Авторы законопроекта о домашнем насилии

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

[2]

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

http://www.garant.ru/ia/opinion/author/revzin/1311952/

В законопроект о домашнем насилии вписали понятие примирения

В законопроект о домашнем насилии, который планируют внести на рассмотрение в Госдуму до конца года, внесли понятие примирения. Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, должны будут содействовать примирению жертвы и виновника. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом пишет РБК со ссылкой на итоговую версию законопроекта.

Читайте так же:  Свидетельство о рождении ребенка в казахстане

Законопроект о семейно-бытовом насилии должен быть размещен на сайте Совета Федерации в пятницу, 29 ноября. Об этом ранее заявила глава Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, в течение двух недель все заинтересованные стороны смогут с ним ознакомиться и предложить свои замечания.

По информации РБК, авторы документа определили семейно-бытовое насилие как «действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений».

Помогать пострадавшим, согласно документу, должны полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. При этом защищать жертву от домашнего насилия должны вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело или нет. Все жалобы и заявления должны будут рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте.

Также в документе прописано, что пострадавшим от семейно-бытового насилия будет выдаваться предписание или защитный ордер, который запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его нахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

http://esquire.ru/articles/140014-v-zakonoproekt-o-domashnem-nasilii-vpisali-ponyatie-primireniya/

Авторы законопроекта о домашнем насилии: «Сегодня есть две версии закона». ФАН-ТВ

Авторы резонансного законопроекта «О профилактике домашнего насилия» рассказали о назначении, основных нормах закона, о том, как его встретили в обществе, а также ответили на вопросы журналистов.

Правозащитница Алена Попова, входящая в рабочую группу по законопроекту о борьбе с домашним насилием, сообщила журналистам, что в Совете Федерации на рассмотрении находится его вторая версия. Она назвала ее идеальной.

«Подобный закон должен быть идеальным, иначе его нельзя принимать», — заявила она.

По мнению правозащитницы, в законе о профилактике домашнего насилия не должно быть размытых терминов и понятий, и только в результате обсуждений и диспута можно достичь результата.

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко выразила свое мнение о законопроекте:

«Сейчас уже поступило более 10 000 обращений, и важно, чтобы они все были обработаны, чтобы рабочая группа приняла решение о возможности или невозможности включения той или иной нормы», — заявила Инна Святенко.

Депутат Госдумы, заместитель председателя Комитета по вопросам семьи, женщин и детей, один из авторов законопроекта о домашнем насилии Оксана Пушкина заявила о небывалом поднятии уровня жестокости общества:

«Мы озверели, стало обычным говорить о том, что кому-то обрубают руки. Мы в режиме 24/7 спасаем жертв», — сказала Оксана Пушкина.

Тот факт, что против законопроекта выступают женщины, она назвала сюрреализмом:

«Вот в чем беда заключается сегодняшнего дня. Я понимаю, почему мужчина встает и говорит. Но когда женщина начинает спорить с женщиной-адвокатом, с Мари Давтян, ни разу не прочитав исследования, а просто «бла-бла-бла» — это катастрофа», — считает депутат.

http://riafan.ru/1237204-avtory-zakonoproekta-o-domashnem-nasilii-segodnya-est-dve-versii-zakona-fan-tv

НовостиАвторы законопроекта
о бытовом насилии раскритиковали новую редакцию

Её представил Совет Федерации

Сегодня, 29 ноября, Совет Федерации представил редакцию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия. Как сообщают правозащитники, проект претерпел значительные изменения, противоречащие его изначальной цели. Теперь он предполагает, например, что общественные и некоммерческие организации должны способствовать примирению пострадавшей стороны и агрессора, а также «устранять причины» насилия. Полный текст редакции можно прочитать здесь.

«Мы с соавторами ознакомились с предложенной редакцией Совета Федерации. Я, например, в тотальном ужасе. Начиная с цели закона „сохранять семью“, а не защищать жертву, заканчивая „cодействовать примирению сторон“. Мы постоянно рассказываем реальные истории жертв, когда после именно примирения насильник жертву убивал», — написала в фейсбуке правозащитница Алёна Попова.

