выживание, добавляет психолог.

    Помимо всего прочего важно сохранять психологическое равновесие и не поддаваться панике. Это распространяется на всех, кто из-за самоизоляции находится в заточении.

    Читайте также

    «Я тебя и убью». Как в России смягчают наказания за убийства детей, а виновных нередко отпускают: исследование «Новой»

    Не забудьте, лекарства, медицинские рецепты на препараты, которые вы должны постоянно принимать. И эта сумка должна лежать в укромном месте, чтобы при необходимости можно было ее взять и немедленно уйти. Времени на сборы в критических ситуациях не бывает, иногда приходится буквально бежать из дома.

    Еще важно знать, что медицинскую помощь женщина всегда может получить в травмпункте. Если женщина боится вызывать полицию или у нее нет возможности, то в травмпункте, кроме того что она получит помощь, в ее карту впишут причины повреждений.

    Когда травмы имеют криминальный характер, медики обязаны сообщать в полицию. По крайней мере, это обращение поможет зафиксировать факт избиения. Постарайтесь заранее договориться с друзьями или родственниками, что можете в случае необходимости приехать к ним. Посмотрите заранее, в каком режиме в вашем регионе работают кризисные центры. В некоторых они продолжают принимать.

    Бесплатная помощь в условиях карантина и всегда:

    Консорциум женских неправительственных объединений http://wcons.net/uridicheskayapomochs/ (форма онлайн-обращения за юридической помощью)

    Зона права +7 917 897-60-55 (обращение за юридической помощью в Whatsapp, Telegram)

    Центр «Насилию.нет» +7 495 916-30-00, [email protected]

    Центр «Сестры» — кризисная почта — [email protected] — психологическая помощь, поддержка и предоставление информации пережившим сексуализированное насилие.

    Читайте так же:  Оформление опекунства над ребенком из детского дома

    Центр против насилия в отношении женщин «АННА» (anna-center.ru; 8 800-7000-600 — Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, бесплатно с городских и мобильных телефонов)

    Проект «Правовая инициатива», +7 499 678-21-37, +7 981 713-20-83 (смс и звонки)

    Женский кризисный центр «Китеж» +7 916 920-10-30 (Whatsapp)

    Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», tineodna.ru, [email protected]

    РОО ИНГО «Кризисный центр для женщин» в Санкт-Петербурге: 8 812 327-30-00, онлайн-приемная: https://crisiscenter.ru/, обращения в мессенджерах всех соцсетей, юридический чат в Whatsapp: 8 921 303-08-20

    Читайте также

    Подкаст «Книжная ссылка» #1. Отец с топором против семьи на самоизоляции: как пишут о домашнем насилии в книгах

    Думаю, что временными убежищами могли бы служить пустующие сейчас отели. Но для начала необходимо обратить внимание сотрудников полиции, что такие вызовы — это реально серьезные вызовы, и на них надо немедленно выезжать. Не просить жертву саму прийти к участковому и оставить заявление. Это в данной ситуации просто невозможно.

    Когда ждать всплеска эпизодов домашнего насилия?

    — Сложно сказать, это вопрос скорее к психологам, чем к юристам. На новогодних каникулах обычно все усугубляется к концу праздников. Я думаю, к третьей неделе карантина мы получим рост.

    — А какой можете дать совет тем, кто опасается за себя, применимо к этим уникальным обстоятельствам?

    — Если уже есть ситуация домашнего насилия, и вы понимаете, что она обостряется, в первую очередь надо собрать «чемоданчик безопасности», как мы его называем. Положите в него вещи первой необходимости, обязательно — документы: паспорт, полис медицинского страхования, и если вы забираете детей, то и их документы.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Как рассказывает Арутюнян, чтобы после карантина на улицу вышли «не шизофреники с мытыми руками», а ментально здоровые люди следует придерживаться нескольких правил:

    • не стройте долгосрочных и грандиозных планов, максимум на день-два;
    • минимизируйте списки дел и включайте в них только то, что необходимо;
    • если у вас есть возможность сделать себе что-то приятное, включите это в to do list. Так как сейчас у урбанизированных людей список вещей, которые им раньше доставляли удовольствие, крайне ограничен, нужно придумывать что-то новое.

    Хороший день во время пандемии — это день, который закончился, а мы остались живы и здоровы.

    «Я поняла, что он пришел меня убивать»: реальные истории о домашнем насилии

    Сегодня Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Каждая третья женщина в России страдает от побоев со стороны мужа или партнера. Это значит, что ни одна из нас не может уверенно заявить: «Уж со мной-то такое точно не случится!» Две героини откровенно рассказали нам о том, как это произошло с ними. И о том, к чему привели попытки сопротивляться домашнему насилию.

    Наталья Туникова: «Когда он тащил меня к открытому окну, мне под руку попался нож»

    Но это произошло опять. А потом еще. Я уже не понимала, в какие моменты Дмитрий настоящий: когда окружает любовью или когда набрасывается с криком “Тебе опять мозг вправить?”. Последняя стычка произошла в августе прошлого года.

    Звезда сериала «Год культуры» Вера Воронкова избила 13-летнюю дочь

    с этими ребятами”. В квартире уже были полицейские. На меня надели наручники и отвезли в ОВД. Это были сутки унижений. Меня принуждали сознаться в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, после ночи в изоляторе познакомили с адвокатессами (их за 100 000 рублей наняла моя дочь) и только тогда отпустили в больницу. Через неделю Дима со своим “тяжким вредом” улетел отдыхать в Турцию, обиженный, что я перед ним не извинилась.

    Знаете, я до сих пор плачу по ночам. Не могу избавиться от чувства, что со мной что-то не так – “хороших женщин не бьют”, но стараюсь помогать другим. Нас таких много».

    Татьяна Кулакова: «Я поняла, что на этот раз он пришел меня убивать»

    «Наш роман с Мишей развивался стремительно, я забеременела, и мы расписались. Через два месяца после свадьбы у мужа обнаружили туберкулез. Врачи говорили, что он сбегает из клиники и употребляет наркотики, а я недоумевала. Такой образованный, из хорошей семьи! Но выяснилось, что я совсем ничего не знаю о его прошлом: у мужа три судимости, и из-за них его не брали на работу. После лечения Миша вернулся домой и стал исчезать. Каждый раз приползал чуть ли не на коленях, спал на ступеньках, когда я не пускала его домой. Тогда же он впервые поднял на меня руку. Мы были на улице: муж разозлился, что я не оставила ему
    ключи, и схватил за горло. Было неловко перед соседями, моей шестилетней дочерью, самой собой.
    Даже после рождения нашего общего ребенка он днями пропадал в наркопритонах. На нервной почве у меня пропало молоко, и я уехала к маме на Украину. Муж приехал следом – умолял вернуться, обещал, что исправится. Но в один из вечеров напился и избил меня ногами. Мое терпение иссякло.
    Вернувшись в Россию, я подала на развод. Покинуть мою квартиру Миша отказался, а вызов полиции только разозлил его. Ночью он выломал дверь, набросился на меня, стал швырять из угла в угол.

    Времени думать не было. Я схватила с тумбочки нож и выставила перед собой. В этот момент Миша сделал шаг и обмяк. Лезвие вошло ему прямо в бедро. Я попала в артерию. Миша
    умер на руках у врачей, а дальше начался кошмар. Детей забрали, меня отвезли в Следственный комитет. Целый месяц под домашним арестом я не могла поверить в случившееся.
    Следствие посчитало, что я превысила необходимые меры самообороны, и назначило 4 года общего режима в СИЗО. Мы с адвокатом Сергеем Ушаковым подали апелляцию. Решения пришлось ждать десять тяжелых, одиноких месяцев, но меня амнистировали в честь 70-летия Победы. Сейчас я пытаюсь жить дальше, но этот груз со мной на всю жизнь».

    Найди безопасное место

    Возьми справку о побоях

    Сходи в полицию

    Реши, что делать дальше

    Иди в мировой суд

    Комментарий адвоката Мари Давтян, эксперта по делам насилия над женщинами

    созывом Госдумы. Пока же все устроено так, что женщина вынуждена сама собирать доказательства насилия над собой, а в результате получает лишь компенсацию морального вреда, примерно 20 000 рублей. Судебный процесс занимает от 4 до 12 месяцев. Все это время преступник остается на воле, даже живет в одной квартире с потерпевшей, а его агрессия во время судебного разбирательства обостряется.

    Сотрудники полиции имеют право остановить обидчика в момент нападения, но обеспечить безопасность жертве они не могут. Первое, что нужно сделать, – позаботиться об этом самостоятельно. Заранее договорись с близкими, друзьями, соседями или найди организации, которые предоставят убежище и окажут психологическую помощь. Сделай запасные комплекты ключей, подготовь сумку с необходимым на первое время. После нападения сходи в травмопункт и полицию. В отделении зарегистрируют заявление о домашнем насилии, но если сочтут, что угрозы жизни, нанесения здоровью вреда средней тяжести или истязаний не было, дней через десять пришлют уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела (“Причинение легкого вреда здоровью”, ст. 115, и “Побои”, ст. 116 УК РФ, считаются несерьезными). Надо судиться, но делает это одна женщина из ста. Когда обращений будет больше, государство не сможет игнорировать проблему. Важно не опускать руки и бороться».

    Читайте так же:  Как изменить инн при смене фамилии

    ЭтикаЯ знаю о насилии в чужой семье — что делать?

    Юрист, психолог и специалист центра «Анна» объясняют, как помочь близкому человеку

    Госдума приняла в первом чтении законопроект, который исключает из Уголовного кодекса наказание за побои в семье, если они совершаются менее двух раз за полгода. Таким образом, домашнее насилие может перейти в разряд административных нарушений. Обидчик отделается штрафом, общественными работами или заключением под стражу на 15 суток.