Она указала на изменение, из-за которого нынешний проект закона «теряет всякий смысл», — это определение Советом Федерации семейно-бытового насилия. По мнению авторов редакции, под него попадает «умышленное деяние (действие или бездействие), причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, и (или) психического страдания, и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Как указывает Попова, это «полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия, так как они всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления». При этом она напоминает, что пострадавшим нужно всегда оказывать помощь и поддержку (социальную и психологическую), а также обеспечить их безопасность. Особенно «в период подачи потерпевшей стороной заявлений о правонарушении и проверки указанных заявлений», ведь это «самая острая и опасная фаза конфликта». Однако последняя редакция законопроекта этого не предусматривает.

«Также в случае совершения правонарушения невозможно будет применить в отношении нарушителя ни одну из мер профилактики, предусмотренных предлагаемым проектом закона (профилактические беседы, специализированные психологические программы для нарушителей)», — добавляет правозащитница.

Адвокат Мари Давтян согласна с ней. «Эта редакция не согласовывалась с нами, хотя я член рабочей группы при Совфеде РФ. Эта редакция не просто урезанная и сокращённая, она ещё во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. Мы предлагали нормальный текст, который был бы эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно — это бесполезно», — отметила она и добавила, что «проект в данной редакции недопустим» и его надо переписывать.

Изменения касаются и того, в каких случаях соцслужбы и правоохранительные органы будут вмешиваться в конфликты с семейно-бытовым насилием — например, при обращении граждан, «если насилие уже свершилось». Между тем угрозы считаются основанием только в том случае, если высказаны «в отношении лиц, находящихся в беспомощном или зависимом состоянии». Правозащитница считает, что угрозы могут поступать любому человеку и в любом месте, в том числе при свидетелях, однако редакция законопроекта не предполагает в таких случаях никакой профилактики.

Кроме того, пункт о выдаче защитных предписаний не предусматривает запрет для нарушителя «вступать в контакты с пострадавшим через третьих лиц, посещать место проживания и пребывания пострадавшего (места работы, учёбы, лечения), а также приближаться к лицу, пострадавшему от семейно-бытового насилия, на расстояние ближе чем на пятьдесят метров». Другие требования к новой редакции законопроекта можно прочитать на странице Алёны Поповой.

Накануне председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко объявила, что на сайте органа разместят текст законопроекта: всем, кто заинтересован в его «качественной доработке», предлагается «в течение двух недель направить свои предложения и идеи». «Мы направим этот проект закона ещё раз в общественные организации, пройдёт диалог с рядом организаций, которые высказываются против этого закона. Мы хотим услышать мнение нашей патриархии, других традиционных конфессий — это тоже очень важно», — сказала Матвиенко. Она добавила, что закон направлен на профилактику семейно-бытового насилия и «ни в коей мере на разрушение семейных ценностей».

http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/news/247423-domestic-violence-law-project

Совфед отложил работу над законом о домашнем насилии из-за коронавируса

17 апреля. ПРАВМИР. Сенаторы продолжат работу над законопроектом о противодействии бытовому насилию после окончания пандемии коронавируса. Как сообщил Интерфакс, об этом заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

По ее мнению, в нынешней ситуации не будет какого-то всплеска домашнего насилия, ведь семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период.

Читайте так же:  Лишение родительских прав в интересах ребенка

Матвиенко заявила, что сенаторы и эксперты собирают и анализируют информацию по этому вопросу из регионов. Сообщения о росте случаев бытового насилия из-за самоизоляции нуждаются в проверке, считает она.

Ранее учредитель и директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина заявила, что количество обращений по поводу домашнего насилия в их центр выросло с начала режима самоизоляции. Официальных данных на этот счет нет. Ривина отметила, что все страны фиксируют рост семейного насилия, но в России нет механизмов подсчета.

[1]

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывают в России уже более пяти лет. В конце 2019 года появилась его предварительная версия, которую раскритиковали как сторонники, так и противники принятия такого закона.

О пандемии коронавируса в телеграм-канале «Правмира» @pravmirru: каждое утро — актуальная и достоверная информация из СМИ и блогов. Подписывайтесь!

http://www.pravmir.ru/sovfed-otlozhil-rabotu-nad-zakonom-o-domashnem-nasilii-iz-za-koronavirusa/

Уведомления

Помогите бизнесу найти себя

У фото дня и видео дня появилась ссылка на статью

НГС рекомендует, что почитать

Все новости

В Новосибирске выявили 10 новых заболевших коронавирусом, один из них — ребёнок

Молитесь дома: показываем пасхальное богослужение из главного храма страны

А вы уже испекли куличи? Украсили яйца? Смотрим, как новосибирцы готовятся к Пасхе — лучшие фото

Авто: Куда ты рулишь? Таксист Uber развернулся через 4 полосы — бить его или объехать

ГИБДД Новосибирской области приостановила личный приём граждан

Авто: За что россиян чаще всего лишают прав: 5 самых популярных нарушений

Первый ребёнок с коронавирусом и ещё 9 заболевших: онлайн-хроника COVID-19 за субботу

Вечное лето: на левом берегу строят жилой комплекс с пальмами и крымскими соснами

Как в операционной: почему во время изоляции разрешили работать парикмахерским и салонам красоты

На Бориса Богаткова строят высотку, внутри она выглядит как знаменитый пятизвездочный отель

Новый рекорд по заболевшим в Новосибирске и прямой эфир с Травниковым — коронавирус за сутки

Вспомнился «Последний герой»: телеведущий Николай Дроздов рассказал, как выживает в изоляции

Сначала требовали деньги: блогера со сломанными ногами перевели в другую больницу после жалобы в Минздрав

«Никого не ругайте. Я сам»: 10-летнего мальчика из Новосибирска нашли мёртвым в своей комнате

Первый случай заболевания коронавирусом в Карасуке — об этом сообщил глава района

Королева красоты и мама двоих детей из Новосибирска устроила постельную сцену в эфире Первого канала

У России еще все впереди: динамика распространения коронавируса на трех графиках

Разбираемся, что делать новосибирцам, купившим право на охоту до её запрета

«Играть в футбол на расстоянии в полтора метра нереально»: губернатор НСО — о работе спортклубов

Власти объявили о временном перекрытии Ипподромской по ночам из-за четвертого моста

Как заражалась Россия: история эпидемии коронавируса в стране за 30 секунд

Как священник в маске освящал 30 000 куличей в гипермаркетах Новосибирска

Бросят ли мигранта с ОРВИ на улице — рассказал главный врач новосибирской облбольницы

Возле аквапарка вспыхнуло два частных дома. Публикуем видео с высоты

«Закройте город!». 12 вопросов и требований губернатору от новосибирцев — чего на самом деле хочет народ

29 новосибирцев оштрафованы за нарушение карантина, ещё одну женщину ждёт принудительная обсервация

Авто: Самоизоляция стала жестче: новосибирцы стали искать новые способы оплатить топливо, не выходя из машины

До каких городов и поселков Новосибирской области добрался коронавирус: публикуем карту

Просроченные банковские карты будут принимать до 1 июля

Самые красивые кадры этой весны: как в Новосибирске распускаются листья, цветут шафран и подснежники

Платёжная система «Мир» запустила кампанию в поддержку врачей

Губернатор ответил православным активистам, которые требуют открыть храмы на Пасху (угадайте ответ)

За новосибирцами на карантине хотят следить с помощью банковских карт. Что ещё придумали власти?

В России 4070 новых заражений коронавирусом. Количество заболевших перевалило за 32 тысячи

Мужчина выпал из окна многоэтажки на Родниках

Новосибирцы могут рассчитывать на матпомощь, если их доход меньше 11,5 тысяч: кто и как сможет её получить

Звезда с соседнего двора: эти девушки поразительно похожи на знаменитостей, но живут рядом с нами

Назло ковиду: отчаянные новосибирцы, сидя на карантине, начали покупать билеты за границу

Андрей Травников рассказал, сдавал ли он анализ на коронавирус и что будет делать при недомогании

«Бейте женщин, мы не будем их защищать»: почему закон о домашнем насилии опять не примут?

Эксперты объясняют, зачем депутаты проигнорируют закон, который нужен всей стране

Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

Фото: Александра Савельева / 76.RU

Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

О чем этот закон?

Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

— вводит понятие семейно-бытового насилия;
— обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
— обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
— обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
— вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
— включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
— разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.

Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

— Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.