    Проблема домашнего насилия в России для многих является табуированной темой, и жертвы зачастую не могут набраться смелости обратиться в кризисный центр или в полицию. В этом случае на помощь могут прийти родственники, друзья или коллеги. The Village разбирается, как можно помочь знакомому человеку, столкнувшемуся с побоями в семье, с помощью юриста, психолога и сотрудника кризисного центра «Анна».

    Анна Ривина

    кандидат юридических наук, руководитель проекта «Насилию.net»

    Если вы подозреваете, что кто-то из знакомых или близких вам людей оказался в такой ситуации, постарайтесь не давить на человека и не высказывать резких суждений, чтобы он смог довериться вам и поведать о своей беде. Расскажите жертве о кризисных центрах и профильных психологах, к которым можно обратиться. Из подобных ситуаций практически невозможно выбраться без профессиональной помощи.

    Что касается правовой стороны вопроса, единственное, что можно сделать в рамках закона, — это вызвать полицию: они имеют право взломать дверь в квартиру (правда, на свое усмотрение). Были случаи, когда соседи, услышав женские крики, вызывали полицию, а те приезжали и решали не вмешиваться, в итоге в квартире позже находили труп. То есть полицейские сами решают, как себя повести в таких ситуациях, но тем не менее право на взлом двери за ними закреплено по закону.

    На данный момент статья «Побои» относится к делам частно-публичного обвинения, и дело по ней заводят либо по заявлению самого пострадавшего, либо по решению полиции. Новая редакция закона о насилии в семье, если ее примут без соответствующих коррективов, может лишить полицейских этой возможности.

    Еще нужно помнить о существовании участкового. Он всегда может позвонить, попробовать зайти в квартиру, но это опять же зависит от желания и ответственности конкретного человека. Однажды я неделю не подходила к машине, а потом мне позвонил участковый, чтобы узнать, все ли у меня в порядке. Так что полиция может отслеживать и пресекать такие истории и по своей инициативе.

    Виктор Заикин

    кандидат психологических наук, старший преподаватель МГМУ И.М. Сеченова

    Очень часто жертвы насилия не говорят о том, что их избивают, и тщательно все скрывают. Но если вам все-таки удалось об этом узнать, то необходимо выяснить, что жертва чувствует и думает по этому поводу. Ни в коем случае не надо приказывать немедленно бежать из этих отношений и спасаться, потому что если пострадавший не сделал это самостоятельно, значит, есть какая-то психологическая причина.

    Скорее всего, это стокгольмский синдром или психология жертвы — человек думает, что заслуживает насильственного обращения. Очень часто пары, которые держатся на семейном насилии и садомазохизме, оказываются самыми прочными. Это парадокс, который возникает и при маниакально-депрессивном психозе. Человеку просто хорошо в этих отношениях — возникает практически состояние эйфории. И убедить его в необходимости такую связь разорвать бывает очень сложно.

    Самый распространенный и эффективный способ в психологии по решению таких проблем — так называемое вмешательство, в котором участвует не только психолог, но и самый близкий социальный круг пострадавшего. Такая же система используется для прерывания запоев и лечения наркотической зависимости. Близкие жертвы должны собраться все вместе и под контролем психолога объяснить человеку, что надо выйти из насильственных отношений. Скорее всего, первая реакция будет негативной, но это эффективнее долгого разговора тет-а-тет или визита к психологу.

    Другой вопрос, когда человек прекрасно осознает свое положение и просто боится усугубить ситуацию. В этом случае ему надо предоставить прямой выход из критического положения — предложить пожить у себя, подарить банковскую карту с деньгами и ПИН-кодом. В общем, предоставить ключ к свободе. Это одна из стадий вмешательства, когда жертва скрывается от насильника. Также важно каким-то образом решить ситуацию с обидчиком — либо объявить ему о конце отношений, либо обратиться в правоохранительные органы, если ситуация принимает опасный оборот.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Совершенно точно не стоит действовать у жертвы насилия за спиной — допустим, обращаться в полицию без ее согласия. Нет никакого смысла бить во все колокола, когда не решены внутренние противоречия пострадавшего. Любые отношения существуют в рамках очень устойчивой системы (особенно созависимые отношения), которую можно разрушить только изнутри, но никак не снаружи.

    Андрей Синельников

    сотрудник центра по предотвращению насилия «Анна»

    Важно понять, в каких отношениях состоят пострадавший от насилия и человек, который хочет помочь. Друзьям и родственникам проще говорить на такие темы, а если это, например, ваша коллега — можно попробовать зайти издалека, упомянув, что в России ситуация с домашним насилием достаточно тяжелая, и поинтересоваться, не сталкивалась ли она с такими проявлениями агрессии.

    Первое, что нужно жертве насилия, — принятие и поддержка. Не нужно задавать жестких вопросов в обвинительной форме. Далее пострадавшей стоит позвонить по телефону доверия, потому что работники горячих линий вообще не имеют права давать советов, а только проговаривать и мягко выводить на путь решения проблемы. Это очень важный момент, потому что многие женщины приобретают синдром беспомощности и думают, что не могут себе помочь самостоятельно.

    Если женщина уже решительно настроилась покинуть абьюзивные отношения, очень важно обратиться в травмпункт и зафиксировать следы побоев, даже если она не собирается обращаться в полицию.

    Если жертва насилия просит не говорить о ее ситуации другим, этого делать правда не стоит. Лучше предложить свою помощь — возможность пожить в вашей квартире или предложить одолжить денег. Действуйте только в рамках желаний и потребностей пострадавшей.

    И помните, если вы будете рассказывать о насилии в чужой семье третьим лицам, информация может дойти до обидчика, что приведет к очередному взрыву агрессии. Но если ситуация вошла в критическую фазу и есть угроза жизни, стоит напрямую обращаться в полицию и кризисный центр. Именно так поступают соседи, которые слышат крики за стеной.

    Инструкция: как помочь жертве домашнего насилия, если вы не специалист

    В России активно обсуждается законопроект о домашнем насилии – подобные уже давно приняты в большинстве стран Европы и бывшего СССР, но в нашей Госдуме у него много противников. Пока депутаты обсуждают, навредит ли закон статусу мужчины как «главы семьи», многочисленные жертвы домашнего насилия остаются наедине с проблемой – и помочь им могут только некоммерческие организации или близкие. По просьбе «Собака.ru» руководительница петербургского Кризисного центра для женщин Елена Болюбах рассказала, что делать, если пострадал кто-то из ваших знакомых или друзей.

    Что такое насилие?

    Насилие – это причинение вреда другому человеку с использованием власти и контроля. Насилие почти всегда циклично – это действия, которые повторяются и, как правило, утяжеляются. Оно отличается от конфликта тем, что в нем есть иерархия, запугивание, страх одного перед другим. Конфликт – это когда два равных партнера не могут достигнуть соглашения (и это совершенно нормально), а насилие – это подавление воли партнера и подрыв его самооценки. Если женщина говорит: «Я не могу ему противостоять, иначе будет только хуже», «Я без него ничего не стою», «Я никому не буду нужна, от меня все отвернутся», если она не верит в свои силы, компетенции, то, вполне вероятно, она регулярно подвергается психологическому и физическому насилию. Часто женщина не хочет рассказывать, что с ней происходит, даже близким подругам, потому что в нашем обществе принято считать, что хорошие отношения – это критерий успешности женщины.

    Читайте так же:  Отменить лишение родительских прав

    Что важно знать о людях, которые переживают насилие?

    Есть множество стереотипов о том, как должны выглядеть насильник и жертва. Например, есть миф, что женщины могут сами тянуться к агрессорам, его часто транслируют наши клиентки. Они говорят: «Вылечите меня, потому что меня бьют». Мы стараемся уводить их от подобных взглядов, потому что ответственность за насилие всегда несет тот человек, который его совершает, вины пострадавшей в этом нет. Также есть мифы о провоцирующем поведении или материальной выгоде жертвы – их тоже нужно подвергать сомнению, потому что чаще всего женщины не уходят в первую очередь из-за страхов. Есть миф, что это у людей такая страсть – но это не имеет отношения к реальности, это попытка рационализации насильственных действий. Такие отношения ухудшают качество жизни, здоровье и самооценку, в отличие от здоровых.

    Что делать до того, как пострадавшая попросила о помощи

    Самое важное в помощи – это наличие запроса того человека, который подвергается насилию. Если вам кажется, что человек в опасности, необходимо сверить ваше представление о ситуации и то, что говорит он сам. Не стоит помогать тому, кто об этом не просит, даже если очень хочется – иначе самые благие намерения могут вызывать жесткое сопротивление, пострадавшая от вас отвернется и останется одна.

    Пока запроса нет, стоит действовать максимально мягко. Для начала нужно спросить у человека, как он себя чувствует – задать вопрос, который не будет обязывать признаться. Можно прислать ссылку на материалы о том, как распознать насилие, написав «возможно, тебе будет интересно», или бросить буклет кризисного центра в почтовый ящик. Но у женщины всегда должна оставаться возможность сказать, что с ней все в порядке и ничего плохого не происходит.

    Как помогать в ситуации насилия

    От неспециалистов мы ожидаем помощи прежде всего в информировании и поддержке. Хорошо, если у вас получится создавать комфортное пространство для пострадавшей, свободное от осуждений, нареканий и принуждений. Стоит регулярно говорить, что вы готовы выслушать, поддержать. Можно дать ей книгу «Зачем он это делает» Ланди Банкрофта, ссылки на кризисные центры, например crisiscenter.ru (Петербург), sisters-help.ru (Москва). Здесь есть карта центров социальной и психологической помощи по всей стране. А здесь подробно расписаны законы, принципы и динамика домашнего насилия.

    У нашего кризисного центра есть онлайн-приемная, в которую можно обратиться с любым вопросом – например, если женщина не понимает, совершается над ней насилие или нет. Психологи отвечают ежедневно по будням с 11 до 18, юристы – по субботам. Также есть телефон доверия 8-812-327-30-00.