Читайте так же:  Раздел подаренного имущества при разводе

В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

— Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

— Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

— Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

— Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы не обоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

— Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

http://news.ngs.ru/more/66471313/

Матвиенко заявила, что работа над законом о домашнем насилии отложена до конца пандемии

Сенаторы намерены вернуться к работе над законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия после того, как будет побежден коронавирус. Об этом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, сообщает «Интерфакс».

По ее мнению, в условиях карантинных и других ограничительных мер не будет всплеска домашнего насилия, так как «семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период». Сейчас эксперты собирают сведения по этому вопросу. Матвиенко отметила, что сообщения о росте числа случаев бытового насилия нуждаются в проверке. И добавила, что «тема никуда не ушла», к ней вернутся после того, «как позволят обстоятельства».

К слову, о росте жалоб на издевательства над пожилыми людьми после начала карантина ранее сообщала зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Как отметила депутат, в любой стране во время продолжительных выходных число жертв домашнего насилия увеличивается в разы. «Но ситуация в России осложняется отсутствием соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия. Беда и в том, что многие кризисные центры закрылись в связи с карантином. Их у нас на всю страну всего порядка 15. В Швеции, к слову, 200», — отметила Пушкина.

Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия законопроекта. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Читайте так же:  Отказ от доли в ипотеке при разводе

http://www.znak.com/2020-04-16/matvienko_zayavila_chto_rabota_nad_zakonom_o_domashnem_nasilii_otlozhena_do_konca_pandemii

Закон о домашнем насилии, часть 2. Роман Носиков про безграмотность законопроекта

Наученный верить только фактам и опираться лишь на документы я с усмешкой воспринимал как критику, так и пропаганду закона о профилактике семейного насилия. То и другое в основном гнало мифологию, с единственной разницей: критиков закона ужасало, что в каждую семью могли ворваться «швондеры» в кожаных куртках и начать указывать как этой семье жить, а пропагандистов того же закона подобная перспектива приводила в восторг.

Так, доктор юридических наук, профессор кафедры государственного и муниципального управления, член Общественного совета при ГУ МВД России по Московской области Игорь Понкин в своей статье на сайте «Сорок Сороков» усмотрел угрозу «швондеризации» семьи в том, что, по имевшемуся тогда проекту, НКО имели полномочия «осуществлять общественный контроль в сфере семейно-бытовых отношений (часть 1 статьи 18), — при этом формы и пределы такого «общественного контроля» законопроектом не оговариваются».

Доктор права и профессор очевидно не знает о существовании в России закона «Об основах общественного контроля», в соответствии с которым общественный контроль введен «в целях наблюдения за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия».

Общественный же контроль в отношении граждан и их частной жизни невозможен и незаконен.

То же самое относилось и к другим лозунгам что с одной, что с другой стороны конфликта: обещания карать за не купленные сапоги как пример экономического насилия, ругательство «корова» как пример насилия психического, крики о том, что нет определения ни того, ни другого насилия.

Естественно, все это не соответствовало действительности, и в законопроекте 2016 года все определения были на месте. Их можно и нужно было делать лучше, но они были. И к сапогам не имели никакого отношения.

Закон не был совершенен. И что важно — он не имел огромного количества сопроводительных законопроектов, без которых он не мог бы работать. Но все же это был законопроект, с которым можно было работать.

Когда в СМИ появились известия о том, что Совет Федерации на своем сайте выложил новый проект закона для обсуждения, я обрадовался. Такая смелость внушала мне надежду: законопроект улучшили настолько, что готовы его обсуждать с обществом предметно.

Я скачал текст закона, прочитал и погрузился в тяжкие раздумья.

Новый проект закона не только оказался хуже предыдущего — он вообще утратил право называться законопроектом.

Законопроект писался не просто человеком безграмотным в области права. Автор закона столь же скверно, как и к праву, отнесся к русскому языку. В результате вместо законопроекта о домашнем насилии на свет появилась издевка, гротескное воплощение пропаганды обеих громко истерящих вокруг закона сторон.

Во-первых, из закона были полностью исключены все определения, которые присутствовали в проекте 2016 года. То есть теперь пропаганда противников закона, ранее совершенно лживая, оказалась правдой — психологическое и экономическое насилие потеряли свои определения.