    Если у вас есть опасения за безопасность или здоровье женщины, стоит сопроводить ее в полицию или больницу – сотрудники могут вести себя некорректно и ей понадобится поддержка. У нас есть правовой сервис, на котором размещены шаблоны заявлений для разных случаев: сексуального или физического насилия, угроз убийством, расторжения брака или спорах о детях.

    Можно вызвать скорую или полицию, уточнить, есть ли близкие люди, которым стоит позвонить. Увести в безопасное место – хотя бы в ближайшее кафе. Самую большую помощь оказывают те, кто просто не отворачивается, слушает и дает информацию.

    Чего не нужно делать

    Нельзя говорить «ничего страшного не случилось» – если речь идет о насилии, то это страшно. Не стоит пытаться переключить ее внимание, отвлечь, развеселить – это плохо работает. Не нужно срочно успокаивать пострадавшую, если она плачет, просить взять себя в руки и предлагать принять успокоительное – все реакции совершенно нормальны, это нужно человеку показать. Слезы, ненормативная лексика, обзывательства – это все уместно в таких обстоятельствах и нужно пережить. Ваша задача – давать воду, платки, слушать и не внушать вину.

    Не стоит рассказывать о пострадавшей в соцсетях без ее согласия – даже если вы знаете вторую сторону. Это токсичная практика, из-за которой женщина может закрыться от любой помощи. Нельзя осуждать женщину за то, что она остается в этих отношениях, хотя все уже понимают, что они насильственные. Не стоит спрашивать «когда же ты наконец от него уйдешь», говорить «если ты завтра не уйдешь от него, не жалуйся мне». Уйти от насильника бывает очень тяжело и, испугавшись порицания, женщина может перестать общаться с вами и останется наедине с проблемой.

    Как позаботиться о себе, помогая

    Обычный человек не может и не должен работать как кризисный психолог, главное – не потерять контакт и оставаться для пострадавшей доброжелательным собеседником. Нужно договориться с собой на берегу, что вы готовы делать для этой конкретной женщины: возможно, ваших ресурсов хватит только на то, чтобы проинформировать – и это нормально. Возможно, вы сможете приютить ее у себя на время или оказать материальную помощь. А, возможно, в ваших силах только вызвать полицию. Стоит помнить, что если вы сказали человеку, что он может рассчитывать на вашу поддержку, это не значит, что вы несете ответственность за всю его жизнь. Если вы готовы слушать об избиениях, задавайте вопросы, а если нет – не надо, просто будьте рядом.

    Как понять, что партнер потенциально опасен?

    Часто женщины не распознают насильников на ранних стадиях, потому что многие характерные для них действия принято считать романтичными. Например, ревность – это не признак большой любви, а первый звоночек. Стоит насторожиться, если мужчина плохо отзывается обо всех предыдущих партнершах – вполне вероятно, спустя некоторое время девушка станет такой же ужасной, как и предшественницы. Также плохой знак, если молодой человек стремится декларативно принимать решения за возлюбленную: сначала это касается совместного досуга, потом – работы, ее друзей и родственников. Желание контролировать ее личное время, установка «мне можно – тебе нельзя» (это может касаться курения, алкоголя) – тоже ранние маячки, на которые стоит обратить внимание.

    «Весь день пьет и бьет»

    Самоизоляция — идеальная среда для домашнего насилия. Что делать?

    Maurizio Gambarini / TASS

  • Девять российских общественных организаций, работающих с жертвами домашнего насилия, обратились к правительству и главам регионов с просьбой принять срочные меры для обеспечения защиты и помощи пострадавшим в условиях карантина. По их прогнозам, Россия не избежит всплеска домашнего насилия в условиях самоизоляции. Нужны немедленно срочные меры по усилению помощи и организации ее доступности.

    [1]

    Об обострении проблемы уже сообщала спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович. О росте уровня домашнего насилия в условиях замкнутого пространства заявила в конце марта и генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич.

    Первые же статистические отчеты выглядят крайне пессимистично. Во Франции за первый месяц изоляции число случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% , в Британии число звонков на общенациональную горячую линию выросло на 65% за неделю, Испанская горячая линия отметила рост числа обращений на 12,5% в последние две недели, на Кипре зафиксирован рост в 30%.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    В Китае число случаев домашнего насилия увеличилось в три раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

    Читайте так же:  Ограничение родительских прав связано

    В России пока одна кровавая драма. На подмосковной даче мужчина убил свою бывшую жену, а позже покончил с собой.

    Мари Давтян, один из авторов законопроекта о домашнем насилии рассказала «Новой», почему проблема будет только усугубляться.

    — Можно ли уже сейчас, после первой недели карантина, говорить о росте домашнего насилия?

    — Заявки в фонды, помогающие жертвам насилия, поступают, но прошло еще немного времени для статистических выводов. Но мы уверены, что количество обращений будет расти. На практике мы сталкиваемся с похожими ситуациями во время новогодних каникул и майских праздников, во время которых люди долго находятся вместе. Тоже растет число случаев, правда, к нам они доходят чуть позже.

    В стрессовой ситуации люди не всегда осознают, что помощь нужна срочно. А в условиях самоизоляции, когда агрессор постоянно дома, даже позвонить бывает сложно.

    — Во время карантина семьи, запертые в квартирах, фактически круглосуточно находятся вместе. Потенциальная жертва все время перед глазами. Для агрессора эта ситуация становится провокационной?

    — Это скорее не провокация, а возможность применять насилие постоянно. Если в обычных условиях человек может отвлечься, пойти на работу, то здесь он остается один на один с жертвой, делать особо нечего, и он начинает отрабатывать свою модель поведения. И, конечно, алкоголь играет свою роль. Алкоголь сам по себе не является причиной домашнего насилия, но он является ужесточающим фактором. И это уже звучит в обращениях женщин: «Весь день сидит дома: пьет и бьет».

    — Может ли усилить напряженность тот факт, что масса людей из малого бизнеса фактически лишилась работы и попала в жесткий кризис?

    — Конечно. Это непонятная для всех ситуация, денег нет, перспектив тоже. Это все добавляет напряжения в семье. А тут еще и самоизоляция. Все усугубляется в разы.

    Вы рассчитываете, что ваше обращение к правительству поможет решить проблему?

    — Мы надеемся на отклик. В этих условиях мы можем оказывать помощь лишь дистанционно, но это не тот объем, который сейчас необходим. А вопрос надо решать уже сегодня. Мы находимся в патовой ситуации: с одной стороны, у нас закрыты суды и полиция занимается всем, чем угодно, только не этим, с другой — мы до сих пор не понимаем, в каких регионах можно выходить из дома, в каких нет.

    Непонятно, может ли жертва насилия покинуть свое жилье или нет, хотя в ситуации угрозы жизни и здоровью, на мой взгляд, очевидно, что может. И, конечно, государство должно принять меры.

    Кризисные центры тоже находятся в сложной ситуации — они не имеют права принимать пострадавших в условиях всеобщего карантина, у них нет медицинских компонентов, чтобы обеспечить карантинный режим, а рисковать теми, кто там уже живет, тоже нельзя.

    Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

    Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

    Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

    Домашнее насилие: почему они не уходят?

    Наша колумнистка Екатерина Попова рассказывает, почему некоторые женщины, ставшие жертвами домашнего насилия, не спешат расставаться с абьюзерами.

    Всякий раз, когда на слуху оказывается новость о женщине, которую муж убил после многих лет домашнего насилия, сразу тут и там звучит вопросы. А почему она не ушла? Почему после первого же раза не собрала свои вещи и не уехала — к подруге, маме, в гостиницу? Раве непонятно было, чем это может кончиться? Что же это за дурочка, которая осталась жить с чудовищем в одном доме, вместо того чтобы бежать — пусть даже без вещей и босиком по снегу, но сохранив жизнь?

    В большинстве случаев причины, по которым люди остаются жить с домашними боксёрами, банальны: уйти нет возможности. Например, школьница Маша, которую отец лупит за каждый проступок, как-то попыталась уехать к бабушке, но раздражённый родитель привёз её домой в тот же вечер, избил сильнее обычного и объяснил, что по закону бабушка ей никто, а если она сделает так ещё раз, то он сам пойдёт в полицию: писать заявление о похищении несовершеннолетней. Или, скажем, девушка Мария: она продолжает жить с мужем, который начал распускать руки, когда она забеременела вторым ребёнком. Ей очень страшно, но идти некуда: младшему сыну четыре, работы нет и на восьмом месяце не найти, родители умерли, подруги сочувствуют, но домой пустить не могут. А, может быть, речь о старенькой Марии Петровне: её избивает собственный сын, отбирая пенсию. Мария Петровна почти не слышит и потому ей даже некому пожаловаться: никто не хочет разговаривать со старухой, которой надо кричать в ухо, да и то она понимает, о чём речь, с пятого раза.

    Иногда люди признают: да, пожалуй, бывают случаи, когда уйти нельзя. Но почти всегда сразу за этим добавляют: но ведь таких случаев мало! Большинство жертв — нестарые женщины, трудоустроенные и с головой на плечах. Они могли бы найти какую-нибудь возможность: завести тайный счёт и накопить на съём квартиры, нагуглить шелтер, куда вообще пускают без денег, наконец, найти каких-нибудь правильных подруг вместо этих мокрых куриц, которые боятся чужих агрессивных супругов.

    Действительно, часто со стороны кажется: женщина легко могла бы уйти. И тогда начинаются разговоры про «вторичные выгоды»: её же, наверное, всё устраивает! Может быть, даже нравится: муж после избиений приносит новое колечко, а все вокруг считают бедняжечкой и жалеют. Вот поэтому девушка и не сбегает: за такие бонусы не жалко заплатить парой синяков. Так что сама виновата, что на смену бланшам пришли сломанные рёбра, а за ними не задержались и пышные похороны.