Во-вторых, совершенно издевательским образом в абзаце 3 ст. 2 проекта «лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию», определены как «в отношении которых есть основания полагать, что им вследствие семейно-бытового насилия могут быть причинены физические и (или) психические страдания и (или) имущественный вред». То есть подвергшимися объявлены лица, еще не подвергшиеся.

Этого уродливого конструкта можно было избежать, владей автор законопроекта русским языком хотя бы как вторым. Можно было ввести термин «жертва семейно-бытового насилия», и с точки зрения русского языка все было бы в порядке, так как жертва может быть не только настоящей, но и будущей. Но автор закона — то ли в силу полной неграмотности и отсутствия представления о речевой стилистике, то ли по злому умыслу — этого не сделал.

В-третьих, но не в последнюю по важности очередь, семейно-бытовое насилие в проекте закона определено как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Перевожу на русский: семейное насилие — это не преступление. И даже не правонарушение.

То есть если кто-то ударил свою жену по лицу проводом, это вовсе не семейное насилие, потому что это «побои» — ст. 6.1.1. КоАП РФ. Но так как эти побои — не семейное насилие, то с ними данный закон никак не борется. А с чем он тогда борется?

Он борется с поведением, не содержащим «признаков административного правонарушения или уголовного преступления». То есть данный закон обеспечивает государственным принуждением и насилием борьбу с поведением, не запрещенным законом. Что является нарушением основного правового принципа nullum crimen sine lege — нет преступления без закона.

Основные лоббисты этого закона тоже не в восторге от внесенных изменений, хотя и по несколько другим причинам. Процитируем их:

«Определение «семейно-бытового насилия» в данной редакции полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления… Таким образом, все потерпевшие, которые ожидают принятия процессуального решения по своему заявлению, лишаются мер защиты и социальной поддержки в самой острой и опасной фазе конфликта».

При этом в законе сохранены такие новации, как охранное предписание и судебное охранное предписание, обязательные курсы и прочее. Но если в предыдущей редакции проекта закона все это должно было стать мерой воздействия на преступника, то теперь этот арсенал направлен на человека, который ни в чем закон не нарушил.

Таким образом, в новом законопроекте воплощены все самые черные мифы о законе против домашнего насилия.

Случайно ли это произошло? На мой взгляд, нет. Это не случайность. Я предполагаю, что целью внесения таких правок был срыв — как принятия закона, так и предметной дискуссии вокруг этой инициативы.

Впоследствии отсутствие законодательства, а следовательно, и все последствия этого можно было бы «повесить» на патриотические и традиционалистские движения, выступавшие против принятия такого закона. Так эти движения неожиданно для себя стали бы пособниками всех последующих семейных побоев и убийств.

Очевидно, несколько сотен, а то и тысяч жизней — не слишком высокая цена за то, чтобы растоптать эти движения и вывести их за пределы политического поля. Не знаю, кто может пылать к ним такой ненавистью, но предположения есть.

В следующей части, которая будет самой сложной, я попытаюсь представить свое видение законодательства по противодействию домашнему насилию.

http://riafan.ru/1232250-zakon-o-domashnem-nasilii-chast-2-roman-nosikov-pro-bezgramotnost-zakonoproekta

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

Читайте так же:  Раздел имущества при наличии несовершеннолетних детей

Основные положения поправок к законопроекту

1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

«Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

[3]

Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.znak.com/2019-12-10/opublikovany_popravki_k_posledney_versii_zakonoproekta_o_domashnem_nasilii_glavnoe

Литература


  1. Марченко, М. Н. Сравнительное правоведение / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2013. — 784 c.

  2. Миронов, Иван Суд присяжных. Стратегия и тактика судебных войн / Иван Миронов. — М.: Книжный мир, 2015. — 672 c.

  3. Корпоративное право. Актуальные проблемы. — М.: Инфотропик Медиа, 2015. — 242 c.
  4. ред. Качанов, А.Я.; Забарин, С.Н. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам; М.: СПАРК; Издание 2-е, перераб. и доп., 2011. — 389 c.
  5. Макаров, Ю.Я. Рассмотрение мировыми судьями уголовных дел / Ю.Я. Макаров. — Москва: ИЛ, 2015. — 302 c.
Авторы законопроекта о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here