    Я стала жертвой домашнего насилия. Что делать

    Избивают, оскорбляют, запугивают

    В екатеринбургский кризисный центр «Екатерина» обратилась Лариса, которая 11 лет страдала от сожителя. Сначала тот приводил домой других женщин, чтобы «обучить ее половой грамотности». Лариса терпела. После рождения сына партнер начал ее избивать. Вторая беременность закончилась выкидышем. В полиции заявление Ларисы не приняли и посоветовали помириться с мужем. После этого стало только хуже — он лишил ее денег на ребенка, стал больше обзывать и угрожать расправой при сыне. Женщина решилась на самоубийство. Но мысль о судьбе сына остановила, и Лариса пошла в кризисный центр. Здесь ей помогли составить жалобу на бездействие участкового и довести дело до суда. Суд она выиграла — бывший сожитель получил условный срок и выплатил Ларисе компенсацию.

    Но жизнь женщины становится невыносимой не только из-за побоев. Вера, которая после 20 лет брака обратилась в общественную организацию «Аистенок», и ее сын регулярно получали удары, пинки и подзатыльники. Но гораздо тяжелее было выносить психологическое насилие. Муж годами по нескольку раз в день обзывал Веру, говорил, что та ни на что не способная жена и отвратительная мать. Отец ругал и сына, называл никчемным уродом. Ребенок даже боялся выйти из своей комнаты, чтобы сходить в туалет. У него развился невроз. Сотрудники организации помогли Вере оформить развод. С мальчиком работает психолог.

    Домашнее насилие растет

    В «Аистенке» не предоставили статистику по обращениям, но сообщили о резком скачке по количеству сообщений о домашнем насилии за 2019 год. Да и сами случаи теперь ужесточились в физическом и психологическом плане, отмечают сотрудники организации.

    [2]

    Психолог «Аистенка» Яна Архипова рассказала 66.RU, что чаще события разворачиваются по одной схеме: женщина терпит, потом приходит в организацию. Муж или сожитель начинает ее искать, пишет слезливые СМС, извиняется, говорит, что все понял. Женщина возвращается к нему, но насилия становится только больше.

    Читайте так же:  Меняется ли полис омс при смене фамилии

    «После шестого, а иногда восьмого раза женщина принимает решение уйти. Дай бог, если принимает. Хотя мы всегда говорим: если случай насилия произошел один раз, то это будет происходить и дальше», — объясняет Яна Архипова.

    Психолог надеется, что ситуацию улучшит закон о домашнем насилии, проект которого опубликовали в конце ноября прошлого года. Авторы предложили отнести к домашнему насилию побои и причинение вреда, а также запретить виновному приближаться к жертве ближе чем на 50 метров. Против выступили РПЦ, движение «Сорок сороков» и некоторые депутаты. Яна Архипова заявила, что ее удивляет такое отношение к законопроекту, который направлен на снижение числа случаев домашнего насилия.

    Куда бежать, если дома опасно

    Совместно с организацией «Аистенок» мы составили инструкцию для женщин, которые столкнулись с домашним насилием. В первую очередь придется осознать: от такого человека надо уходить, потому что тот не исправится. Как только решились, действуйте:

    1. Положите все ваши документы в надежное место — в ячейку банка или абонентский почтовый ящик.
    2. Заранее договоритесь о временном убежище — это могут быть дома друзей или родственников. Главное, чтобы обидчик не нашел вас.
    3. Отнесите во временное жилье деньги, лекарства, одежду, предметы первой необходимости для себя и детей.
    4. Поменяйте телефоны, уничтожьте записные книжки и конверты с адресами.
    5. Будьте готовы уйти в любой подходящий момент.

    Но если обидчик накинулся с кулаками, сразу же покиньте дом, даже если не удалось взять необходимые вещи и договориться о жилье. Помните: в этот момент ваша жизнь под угрозой. Отправиться можно в кризисный центр, где есть приюты для пострадавших. В Екатеринбурге это:

    • «Аистенок» — Московская, 25а, тел. 8 (343) 367–47–35;
    • отделение помощи гражданам, оказавшимся в кризисной ситуации, «Малахит» — Бакинских Комиссаров, 42, тел. 8 (343) 325–26–56;
    • православный приют «Нечаянная радость» (для беременных и женщин с малолетним ребенком) — Сибирский тракт, 8-й километр, 1к2, тел. 8 (343) 200–07–04.

    Если на вас напали, а вы не можете выйти из квартиры, запритесь в ванной с телефоном и попытайтесь вызвать сотрудников полиции. При отсутствии телефона — подавайте сигналы соседям. Об условных знаках можно договориться заранее: стучать по батарее, стенам, потолку. В крайнем случае — кричите о помощи в окно. Постарайтесь выбежать на лестничную площадку: звоните во все двери и кричите. Даже если никто не выйдет, это может остудить нападающего.

    Бывает, что вы уже не живете с обидчиком, но тот продолжает преследовать. Тогда соблюдайте меры безопасности:

    1. Смените замки и установите решетки на окнах.
    2. Если живете одна, попросите кого-нибудь переехать к вам на время.
    3. Проинструктируйте детей, кому звонить за помощью в случае чего. Ребенок должен знать, что нельзя ни под каким предлогом открывать дверь агрессору или разговаривать с ним.
    4. Сообщите о ситуации педагогам школ и воспитателям детского сада и дайте четкие указания о том, кто имеет право забирать ребенка;
    5. Проверьте, чтобы пути до работы, школы, детского сада проходили по безопасным, многолюдным маршрутам.
    6. Обратитесь в службы, специалисты которых могут оказать вам психологическую и юридическую помощь.

    Бесплатные организации:

    • центр социально-психологической помощи детям и молодежи «Форпост» — пер. Трамвайный, 5, тел. 8 (343) 385–82–20;
    • Свердловская региональная общественная организация «Женский юрист» — Генеральская, 3, тел. 8 (343) 278–70–68;
    • центр помощи семье и детям «Каравелла» — Московский тракт, 8-й километр, тел. 8 (343) 212–75–92.

    Как добиться наказания для домашнего агрессора

    Как только вас ударили, следует обратиться в травмпункт или больницу, чтобы зафиксировать травмы, которые вы получили. Подробно расскажите, кто, где и когда нанес эти повреждения. Важно показать каждый след побоев и сообщить о болевых ощущениях. Информацию должен зафиксировать дежурный врач в амбулаторной карте. Убедитесь, что все записано четко и достоверно, каждое повреждение учтено, — эту информацию будут использовать при судебно-медицинской экспертизе. Получите справку, что вы обращались за медицинской помощью. В справке должны стоять номер карты, дата обращения, ФИО врача — разборчиво и штамп медучреждения.

    В случае побоев или причинения вреда здоровью направьте заявление мировому судье о привлечении к уголовной ответственности.

    Также напишите заявление в полицию, даже если избиения не было, но вам или ребенку угрожали убийством. По преступлениям этой категории законодательство предусматривает проведение предварительного расследования. Чтобы потом дело направили в мировой суд, нужно приложить к обращению в полицию заявление на имя судьи, о котором говорилось выше.

    Если вы вызвали полицию в тот момент, когда на вас напали:

    1. Постарайтесь спокойно и четко объяснить случившееся полицейским, которые приехали на место.
    2. Покажите все телесные повреждения и нанесенный материальный ущерб.
    3. Расскажите о случаях насильственных действий по отношению к вам, которые происходили раньше.
    4. Если были свидетели, обязательно сообщите об этом.
    5. Попросите направление на медицинское освидетельствование.
    6. Обязательно потребуйте, чтобы у вас приняли заявление. Если откажутся, потребуйте встречи с руководством. Убедитесь, что заявление занесли в регистрационный журнал — это книга учета сообщений о происшествиях. После этого вам должны дать уведомление, от кого и когда принято заявление, под каким номером его зарегистрировали.
    7. Запишите ФИО сотрудников полиции, звания и служебные телефоны.

    По заявлению в течение 3–10 дней должно быть принято одно из трех решений: либо о возбуждении уголовного дела, либо об отказе, либо о передаче заявления в прокуратуру или в суд. При отсутствии решения или вашем несогласии с ним обратитесь к начальнику районного управления отдела внутренних дел или в прокуратуру, чтобы обжаловать действия сотрудников полиции.

    Лучше, если вам будет помогать юрист. Он же нужен, чтобы представлять ваши интересы в суде.

    Другие кризисные центры Екатеринбурга, куда можно обратиться за помощью и консультацией:

    • ГБУСОН Свердловской области «Центр социальной помощи семье и детям «Гнездышко» Кировского района города Екатеринбурга» — тел. 8 (343) 228–55–62, ул. Искровцев, 23а;
    • Свердловская региональная общественная организация «Кризисный центр для женщин и детей, переживших насилие в семье, «Екатерина» — тел. 8 (343) 220–30–28, 8 (952) 146–22–23, Карла Маркса, 36;
    • Некоммерческое партнерство «Семья детям» — тел. 8 (343) 229–53–49, Белинского, 83.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
    Подписывайтесь на резервный канал.

    Источники

    Литература


    1. Толкушкин, А.В. Налогообложение физических лиц при операциях с недвижимостью / А.В. Толкушкин. — М.: ЮРИСТЪ, 2000. — 344 c.

    2. Марченко, М.Н. Проблемы теории государства и права. Учебник / М.Н. Марченко. — М.: Норма, 2017. — 415 c.

    3. Конев, Д. В. Признание и приведение в исполнение иностранных судебных актов по гражданским и торговым делам в Германии и России. Сравнительно-правовой анализ / Д.В. Конев. — М.: Wolters Kluwer, 2015. — 262 c.
    4. Омельченко, О. История политических и правовых учений. История учений о государстве и праве; М.: Эксмо, 2011. — 576 c.
    5. Астахов, Павел Жилье. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма / Павел Астахов. — М.: Эксмо, 2016. — 320 c.
    Что делать жертве домашнего насилия
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here